30 октября 2006
323

Комиссия РАН завершила экспертизу учебников на следующий учебный год

Шанс получить гриф Министерства образования есть не более чем у половины рукописей. Хотя еще год назад результат был почти стопроцентный

Из текстов, претендующих на то, чтобы стать школьными учебниками, можно узнать о том, что "жидкость на Земле в основном находится в сосудах" ("География", 7-й класс), что "пока тело спит, душа ведет напряженный образ жизни" ("Биология", 5-й класс) и что Шолохов получил Нобелевскую премию за роман "Судьба человека", хотя на самом деле он получил ее за "Тихий Дон", а "Судьба человека" - это рассказ, хоть и длинный. На этом фоне сделать Лермонтова тезкой Лужкова, то есть Юрием Михайловичем - просто досадная оплошность.

В прошлом году Министерство образования изменило систему экспертизы учебников, переложив ответственность с физических лиц - экспертов, которые составляли свои заключения, на две организации: Российскую академию наук (РАН) и Российскую академию образования (РАО). Комиссии уважаемых заведений проверяют рукописи на предмет соответствия современным научным представлениям и отсутствия фактических ошибок, а также методической правильности изложения материала. В случае положительного отзыва со стороны двух академий Федеральный экспертный совет по учебникам присваивает учебнику гриф "Допущено" или "Рекомендовано", после чего школы получают право закупать этот учебник за бюджетные деньги - что, собственно, и требуется издательствам.

- Вот, сижу читаю. Учебник математики для 6-го класса. Только в первой главе - 54 ошибки, - поведал "Огоньку" ученый секретарь комиссии по экспертизе учебников РАН Сергей СИДОРЕНКО, застигнутый накануне итогового заседания комиссии погребенным под слоем рукописей и рецензий на них.

- Что за люди пишут эти чудесные произведения? Не дворники же?

- Да разные люди. Действующих школьных учителей очень мало. Зато много людей, которые работают в институтах Академии образования. Пишут преподаватели вузов, преподаватели МГУ даже пишут. Да и наши работники, Академии наук, тоже пишут.

- Откуда тогда столько ошибок?

- А дело не в авторах, я думаю, а в издательствах, которые не хотят тратиться на содержание хотя бы одного редактора, который вычитывал бы текст. Вот пример: в учебнике, написанном членом-корреспондентом РАН, неправильно указана дата зарождения ислама. Что, автор не знает этой даты? Конечно, знает. Но бывают опечатки, описки, неточности. За этим надо следить.

- Сколько ошибок можно допустить, чтобы пройти экспертизу?

- Нисколько. Мы же не пишем развернутых рецензий, мы по каждому учебнику даем одно из двух заключений: соответствует современным научным представлениям или не соответствует. И третий случай: не соответствует, но может быть доработан и представлен на повторную экспертизу.

- И сколько раз можно дорабатывать учебник?

- Сколько угодно. Хочет издательство заплатить деньги за экспертизу - никто ему не запретит. Единственное ограничение - представлять учебник повторно можно не раньше, чем через год, то есть в перечень на ближайший учебный год он уже не попадает.

- Сколько всего разрешенных учебников в перечне?

- Сейчас 1300. Это абсурд, на мой взгляд. Но это печальный итог действия прошлой системы экспертизы. Мы ведь только второй год учебниками занимаемся, а раньше почти 100 процентов рукописей получали положительное заключение. У нас в первый раз было 20 процентов соответствия. Сейчас, правда, часть учебников пришла на повторную экспертизу, так что всего в результате будет процентов 50-60.

- По какому предмету больше всего учебников?

- По иностранному языку, как ни странно. Я просто не ожидал, что их так много. По истории много, по литературе. Да по всем почти предметам. У нас есть пять "Географий" для 7-го класса. И 12 "Химий".

- Это нормальная ситуация?

- Сложный вопрос. Существуют две точки зрения. Согласно одной, учебников должно быть много, потому что должна быть вариативность. Этой точки зрения придерживаются в основном авторы и издатели. А мое мнение, что их должно быть мало - не больше трех на параллель. И не только потому, что мне все это приходится читать. Но и потому, что, во-первых, учителю легче сориентироваться и, во-вторых, тогда не будут возникать ситуации, когда у абитуриента на вступительных экзаменах спрашивают то, о чем он никогда не слышал. Впрочем, это мое личное мнение, и на работу комиссии оно никак не влияет. Мы ведь вообще ничего не решаем, мы только оцениваем. То есть мы экзаменационная комиссии, но не приемная.

- А спорные случаи и апелляции у вас бывают?

- Очень часто. Мы в таких случаях рассматриваем рукопись еще раз, стараемся передать другим экспертам. Вот была дискуссия недавно: прислали учебник с названием "Путь к станции Я".

- Это по какому предмету?

- По литературе. Мы убедили издательство изменить название.

- В этом году Минобразования попросило издательства представить на повторную экспертизу все учебники истории - даже те, у которых срок действия грифа еще не истек. Споры тоже были?

- Постоянно. Нам прислали 80 учебников - это почти четвертая часть всех рукописей. История - едва ли не самый сложный предмет для авторов учебников. Есть много спорных вопросов, по которым сами ученые еще не определились окончательно. Наши эксперты в таких случаях рекомендуют указывать в учебниках все существующие точки зрения.

- Кто несет ответственность за ошибки в учебниках, если они там все-таки появляются?

- Министерство. Оно же ставит гриф. Ну а они нас уже могут привлечь. Эксперта могут уволить или, по крайней мере, от работы отстранить точно. Но вы же понимаете, в чем еще проблема: издательство, допустим, получило от нас список ошибок, а у него уже тираж готов. И внесет ли оно в таком случае исправления, отследить никто не в состоянии. Поэтому я считаю, что надо думать еще и о том, чтобы отбирать издательства.

- На встрече с победителями конкурса "Учитель года-2006" министр образования Андрей Фурсенко предложил привлекать к экспертизе учебников родителей. Вы их в свою комиссию позвали бы?

- А почему нет? Родители - люди заинтересованные. Я помню, школьник-пятиклассник написал министру письмо, что у него в учебнике биологии на картинке изображен трутень, а написано, что это пчела. Мальчик был таким умным, потому что у него бабушка занималась пчеловодством. Так что есть вещи, которые даже экспертам разглядеть трудно, а простому человеку - пожалуйста.

***

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

От каких ошибок больше всего страдают учителя, какие учебники предпочитают и как, по их мнению, должна быть организована экспертиза учебников. Об этом "Огонек" спросил лучших учителей России.

"Я УЧЕБНИКОМ НЕ ПОЛЬЗУЮСЬ"

Андрей УСПЕНСКИЙ, учитель русского языка и литературы, победитель Всероссийского конкурса "Учитель года-2006" (Вологодская область, Череповец, школа N 37):

- Я в смысле учебников человек непритязательный, потому что учебником по литературе вообще не пользуюсь - есть книги, и этого, на мой взгляд достаточно. А по русского языку использую учебник старый, апробированный - под редакцией Бархударова. Его вполне достаточно для того, чтобы научиться писать грамотно и сдать вступительные экзамены. А в старших классах пользуются в основном Розенталем, который проверен временем и надежен. Смысла в новом ради нового я не вижу.

"ИСПРАВЛЯТЬ НУЖНО ПОДХОД, А НЕ ОШИБКИ"

Сергей БУКИНИЧ, учитель истории, лауреат Всероссийского конкурса "Учитель года-2006" (Санкт-Петербург, гимназия N 116):

- Не в ошибках главная проблема. А в том, что учебники не удовлетворяют запросы учеников и учителей, которые безуспешно пытаются найти идеальный учебник в море существующих. Поток который хлынул в школы, скорее мешает, чем помогает. Я думаю, учебник XXI века должен быть многофункциональным учебным пособием с элементами и собственно учебника, и хрестоматии и чтения для души. То есть не источником знаний а способом организации учебного процесса. Как в американских школах, где учебник - это целый фолиант, который никто, конечно, с собой не таскает он хранится в школе.И, в общем, понятно, что мешает такой учебник создать: не хватает ресурсов материальных прежде всего. Нельзя иллюстрировать супрематизм черно-белыми картинками- значит, должен быть цветной учебник. Цветной объемный, умный. Но это дорого, к сожалению, "ПОМЕНЬШЕ ПОПУЛИЗМА"

Иван ИОГОЛЕВИЧ, учитель физики, победитель Всероссийского конкурса "Учитель года-2005" (Челябинск, лицей N 31):

- Мы занимаемся по учебнику Мякишева для школ и классов с углубленным изучением физики. Это авторский коллектив, который уже много лет пишет учебники, и они издали очень хорошую книгу - пожалуй, такой раньше не было - именно для школ физико-математического профиля. Там все выверено, все очень хорошо написано. Привлекать к экспертизе учебников родителей? Это все равно что к экспертизе медицинского препарата подключать больных. Поменьше бы популистских мер, побольше реальных.





http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован