07 октября 2008
4858

Когда люди бунтуют. Заместитель главного редактора журнала `Наш современник` Александр Казинцев в беседе с журналистом Виктором Кожемяко

Нередко приходится слышать такие разговоры: "Вот у них там, "за бугром", если налоги или какие-то платы с людей повысят, они сразу дружно поднимаются и выходят на улицу протестовать. А у нас..."



Именно такого рода сравнения "у них - у нас", а также заметно усилившееся за последнее время протестное движение в разных частях земного шара подвигли заместителя главного редактора и одного из лучших публицистов журнала "Наш современник" Александра Ивановича Казинцева заняться изучением этой важнейшей проблемы: взаимоотношения народных масс и власти на современном этапе истории. И вот с октября 2006 года в журнале началась публикация очень интересного цикла аналитических очерков Александра Казинцева "Возвращения масс".



Публикация еще не завершена, однако есть смысл поговорить о ней с автором, поскольку чтение его работ рождает ряд вопросов. А заодно, пользуясь случаем, поздравим талантливого публициста-патриота с 55-летием и пожелаем ему новых замечательных свершений.



Основная проблема времени



Виктор Кожемяко. По охвату фактического материала, который вы вводите в свои очерки, ваша работа, Александр Иванович, просто колоссальная. Причем у меня такое впечатление, что делается она, можно сказать, с пылу с жару. То есть жизнь все время подбрасывает вам новый материал, а вы его каждодневно и очень внимательно отслеживаете, используя многие десятки разных источников. И вовлекаете в свой анализ читателей. Не могли бы коротко сказать о замысле этого цикла и о методе вашей работы.



Александр Казинцев. Помните, 15 лет назад Александр Руцкой грозил "чемоданами компромата"? Такие "чемоданы" есть и у меня. В них газетные вырезки, распечатки из Интернета, книги современных политологов, социологов, мыслителей. А еще - людские надежды и боль. Сегодня в мире преизбыток боли! Две полномасштабные войны в Ираке и Афганистане. Десятки региональных конфликтов, самый драматичный из которых - израильско-палестинский. Мировой финансовый кризис, уже обернувшийся увольнением с работы сотен тысяч людей. И это в дополнение к глобальному разделению труда, выталкивающему из производственного процесса, а значит, и из нормальной жизни целые народы и континенты.



Таковы "предлагаемые обстоятельства". Их навязывают нам хозяева жизни" - президенты, главы транснациональных корпораций, владельцы мировых СМИ. Это как колоссальная плита, которая придавливает простых людей к земле. Не случайно в конце XX века идеологи победившего капитализма заговорили о "конце истории". Они рассчитывали, что после краха СССР и повсеместного торжества неолиберальной модели уже никто не отважится искать новые пути к устроению лучшей, более достойной жизни.



Господа не рассчитали одного - законов природы. Элементарное правило: чем сильнее давление - тем яростнее отпор. С началом XXI века в политике, в культуре, на полях сражений мы видим феномен возвращения масс. Борьбу "объединенного народа" против "объединенного правительства", по остроумному замечанию левого мексиканского мыслителя и политика субкоманданте Маркоса.



С "господской" стороны к этой борьбе отнеслись со всей серьезностью. Ведущий политолог Соединенных Штатов З.Бжезинский определил возрождение активности масс как "основную проблему нашего времени". Однако в России это явление почти не замечено и не осмыслено. Пожалуй, мое исследование первое.



За три года я опубликовал в "Нашем современнике" десять статей, образующих три части будущей книги: в первой поставлена проблема и прослежена история народных выступлений в XX столетии; вторая посвящена массовым движениям в современном исламском мире; третья рассказывает о "левом повороте" в Латинской Америке.



Виктор Кожемяко. А как на этом фоне выглядит Россия?



Александр Казинцев. В российских условиях мы имеем пока чуть ли не единственный случай крупномасштабного выступления масс - протест против пресловутой монетизации льгот. И это было не напрасно! Протестовавшим удалось "выбить" из правительства сумму, вдвое превышающую первоначально отпущенную. Наиболее одиозные положения 122-го закона были отменены.



На Западе борьба за свои права - не исключение, как у нас, а норма. Именно ей люди Запада в значительной мере обязаны высоким уровнем жизни - предметом зависти других народов. Загляните в Интернет, включите телеканал "Евроньюс" - в Москве он доступен. Вы увидите, что каждая попытка предпринимателей уволить рабочих, каждое, даже копеечное с нашей точки зрения, повышение цен, особенно на товары первой необходимости, выводят на улицу тысячи людей. Хочешь сытно и достойно жить - умей постоять за себя!



А посмотрите на Ближний Восток. Партизанская война, развернувшаяся в Ираке, - одна из форм активности масс. Причем, заметьте, городские партизаны оказались куда успешнее генералов Саддама. Те сдали страну фактически без сопротивления. А партизаны показали: навязать Ираку колониальную зависимость американцам не удастся. Столь же успешными были действия шиитского ополчения "Хезбалла" в Ливане. И вновь подчеркну: регулярные армии крупнейших арабских держав - Египта, Сирии - не могли сдержать агрессию израильтян. А горстка партизан нанесла им поражение.



Но все это примеры действий в чрезвычайных обстоятельствах. В условиях подавления масс. А как раскрываются созидательные силы народа, когда к нему обращаются за содействием в развитии страны или отдельного города? Можно говорить о так называемой демократии участия в некоторых странах. Жители домов, улиц, микрорайнов участвуют в разработке планов благоустройства своих территорий. Обсуждают все вопросы - от ремонта домов и дорог до создания центров досуга и небольших предприятий с целью повышения занятости. В ряде городов, к примеру, в знаменитом бразильском Порту-Алегри, жители сами формируют городской бюджет. Сначала на собраниях кварталов, затем района, а там и на городском уровне.



Наконец, Уго Чавес в Венесуэле дал образец демократии нового типа - высшего воплощения активности масс. Вот мы всё жалуемся: депутаты не отстаивают наши интересы, правительство только и делает, что задирает цены и тарифы. Вроде бы виновники налицо, но ругают почему-то демократию. Между тем, демократия - это власть народа. И если люди не чувствуют реального наполнения этой формы, надо не ругать демократию, а совершенствовать ее. Так сделал Уго Чавес. Основные вопросы жизни страны он выносит на референдум. Кроме того, в конституцию введено положение об отзыве депутатов и даже прекращении полномочий самого президента, если этого потребует определенная часть избирателей.



Примеры и... угрозы



Виктор Кожемяко. Едва ли не главная цель проделанной вами работы состоит в том, чтобы дать примеры борьбы за свои интересы народу России. Показать, как другие боролись и борются. Вы прямо пишете: "Да, сегодня политическая жизнь в России замерла, но этот морок не будет длиться вечно. Западная Европа, арабские страны, Латинская Америка совсем недавно находились в том же положении... А теперь..." Достаточно часто после того или иного примера встречаются у вас реплики такого типа: "Вот как в мире борются за свои интересы!" Не боитесь быть обвиненным в экстремизме?



Александр Казинцев. Такое уже было с выдающимся мыслителем нашего времени - Александром Зиновьевым. Незадолго до смерти он в интервью Владимиру Бондаренко упомянул о возможности народного восстания. Философа притянули к ответу. Зиновьев сказал: я ученый, в моих работах нет призывов к чему бы то ни было; я даю объективную оценку ситуации, а если она чревата взрывом, это не моя вина.



Дело аналитика - по возможности полно и объективно описать проблему. Если власть достаточно умна, она воспользуется его работой, чтобы решить вопрос, пока он не стал взрывоопасным. К сожалению, такой дальновидности и прагматизма отечественной власти не хватило ни в 1917-м, ни в 1991 году.



Виктор Кожемяко. Вождь и массы... Эта грань темы занимает в вашей работе видное место. Наибольшую вашу симпатию, понятно, вызывают Уго Чавес, Эво Моралес и близкие к ним латиноамериканские руководители революционного типа, Ахмадинежад в Иране, лидеры арабской борьбы. Что это значило раньше и что значит сегодня - вождь народных масс?



Александр Казинцев. В истории XX века мы сплошь и рядом видим, как мощные народные движения терпели поражения из-за того, что во главе не было людей должного масштаба. Вспомним о судьбе арабского возрождения после смерти прирожденного лидера Г.А.Насера. Или о выступлениях румынских шахтеров в начале 90-х. Дважды они организовывали походы на Бухарест. Рассказывают, когда их колонны вступили в столицу, первыми побежали со своих мест журналисты: наглая, говорливая обслуга буржуазии понимала, что слишком много грязи обрушила на людей труда. Второй раз власти бросили против шахтеров войска. Их давили танками! И эта трагическая борьба окончилась ничем - она не нашла олицетворения в конкретном, всеми узнаваемом и для всех авторитетном политике.



С другой стороны, сколько раз вожди подминали народные движения под себя! Выхолащивали дух свободы, поиска. Формализовали живое творчество масс. Так рождались диктатуры. В отличие от либеральных мыслителей, я не испытываю ужаса ни перед этим словом, ни перед самим явлением. В иных случаях диктатура необходима. Если мы вглядимся в политическую карту Европы накануне Второй мировой войны, то обнаружим: во главе почти всех государств стояли диктаторы. Историки так и называют это время: эра диктаторов. Не надо тыкать нам в глаза Сталиным. Вспомните-ка лучше, кто возглавлял Австрию накануне аншлюса, Польшу, страны Прибалтики, Финляндию, Румынию, Болгарию, Югославию, Испанию, Португалию. О Германии и Италии нечего и говорить. В наидемократичнейших Соединенных Штатах в те годы правил Франклин Рузвельт, которого оппоненты открыто называли диктатором. Судите сами: он четырежды занимал президентское кресло - и умер на посту.



Однако нужно различать ситуацию, когда диктатура - необходимый инструмент для разрешения "проклятых" вопросов, а когда она - средство монополизации власти в интересах одного человека или кучки его приближенных.



Сегодня, на мой взгляд, диктатуры изжили себя. Так же, как и вождизм.



Виктор Кожемяко. А Уго Чавес - вождь?



Александр Казинцев. Чавес - лидер. Он идет первым в народном строю, но не руководит народом с неких высот. То же можно сказать и о других лидерах "левого поворота". Между ними и народом нет дистанции.



В России традиции вождизма сильны. И не потому, что мы - нация рабов, как утверждают недоброжелатели. Находясь на стыке цивилизаций и частей света, на исторической "дороге народов", мы чаще других оказывались в ситуациях, требующих мобилизации всех сил, защиты любой ценой. Отсюда особое поклонение вождю.



Не собираюсь хулить историческое наследство. Но не вижу оснований и для отказа от современных методов мобилизации масс. Для того чтобы читатель понял, чем лидер сегодняшнего дня отличается от вождя, приведу слова левого политического мыслителя Н.Сересолы, сказанные о Чавесе и созданной им модели: "Сердцевину власти составляют отношения между лидером и массами... Народ отдает приказы... Он (лидер. - А.К.) обязан подчиняться этим приказам, идущим от людей... В этом сущность созданной модели".



"Народ отдает приказы" - вот подлинное место и роль масс. Чавес на практике доказал, что готов повиноваться таким приказам. В конце минувшего года он провел референдум по одобрению полусотни декретов, превращающих Венесуэлу в социалистическое государство. 49 процентов избирателей поддержали Чавеса. А 50 - проголосовали против. Уж у нас-то знают, как поступают в подобных случаях. Но Чавес сказал: "Я принимаю решение, которое сделал народ". И добавил, обращаясь к своим сторонникам: "Печалиться не надо. Это демократия".



Многоликие массы



Виктор Кожемяко. Известен лозунг коммунистов "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" Но сегодня, пожалуй, с гораздо большим успехом соединяются капиталисты разных стран, ибо капитал во многом становится интернациональным. Не это ли стало одним из признаков наступающей глобализации? А вот движение антиглобалистов на этом фоне видится пока чуть ли не песчинкой в море. Так могут ли массы реально повлиять на происходящий процесс объединения своих угнетателей и эксплуататоров?



Александр Казинцев. Виктор Стефанович, да мы просто ничего об антиглобалистах не знаем. Впрочем, сами они предпочитают называть себя альтерглобалистами, потому что предлагают альтернативный проект глобального объединения - не капиталистов, а масс. На их форумы съезжаются десятки тысяч людей со всего мира. И не только гиперактивная молодежь, которой, дескать, только бы побузить, но и члены национальных парламентов, мэры и даже министры. Неформальными лидерами альтерглобалистов стали такие известные политики, как президент Бразилии Лула и уже поминавшиеся нами Чавес и Моралес. Так что не стоит преуменьшать силу и значение этого движения.



Кроме того, не надо рассматривать движение изолированно от политической ситуации в тех странах, где оно возникло. В Латинской Америке - мировой трибуне для альтерглобалистов одушевляющий их протест против однополярного мира и господства неолиберальной модели в экономике стал основой для "левого поворота". Полтора десятка "красных" и "розовых" правительств у самого порога цитадели мирового капитализма - Соединенных Штатов - разве это не исторического масштаба явление? Не удивлюсь, если с этого начнется закат Pax Americana, на котором держится глобальный капитализм.



Кстати, тогда-то и выявится подлинная цена "солидарности" капитала. До последнего времени рынки росли, а с ними как на дрожжах увеличивались прибыли. В ситуации "пира победителей" почему бы и не объединиться? А сегодня - при первых признаках глобального кризиса - почитайте, что пишет европейская печать, послушайте, что говорят европейские министры о банкирах Уолл-стрита, да и об американской администрации. То ли еще будет...



"Ты проснешься ль, исполненный сил?.."



Виктор Кожемяко. Но обратимся к России. Чем объяснить такую феноменальную терпеливость нашего народа сегодня? Разве это природное качество русских?



Александр Казинцев. Русский народ, как и русский человек - "между двух бездн", по слову Ф.М.Достоевского. У него есть бездна смирения. Иногда думаешь: этого народ не вытерпит, это нельзя стерпеть! Душат непрерывным повышением цен, морозят, отключая тепло в холода. Терпит!



Но тот, кто полагает, что ничего другого от русского мужика и ждать не стоит, глубоко ошибается. Перед Первой мировой войной Николай II совершил поездку по Украине. Местные хуторяне тепло приветствовали императора. И это окончательно убедило его в народной любви и верности престолу. Но пяти лет не прошло, как свершилась революция, и никто не пришел на помощь государю. Скажут: народ был запуган, инертен и прочее. Но посмотрите, как голосовали на выборах в Учредительное собрание. Правые потерпели сокрушительное поражение, практически все места распределились между левыми партиями: эсерами, большевиками и меньшевиками. Большевики заняли второе место по стране и победили в столицах - Питере и Москве. Это к слову - в ответ тем, кто талдычит о "нелегитимности" красной власти.



К сожалению, наши нынешние руководители плохо изучали отечественную историю. Зато пример "цветных" революций их здорово напугал. Можно "нарисовать" какие угодно проценты на выборах, но если народ поднимется, вся эта арифметика гроша ломаного стоить не будет. Другое дело, кто воспользовался плодами народного гнева на Украине, в Грузии. В Кремле делают упор на это: дескать, "цветные" революции организовал Запад. Действительно, Запад подсовывал массам лидеров, спонсировал нужных ему людей, но выходил на улицы народ.



Наши "верхи" это прекрасно знают. И потому боятся любой народной инициативы. Даже тогда, когда люди готовы были сами голосовать за Путина или за того, на кого он укажет, процесс волеизъявления был предельно зарегулирован. Как бы чего не вышло! Но история показывает тщету подобных предосторожностей. Уж если пробудится бездна бунта, никакие ухищрения не помогут! Поймите меня правильно - я не призываю к бунту. Я призываю изучать русскую историю, в которой было четыре революции, несколько общенациональных крестьянских восстаний и войн и тысячи локальных бунтов. Изучайте историю - и делайте выводы.



Виктор Кожемяко. "Ты проснешься ль, исполненный сил?.." Это полтора века назад Николай Алексеевич Некрасов так обращался к русскому народу. Скажите в итоге: как смотрите вы на перспективы борьбы народных масс в России, учитывая все перипетии, пережитые страной и народом за последние 20 лет?



Александр Казинцев. В октябрьском номере "Нашего современника" за этот год выходит первая из "русских" глав моей работы. Она озаглавлена "Наследие Путина в свете войны". Во второй главе рассмотрен выборный процесс в сегодняшней России. Это показатель того, как власти относятся к волеизъявлению народа и, в конечном счете, к самому народу. Третья глава посвящена протестным движениям в сегодняшней России.



Давайте встретимся еще раз в конце года и побеседуем о перспективах борьбы с цифрами и фактами в руках. Тем более что нарастание глобального кризиса, который, несмотря на заверения наших министров, захватил Россию, будет множить примеры борьбы и радикализировать ее формы.



Источник: "Советская Россия", 7 октября 2008 года

www.kprf-sverdlovsk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован