27 февраля 2007
2539

Константин Эрнст: `Леня Парфенов...имеет от меня как бы постоянный ангажемент`

В прямом эфире "Эхо Москвы" Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала

Е.АФАНАСЬЕВА: Сегодня у нас в гостях человек, который действительно и определяет, и влияет, человек, которого мои коллеги любят представлять красивой фразой - первый на первом - генеральный директор Первого канала Константин Эрнст. Добрый день.
К.ЭРНСТ: Добрый день.
Е.АФАНАСЬЕВА: Не слишком ли много всего первого, так принципиально быть первым?
К.ЭРНСТ: Вы знаете, дзен-буддисты говорят - имя это судьба, поэтому мы поменяли название канала. Кроме этого, общественное телевидение - это юридическая форма, поэтому нужно быть в именах точным.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но кроме канала, где вы гендиректор, вы председатель Индустриального комитета, объединяющего лидеров медиа-индустрии, вы председатель разных жюри, на ТЭФИ-Регион, например, даже в КВН вас последний сезон представляют как председателя, хотя, по-моему, раньше коллегиальный был орган, без председательствующего: В чем причина?
К.ЭРНСТ: Нет, ну, периодически там бывали председатели или более демократичные формы - это определяет Александр Васильевич Масляков, поэтому в течение 40 с лишним лет... ему, наверное, самому наскучивает какая-то форма, и он, так сказать меняет форму правления.
Е.АФАНАСЬЕВА: А почему вы, как человек, который прекрасно понимает роль публичного появления в эфире на формирование какого-то образа публичного человека, и вы можете выбирать, в какой форме вам появляться или не появляться в эфире - это в ваших руках, - почему из всех форм публичности вы выбрали КВН - так странно.
К.ЭРНСТ: Я, на самом деле, свое появление в КВНе не использую для личного пиара. Я думаю, что наверняка все забыли, но я в КВНе сидел за несколько лет до того, как я стал работать на канале. Будучи ведущим программы "Матадор", я уже сидел в жюри КВН, поэтому мне здесь от этого отнекиваться нечего, и для своего пиара это я не использую.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы не можете не отдавать отчета, что, в общем, вас люди, которые не знают профессиональной точки зрения - коллеги, конкуренты, - знают вас только по этим нескольким появлениям в эфире. Слухами земля полнится, что новый профильный министр, г.Соколов, втретивший вас в Кремле и Олега Добродеева, председателя ВГТРК, Олег Борисовича не узнал, а вас узнал, - наверное, КВН смотрит?
К.ЭРНСТ: Может быть.
Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, а встреча с министром была обещана, когда он вступал в должность, - что он сейчас разберется в делах, и будет какая-то встреча с лидерами СМИ - она состоялась с руководителями телеканалов?
К.ЭРНСТ: Насколько я знаю, такой системной встречи с директорами каналов еще не было. Наверное, еще разбирается в делах.
Е.АФАНАСЬЕВА: У вас желания тоже обращаться, со стороны Индустриального комитета, который вы возглавляете, пока не возникало?
К.ЭРНСТ: Знаете, на самом деле, надо дать новым людям освоиться в довольно сложной области, чтобы они поняли, где приводные ремни, где кнопки, на что нажимать и за что дергать. После чего, когда они освоят кабину этого самолета, наверное, надо будет встречаться с летчиками.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но какие-то первые решения нового министерства вас не настораживают?
К.ЭРНСТ: Знаете, мне довольно было странно увидеть состав новой Федеральной конкурсной комиссии, которая не согласовывалась, во всяком случае, насколько мне известно, с... скажем так, действующими менеджерами основных российских каналов. Там есть очень достойные люди, вне всякого сомнения, там В.Познер, Д.Дондурей, Э.Сагалаев, - у меня нет никаких, собственно, возражений против этих достойных персонажей. Но мне кажется, Федеральная конкурсная комиссия слишком важная структура, и наверное, люди, которые не так давно в этой области... ну, им, наверное, было бы правильнее посоветоваться с экспертами.
Е.АФАНАСЬЕВА: На прошлой неделе была озвучена в который раз инициатива М.Швыдкого о платности телевидения - что вот сейчас мы будем брать по 100-200 рублей с продаваемого телеприемника, и можно содержать телевидение без рекламы. Я что-то не понимаю, - у нас столько телеприемников продается, что можно за 100 рублей с проданного телевизора содержать такой канал, как ваш?
К.ЭРНСТ: Я, честно говоря, очень хорошо отношусь к Михаилу Ефимовичу, но вдруг остроты и момента для этой инициативы я, честно говоря, не понял.
Е.АФАНАСЬЕВА: Кстати, во сколько обходится содержание Первого - это секретные данные, или нет?
К.ЭРНСТ: Нет, это данные не секретные, мы отчеты о своих финансовых всех поступлениях и расходах дважды в год отправляем в министерство финансов. Это десятки и... скажем так - это около трех сотен миллионов долларов.
Е.АФАНАСЬЕВА: Они покрываются все за счет рекламы, или какие-то иные источники?
К.ЭРНСТ: На Первом канале - только за счет рекламы. Потому что, я не устаю это повторять, - потому что обычно и телезрители, и радиослушатели почти... ну, редко кто помнит, что на Первый канал не выделяются бюджетные средства. Мы, несмотря на то, что... у нас контрольный пакет у государства, все средства мы зарабатываем коммерческим путем, размещая рекламу и спонсорством.
Е.АФАНАСЬЕВА: На пейджере вопрос: "Мы - послушные налогоплательщики. Почему программа "Времена" и "Основной инстинкт" не в прямом эфире? Люди должны слышать и видеть не в записи", - Саша.
К.ЭРНСТ: Что значит - нет прямого эфира?
Е.АФАНАСЬЕВА: Я не знаю, вы объясните, есть он, или нет.
К.ЭРНСТ: Программа "Времена" выходит в прямом эфире. Она выходит в прямом эфире на Дальний Восток. И в столь же неизменном виде она выходит на все часовые пояса. Если уважаемый радиослушатель живет в европейской части, а, судя по всему, он живет в европейской части, и он хотел бы, чтобы на его часовую зону В.Познер выходил в живую, то что же о тех, кто живет восточнее, начиная с Чукотки...
Е.АФАНАСЬЕВА: Но "Основной инстинкт" все-таки идет в записи, без всякого Дальнего Востока.
К.ЭРНСТ: Здесь был вопрос задан о...
Е.АФАНАСЬЕВА: И то, и то, и "Времена" и "Инстинкт".
К.ЭРНСТ: Та же история. Если по московскому времени программа будет выходить в живую, то тогда когда должны "Времена" выходить на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале - в понедельник? А Светлана Сорокина должна выходить в субботу? Для нас принципиально сохранение единой сетки на всей территории страны. И нет на самом деле в этом никакого... никаких попыток что-то цензурировать или ограничивать свободу. Это просто нормальное желание, чтобы вся страна видела ту сетку, которую видят все соотечественники.
Е.АФАНАСЬЕВА: Почему-то очень много вопросов о вашем отношении к скандальной выходке Ф.Киркорова.
К.ЭРНСТ: Вот знаете, честное слово, положа руку на сердце, я не в курсе, что там скандального выкинул Ф.Киркоров.
Е.АФАНАСЬЕВА: Наталья Владимировна из Москвы спрашивает, часто ли вас вызывают в Кремль, какой процент цензуры в новостных программах, и вас самого новости устраивают на вашем канале?
К.ЭРНСТ: Знаете, вопрос - устраивают ли новости, философский. Устраивают хорошие новости. К сожалению, жизнь устроена затейливее.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но я, например, заметила в пятницу - в общем, день достаточно бурный, - открытие фестиваля, приезд Тарантино, приезд Пола Маккартни в Петербург, очередная волна голодающих шахтеров - программа "Время" в 21 час, - 12 минут репортажа из Казахстана, где президент Путин - 12 минут. Это не много?
К.ЭРНСТ: Знаете, а вы не заметили, что программа "Время" в пятницу была продолжительностью 40 минут, а не 30, как обычно? Вы знаете, каждый замечает то, что ему интересно заметить. А это было связано просто с хронометражом футбола. И программа "Время" была на 10 минут длиннее. Кроме этого, президент участвовал в важном, так сказать, мероприятии, - и политическом и внешнеполитическом, - и все, что мы показывали, было информативно, и я надеюсь, интересно для наших зрителей.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы часто говорите про себя, что вы государственник...
К.ЭРНСТ: Да, я говорю о том, что это моя установка. Я всегда... ну, не знаю, с подросткового возраста хотел, чтобы моя страна была сильной... богатой, и у всех ее сограждан были поводы ею гордиться.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, из моих знакомых вы один из немногих государственников, чуть ли не единственный, особенно разбирающийся в СМИ - зачем государству так много телеканалов, особенно на федеральном уровне, на метровых частотах?
К.ЭРНСТ: Ну, я с упорством, достойным лучшего применения, говорю, что государство на Первый канал денег не тратит...
Е.АФАНАСЬЕВА: Но он же, по сути...
К.ЭРНСТ: А если у вас есть что-то, на что вы не тратите денег, но работает эффективно, то что же от этого отказываться?
Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы всегда говорите, что канал не по деньгам, а по сути государственный?
К.ЭРНСТ: Да, я от этого не отказываюсь абсолютно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, есть государственный, по сути, Первый, Россия, и у России есть еще теперь и канал "Спорт" и канал "Культура"?
К.ЭРНСТ: Канал "Спорт" тоже государственный по сути?
Е.АФАНАСЬЕВА: А вы думаете нет? Спорт - это не государственное явление в нынешней жизни?
К.ЭРНСТ: Я думаю, что спорт - это все-таки спорт.
Е.АФАНАСЬЕВА: Западные специалисты в медийной сфере давно заметили, что если жизнь настолько виртуальна для большинства наших сограждан - и президент, и премьер, и вообще вся страна приходят к ним только с картинки телевизора...
К.ЭРНСТ: А скажите, есть какая-то страна, в которой президенты и премьеры просто регулярно, ежедневно общаются со своими согражданами?
Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, вот они приходят с телевизора. И вся страна, большинство наших с вами сограждан, видят их тоже с телевизора. Кроме своей улицы, своего начальника, своей тещи. И если все настолько виртуально, то зачем менять страну? Можно поменять картинку. Особенно где-то ближе к выборам. Картинку поменяли, убрали бандитов из эфира, меньше криминальных программ и боевиков, чуть больше реляций о том, как доблестный лидер проправительственной фракции, будучи в Думе, борется с "оборотнями в погонах" - страна поменялась, жизнь стала лучше, жить стало веселее. Вы как относитесь к вот этой большой манипулятивной игре?
К.ЭРНСТ: Я понимаю, что это не ваш вопрос, вы моделируете среднестатистический вопрос, но живешь-то не в картинке - картинку смотришь. А живешь в квартире, во дворе, в городе. И показывать по телевизору можно все, что угодно. Живешь-то не в телевизоре.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы...
К.ЭРНСТ: Я считаю, что манипулятивные достоинства телевидения сильно переоцениваются. Причем, могу вам сказать - основные телевизионные деятели, во-первых, здраво оценивают возможности телевидения, а во-вторых, не очень радуются, когда эти возможности переоцениваются. Телевизор не может сделать больше, чем телевизор, - знаете, эту старую присказку про самую красивую девушку Андалусии?
Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, не знаю. Не будете рассказывать? Но вы участвовали где-то в сентябре в программе радио "Свобода", где я также принимала участие, и вы тогда говорили, что вы хотите, чтобы жизнь была чуть лучше, может быть, вы пытаетесь показывать вот эту жизнь, к которой стоит стремиться, эту страну, которой хотелось бы увидеть...
К.ЭРНСТ: Да, я от этого тоже не отказываюсь. Я говорю, что телевидение может давать модели. Стараться давать модели и векторы, в которых правильно двигаться. Телевидение не может показывать другую страну, которой нет.
Е.АФАНАСЬЕВА: А где грань между потемкинскими деревнями и действительно каким-то моделированием новой жизни и поисками ростков нового, которое вы хотите увидеть и развивать?
К.ЭРНСТ: "Потемкинская деревня" - это обман, когда ты пытаешься показывать вектор, в котором стоит двигаться - это направление, в котором хотелось бы развиваться. В этом нет обмана.
Е.АФАНАСЬЕВА: Еще несколько вопросов с интернета. Здесь огромное количество зрителей спрашивает, будете ли вы приглашать Парфенова на канал?
К.ЭРНСТ: Абсолютно искренне скажу - я знаю Леню так долго, что уже забыл, сколько. Мы были с ним знакомы, когда он был учащимся... вернее, студентом 1-го курса Ленинградского университета, а я учился в 10-м классе 35-й школы на Съездовской улице, которая стояла ровно напротив. Леня Парфенов, с которым мы очень долго дружили, у нас была совместная компания, и потом мы долгое время работали на разных каналах, - имеет от меня как бы постоянный ангажемент. Когда он захочет им воспользоваться, он им воспользуется, никаких предложений я ему не делал в связи с этой ситуацией, и он ко мне по этому поводу не обращался.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но если он обратится, вы готовы... воспринимать его в качестве ведущего такой программы, как "Намедни", или автора таких циклов, как "Российская империя"?
К.ЭРНСТ: Да того формата телевизионного, который ему будет интересно предложить Первому каналу.
Е.АФАНАСЬЕВА: А у нас начинается интерактивное голосование. И мы предлагаем слушателям ответить на вопрос - лично вы хотели бы, чтобы Первый канал снял продолжение "Старых песен о главном"? Если помните, там было, по-моему, три цикла - 50-е, 60-е и 70-е годы. Хотели бы вы продолжения? Если вы хотите, вы звоните по телефону 995-81-21, если нет - 995-81-22. А мы пока ответим на несколько вопросов слушателей: "Правда ли, что пишет МК - что на Первом канале закрывают "Основной инстинкт", - спрашивает Сергей Судаков?
К.ЭРНСТ: Неправду пишет МК по этому поводу. Мы не закрываем "Основной инстинкт".
Е.АФАНАСЬЕВА: Таня из Екатеринбурга говорит "спасибо" за показ цикла Рязанова "Поговорим о странностях любви" и "Возвращении домой" со Спиваковым, Бутусовым, Таничем - было здорово.
К.ЭРНСТ: Спасибо.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос риторический, по-моему: "Кому принадлежат 49% негосударственных акций Первого канала", - спрашивает Ирина Свешникова из Москвы - знаю, что на этот вопрос вы категорически никогда не отвечаете...
К.ЭРНСТ: Нет, почему, он принадлежит двум частным компаниям, и в реестре акционерных обществ можно узнать.
Е.АФАНАСЬЕВА: Правда ли, что закрывают "Большую стирку"?
К.ЭРНСТ: Ее трансформируют. "Большая стирка" была очень успешным "дэй-таймовским" шоу на протяжении трех сезонов. Как и у многих программ, три года - это такой переломный момент, и она должна измениться, и, может быть, сменить имя, несколько драматургию и направленность.
Е.АФАНАСЬЕВА: И хотелось бы поговорить о сути телевидения. К сожалению, каждый раз, когда удается взять у вас интервью, приходится говорить о таком количестве сиюминутных вопросов, что не хватает времени поговорить о сути. Как меняется телевидение, как вы чувствуете, что с ним будет в ближайшее время, куда оно пойдет?
К.ЭРНСТ: Ну, если с философской точки зрения, то телевидение, хотя это банальный ответ, но верный, как все банальности - телевидение это зеркало. Телевидение меняется туда, куда меняется страна, куда меняются люди. Если говорить с узкопрофессиональной точки зрения, то в России, пожалуй, самая взыскательная и легко утомляющаяся телевизионная аудитория. Самая избалованная. И если какой-то телевизионный жанр или формат - будь то отечественные сериалы, или "риэлити-шоу", сначала в течение сезона, двух, являются как бы лидерами зрительского внимания, то потом происходит такой же лавинообразный отказ от них. У нас аудитория очень быстро насыщается теми видами телевидения, которые очень интенсивно любят.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы имеете в виду "Последних героев"...
К.ЭРНСТ: Я, в первую очередь, скорее имею в виду новые российские сериалы. Потому что если еще 5 лет назад любой новый российский сериал, говорящий о современной жизни, по крайней мере, претендовал на интерес 25% людей, сидящих у телевизора, то сейчас эти цифры не таковы. Стало довольно много сериалов, и люди потеряли к ним большой интерес, и очень придирчиво выбирают, что смотреть.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но сериальное производство вашего канала - это такая... не поток, например, как у канала "Россия", - вы делаете более штучные продукты.
К.ЭРНСТ: Да, на самом деле, мы стараемся... вот особенно, я надеюсь, мы продемонстрируем в новом сезоне, юбилейном для канала, мы продемонстрируем достаточное количество качественных проектов, в том числе очень неожиданных. Да, потому что сейчас, когда российский сериал стал не редким, а наоборот как бы, в общем, все основные каналы показывают по несколько премьерных серий ежедневно, необходимо бороться за качество и за оригинальность подхода, и за то, чтобы это было живое. Знаете, есть такое тоже банальное определение, но очень точное - живая передача, или не живая. То есть люди смотрят "живое". Все, что не живое, они очень быстро чувствуют, и перестают смотреть.
Е.АФАНАСЬЕВА: А вы были мальчиком, выросшим при включенном телевизоре?
К.ЭРНСТ: Я смотрел довольно часто телевизор, и хорошо помню телевизор своего раннего и позднего детства, но сказать, чтобы я бы абсолютно каким-то ребенком... так сказать, "пожирателем" телевидения - нет. Собственно, детям пожирать советское телевидение было довольно трудно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но, в общем, поколение росло при включенном - от заставки до заставки, включая "Ленинский университет миллионов".
К.ЭРНСТ: Я не могу сказать, чтобы я его смотрел каждый день.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но в подсознание ничего не вошло, в подкорку?
К.ЭРНСТ: Нет. Я очень много помню, у меня хорошая визуальная память просто - я очень много помню из советского телевидения. Но, кстати, самый сильный и наиболее часто повторяющийся образ - это не благодаря мне - мальчику, а благодаря моим родителям - любимая передача в доме была "Вечера с Ираклием Андронниковым". Я помню некоторые монологи Андронникова наизусть - знаете, у детей хорошая память, остается навсегда.
Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, вы когда-то в интервью говорили, что, в общем, с молодости не собирались делать карьеру на телевидении, но при этом собирались двигаться в сторону кино, и такого вида бизнеса... почему тогда вы пошли на биофак, защитили диссертацию?
К.ЭРНСТ: А у меня, собственно, было ложное убеждение, и этим ложным убеждением были наполнены многие мои сверстники в советское время, - что, например, прежде, чем заниматься кино, необходимо приобрести какую-то другую профессию и жизненный опыт. А потом идти снимать кино. Но я сейчас уже понимаю, что жизненный опыт происходит не от профессии, а от жизни. И можно пойти сразу учиться кино, а жизненный опыт ты приобретешь, чем бы ты ни занимался.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ваш папа - известный академик. Вы помните, когда это произошло - когда не вас называли сыном того самого Эрнста, а его назвали отцом того самого Эрнста?
К.ЭРНСТ: Я этого момента не помню, и никогда на нем не фиксировался. Я знаю, когда папа меня зауважал за... да нет, он довольно спокойно отнесся к тому, что я ушел из биологии. Мама очень расстраивалась...
Е.АФАНАСЬЕВА: Считала, что телевидение это не серьезно?
К.ЭРНСТ: Да, что телевидение это вообще что-то богемное, такое вообще... вот надо серьезно было - была защищена кандидатская, уже там пол докторской было написано, надо было становиться профессором, директором Института там... от стажировки в Англии отказался - в общем, неправильно. Так вот, спустя много лет уже, я уже был даже не ведущим программы "Матадор", а генеральным продюсером Первого канала, я заехал навестить родителей, и увидел, что после выхода из рекламного блока Служба выпуска не вернула логотип. И я, разговаривая со своими родителями, звоню на выпуск и говорю - ребята, вы бы логотип поставили на место. И буквально через несколько секунд логотип возникает. Я увидел, что папа посмотрел на меня с уважением.
Е.АФАНАСЬЕВА: А как вообще родители оценивают то, что вы делаете? Я задаю этот вопрос... я сейчас почему-то вспомнила, как бывший министр печати Лесин рассказывал, что где-то год назад, когда он активно отключал от эфира телеканал ТВС, он знал, что приедет в субботу на завтрак к маме, и вот там уж он получит по полной программе, потому что его матушка была зрительницей канала. Как ваши родители оценивают то, что вы делаете - они все принимают, или не все?
К.ЭРНСТ: Нет, они меня очень часто критикуют, они очень внимательно следят за тем, что происходит на телевидении, очень много меня спрашивают об этом, с чем-то соглашаются, с чем-то - нет.
Е.АФАНАСЬЕВА: А Константин Львович все время подглядывает на телевизор, на котором идет футбол.
К.ЭРНСТ: Да, у нас же сегодня будет последняя, к сожалению, встреча российской сборной...
Е.АФАНАСЬЕВА: Но зато хороший рейтинг будет.
К.ЭРНСТ: Рейтинг будет неплохой, но если бы они выходили в следующий круг, рейтинг был бы еще выше.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы когда-то говорили в интервью, что какие-то комплексы, провалы, которые случаются у молодого человека в подростковом возрасте - это то топливо, которое дает вообще возможность жить. Если человек сильный, то он именно на этом топливе движется дальше. А без каких провалов жизни у вас бы не было?
К.ЭРНСТ: Ну, я не хотел бы сейчас заниматься публичным самоанализом самого себя. Но я думаю, что на самом деле комплексы и провалы действительно заставляют сильных людей двигаться. Но для этого надо пытаться это топливо заправить в правильный у себя бак.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ваша дочь Саша уже дорастает до возраста основных потребителей "Фабрики звезд" - это та музыка, которую вы хотели бы оставить дочери, или это все-таки чисто коммерция, а дочь пусть слушает что-то другое?
К.ЭРНСТ: Вот почему - коммерция? Есть огромный страт музыки, которая называется "популярная музыка". Невозможно заставить 90% аудитории слушать регулярно и ежедневно классическую музыку. Более того, в понятии "популярная" музыка ничего плохого нет. Я вот отказываюсь говорить - есть вот там классическая музыка, она хорошая, и популярная - она плохая. Неправильно. Есть классическая плохая, и есть очень плохая популярная. А есть выдающаяся и высокохудожественная высоко популярная музыка. Поэтому... а что касается "Фабрики" - там есть и очень успешные исполнители, и песни. Есть неудачные, иногда даже очень неудачные. Это процесс. Но процесс в течение двух лет... на вот эту довольно, скажем так, замшелую, постсоветскую эстраду вышло 4 дюжины молодых способных людей, из которых, может быть, останутся 5 или 10 в результате - это процесс положительный. Во-первых, большая часть аудитории, потребителей этой популярной музыки видят своих ровесников - а это очень важно. Вы вспомните 10 лет назад - много ли было на эстраде людей возраста 18-20 лет? А это люди как раз основные потребители популярной музыки.
Е.АФАНАСЬЕВА: А сколько еще будет "Фабрик"?
К.ЭРНСТ: Одна, наверное, еще точно будет.
Е.АФАНАСЬЕВА: Перепроизводство не грозит?
К.ЭРНСТ: Понятно, что телевидение исследует, в первую очередь, ответ по рейтингам. Рейтинги 4-й "Фабрики" были очень хорошие, не хуже, чем третьей и второй.
Е.АФАНАСЬЕВА: Еще вопрос с пейджера: "Правда ли, что вы возвращаете на канал НТВ программы "Дачники", "Дог-шоу" и "Путешествия натуралиста"?
К.ЭРНСТ: Такая тема обсуждается, но решения окончательного между нашими каналами нет.
Е.АФАНАСЬЕВА: А я пока скажу, какие результаты были у нас интерактивного голосования по поводу "старых песен". Всего позвонило нам за 2 минуты 1115 человек, из них 33% захотели продолжения "старых песен" и 67% - нет. Вы ожидали таких цифр?
К.ЭРНСТ: Да, я на самом деле таких цифр ожидал, потому что этот проект мы закончили 5 лет назад. Именно потому, что поняли, что уже желание аудитории смотреть и слушать этот проект - увядает. Еще 5 лет назад.
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть планов не было никаких?
К.ЭРНСТ: В успехе телевизионного проекта, помимо качества его, необходимо... для того, чтобы он был успешным, собственно, пытаться конденсировать из атмосферы вот это желание аудитории видеть что-то определенной направленности. Вот в 95-м году это желание видеть ностальгические образцы и слышать эти песни еще поддерживалось тем, что был абсолютный кризис популярного репертуара. Сейчас с популярным репертуаром все в порядке, много хороших композиторов и хороших песен, никакой ностальгической в целом атмосферы нет, поэтому у нас не было ни малейшего желания делать новые "Старые песни", поэтому результаты голосования наоборот меня радуют тем, что я еще не потерял продюсерский нюх.
Е.АФАНАСЬЕВА: Андрей спрашивает, есть ли у вас планы расширяться в сторону книжного бизнеса, - видно, Андрей что-то знает больше, чем мы, о вас, - вы участвуете в книжном бизнесе?
К.ЭРНСТ: Нет, я действительно обговариваю с одним российским издательством создание некоего "соб-лейбла"...
Е.АФАНАСЬЕВА: А по-русски?
К.ЭРНСТ: Ну, такую внутреннюю маленькую редакцию, которая будет выпускать книги, скажем так... которые я буду выбирать.
Е.АФАНАСЬЕВА: А мы готовы принимать звонки.
ИРИНА ИВАНОВНА: У меня такой вопрос: во-первых, мне хотелось бы по интерактивному голосованию поговорить...
Е.АФАНАСЬЕВА: Только очень коротко, у нас очень мало времени.
ИРИНА ИВАНОВНА: Абсолютно коротко. Вот эти "Старые песни о главном" - их совсем убирать не надо. Они должны появляться в качестве каких-то символов, вот таких талантливых, хорошо сделанных. Потому что там хорошие песни есть, и музыка есть хорошая, просто жалко, если это все уйдет. А вопросу меня такой - как вы себе свою аудиторию представляете, вот Первого канала?
К.ЭРНСТ: Я представлю аудиторию Первого канала - это все мои сограждане. От 3-летних детей, которые в состоянии подсматривать, сидя на руках у своих родителей, за телевизором, до столетних ветеранов - дай им бог здоровья. У нас самая широкая аудитория, мы это знаем, и мы работаем именно с учетом того, что у нас самая широкая аудитория.
Е.АФАНАСЬЕВА: И следующий звонок.
АЛЕКСАНДР: Вы будете показывать питерский концерт Маккартни?
К.ЭРНСТ: Да, мы будем показывать питерский концерт Маккартни, его сегодня снимает команда Первого канала, но показывать его мы, по условиям, подписанным с компанией Пола Маккартни, будем в сентябре.
АЛЕКСАНДР: А что можете сказать о так называемом "цифровом" телевидении, когда это у нас начнется?
К.ЭРНСТ: Знаете, это вопрос, который меня волнует в последнее время, пожалуй, больше всего. Я очень жду наступления эры цифрового телевидения, в частности, потому, что команда Первого канала в состоянии производить качественный продукт в области документального кино, детских программ, игровых - гораздо больше, чем возможно вместить в семь дней эфира Первого канала. Поэтому я думаю, что этот процесс произойдет... самый оптимистичный прогноз - в течение трех лет, самый пессимистичный - в течение пяти. Уклониться от этого невозможно, Россия не может остаться в аналоге, потому что весь мир уже переходит на "цифру".
Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий на пейджер прислал вопрос: "Досталь на "Кинотавре" говорил, что Первый канал скоро станет активным игроком на рынке кинопродюсирования. Какие планы у вас по запуску больших кинопроектов?"
К.ЭРНСТ: Мы действительно некоторое время назад решили принимать участие в театральном процессе, в кинотеатральном процессе, то есть делать фильмы не только для показа по Первому каналу, но и для кинотеатров. У нас в феврале очень успешно прошла картина "72 метра", 8 июля мы запускаем... но еще раз хотел сказать - это не телевизионный проект. Мы выпускаем настоящий, может быть, первый русский блокбастер, который называется "Ночной дозор", причем, это его первая часть - то, что американцы называют "приквэл", он состоит из двух двухчасовых частей, одна из которых выйдет 8 июля, вторая, очевидно... она тоже уже снята, но там очень много работы по спецэффектам, - очевидно, она выйдет зимой. Я просто всем абсолютно... не потому, что я рекламирую продукцию Первого канала - я искренне прошу всех, кто ходит в кино, - важно, - тех, кто ходит сейчас в кино. Потому что в определенной степени это фильм, сделанный в традиции американского блокбастера, но очень русский. Это было очень важно для нас - сделать очень русский фильм, но соответствующий американскому определению блокбастера. Кроме этого, у нас выйдет в этом году фильм Джаника Файзиева "Турецкий гамбит" - это по Б.Акунину. У нас, в силу определенных причин, очень не получился "Азазель", и мы хотели бы реабилитироваться за него. И "Турецкий гамбит" сначала выйдет в кинотеатрах. Кроме этого, у нас в следующем году выйдет несколько игровых фильмов - именно в кинотеатрах.
Е.АФАНАСЬЕВА: И еще звонок.
ВЛАДИМИР: Как вы считаете, на каком-нибудь телевидении есть такая передача "Криминальная Швеция", "Криминальный Израиль", "Криминальные США"? Может быть все-таки "Криминал в России", а не "Криминальная Россия" - это же стыдно для страны, неужели вы этого не понимаете?
К.ЭРНСТ: Знаете, упрек принимаю по поводу названия. Потому что название - очень важная вещь. Я думаю, что надо задуматься о том, чтобы подкорректировать название этой программы.
ИГОРЬ: Мой вопрос относится к бойкоту Ф.Киркорова на некоторых радиостанциях. Видимо, это должно отразиться и на телевизионном вещании?
К.ЭРНСТ: Я абсолютно искренне 15 минут назад сказал, что я не знаю, в чем там смысл скандала с Ф.Киркоровым.
Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, как волнует общественность - придется узнать.
К.ЭРНСТ: Теперь, после передачи, обязательно узнаю, в чем суть, и смогу на это реагировать.
ОЛЕГ: Не хотите ли вы на Первом канале показывать артистов типа Трофима и Шуфутинского? Потому что "Фабрика звезд" уже надоела.
К.ЭРНСТ: Знаете, когда "Фабрика звезд" совсем надоест, мы ее уберем, - потому что вам она надоела, а большой части аудитории - нет. К тому, что делает Трофим, я лично отношусь с большим интересом, у него есть очень удачные вещи, к Шуфутинскому отношусь неважно, - по-моему, это кабак.
СВЕТЛАНА КОНСТАНТИНОВНА: Почему Первый канал проигнорировал практически выступление инвалидов на Горбатом мосту?
К.ЭРНСТ: У нас был сюжет в программе.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ольга на пейджере просит уточнить, что значит термин "русский блокбастер" - объясните.
К.ЭРНСТ: Понимаете, я видел попытки сделать в России фильм, который выглядит как американский. В России есть своя специфика, в том числе и в кино. И вот совместить вот эту... все-таки элемент того, что у нас называют духовностью с аттракционом - вот это, мне кажется, попытка русского блокбастера.
Е.АФАНАСЬЕВА: Сегодня на "Эхе" был Алан Паркер, и он сказал, что спецэффекты - это то, что уходит из кино. А я с коллегами была у вас на брифинге, и вы показывали нам небольшую нарезку - это были именно спецэффекты потрясающие. Не отстаем ли мы опять на полфазы?
К.ЭРНСТ: Знаете, невозможно пропускать фазы культурного развития. Вот американцы прошли... если Алан Паркер считает, что американцы прошли игру со спецэффектами, то я, во-первых, с ним не согласен, хотя бесконечно его уважаю, и горжусь, что я был первым русским журналистом, который взял у него интервью в 90-м году на Каннском фестивале: вот... причем, безумно сам себе завидуя - это было уже 14 лет назад, и я его очень люблю и ценю, и надеюсь на будущей неделе обязательно с ним пересечься... я не согласен с тем, что спецэффекты уходят, потому что только что, на протяжении двух лет, мы видели, как, на мой взгляд, абсолютно выдающийся вышел проект - "Властелин колец", который продемонстрировал, что кино может создавать не удачные спецэффекты, а совершенно другую реальность. Вот я думаю, что заслуга великого режиссера Питера Джексона в том, что он вот эти разовые трюковые спецэффекты перевел в демонстрацию иного мира, который невозможно создать иным способом. Поэтому я думаю, что утверждение о том, что спецэффекты отходят... да как могут отходить, если это создает реальность... только каким... важно ли, каким образом это создано - в компьютере, или декоратором?
ОЛЬГА: Вопрос по поводу "Старых песен о главном" - это совсем неправильно, что Константин думает, что люди не хотят слышать этих песен. Просто исполнение совершенно не соответствует тому, что заложено в этих песнях, и голоса совсем не те.
Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за ваше мнение, но задайте, пожалуйста, вопрос.
ОЛЬГА: Будут ли когда-нибудь на Первом канале показывать русские народные танцы, русские народные песни? Классические вещи.
К.ЭРНСТ: Знаете, у нас есть еженедельная программа "Играй, гармонь", например. Там еженедельно у нас час народной музыки, и нам нечего стыдиться за то, что у нас нет народной музыки.
Е.АФАНАСЬЕВА: В следующем году - 10 лет вашему каналу. Вы готовите массу новых проектов, заранее можно пригласить вас в начале сезона рассказать именно о проектах?
К.ЭРНСТ: С большим удовольствием приду.
Е.АФАНАСЬЕВА: Очень хорошо, договариваемся на сентябрь. И последний звонок на сегодня.
ЕВГЕНИЯ: Меня интересует вопрос относительно "Города женщин" - была такая хорошая передача, а она пропала. Будет она еще впереди?
К.ЭРНСТ: У нас есть ряд вопросов к этому проекту, и мы с продюсером этой программы в июле будем решать, останется ли она в эфире, либо уйдет.
Е.АФАНАСЬЕВА: И успеем принять еще один звонок.
КОНСТАНТИН: Я, честно говоря, не в восторге от Первого канала, но хотел бы узнать, будет ли "Клуб кинопутешественников"?
К.ЭРНСТ: Знаете, не обязательно быть от телеканала в восторге. Я надеюсь, что в жизни есть более важные вещи, которые могут приводить в восторг.
Е.АФАНАСЬЕВА: Неужели у вас в жизни есть более важные вещи, которые могут приводить в восторг?
К.ЭРНСТ: Да, меня редко телевидение приводит в восторг. А что касается "Клуба кинопутешественников", то это вопрос очень тонкий, и мы его решаем. Потому что когда несколько поколений помнят о его ведущем, Ю.Сенкевиче, найти адекватного ведущего, которому простят, что он ведет эту программу, очень сложно. Мы об этом думаем.
Е.АФАНАСЬЕВА: А это была программа "Телехранитель", и в гостях у нас был Константин Эрнст, который пообещал к нам придти еще раз в начале нового сезона, в сентябре.
К.ЭРНСТ: Спасибо, до свидания.

22.06.04 Интервью Константина Эрнста радиостанции "Эхо Москвы"
Ведущая: Елена Афанасьева



Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован