30 сентября 2004
323

Константин Казенин: Кремль как Буриданова ослица на Кавказе

Недавно назначенный полпред Президента в ЮФО Дмитрий Козак назвал одним из преимуществ новой системы избрания глав регионов то, что в национальных республиках впервые смогут получить доступ к власти представители нацменьшинств. Почти во всех национальных республиках Северного Кавказа срок полномочий нынешних президентов истекает только в 2006-2007 гг. Тем не менее, уже сегодня имеет смысл взвесить риски `национальных революций`, если они действительно предполагаются в субъектах ЮФО.

Самой сложной республикой в смысле национального баланса традиционно признается Дагестан...: Сколько там в точности живет национальностей - сказать трудно, все зависит от того, как посчитать (кто-то склонен считать ряд близкородственных национальностей за одну, кто-то - нет). Однако дагестанские `верхи` слишком уж многонациональными не назовешь. Четко выделяются национальности `первого эшелона` - наиболее многочисленные и имеющие неформальное право претендовать на высший в республике пост, и национальности `второго эшелона` - они довольствуются ролью младших партнеров, получающих либо одно достаточно значительное кресло в госаппарате, либо контроль за одной из прибыльных отраслей экономики.

Вся сложность в том, что в `первом эшелоне` - не одна национальность, а минимум две (аварцы и даргинцы). Решая, кому из них отдать власть в 2006 году, Кремль вполне может оказаться в роли Буридановой ослицы - любое решение будет таить в себе риски, при любом решении обиженными окажутся значительные по региональным меркам силы, способные как позитивно, так и негативно влиять на ситуацию в непростом регионе. Отсюда вполне объясним соблазн `обидеть` сразу всех главных претендентов - и тем самым как бы никого. Технически это могло бы вылиться в предложение на пост главы Дагестана представителя какой-то национальности, не являющейся традиционным претендентом на высшую должность.

Однако желающим управлять Дагестаном предстоит убедиться, что национальный фактор в этой республике действует на всех уровнях власти вплоть до поселкового самоуправления - даже в равнинных районах, где национальности проживают вперемешку. Точно так же закреплены за различными национальностями и кланами все основные посты в республиканских ведомствах. Если над всей этой сложной системой межнациональных сдержек и противовесов окажется руководитель, назначенный вопреки ей, он рискует так и остаться `внесистемным`, лишь номинально контролирующим процессы, происходящие в республике. Стоит также отметить, что пока в качестве не-аварского и не-даргинского претендента на роль главы Дагестана экспертами `номинировался` только один человек - заместитель генпрокурора РФ, лезгин Сабир Кехлеров. Он, в отличие от большинства нынешних руководителей Дагестана, не был замешан у себя дома ни в каких скандалах, однако, скорее всего, не имеет серьезных собственных ресурсов, необходимых для контроля за республикой.

Вряд ли возможна `национальная революция` и в Кабардино-Балкарии. Балкарцы составляют в республике меньшинство (не более 15%), в меньшинстве они и в органах власти. В первой половине 1990-х, когда национальное самосознание балкарцев достигало наивысшей точки роста, они требовали себе не поста президента Кабардино-Балкарии, а права образовать собственную республику. Сейчас в балкарском национальном движении глубокий раскол - часть балкарских лидеров перешла на позиции лояльности лидеру республики Валерию Кокову (по национальности кабардинцу), часть не изменила идеям национального сепаратизма. Эти последние, однако, не имеют сколь-нибудь серьезной популярности. Создание Балкарии как отдельного субъекта РФ представляется нереальным большинству балкарцев, в том числе в силу чисто территориальных соображений - балкарцы населяют три горных ущелья, но проехать из одного в другое можно только через земли кабардинцев.

Однако многие из наиболее острых проблем сегодняшней Кабардино-Балкарии напрямую затрагивают именно интересы балкарцев. Так, на земле балкарцев находится Тырныаузский горно-обогатительный комбинат - одно из самых мощных предприятий республики, переживающее сейчас глубокий кризис. Выше по тому же ущелью располагаются курорты Приэльбрусья. Их судьба в данный момент тоже неясна. По одной из схем, предлагаемых республиканским руководством, местные муниципальные образования практически не будут получать своей доли от приносимых курортами доходов. Эти и другие обстоятельства (например, странное переименование находящегося в Нальчике монумента балкарцам, пострадавшим во время сталинской депортации, в безличный `Монумент жертвам политических репрессий`) могут побудить балкарцев более настойчиво напоминать федеральному центру о своих проблемах, в том числе и в момент смены власти в республике. Вряд ли они потребуют у Кремля поста президента. Более того, балкарцы вряд ли смогут реально управлять республикой - они компактно проживают всего в трех районах и не имеют надлежащей инфраструктуры на республиканском уровне. Но быть готовым к диалогу с балкарцами об их национальных проблемах в ближайшие годы Кремлю, безусловно, необходимо.

В соседней Карачаево-Черкесии не принято говорить о черкесах и их близких родственниках абазинах как о нацменьшинстве, хотя вместе они составляют не более 25% населения. Ряд наблюдателей отмечает, что с приходом к власти президента Мустафы Батдыева позиции карачаевцев стали заметно укрепляться. У них, например, большинство в новом составе Народного Собрания, а в новом составе республиканского избиркома нет ни одного черкеса. У черкесов есть немало ярких политических лидеров, однако, прежде, чем предложить кого-либо из них на пост президента в 2007 году, в Кремле наверняка вспомнят, как в 1999 году национальная неразбериха в Карачаево-Черкесии едва не кончилась войной. Более безопасной стратегией была бы ликвидация опасных кренов в национальной политике нынешнего республиканского руководства, без изменения принципиального баланса сил `в верхах`.

Наконец, совершенно особая ситуация в Адыгее. Титульный народ - адыгейцы - составляют в ней менее 25%, однако в их руках основные рычаги управления. В республике практически нет влиятельных русских политиков - много говорящий о защите прав русских `Союз славян Адыгеи` до сих пор весьма неудачно выступал практически на всех выборах. Эти видимые аномалии не позволяют делать каких-либо прогнозов о том, как могут повлиять на межнациональные отношения те или иные кадровые решения Кремля в начале 2006 года, когда истекут полномочия нынешнего президента Хазрета Совмена. Дело запутывается еще и тем, что если сам Совмен горячо поддержал инициативы Владимира Путина, то ряд влиятельных адыгейских национальных организаций, по нашим данным, не менее горячо выступил против них.

Автор - шеф-редактор по Северному Кавказу информационного агентства REGNUM.
29 сентября 2004
ЮФО.руhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован