17 июня 2002
254

Красная жара:коммунисты вянут

На 22 июня назначен пленум ЦК КПРФ. Товарищи обсудят сложившуюся в партии ситуацию, а также партийную стратегию в будущей избирательной кампании. Ситуация, что и говорить, непростая. Весенние пертурбации, завершившиеся исключением на предыдущем пленуме (25 мая) из партийных рядов Геннадия Селезнева, Светланы Горячевой и Николая Губенко, зримо высветили тот тупик, в котором оказались коммунисты. С ролью Сусанина их вожак справился отменно. Поэтому, как полагают многие наблюдатели, главным вопросом на нынешнем пленуме может стать `персональное дело` тов. Зюганова. Для рассмотрения данного вопроса не исключен даже созыв внеочередного съезда. Во всяком случае, по утверждению пострадавшего Селезнева, на этом настаивают `рядовые члены КПРФ`. По его же словам, с политической линией зюгановского ЦК не согласны около четверти парторганизаций.

Другой недавний соратник Зюганова, кемеровский губернатор Аман Тулеев отмечает: `На дворе стоит новая эпоха, время Ельцина безвозвратно ушло, а Зюганов ведет себя так, как будто страной по-прежнему руководит Борис Николаевич... Компартии необходимы новые решения, новые руководящие кадры с новым мышлением; быть в глухой оппозиции бессмысленно - нужен диалог...`. Один из видных `красных` губернаторов, глава Ивановской области Виктор Тихонов прямо заявляет, что партии следует заняться поиском нового своего кандидата на президентских выборах. В то же время, если верить, например, Егору Лигачеву, `вопрос смены лидера в КПРФ никогда не ставился и не стоит в настоящее время`. Представления о распространении в партии негативных настроений по отношению к своему руководителю Лигачев объясняет `извращенными публикациями в СМИ`.

Дальнейшая карьера Геннадия Андреевича вызывает интерес, разумеется, не сама по себе, а в связи с судьбой возглавляемой им партии. И первый вопрос здесь: расколется КПРФ или нет? Еще один былой попутчик Зюганова, выгнанный затем из сколоченного коммунистами Народно-патриотического союза, Алексей Подберезкин (ныне возглавляющий Социалистическую единую партии России) убежден, что `разговоры о расколе впервые имеют под собой реальную почву`. В самом деле, исключение трех отступников поддержали менее двух третей участников майского пленума ЦК. И это при открытом голосовании. По мнению Подберезкина, при тайном голосовании расклад был бы иным: `Руководители КПРФ использовали административный ресурс... Они фактически потеряли контроль над партией, ситуация качается`.

После майского пленума о выходе из КПРФ уже заявили нижегородский губернатор Геннадий Ходырев и председатель Волгоградского горсовета Сергей Михайлов. Именно губернские начальники `красного пояса` по понятным причинам в большинстве своем не приемлют линию на тотальную оппозицию центральной власти. Вместе с тем, коммунистические выдвиженцы на выборные посты в региональных органах власти вообще, как правило, так или иначе отдаляются от партии, давшей им `путевку в жизнь`. Поэтому, может быть, более тревожным звоночком для лидеров КПРФ стало решение парторганизации Заводоуковского района Тюменской области, решившей в полном составе перейти в селезневскую `Россию`. Тем самым трещина, расколовшая коммунистические `верхи`, потянулась к фундаменту здания. Она углубится, если исключенные зюгановцами товарищи будут восстановлены в партии первичными организациями. А это возможно по крайней мере в отношении Светланы Горячевой, пользующейся большой популярностью в родном Приморье.

И все же, думается, раскола как такового компартия пока избежит. Максимум возможного - это откол некоторой части социал-демократических оппортунистов. Важно, в частности, что у партийной бюрократии твердолобая линия ЦК в преобладающей степени находит поддержку. В лучших традициях советской эпохи аппаратчики на местах штампуют сейчас резолюции с `одобрямс` исторических решений майского пленума. Хотя, с другой стороны, аппарат - на то и аппарат, чтобы колебаться вместе с генеральной линией. Так что тут, как говорится, возможны варианты, если Геннадий Андреевич будет все же заменен какой-то иной, более благообразной фигурой - например, Валентином Купцовым, нынешним No2 в партийной иерархии (впрочем, это было бы ошибкой, учитывая полное отсутствие у претендента необходимой харизмы). Заделать образовавшуюся трещину, пусть даже и откромсав часть штукатурки, помогут, однако, не только принципы демократического централизма, обеспечивающие солидарность аппаратных `низов` с `верхами`. Как представляется, суровая оппозиционность гораздо более импонирует основной массе рядовых партийцев и костяку коммунистического электората, чем социал-соглашательская политика.

Но что дальше? Твердокаменный коммунистический костяк - это не более 15-20% избирателей. Все, что сверх, - отвоевывается в борьбе с левоцентристскими движениями (среди которых и `Россия` Геннадия Селезнева, намеренного позиционировать эту организацию как `левую партию европейского типа`). Купившись на провокацию Кремля и вернувшись к риторике борьбы с `антинародным режимом`, КПРФ обрекает себя на засыхание. В защиту неуклюжего Зюганова надо, правда, сказать, что возможности для маневра у компартии сейчас объективно почти отсутствуют. Если в пору доминирования в парламенте можно было демонстрировать оппозиционность на словах и проводить соглашательскую политику на деле, приторговывая своей оппозиционностью, то теперь придется совмещать слова с делами. При этом `антинародный режим` Путина как раз у народа (в отличие от интеллектуалов) пользуется очевидной поддержкой. Переход коммунистов в тотальную оппозицию означает постепенную маргинализацию КПРФ - медленное, но верное сползание партии с широкого электорального плато в ущелье, на дне которого толкутся анпиловцы и иже с ними. Не случайно радикалы внутри самой КПРФ, вроде Виктора Илюхина, которые, казалось бы, должны были радоваться победе над `социал-предателями`, оказались в числе тех, кто выступил против исключения Селезнева со товарищи.

Процесс маргинализации будет, к тому же, сопровождаться оскудением партийной казны. При нынешнем раскладе сил в парламенте возможности КПРФ по лоббированию интересов бизнес-групп и без того оказались серьезно сужены. Отказ от сотрудничества с власть предержащими вкупе с потерей соответствующих рычагов влияния в регионах сделают финансовые вложения в компартию и вовсе бесперспективными. Получается петля: чем ниже электоральная поддержка - тем меньше коммерческих возможностей - тем слабее финансовая база - тем ниже электоральная поддержка.

Не следует, однако, думать, что потеря компартией перспектив в левой части центрального электорального плато и фактический уход оттуда ОВР (после брака с `Единством`) гарантируют успех `левой партии европейского типа` под предводительством спикера Госдумы или, скажем, Михаила Горбачева с Константином Титовым. Уж больно почва на этом участке зыбкая, и закрепиться на ней легче, пуская основные корни в каком-нибудь ином месте. За исключением ОВР и `Яблока`, все прочие и весьма многочисленные семена произрастали здесь (даже при обильном поливе) на редкость карликовыми деревцами. Это, кстати, еще одна причина, сдерживающая массовый переход из компартии в `Россию` партийной бюрократии и прокоммунистических начальников регионального уровня, а равно препятствующая социал-демократическому перерождению самой КПРФ. Лучше, как говорится, синица в руках...

Вместе с тем без живительных соков, вбираемых с теряемого теперь участка, дерево российского коммунизма, повторим, в итоге зачахнет. Утешением коммунистам может служить лишь то, что засыхание все же лучше загнивания, обещанного ненавистному капитализму В.И.Ульяновым-Лениным.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован