06 августа 2002
97

Конец хода `Закон о партиях` против общества

Вступивший в силу 11 июля сего года `президентский` проект Федерального Закона `О политических партиях` и раньше вызывал немало разногласий и противоречивых оценок. Причем критике подвергаются самые разные концепции этого закона, что не может не говорить о его сомнительности в целом. Среди бросающихся в глаза недостатков называют, прежде всего, его чрезмерную детализированность, количественный принцип регистрации партий, что может привести к их коммерциализации (как это уже произошло со сборами подписей в поддержку кандидатов). Сомнительна и идея государственного финансирования: это приведет к тому, что из манипулируемых партии превратятся в управляемые. Последнее особенно очевидно при непосредственном рассмотрении закона - ведь рычаги контроля над партиями фактически передаются в руки бюрократии в погонах - Минюсту, МВД и прокуратуре.

Впрочем, мало кто сомневался, что из всех законопроектов принят будет самый что ни на есть `официальный`, рожденный в недрах президентской администрации. Иное было бы непростительным отклонением от господствующего ныне Большого стиля - `Стиля Путин`, стиля `управляемой демократии`.

Напомню, что согласно принятому в конце концов законопроекту право именоваться партией (и, следовательно, участвовать в выборах) получают лишь движения общей численностью не меньше 10 тысяч человек и имеющие свои организации в большинстве субъектов федерации. Тогда как подобное положение действительно способно `отфильтровать` сотни карликовых, никому не известных движений, облегчив избирателю выбор, под ударом вполне могут оказаться и `правые` в лице СПС, количество членов которого в настоящее время составляет около 10 тысяч. Притом что 5-процентный порог прохождения в Думу было решено не менять, появление там `правых` после следующих выборов представляется сомнительным. Тогда как `партии власти` (какое бы название через три года она ни носила), равно как и КПРФ, едва ли что-то угрожает. Что касается `Яблока`, то после последних парламентских и президентских выборов его будущее вряд ли кто-то рискнет представить в радужном цвете. Так что, несмотря на прогнозы Александра Вешнякова, что претендующих на власть партий будет не более (но и не менее) 15 - 20, реальные шансы оказаться в Думе - и уж тем более разделить в ней влияние - получают все те же `партия власти`, КПРФ да, может быть, еще неизменный Владимир Вольфович со товарищи.

Исчезают с политического поля и региональные партии - по новому закону они просто перестают считаться таковыми - опять же потому, что, согласно статье третьей, `политическая партия должна иметь региональные отделения более чем в половине субъектов Российской Федерации`.

Есть в новом законе и места, явно вступающие в противоречие с Конституцией.

Так, статья вторая (`Право граждан на объединение в политические партии`) закрепляет за гражданами право `создавать на добровольной основе политические партии в соответствии со своими убеждениями`, тогда как статья девятая (`Ограничение на создание и деятельность политических партий`) гласит: `Не допускается создание политических партий по признакам профессиональной, социальной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, а также в зависимости от пола и происхождения`. Думаю, не ошибаются те, кто усматривает здесь некоторое противоречие.

С одной стороны, авторы закона любезно разрешают гражданам создавать партии согласно их убеждениям, с другой же - фактически оговариваются, что право это действительно лишь в том случае, если `убеждения` граждан не имеют отношения к их религиозной принадлежности.

Что ж, может быть, законодатели правы, и убеждения человека не диктуются его религиозной принадлежностью, или наоборот - выбор той или иной религии, конфессии или деноминации не становится зачастую результатом его духовных и идейных поисков. Вера - отдельно, а ее формальное исповедание - отдельно. А статья 26 Конституции РФ, гарантирующая право каждого действовать в соответствии со своими религиозными и `иными` убеждениями, видимо, не распространяется на граждан, стремящихся принимать участие в построении гражданского общества и законотворчестве, основываясь на своих религиозных принципах. Вот только с кем должен солидаризироваться и с кем скорее объединится верующий человек, желающий активно принимать участие в жизни своей страны, как не с людьми, разделяющими его ценности?

Между тем мало кто возьмется отрицать роль партий, созданных по `религиозной принадлежности` в политической жизни Европы, голоса о необходимости вступления в полноправные и полноценные члены которой до сих пор еще изредка и все более робко доносятся из увлеченной строительством управляемой демократии России. Взять хотя бы Христианско-демократический союз Германии, один из основателей которого Конрад Аденауэр совершил настоящий подвиг по преодолению последствий поражения Германии во Второй мировой войне и интеграции ее в общеевропейский контекст, а другой его член - и тоже канцлер - Гельмут Коль не только оставался на этом посту рекордное количество лет, но стал одной из принципиальных фигур в строительстве новой Европы, своим масштабом не случайно заслужив сравнение с Бисмарком. С другой же стороны, именно европейские христианские демократы, начиная с Аденауэра, сделали так много по уменьшению роли государства в жизни граждан, что вряд ли могут служить вдохновляющим примером для наших чиновников с их истовым культом государства или, что точнее, сакральным отношением к собственным персонам, государство олицетворяющим.

Кроме того, при нынешних тенденциях все большего и большего сближения (если не сказать - слияния) Русской Православной Церкви с государством и активному лоббированию `православного присутствия` в различных госструктурах - победивший вариант закона вполне способен перекрыть доступ во власть всем `общехристианским` партиям, основанным и состоящим из не только экуменически настроенных православных, но также протестантов и католиков, иными словами - естественных конкурентов РПЦ, в своей борьбе за `канонические территории` все больше и больше пытающейся действовать по принципу `входит некто православный, говорит: `Теперь я - главный... // Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю`.

Впрочем, бытует и другое мнение - что данная статья закона направлена скорее против возможного прихода в парламент исламских партий, что тоже вполне правдоподобно и свидетельствует о вполне характерном инфантилизме нынешних кремлевских и охотнорядских властителей с их самодовольно-наивными попытками вбить клин между США и Европой или наполеоновскими планами проведения массовой PR-кампании по `отбеливанию` имиджа России на Западе. Все это наводит на невеселую мысль, что законы в России прежде всего являются отражением коллективного бессознательного их создателей - со всеми их застарелыми и, судя по всему, непреодолимыми комплексами, фобиями и мифами.

Отсюда и стратегическое мышление - как в простейших `пошаговых` компьютерных играх - на один ход вперед. Нравится это кому-то или нет, но сосуществовать России в XXI веке предстоит в первую очередь с исламом, и нежелание интегрировать в политический мэйнстрим партии, представляющие значительное число россиян, может в итоге дорого обойтись государству, уже обжегшемуся на чеченском молоке и теперь отчаянно дующему на воду мифической `экспансии` той или иной религии, вместо того чтобы вести диалог со своими же гражданами.

Как видим, противоречий у нового `Закона о политических партиях` немало. Вместо декларируемого укрепления власти в стране идет всего-навсего укрепление бюрократии, по сути - возвращение к брежневскому стилю управления, и в этом контексте `странности` отдельных законов выглядят вполне органично. А в данном случае результаты российское общество сможет почувствовать на себе не раньше следующих федеральных выборов.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован