04 апреля 2005
4613

Клон сопрано

Премьера оперы Леонида Десятникова "Дети Розенталя" прошла с замечательным успехом, которому только способствовал политический скандал
Премьера "Детей Розенталя" проходила в условиях, приближенных к боевым. Вход на Новую сцену Большого театра был оцеплен. Рядом с оцеплением митинговали, выкрикивая фекальные лозунги, "Идущие вместе". Самой заметной фигурой в зрительном зале стал огромных габаритов охранник, перегородивший собой проход к сцене. Другие, габаритами поскромнее, дежурили в царской ложе и у каждого входа. В финале публика поддалась искушению и устроила демонстративную овацию Сорокину, Десятникову и Някрошюсу. Авторам аплодировали не только за то, что они выпустили высококачественный театральный продукт, но и за то, что взбаламутили консерваторов.

Сам по себе этот скандал освежил театральную атмосферу, как озон. "Дети Розенталя" напомнили нам, что поход в театр должен быть не рутинным событием, а экстремальным видом отдыха. Это хорошая примета: именно с оглушительных скандалов начиналась зачастую жизнь театральных шедевров.
Няня и лебеди

"Дети Розенталя" - один из редких образцов современного искусства, который не заставляет зрителей умирать со скуки во имя "всего высокого и прекрасного". Спектакль смотрится, как голливудский блокбастер: оторваться просто невозможно. Автор либретто Владимир Сорокин в хорошем темпе рассказал нам мелодраматическую историю о профессоре Розентале, сумевшем клонировать величайших оперных композиторов, и о той ужасающей судьбе, которая поджидала гениев после смерти их создателя. Режиссер Эймунтас Някрошюс, которого многие театралы недолюбливают за любовь к паузам, на этот раз монтировал действие бойко и стремительно. Особенно удались ему массовые сцены.

Музыку Леонида Десятникова слушать не менее интересно, чем следить за сюжетом. Пошевелив извилинами, даже оперный профан узнает здесь музыкальные приемы, характерные для Чайковского и Мусоргского, Верди и Вагнера. Ни разу не процитировав классиков впрямую, Десятников блестяще стилизовал почерк своих героев. Трогательная исповедь клона Чайковского няне или ария Вагнера о лебеде развеселили самых далеких от музыки слушателей. А такого великолепного хора бомжей и проституток, какой сочинил Десятников для сцены на площади трех вокзалов, не постеснялся бы и сам Мусоргский.

От себя композитор подарил слушателям несколько прекрасных и совершенно самостоятельных мелодий. Чрезвычайно увлекателен дуэт клона Моцарта и его возлюбленной Татьяны; а тревожный хор проституток, зовущих Татьяну на панель, заставляет пульс сбоить, как на фильме ужасов.
Три вокзала для зрительного зала

"Дети Розенталя" приятно поражают своим демократизмом. В отличие от большинства оперных сочинителей Десятников и Сорокин смело перенесли на подмостки и стиль, и суть всей нашей новейшей истории. Новая сцена Большого - словно окно во двор российской жизни. Сменяют друг друга руководители партии и правительства, курирующие производство клонов в лаборатории Розенталя. Кочуют шумною толпой цыгане, проститутки и бомжи на площади трех вокзалов. Серфингуя на приливной волне струнного аккомпанемента, уносится мечтой в будущее романтический дуэт - клон Моцарта и вокзальная проститутка Татьяна. Причем мечтают они не о каком-то абстрактном Эльдорадо, а о совершенно конкретной Ливадии. Их цель - это маленький домик у моря, где живет старенькая мама Татьяны, где шумит прибой и витают призраки интеллигентных советских курортников.

Окружение, из которого рвутся прочь романтические влюбленные, так же реалистично, как и их мечты. Это наперсточники и таксисты, бомжи и беженцы, это шум и грязь трех вокзалов, это мятые плацкартные билеты и бутылка водки "Абсолют", которую отравит Танин сутенер. Забавно и любопытно смотреть на всю эту житейскую мелочь, щедро рассыпанную на оперных подмостках.
Что неприличного

А ничего. К огромному разочарованию озабоченных депутатов и расстроенных конкурентов, "Дети Розенталя" - это гимн чистой любви, родительской и романтической. Доктор Розенталь любит выращенных им в лаборатории клонов великих композиторов, те обожают его. Проститутка Татьяна влюбляется в клона Моцарта самоотверженной, нежной любовью, той, что сильнее смерти. И все композиторы любят музыку: недаром после смерти Розенталя они продолжают работать по специальности - бродячие музыканты, они играют на площади трех вокзалов.

Особенно скромно выглядит история "Детей" по сравнению с либретто классических опер, тех самых, которые значатся сегодня на афише Большого театра. Здесь нет ни извращенных страстей и сатанизма "Огненного ангела", ни ужасающих мокрых дел, устроенных "Леди Макбет Мценского уезда", ни психопатологии "Пиковой дамы". Классическая опера, что вы хотите.





Виктория Никифорова
"Эксперт" No13
04.04.2005
http://www.expert.ru/printissues/expert/2005/13/13ex-rosenta/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован