21 февраля 2007
2331

Король умер! Да здравствует король?!

Кончина Туркменбаши: прогнозы по обе стороны океана


Региональные силы, прежде всего Иран и Россия, попытаются, воспользовавшись ситуацией, привести к власти своего ставленника. США также вряд ли останутся в стороне, учитывая богатые энергоресурсы страны.


Ряд аналитиков прогнозируют, что борьба за власть после смерти Ниязова рискует вызвать акты насилия. Как указывает Александр Гупман из правозащитной организации "Фридом хаус", группировки, которые в нормальных условиях были бы задействованы в гражданском процессе и готовились к выборам, в условиях хаоса и беззакония могут попытаться добиться своих целей насильственными действиями.
Аналогичные опасения высказывают и в России. Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин сказал: "В Туркмении не было, конечно, демократии, но не было и механизма преемственности. И сейчас, я боюсь, начнется очень жесткая борьба за власть". С Жарихиным не согласен вице-спикер Госдумы от фракции "Народная воля-СЕПР" Сергей Бабурин. По его словам, "в Туркменистане - нормальный, развитой феодализм. Как и положено в такой ситуации, сейчас развернется дворцовая борьба и, если к власти быстро придет новый хан, ситуация стабилизируется в самом ближайшем времени". Кстати, известный своими националистическими взглядами вице-спикер убежден, что "цветной революции" в Туркмении не будет.
Иная точка зрения по этому поводу у председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля: "У меня нет ни малейших сомнений в том, что его устранили". Джемаль отмечает, что Туркмения была едва ли не единственной страной Центрально-Азиатского региона, которая наотрез отказывалась от сотрудничества с США в борьбе с талибами. "Тогда американцы пошли на физическое устранение Туркменбаши", - заявил председатель Исламского комитета России, добавляя: "Очень скоро мы станем свидетелями нового витка "цветных революций" в Средней Азии. Туркмения нужна Соединенным Штатам как плацдарм для военно-воздушного удара по Ирану, - первая на очереди".
Ну, а любящий эпатировать публику, пожалуй, не меньше самого Туркменбаши, лидер ЛДПР Владимир Жириновский высоко оценил деятельность Ниязова на посту президента, сравнив его с генералиссимусом Сталиным, генералом Де Голлем и президентом Рузвельтом. По мнению Жириновского, Ниязов "фактически построил в стране коммунизм, добившись полного благополучия и счастья для своих граждан".
По информации "Голоса Америки", по случаю смерти президента Туркменистана международная общественная организация "Репортеры без границ" выступила с призывом к временным властям страны немедленно освободить журналистов и политзаключенных, брошенных за решетку режимом Ниязова. В пресс-релизе "Репортеры без границ" призывают временные туркменские власти "обратить смерть президента на пользу общества и положить конец преследованиям соотечественников". В частности, всемирная организация, выступающая в защиту свободы печати, призвала к освобождению всех журналистов и правозащитников, многие из которых оказались в заключении только за то, что работали с зарубежными СМИ".
В документе упоминаются имена Аннакурбана Аманклычева и Сапардурды Хаджиева, а также Огульсапар Мурадовой, внештатного корреспондента Радио "Свобода", умершей под пытками в сентябре нынешнего года в возрасте 58 лет. Все трое журналистов, активистов Хельсинского фонда Туркменистана, были арестованы за участие в съемке документального фильма о своей страны.
Несмотря на то, что 16 октября 2006 года туркменские власти амнистировали свыше 10 тысяч осужденных, среди них не оказалось ни одного журналиста или диссидента. В телефонной беседе с парижской штаб-квартирой "Репортеров без границ" глава туркменского Хельсинского фонда, номинированная на Премию свободы прессы, Таджигуль Бегмедова сказала, что в ее стране за ее решеткой находятся почти 4 тысячи политзаключенных.
"Речь не идет о деятелях оппозиции, - продолжала она. - Речь идет, в основном, о людях, имевших несчастье высказать публично мнения, расходящиеся с официальной пропагандой. Состояние их здоровья внушает чрезвычайные опасения, многие нуждаются в медицинской помощи. Они должны быть срочно освобождены".
Эксперт из Вашингтона Джефри Янг считает: В ряде республик бывшего СССР после распада государства установились более или менее демократические порядки. Улучшились там и условия жизни. Однако, по мнению Эрики Дейли из нью-йоркского Института открытого общества, жителям Туркменистана в советское время жилось лучше, чем при Ниязове: "Что бы вы ни взяли - политическую, экономическую, экологическую или социальную сферу - жизнь в Туркменистане значительно ухудшилась по сравнению с советским периодом. Сегодня страна лидирует в списке "худших из худших".
Характеризуя режим, установленный Туркменбаши, Аннет Бор из лондонского Королевского института международных отношений, говорит, что его следует называть "султанизмом". При такой системе глава государства волен поступать абсолютно как ему заблагорассудится. Именно так действовал Ниязов. В Турменистане жестоко подавлялась любая попытка неподчинения верховному правителю.


Казахстанский политолог Досым Сатпаев заявил "Литеру":
В последнее время Центральная Азия преподносит один политический сюрприз за другим. Не успели остыть страсти по поводу прошлогодней смены власти в Кыргызстане, как "великий" и "ужасный" Сапармурат Ниязов своей скоропостижной смертью удивил одних, насторожил других и воодушевил третьих. Хотя с того самого момента, как немецкий хирург Ганс Майснер в 1997 году сделал Ниязову аортокоронарное шунтирование, стало понятно, что сердце у Туркменбаши не такое железное, как его режим.
Естественно, возникает вопрос - что дальше? Ведь большой проблемой Туркменистана является то, что вся политическая и экономическая система страны выстраивалась под конкретного человека, чья смерть может ее полностью разрушить. Сейчас существуют, по крайней мере, четыре силы, которые могут принять активное участие в борьбе за власть.
Во-первых, это родственники Ниязова. В свое время роль возможного преемника отводилась его сыну Мураду Ниязову, чья слабость заключается в том, что он долгое время находился за пределами страны и фактически не имеет никакого политического влияния и авторитета. Хотя, судя по тому, что в начале июля текущего года впервые Мурад Ниязов провел переговоры как представитель своей страны с генеральным директором торгово-промышленной палаты эмирата Дубай Абдул Рахман Аль-Мутайви, можно было предположить, что Ниязов-старший решил его постепенно вводить в политическую игру.
Во-вторых, туркменские силовики, которые, как это принято при репрессивных режимах, всегда играют большую роль в политической жизни страны. Здесь уместно вспомнить 1953 год, когда после смерти Сталина именно Берия метил на пост руководителя страны, рассчитывая на репрессивный аппарат. Что касается Туркменистана, то некоторые эксперты в свое время обращали внимание на начальника личной охраны Туркменбаши Акмурада Реджепова, который был влиятельной "теневой" фигурой.
Эти две группы будут сторонниками внутриэлитной борьбы за власть без разрушения существующей системы. В этом случае во главе Туркменистана может встать устраивающая окружение переходная временная фигура.
В-третьих, как и во всех странах Центральной Азии, в Туркменистане присутствует родо-племенной фактор. Поэтому третьей заинтересованной в разделе власти силой могут быть влиятельные представители пяти туркменских кланов, между которыми может начаться жесткая схватка "за трон". Хотя непонятно, кого они возьмут в качестве союзника.
Что касается четвертого игрока, то им может быть демократическая оппозиция, которая в течение долгого времени базировалась в основном за границей: в России, Турции и Западной Европе. Вполне возможно, что некоторые лидеры оппозиции постараются вернуться во власть, играя на столкновениях между пятью родо-племенными группами этой республики. Нельзя исключать того, что эти политические силы попытаются реализовать вариант "цветной революции" в Туркменистане, где протестный потенциал в скрытой форме всегда существовал.


"Зеркало" приводит оценки азербайджанских политологов.
Поскольку Туркменистан в течение длительного периода жил под жестким авторитарным режимом, в этой стране нет политических сил, способных взять власть и наладить нормальное функционирование государства. Такое мнение в интервью "Туран" высказал экс-госсоветник по внешней политике Азербайджана Вафа Гулузаде. По его словам, нельзя исключать различные варианты развития ситуации в Туркменистане после смерти Сапармурата Ниязова, включая попытки привести к власти его сына. Возможен также захват власти военными, что может повлечь за собой череду госпереворотов, сопровождающихся нестабильностью.
Вероятно, региональные силы, прежде всего Иран и Россия, попытаются, воспользовавшись ситуацией, привести к власти своего ставленника. США также вряд ли останутся в стороне, учитывая богатые энергоресурсы страны. Кстати, в случае создания прозападного режима, будет разрешена проблема транспортировки туркменского газа через Азербайджан, считает В.Гулузаде.
Однако, ввиду наличия жесткого авторитарного правления и запуганности населения, крупные социальные катаклизмы маловероятны. Азербайджан, по мнению В.Гулузаде, должен проводить в отношении Туркменистана предельно деликатную политику и стараться нормализовать отношения, которые в годы правления Ниязова были весьма натянутыми.
По мнению политолога Хикмета Гаджизаде, дальнейшее развитие ситуации в Туркменистане во многом зависит от поведения мирового сообщества. На его взгляд, представители западных государств и международных организаций должны немедленно направиться в Ашгабат и начать работу, чтобы побудить окружение Ниязова смягчить режим и направить развитие страны по нормальному пути.
Лидер партии "Мусават" Иса Гамбар отметил, что смерть правителей в странах с тоталитарным и авторитарным режимом всегда вызывает повышенное внимание мирового сообщества ввиду вероятности серьезных потрясений. Вместе с тем, И.Гамбар выразил надежду, что новое руководство Туркменистана будет проводить конструктивную, предсказуемую политику, в том числе и в отношении Азербайджана, и существующие проблемы в двусторонних связях будут устранены.
В свою очередь, политолог Зардушт Ализаде в интервью mediaforim.az высказал сомнение по поводу того, что смерть С.Ниязова станет причиной для каких-либо изменений в политических процессах в стране или регионе.
Что касается будущего Туркменистана без С.Ниязова, З.Ализаде сказал: "Будущий правитель этой страны будет следовать по стопам прежнего режима. Внешняя политика этой страны также останется без изменений. Имеется в виду, что на словах Туркменистан заявляет о себе как о независимой стране, но фактически она зависит от России. Ведь газопровод проходит через территорию России".
Что касается вопроса статуса Каспия, то, по словам политолога, до сих пор ни Азербайджан, ни Туркменистан не смогли прийти к общему знаменателю в этом вопросе: "Было предложение обратиться по этому вопросу в Международный суд, но ни одна сторона не прибегла к этому шагу. Поэтому вопрос о статусе Каспия между сторонами еще долгое время будет оставаться спорным".


Может ли смерть Сапармурата Ниязова привести к всплеску насилия в Туркменистане? Кто может возглавить Туркменистан? Как смерть Туркменбаши может повлиять на отношения Туркменистана с соседями, а также с Россией и с Западом? Каким Вы видите будущее Туркменистана и Средний Азии? На эти вопросы Washington ProFile отвечают американские эксперты.


Вопрос: Может ли смерть Сапармурата Ниязова привести к всплеску насилия в Туркменистане?


Нажия Бадыкова, научный сотрудник Института Европейских, Российских и Евразийских Исследований при Университете Джорджа Вашингтона:
На мой взгляд, никакого насилия не будет. Я думаю, что не будет гражданской войны и столкновений между кланами или группами интересов. Подобное не в характере туркмен - они спокойные и уравновешенные люди, они будут пытаться сохранять, по крайней мере, "холодный мир".
Весть о смерти Ниязова достаточно быстро облетела информационные каналы, и причину его смерти практически никто не обсуждает - все рассуждают о том, что будет далее. Но меня немножко смущает один момент: все принимают версию, что он умер неожиданно - никто не подвергает это сомнению. У меня такое ощущение, возможно, я ошибаюсь, что в принципе могли знать, что Туркменбаши умрет. И на дальнейшее развитие событий в ближайшие дни и недели будет влиять этот момент. Дело в том, что если его окружение, в определенной степени, знало о неизбежной смерти Ниязова, то тогда власть уже поделена. Потому что та тишина, тот страх, который сейчас существует в Туркменистане, происходит не только от ужаса, который нагнетал Туркменбаши. У меня складывается впечатление, что там есть что скрывать.


Марта Брилл Олкотт, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за Международный Мир:
Очевидно, что с точки зрения государств Средней Азии, это очень дестабилизирующее событие, так как в Туркменистане нет легитимных институтов наследования полномочий президента. Сам Ниязов и был основным кандидатом в президенты, что само по себе возмутительно и смешно. Главной озабоченностью Узбекистана и Казахстана, которые граничат с Туркменистаном, является столкновение кланов внутри страны. А главной озабоченностью России, США и Евросоюза является доступ к резервам газа, что очень мало интересует соседние республики. Ясно, что никто не думает о том, что ныне в Туркменистане начнется гражданская война. Вопрос заключается в том, как все эти страны поведут себя в дальнейшем.
Проблема с Туркменистаном заключается в том, что там мы не наблюдаем консенсуса элиты. И я с трудом могу себе представить, как можно стабилизировать ситуацию без начала какого-либо открытого политического процесса в стране.


Вопрос: Кто может возглавить Туркменистан?


Бадыкова: Кто может занять его место, очень сложно сейчас сказать. Я однозначно исключаю вариант, что место Сапармурата Ниязова может занять его сын. Этот человек не пользуется и никогда не пользовался популярностью ни у туркменского народа в целом, ни у интеллигенции, ни у оппозиции, ни у властных структур. В Туркменистане произойдет примерно то же самое, что было в СССР после смерти Сталина: сперва его оплакивали, а потом - ругали. Возможно, сейчас кто-то и думает о сыне, как о возможном преемнике, но в скором времени это пройдет.
Очень маловероятно, что к власти придет оппозиция. Потому что те, кто находятся сейчас у власти, будут пытаться удержать контроль за ситуацией. Каким путем пойдет развитие событий, станет ясным в ближайшие недели.


Олкотт: Государства Средней Азии не являются демократиями, но они имеют конституционную систему, в них существуют определенные правила игры. А в Туркменистане вопрос наследования президентства практически является абсурдом. Ввиду того, что политическая элита была практически истреблена в результате кадровой политики Туркменбаши, в данный момент нет ни одного конкурентоспособного кандидата в Президенты. Возможно, что исключением является сын Туркменбаши - Мурат. Однако у него нет абсолютно никакого опыта работы в политике, и он, по некоторым слухам, имеет серьезные личные проблемы. То есть, он не прошел такого тренинга, как Ильхам Алиев, который при жизни отца несколько лет серьезно работал в энергетическом секторе и правительстве.


Вопрос: Как смерть Туркменбаши может повлиять на отношения Туркменистана с соседями, а также с Россией и с Западом?


Бадыкова: Однозначно, начнется потепление отношений с соседними странами. Изоляция, которую обеспечил Туркменбаши, закончится. В этом вопросе не имеет значения, кто в Туркменистане окажется у власти. Все прекрасно понимают, что, живя внутри региона, нужно поддерживать очень хорошие отношения с соседними странами. А Туркменбаши вводил во внешнюю политику какие-то свои личные пристрастия и настроения.
Я могу гарантировать, что улучшатся отношения с Узбекистаном. С Россией отношения улучшатся и, возможно, даже значительно. Одна из причин этого: большая часть туркменской интеллигенции живет в России, очень небольшое количество интеллектуалов осели в других странах. Я думаю, что если не сразу, то через какое-то время интеллигенция вернется в страну и будет делать там определенную погоду. И, в принципе, туркмены никогда не были агрессивно настроены против России.


Олкотт: Смерть Ниязова создает огромный политический вакуум в Каспийском регионе. Очевидно, что США, Россия и государства Евросоюза заинтересованы получить долгосрочный доступ к туркменскому газу. И это ставит под вопрос безопасность долгосрочного российско-туркменского соглашения на эту тему. США и Европейский Союз будут надеяться на то, что туркменский газ теперь будет экспортироваться в международных масштабах непосредственно через Каспий. Поэтому существует потенциальный базис для конкуренции в плане назначения нового президента страны.


Вопрос: Каким Вы видите будущее Туркменистана и Средний Азии?


Бадыкова: Я думаю, что смерть Туркменбаши - это сигнал для других лидеров. Они должны понять, что не все вечно в этом мире, и в один прекрасный момент все заканчивается. Возможно, многие из них призадумаются над тем, что произошло с Ниязовым, и более мудро будут распоряжаться теми годами, которые им суждено провести во власти.


Олкотт: Когда лидер умирает, мы имеем дело с началом определенного процесса. И могут пройти годы, прежде чем этот процесс выльется во что-либо конкретное. Все будет зависеть от комбинации внешних и внутренних факторов. Это очень сложный процесс.

22.12.06

МиК
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован