Эксклюзив
Питаев Константин Юрьевич
25 июня 2014
2875

Константин Питаев: Проблемы определения фирменного наименования в российской правовой науке и законодательстве

С принятием части четвертой Гражданского кодекса Российской Федера- ции от 18 декабря 2006 N 230 ФЗ (далее - часть четвертая ГК РФ) комплек- сное правовое регулирование получили ряд институтов и объектов, ранее не имевших достаточной законодательной базы. К числу таких объектов относит- ся фирменное наименование. Практика использования данного объекта ранее сталкивалась с большим количеством проблем, разрешать которые зачастую приходилось судьям, не имевшим достаточной поддержки со стороны закона.

 В связи с этим у правоприменителей существовала неопределенность в от- ношении статуса указанного объекта, что создавало субъектам гражданского оборота дополнительные сложности в реализации их прав и широкое поле для деятельности недобросовестных предпринимателей. С развитием законодательства о фирменных наименованиях (фирме) параллельно формировалась доктрина, в рамках которой разрабатывались понятие, принципы, а также правила построения и использования фирмы. Тем не менее, единого представления о фирме в рамках данного учения не сформировалось. Так, А. Х. Гольмстен и В. В. Розенберг ассоциировали фирму с торговой деятельностью ее обладателя, именем, с которым публика связывает свои представления о конкретном производстве или торговле, которые развива- ются с течением времени.

При этом сама фирма наполняется новым эко- номическим содержанием . Напротив, П. П. Цитович определял фирму как имя, под которым ведется торговля определенного лица . Г. Ф. Шершеневич, отождествляя фирму с названием торгового пред- приятия, отрицал ее определение в качестве средства индивидуализации предпринимателя. При этом автор аргументировал это тем, что предпри- ниматель (физическое или юридическое лицо) вступает в правоотношения под своим собственным именем (наименованием), в то время как наличие нескольких фирм, приобретенных по наследству, арендованных или приоб- ретенных, различных с его собственным именем, вносит путаницу в граж- данский оборот . А. И. Каминка, проанализировав данные подходы к определению фир- мы, указал, что приведенные аргументы не могут "заставить нас признать фирму названием предприятия, так как такое признание с необходимос- тью привело бы нас к запрету переносить фирму на другое предприятие того же лица или вести под одной и той же фирмой несколько различных предприятий" . Дуализм в отношении фирменного наименования сохранился и в ли- тературе советского периода . В новейшей гражданско?правовой литературе под фирмой понимается "наименование, под которым предприниматель выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует его среди других участников граж- данского оборота" .

Как мы видим, различие в приведенных выше определениях основано на том, что индивидуализирует фирменное наименование - субъект права или объект гражданских прав. Данное противоречие, на наш взгляд, обус- ловлено тем, что российское законодательство, как на современном этапе своего развития, так и ранее, не имело четкой дефиниции фирменного на- именования. Так, ст. 1 Положения о фирме, утвержденного Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 (далее - Положение о фирме) говорит о ней как о принадлежности юридического лица: "Фирма государственного предприятия должна содержать указание предмета его деятельности, того государственного органа, в непосредственном ведении которого предпри- ятие состоит, и вида предприятия (трест, синдикат, торг и т. п.)". Напротив, другие статьи указывают на то, что фирма индивидуализирует предприятие как объект гражданских прав: "предприятие, принадлежащее кооперативной организации" (ст. 2), "предприятие, принадлежащее акционерному обществу" (ст. 3), "право на фирму не может быть отчуждено отдельно от предприятия" (ст. 12). Подобным образом Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 N 51?ФЗ (далее - ГК РФ) в ст. 54 определяет фирменное наименование как принадлежность юридического лица. Данная трактовка поддерживается как самим ГК РФ (см. ст. 69, 82, 87, 95, 96, 107, 11 3 и др.), так и положениями специальных законов (см., например, ст. 5 Федерального закона от 08 мая 1996 N 41?ФЗ "О производственных кооперативах" , ст. 4 Федерального закона от 08 февраля 1998 N 14?ФЗ "Об обществах с ограни- ченной ответственностью" , и др.). Тем не менее, ГК РФ содержит положения, позволяющие трактовать фирменное наименование как средство индивидуализации предприятия в качестве объекта гражданских прав. Так, согласно п. 2 ст. 132 ГК РФ, в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая права на обозначения, ин- дивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фир- менное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания). При этом указанные нормы также находят свое продолжение в других статьях ГК РФ (см. ст. 559, 1027 и др.) и специальных законах (см., например, п. 3, ст. 11 0 Федерального закона от 26 октября 2002 N 127?ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и др.).

Несмотря на указанные противоречия, на протяжении последних лет можно четко проследить тенденцию к разрешению этого вопроса в пользу определения фирменного наименования как средства индивидуализации субъекта. Так, 22 марта 2002 и 11 апреля 2002 в Государственную Думу Россий- ской Федерации были внесены два законопроекта , основной целью которых было признание фирменного наименования в качестве средства индивидуализации юридического лица . При этом Правительство РФ в своем отзыве от 22 июня 2002 N 3698п?П5 и Комитет Государственной Думы РФ по граж- данскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (далее - Комитет) в своем заключении от 22 сентября 2005 N 54(4) также признали фирменное наименование в качестве средства индивидуализации юридического лица, а не предприятия. Отвергая возможность использования в этом качестве фирменного наименования, Комитет признал, что предприятие нуждается в собственном средстве индивидуализации.

Подобным образом А. И. Каминка и другие российские ученые?цивилисты писали об отличных от фирмы обозначениях: вывесках, обозначениях торговых заведений, контор и т. п., сходных с фирмой, но самостоятельных по своей природе и обладающих собственными средствами правовой охраны . В качестве альтернативы фирменному наименованию Комитет предло- жил использовать коммерческое обозначение, которое упоминается в ст. 1027 ГК РФ и рассматривается, по мнению членов Комитета, как знак, исполь- зуемый субъектом коммерческой деятельности с целью индивидуализации своего дела (бизнеса), а также производимых (выполняемых, оказываемых) им товаров (работ, услуг). Кроме того, на протяжении уже 14 лет рабочей группой по разра- ботке части четвертой ГК РФ рассматривались различные редакции Ко- декса, в которых предлагались определения фирменного наименования и коммерческого обозначения . За основу авторами проекта была взята концепция фирменного наименования как обозначения субъекта права. Коммерческое обозначение при этом рассматривалась как принадлежность предприятия.

Также необходимо учитывать, что арбитражные суды, рассматривая споры о столкновении средств индивидуализации, всегда разделяли фир- менные наименования и другие обозначения. Так, Президиум Высшего Ар- битражного Суда РФ (далее - Президиум ВАС) в своем Постановлении от 05 марта 2002 N 4193/01 рассмотрел требования ООО "Нью?Йорк Пицца" к Кирееву Д. К. о прекращении использования последним в своей деятель- ности обозначения, тождественного или сходного до степени смешения со вспомогательной частью фирменного наименования, принадлежащего ООО "Нью?Йорк Пицца". Принимая решение, Президиум ВАС справед- ливо отметил, что используемое обозначение не имеет всех обязательных составляющих фирменного наименования, а равным образом не является средством индивидуализации предпринимателя, который выступает в граж- данском обороте под своим собственным именем. Аналогичная проблема встала перед Президиумом ВАС при вынесе- нии постановления от 14 марта 2006 N 13421/05 , в котором сталкивались интересы обладателей прав на фирменное наименование, обозначение иму- щества и товарный знак, содержавших слово "Спартак". При этом, несмотря на столкновение интересов правообладателей, суд четко разграничил на- значение и пределы использования каждого из соответствующих средств индивидуализации. Принимая во внимание все вышеперечисленные обстоятельства, логич- ными представляются положения части четвертой ГК РФ (ст. 1473-1476), оп- ределяющие фирменное наименование средством индивидуализации субъ- екта гражданского права. При этом закрепление за коммерческим обозначе- нием статуса средства индивидуализации предприятия и соответствующее изменение норм действующего законодательства о предприятии разрешает коллизию данных обозначений (см. ст. 1538-1541 ГК РФ).

Тем не менее, остается нерешенным вопрос в отношении разграниче- ния, которое делается между наименованием и фирменным наименованием юридического лица. Сосуществование двух указанных объектов, имеющих, по сути, одинаковое назначение, продолжает вызывать вопросы. Так, на- именование юридического лица совершенно справедливо рассматривается как личное неимущественное право. Подобно имени, оно служит цели ин- дивидуализации юридического лица в гражданском обороте и именно под этим именем приобретает права и несет обязанности. Той же цели служит и фирменное наименование. В. И. Еременко, ссылаясь на положения Федерального закона от 08 ав- густа 2001 N 134?ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" , говорит о разных сферах применения данных обозначений. Так, следуя его логике, наименование юридического лица используется в публичных от- ношениях, а фирменное наименование - в частноправовых (коммерчес- ких) . Приведенная выше аргументация Г. Ф. Шершеневича возвращает нас к полемике о том, что лишь наименование юридического лица служит его индивидуализации, фирменное же наименование - индивидуализации его деятельности (бизнеса). Полагаем, что ответ лежит на поверхности.

Так, ст. 54 ГК РФ говорит о фирменном наименовании как о принадлежности коммерческой органи- зации. При этом термин "наименование" в отношении коммерческой орга- низации звучит лишь однажды (п. 1 ст. 54 ГК РФ). Далее при определении структуры средств индивидуализации термин "фирменное наименование" употребляется исключительно в отношении коммерческих организаций (см. ст. 69, 82, 87, 95, 96, 107, 11 3 ГК РФ). Напротив, термин "наименование" используется в отношении некоммерческих организаций (см. ст. 11 6, 11 8, 121 ГК РФ). Аналогичный пример дает Федеральный закон от 08 декабря 1995 N 1 93?ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" . Данный закон также ис- пользует понятие "фирменное наименование" только в отношении коммерчес- ких организаций (ст. 3 - сельскохозяйственный производственный коопера- тив), а понятие "наименование" - в отношении некоммерческих организаций (ст. 4, 5 - потребительские кооперативы). Факт использования одного термина "наименование" в некоторых законах (в том числе Федеральном законе от 08 августа 2001 N 129?ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" ), на наш взгляд, объясняется тем, что законодатель использует его в широком смысле, распространяя и на фир- менное наименование. Полагаем, что подобное использование действительно характерно для публичных отраслей права, когда закон не делает различия между коммерческими и некоммерческими организациями.

Тот же В. И. Еременко пишет, что главенствующая в российской право- применительной практике и науке концепция идет вразрез с устоявшимися в большинстве развитых стран взглядами на фирменное наименование. На- именование является для юридического лица тем же, чем для физического лица его имя. Фирменным же наименованием (nom commercial) является название, под которым физическое или юридическое лицо обозначает пред- приятие, которое оно использует для идентификации своих отношений с клиентурой. Поэтому фирма, являясь объектом промышленной собствен- ности, может быть предметом гражданского оборота. Именно в этом смысле используется понятие "фирменное наименование" (nom commercial, trade name) в тексте ст. 8 Парижской конвенции, а также в законодательствах большинства стран мира . Автор также справедливо указывает на различие фирменного на- именования с коммерческим обозначением (commercial name), указанным в ст. 2 (VIII) Конвенции от 14 июля 1967, учреждающей ВОИС. Данное обозначение также известно как вымышленное наименование в США и Великобритании (fictitious name, doing business as), вторичный символ в Финляндии и Швеции, вывеска в Испании, Италии, Португалии и Франции . Отличительной чертой подобных наименований является то, что их не требуется регистрировать.

Кроме того, территориальная сфера их действия ограничена местом нахождения торгового предприятия, они имеют локальный характер. В этой связи спорными представляются высказывания разработчиков части четвертой ГК РФ о том, что при подготовке закона учитывались ос- новные тенденции развития законодательства развитых стран и опыт меж- дународного сотрудничества в сфере интеллектуальной собственности . Так, ст.1 (d) Типового закона для развивающихся стран "О товарных знаках, фирменных наименованиях и недобросовестной конкуренции", разрабо- танного ВОИС, дает следующее определение фирменному наименованию: "Фирменное наименование означает имя или обозначение, определяющее предприятие физического или юридического лица" . Исходя из всего вышеизложенного, к достоинствам части четвертой ГК РФ необходимо отнести разрешение коллизии норм о фирменном наиме- новании, которое согласно редакции ГК РФ до 01 января 2008 индивидуа- лизировало и предприятие как объект гражданских прав, и коммерческую организацию как субъект гражданских правоотношений. Тем не менее, неучтенным остался опыт правового регулирования данного института в зарубежных странах, норм международных договоров и рекомендаций ВОИС.

Данное обстоятельство, по нашему мнению, не только тормозит процесс гармонизации нашего гражданского законодательства с законо- дательствами западных стран, но и способствует непониманию между специалистами. 1 января 2008 года вступила в силу четвертая часть Гражданского кодек- са Российской Федерации (далее ГК РФ), которая завершила кодификацию нового гражданского законодательства РФ. Данная кодификация берет свое начало с момента принятия первой части Гражданского кодекса 30 ноября 1994 года, осуществлялась поэтапно и завершилась моментом принятия чет- вертой части ГК РФ. В связи с вступлением в силу нового закона ожидаются значительные изменения в правовом режиме интеллектуальной собственнос- ти. Введение раздела, посвященного фирменному наименованию, является одним из самых важных достижений нового кодификационного закона, тем более что нельзя не учитывать тот факт, что в настоящее время правовой режим фирменного наименования регулируется только ст. 54 ГК РФ и По- ложением о фирме 1927 года .

Новые положения о фирменном наименовании вызвали значительный интерес у большинства известных юристов. Особо важными являются вопросы защиты прав на фирменное наименование, а также соотношение с другими средствами коммерческой индивидуали- зации (товарными знаками и коммерческими обозначениями). С появлением прав на коммерческое использование результатов интел- лектуальной деятельности возник вопрос об усилении роли государства в данной сфере при осуществлении государственного регулирования и коор- динации на законодательном уровне .

Документы

PDF
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован