20 апреля 1998
3650

Крах модели приватизации `Мосфильма`....

апрель 1998 Крах модели приватизации "Мосфильма", разработанной руководством киностудии. Владимир Досталь уходит в добровольную отставку с поста гендиректора и председателя правления. Директором "Мосфильма" становится Карен Шахназаров

Несмотря на то, что уход Владимира Досталя казался делом предрешенным, известие прозвучало неожиданно. Официальным поводом для отставки становится отказ Мингосимущества принять предложенную руководством концерна схему бесплатной приватизации "Мосфильма" вместе с фильмофондом (более трех тысяч картин). "Мосфильм" намеревался создать холдинг, в котором концерн должен был стать открытым АО, а мосфильмовские кинообъединения - закрытыми АО, то есть фактически не распоряжающимися ни собственными акциями, ни имуществом без согласия концерна. При этом концерн получал бы возможность полностью распоряжаться акциями кинообъединений, оставляя у себя контрольный пакет (51%), принадлежащий "трудовому коллективу". Предполагалось, что государство передаст акции безвозмездно. Фильмофонд, по задумке авторов этой модели, должен был стать собственностью концерна. Приватизация "Мосфильма" долгое время была невозможна ввиду его неясного юридического статуса. В 1996 г., когда понятие "концерн" было исключено из Гражданского кодекса, государственный концерн "Мосфильм" был перерегистрирован в некоммерческую ассоциацию, объединившую фактически самостоятельные товарищества[1]. Однако вскоре выяснилось, что с юридической точки зрения ассоциация не является правопреемником киноконцерна. И в то же время, не являясь госпредприятием, ассоциация не может акционироваться. В Мингосимущества заявили, что "Мосфильм" в статусе ассоциации не может и распоряжаться госсобственностью, фактически заставив Досталя выбирать между утратой имущества и возвращением киностудии государственного статуса. Так "Мосфильм" вновь стал государственным концерном. Казалось, путь к приватизации был открыт.

"Мосфильм" вел переговоры с "Медиа-Мостом", ВГТРК, "РТР-Сигналом", "Менатепом", "ТВ-Центром" и правительством Москвы. Киностудия привлекала инвесторов как своими производственными возможностями, так и в качестве объекта недвижимости (35 га в центре столицы). Но самое главное - "Мосфильм" обладал исключительным правом проката и экспорта советских фильмов. Все потенциальные партнеры-акционеры в первую очередь надеялись получить доступ к коллекции мосфильмовских картин. Например, мэр Москвы Юрий Лужков собирался за счет киностудии обеспечить картинами свой телеканал "ТВ-Центр". На правительстве Москвы - как на наиболее надежном партнере - руководство "Мосфильма" остановило свой выбор. Между "Мосфильмом" и Москомимуществом был подписан договор, по которому 49% акций передавались московскому правительству. Под предстоящее акционирование правительство Москвы выделило средства, на которые запустили десяток фильмов (среди них - День полнолуния Карена Шахназарова, Цветы от победителей Александра Сурина, Китайскiй сервизъ Виталия Москаленко, Кто, если не мы Валерия Приемыхова)[2].

Все складывалось как нельзя лучше, однако оставшиеся с носом главные телеканалы страны (ОРТ, ВГТРК и НТВ) имели свои виды на мосфильмовский фильмофонд. И именно фильмофонд стал камнем преткновения в деле приватизации "Мосфильма". По инициативе руководителей телеканалов Ксении Пономаревой, Николая Сванидзе и Игоря Малашенко в недрах президентской администрации появился проект указа, которым фильмофонд "Мосфильма" передавался в госсобственность. Выход этого документа был задержан, прежде всего, благодаря Лужкову, который грудью встал на защиту прав киностудии.

Тем временем шла череда судебных разбирательств между "Мосфильмом" и телеканалами, в ходе которых выяснилось, что киностудия, преобразованная из концерна в некоммерческую ассоциацию и обратно, все равно не является правопреемником ГКПО "Мосфильм". В Мингосимущества сочли, что концерн не может акционироваться, так как его правовой статус все еще не соответствует действующему законодательству. Следующим обязательным условием акционирования, по мнению министерства, должна была стать "передача государству имущественных прав на использование аудио-визуальных произведений, созданных за счет средств федерального бюджета".

Получив этот документ, фактически означающий конец предприятия, задуманного руководством "Мосфильма", Досталь покидает киностудию[3] и возглавляет кинокомпанию "КиноМост", входящую в медиа-империю Владимира Гусинского. Директором "Мосфильма" правление киностудии избирает Карена Шахназарова. Он сразу же высказывается против акционирования "с потрохами" даже правительством Москвы, каким бы замечательным оно ни было, и возлагает надежды на государственное участие. Новый директор начнет собирание удельных цехов в единую фабрику[4] и модернизацию основательно запущенной за годы стихийной "приватизации" производственной базы[5]. А позже развернет ожесточенную борьбу против акционирования, навязываемого "сверху"[6]. Т. н. рыночный период в истории "Мосфильма" завершается.

Максим МЕДВЕДЕВ, Денис ФРОЛОВ. Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. VII. СПб, Сеанс, 2004

[1] "Студия большая, ей в наследство от советской власти досталось пять тысяч человек. Досталю пришлось решать очень сложные проблемы. Строго говоря, он пошел на рискованный шаг - разделил студию, создав на базе всех цехов ТОО, оставив 51% у ,,Мосфильма", а остальное передав руководителям этих товариществ, которые стали работать самостоятельно. То есть каждый цех - автотранспортный, тон-студия, лаборатория обработки пленки - был товариществом. Таким образом, Досталь облегчил жизнь студии, по крайней мере, ему не надо было выплачивать зарплату. Эти товарищества как-то крутились, но, конечно, у них не было никакого интереса что-либо модернизировать или оборудование закупать, они брали что могли и этим зарабатывали" (из интервью с Кареном Шахназаровым).

[2] "С Лужковым мы подписали протокол, что правительство Москвы станет нашим партнером по приватизации. Мы отдавали Москве 49 процентов, что было нам довольно выгодно... Свою стартовую часть протокола Лужков выполнил - Москва выделила нам средства, на которые мы сняли несколько картин. Но ,,Мосфильм" был федеральной собственностью, а у Лужкова уже были определенные трения с федеральной властью. Начались аппаратные игры, и все остановилось" (из интервью с Владимиром Досталем).

[3] "Я выстраивал всю систему, начиная с хозрасчета, для того, чтобы из государственной собственности выйти в акционерную собственность, которой должен распоряжаться сам коллектив. Два года мы готовились к этому акционированию. Пробивали раздел о приватизации киностудий в законе о государственной поддержке кинематографии, готовили документы. Пробивали эту идею в Думе, в администрации Ельцина - все поддержали. Но после того, как я дошел с этими документами до Черномырдина (который тоже нас поддержал), получил просто отписку из Мингосимущества, причем на стадии, когда проект уже надо было реализовать. Мой проект предполагал, что фильмотека акционируется (ее оценили в 200 с лишним миллионов долларов), основной пакет акций остается у предприятия, акции передаются безвозмездно всем сотрудникам, включая актеров, режиссеров, сценаристов, которые уже не состояли в штате. А в министерстве предложили отделить фильмофонд и оставить его за государством, а на акционирование выставить, так сказать, стены, которые за 80 лет просто развалились. С того момента, как я пришел, капитального вложения в ,,Мосфильм" не было ни рубля... В общем, отказ в акционировании на наших условиях и стал главной причиной моего ухода. Я сказал: всё, до свидания, я больше в этой кухне вариться не буду" (там же).

[4] "С точки зрения производства "Мосфильм", конечно, находился в тяжелой ситуации. Студия была очень запущенная. Это проявлялось во всем - начиная с труб и электрики, заканчивая технологическим оборудованием. В 1998 г. на "Мосфильме" были камеры, которые закупали еще в 1980-м, во время Олимпиады. Более или менее прилично работала тон-студия, оборудованная в конце 1980-х, но она тоже была уже на грани. Все остальное находилось в весьма разрушенном состоянии. Но я не хочу все заслуги записывать на свой счет. У Владимира Досталя были свои достижения. Он сохранил фильмофонд - коллекцию "Мосфильма", - чего, например, не сделали ни студия Горького, ни "Ленфильм". Он выстроил отношения с телеканалами, заключил хорошие контракты, что нам впоследствии очень помогло. Тогда это был единственный финансовый резервуар, потому что производства-то почти не было, а бюджетного финансирования "Мосфильм" не получал с 1991 г., потому что он был хозрасчетным. К тому же "Мосфильм" был раздроблен. Когда я пришел, у "Мосфильма" был только операторский цех со старыми камерами, а все остальное принадлежало частным лицам. Мы ликвидировали товарищества, преобразовали все снова в цеха, и собрали "Мосфильм" в том виде, в котором он раньше был. Фактически сделали то, что называется национализацией. Это был поэтапный процесс. Последним, что мы присоединили, стали цех обработки пленки и мосфильмовская гостиница. Это случилось год назад... (из интервью с Кареном Шахназаровым).

[5] "Когда товарищества стали возвращаться в цеха, на ,,Мосфильм" начали приходить средства. Все, что зарабатывали от продажи фильмов, было пущено на модернизацию. Мы закупили аппаратуру, камеры, свет. Начали реконструкцию павильонов и сегодня уже доделываем последние два. Сегодня студия практически полностью модернизирована. Когда я пришел, процентов 90 приносил старый фильмофонд, а сейчас он только 30 процентов приносит. А 70% - производство. Что правильно, потому что студия должна жить за счет нового производства, а не старого багажа" (там же)

[6] "Нас просто поставили перед фактом. Было постановление, и нам объявили о том, что скоро начнется процесс акционирования. Это решение касалось всех киноорганизаций, но ,,Мосфильм" представлял наибольшую ценность, тем более что к тому времени он уже был модернизированным, рентабельным предприятием. Это была достаточно принципиальная борьба. Все в ней было: и подножки, и увольнять меня собирались. Наверное, если бы я был просто чиновником, меня бы уничтожили, но я был известным режиссером, и, наверное, это мне помогло. Но в результате мне удалось всех убедить в своей правоте - и правительство, и Президента" (там же).

http://www.russiancinema.ru/template.php?dept_id=15&e_dept_id=1&e_person_id=289
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован