15 июня 2006
565

Константин Косачев: Наша задача - устранять двойные стандарты



Кресло председателя Комитета министров Совета Европы на полгода заняла Россия. Что будет значить для страны ответственный пост? Об этом в беседе с корреспондентом "СОЮЗа" размышляет председатель Комитета Госдумы РФ по международным делам, вице-председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы Константин Косачев.

- Какие приоритеты своего председательства определила Россия?

- Для России председательство в Комитете министров Совета Европы - серьезная возможность доказать: вступление в Совет 10 лет назад не было данью моде ни с той, ни с другой стороны, в Европе - "моде" на новую демократическую Россию, а в России - на сближение с Европой. Это наш стратегический выбор. Нас реально интересует та модель политического, экономического, социального устройства общества, которая в "старой" Европе уже доказала свою жизнеспособность и нацелена на то, чтобы работать в интересах не правящих элит, но всего населения.

Председательство для нас - шанс продемонстрировать, что Россия - европейская страна, способная действовать в интересах всего континента. Мы с большим уважением относимся к Совету Европы, но считаем, что в последнее время он стал превращаться в исключительно правозащитную организацию. Права человека, верховенство закона, развитие демократии - эти важные приоритеты СЕ и ПАСЕ Россией никоим образом под сомнение не ставятся.

Но мы считаем, что у СЕ значительно более широкая компетенция. Ведь в Уставе Совета Европы, который был принят в 1949 году, написано, что целью организации является прежде всего содействие экономическому и социальному прогрессу ее членов. Эта формула во многом оказалась подзабытой. Общий лозунг нашего председательства: "К единой Европе без разделительных линий". Это понятие гораздо шире, чем упрощение визовых процедур. Оно предполагает построение единого правового, гуманитарного, социального, экономического пространства.

Поэтому, рассматривая в ряду приоритетов укрепление национальных средств защиты прав человека, развитие образования в правозащитной сфере, защиту прав национальных меньшинств, мы постепенно выходим и на более широкие темы: защита личности от современных вызовов, совершенствование доступа к социальным правам, внедрение эффективных методов управления, укрепление толерантности между людьми путем развития контактов, расширение сотрудничества в сфере культуры, образования, науки, спорта, молодежных обменов. Таким образом, мы дополняем традиционную повестку дня Совета Европы и стремимся показать, что в ней, как и в меняющемся мире, должны появиться новые темы.

Россия сегодня могла бы предложить Европе и свой опыт. Например, в области национальной политики: ведь мы действительно нашли уникальные формулы бесконфликтного существования различных народов, этнических и конфессиональных групп. А нам всякий раз предлагают единые европейские стандарты. Но на деле оказывается, что они далеко не едины, поскольку там, где страны не могут между собой договориться, они эти темы оставляют в стороне.

- Как совмещается российский пост председателя с политикой двойных стандартов, которую Совет Европы проводит в отношении России?

- В этом вопросе я был бы очень аккуратен в оценках. У нас, на мой взгляд, повышенная чувствительность к критике из-за рубежа. Великая нация - это нация, которая сделала своих граждан защищенными, процветающими. Если мы этого добьемся, то и докажем свое величие. Но точно так же неверно, когда нам кажется, что у нас самих все заведомо получается хуже, чем у других, и что нам постоянно надо следить за тем, что эти другие о нас скажут.

- Мы сами комплексуем или же нам вдалбливают эти комплексы?

- И то, и другое. Работая в ПАСЕ, я вижу, что мы, россияне, действительно даем поводы для обсуждения. Но ведь ПАСЕ обсуждает далеко не одну Россию. А вот другие государства либо на это просто не обращают внимания, поскольку рекомендации ПАСЕ не более чем рекомендации, которые не имеют никакой юридической силы, либо они на критику реагируют, но заинтересованно: мол, нам показали, что у нас что-то не так, может, и стоит в этом разобраться. Свежий пример - недавние парламентские выборы в Италии. Накануне этих выборов свобода итальянских СМИ обсуждалась в ПАСЕ столь же нелицеприятно, как и свобода печати в России. Но я не слышал ни одного обиженного итальянского комментария в этой связи.

К России внимание, безусловно, преувеличенное. Россия - угроза или нет? Эта тема присутствует в умах всех европейцев просто потому, что мы - большие и как страна для них не совсем прозрачны. И в этом ничего унизительного для России нет. На самом деле у большинства критиков России есть искреннее желание нам что-то подсказать, поделиться опытом. Но я картину ни в коем случае не приукрашиваю. Есть и меньшинство - люди, стремящиеся утвердить в Европе антироссийскую моду. Они и способствуют тому, что негативные суждения о России подхватываются, принимаются на веру и выливаются в необъективные, некорректные оценки.

- Может ли Россия воспользоваться постом председателя, чтобы ослабить давление, которое на нее оказывается?

- Для ослабления нападок на Россию злоупотреблять функциями председателя было бы некорректно. Наша основная задача - идти по пути устранения двойных стандартов. В частности, наше председательство будет посвящено продвижению вперед так называемой Европейской конвенции о единых стандартах проведения выборов. Сейчас таких стандартов нет. Мы хотим предложить Европе единую шкалу: какого размера должны быть урны, сколько требуется наблюдателей, какое время предоставлять партиям на ТВ. Выборы должны оцениваться по объективным критериям, а не по тому, кто в них участвовал и кто победил.

По моему убеждению, большая часть критики ПАСЕ в адрес России вызвана не столько желанием в чем-то ее ущемить, сколько отсутствием информации. В этом смысле очень важны те мероприятия, которые Россия как председатель проводит у себя. Во время состоявшейся 29 мая в Москве мини-сессии ПАСЕ я видел у многих своих коллег готовность обращаться к первоисточнику и не принимать информацию на веру. Важным вкладом в подъем российского авторитета станет осеннее заседание в Москве так называемого Форума за демократию - постоянно действующего института Совета Европы. Оно будет посвящено роли политических партий в современном демократическом движении. А его беспрецедентность выразится в том, что мы пригласим по представителю от каждой партии, работающей в национальном парламенте. До сих пор в Европе проходят съезды лишь отдельных партий.

- На московской мини-сессии европарламентарии не преминули поднять дежурный вопрос о ситуации в якобы "изолировавшей себя Беларуси". Председателю Госдумы РФ Борису Грызлову пришлось выступить против надуманных обвинений Минска в том, что он-де "несет угрозу стабильности и безопасности в регионе". Но ведь проблема в том и состоит, что именно сама Европа изолирует Беларусь, раздражается сближением Москвы и Минска и тем самым отнюдь не способствует собственной стабильности и безопасности. Не так ли?

- Именно так. Необходимо, чтобы Беларусь была вовлечена в процесс международного сотрудничества, а не изолирована от него. Россия стремится всячески способствовать налаживанию прямых контактов белорусских парламентариев с их европейскими коллегами. Так, на январской сессии ПАСЕ состоялось выступление председателя Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Владимира Коноплева. К сожалению, в сознании европарламентариев, как и в массовом сознании европейцев, довлеет представление о Беларуси как о некоем "мальчике для битья". Преодолеть такое грубое искажение, наладить открытый диалог Беларуси с Европой и в конечном итоге вовлечь ее в международное сотрудничество должен помочь, в частности, информационный офис Совета Европы, открыть который предлагается в Минске.

- Как вы оцениваете итоги десятилетнего существования Союзного государства?

- Хотелось бы, чтобы Союзное государство развивалось более быстрыми темпами. Очевидно, что 10 лет - срок растянувшийся. С другой стороны, это время пусть медленного, но поступательного движения вперед. Главное, что идея не отторгнута и есть взаимное желание сторон искать развязки для оптимальных решений.

- 10 лет исполнилось и членству России в Совете Европы. Каковы его результаты?

- Они со знаком "плюс". Многое в России изменилось именно благодаря членству в этой организации. У нас появился институт Уполномоченного по правам человека. Безусловный шаг вперед - создание судов присяжных. Членство в СЕ способствовало полной реорганизации самой системы судебных органов - разделению функций между судами, прокуратурами, органами внутренних дел. Конституция Чечни прошла экспертизу СЕ и является, таким образом, признанным в Европе документом. Наконец, впервые для рядовых российских граждан появилась возможность обжаловать решение государственных органов в международной судебной инстанции - Европейском суде по правам человека.

- В Европе понимают, что председательство России, как и ее членство в Совете, - благо для нее?

- Многим очевидно, что Совет Европы пока находится в поисках своего места. Многие страны, входящие в Евросоюз, сейчас на распутье: в ЕС создается собственное агентство по правам человека, то есть традиционный правозащитный блок уходит из единоличного ведомства СЕ. В связи с этим в Совете возникает раздвоенность. А Россия, лишенная каких-либо обязательств перед Евросоюзом, в состоянии действовать в интересах всего континента. Для многих это очень интересный шанс - создание с помощью России такой модели Европы, где найдется место ЕС, ОБСЕ, НАТО, другим европейским организациям, но где Совет Европы будет некоей универсальной панъевропейской структурой.

"Российская газета"

Елена Каладина

15 июня 2006




http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован