Эксклюзив
Красинский Владислав Вячеславович
01 июня 2018
2019

Криминологическая характеристика конгломерата международных террористических организаций, действующих в Центрально-Азиатском регионе

Main unnamed  2

Krasinsky Vladislav

Doctor of  Law, Аssociate Professor, colonel,

member of the expert group on international

anti-extremist cooperation with the

Russian Ministry of  Foreign Affairs

 

 

Красинский Владислав Вячеславович

доктор юридических наук, доцент, полковник,

член экспертной группы по международному

антиэкстремистскому сотрудничеству при МИД России

 

THE CRIMINOLOGICAL CHARACTERISTIC OF CONGLOMERATE OF THE INTERNATIONAL TERRORIST ORGANIZATIONS OPERATING IN THE CENTRAL ASIAN REGION

 

Источник опубликования: Красинский В.В. Криминологическая характеристика конгломерата международных террористических организаций, действующих в Центрально-Азиатском регионе // Современное право. 2018. № 5. С. 119-128.

 

Аннотация: в статье дана криминологическая характеристика наиболее опасных международных террористических организаций, действующих в Центральной Азии. Автор проводит сравнительный анализ террористических организаций «Исламское государство», «Талибан», «Исламское движение Узбекистана», «Союз исламского джихада», «Хизб-ут-Тахрир», экстремистского объединения «Таблиги Джамаат»[1] и обосновывает стратегию контртеррористической деятельности.

Ключевые слова: Центрально-азиатский регион, международные террористические организации, радикальные экстремистские объединения, выходцы из Центральной Азии, центральноазиатский терроризм, «Исламское государство», «Хорасан», «Талибан», «Исламское движение Узбекистана», «Союз исламского джихада», «Хизб-ут-Тахрир», «Таблиги Джамаат»[2].

Abstract: in article the criminological characteristic of the most dangerous international terrorist organizations operating in Central Asia is given. The author carries out the comparative analysis of the terrorist organizations «Islamic State», «Taliban», «Islamic Movement of Uzbekistan», «Islamic Jihad Union», «Hizb-ut-Tahrir», extremist association «Tablighi Jamaat» and proves the strategy of counterterrorist activity.

Keywords: Central Asian region, international terrorist organizations, radical extremist associations, natives from Central Asia, Central Asian terrorism, Islamic State (ISIS), ISIL-Khorasan, Taliban, Islamic movement of Uzbekistan (IMU), Islamic Jihad Union, Hizb-ut-Tahrir, Tablighi Jamaat.

 

В последние несколько лет основной вектор террористической активности постепенно смещается из Ближневосточного региона в Афгано-пакистанскую зону и Центрально-азиатский регион (далее – ЦАР). Острой угрозой безопасности России и государств СНГ становится деятельность международных террористических организаций (далее – МТО) и международных религиозно-экстремистских объединений (далее – МРЭО), пытающихся укрепить свои позиции и террористический потенциал в Центрально-азиатском регионе. Эти организации интенсивно наращивают усилия по вмешательству во внутренние дела государств Содружества. Главной целью их деятельности является разжигание сепаратистских настроений, пропаганда идей национализма и радикального исламского фундаментализма, основанного на насилии и религиозной нетерпимости.

Существенное усиление позиций ряда МТО (Исламского государства – ИГ[3], Исламского движения Узбекистана – ИДУ[4] и др.) в Центральной Азии вызвано активной информационно-пропагандистской деятельностью МТО, участием значительного числа выходцев из ЦАР в вооруженных конфликтах на стороне МТО за рубежом, миграцией боевиков из Сирии и Афгано-пакистанской зоны в страны ЦАР, переброской в регион мобильных групп вербовщиков МТО и формированием террористических анклавов в приграничных с Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном районах Афганистана.

В настоящее время бригады афганских и пакистанских талибов, а также боевики ИДУ, многие из которых являются выходцами из стран Центральной Азии, контролируют целые районы в северных афганских провинциях Багдис, Фарьяб, Балх, Джаузджан, Бадахшан, Гор, Кундуз, Герат и др[5].

Новым фактором роста террористических угроз в афгано-пакистанской зоне является быстрое укрепление позиций ИГ в Зоне племен федерального управления (FATA) Пакистана и в Афганистане (прежде всего, в западных и северных провинциях), активно вербующего в свои ряды бывших полевых командиров талибов и боевиков других террористических структур.

Актуальность приоритетного изучения конгломерата МТО, действующих в ЦАР, обусловлена следующими обстоятельствами:

  •  

13 декабря 2016 г., выступая на совместном заседании Национального антитеррористического комитета и Федерального оперативного штаба, председатель НАК, директор ФСБ России А.В. Бортников отметил, что в 2016 г. были пресечены 42 попытки совершения террористических актов на объектах транспорта и в местах массового пребывания людей. Их готовили выходцы из Центральной Азии[10].

- Близостью республик ЦАР к Афгано-пакистанской зоне, формирующей реальную угрозу проникновения эмиссаров и членов МТО и МРЭО в приграничье и переноса террористической активности на территорию СНГ и Российской Федерации.

  •  

-  Присутствием в конгломерате боевых структур МТО, действующих в ЦАР, российских граждан, которые после возвращения из зон вооруженных конфликтов могут продолжить террористическую деятельность на российской территории.

С позиций криминологического анализа большинство МТО, действующих в Центральной Азии, имеют общие черты:

  1. У всех террористических структур региона схожие цели – построение Халифата. При этом все МТО, кроме ИГИЛ, не претендуют на контроль за мусульманской уммой в глобальном масштабе, а выступают за создание шариатского государства в границах ЦАР.
  2. Все МТО, действующие в ЦАР, имеют суннитскую псевдорелигиозную ориентацию как идеологическую основу прикрытия террористической деятельности. С учетом мусульманской самоидентификации большинства выходцев из ЦАР умышленно искаженные исламские лозунги используются в ходе вербовочной деятельности и вовлечения в ряды МТО.
  3. Террористические структуры региона используют доходы от торговли наркотиками как базу финансово-материального обеспечения террористической организации и ее преступной деятельности. Для осуществления финансирования терроризма задействуются нетрадиционные платежные системы и инфраструктура «хавала».
  4. В основе мотивации большинства участников террористической деятельности находится недовольство кланово-родственным укладом власти в республиках региона, уровнем жизни населения, коррупционной пораженностью органов власти и управления, правоохранительной системы, социальной несправедливостью.

В период пребывания выходцев из ЦАР на территории России формированию преступной мотивации способствует их низкий социальный статус, правовая незащищенность, трудности интеграции и ограниченные перспективы в принимающем обществе.

В качестве основного пути решения существующих проблем под воздействием радикальной религиозной идеологии и террористической пропаганды уязвимые категории населения начинают рассматривать основанную на шариате систему общественного строя и государственного управления, для построения которой могут быть оправданными террористические формы, методы и средства.

  1. В отличие от «сирийского террористического интернационала» МТО, действующие в регионе, опираются преимущественно на национальный кадровый состав – выходцев из ЦАР. Необходимо иметь ввиду, что этнической среде выходцев из ЦАР присущи:

- замкнутость и этническая сплоченность;

- традиционализм;

- организованность и строгое соблюдение иерархии;

- повышенная религиозность и постоянная идеологическая обработка членов и пособников МТО;

- высокая степень криминализации.

Эти особенности должны учитываться при проведении оперативно-розыскных мероприятий и в ходе следственных действий в отношении данной категории граждан.

На этапе разработки МТО и расследования уголовных дел с участием выходцев из ЦАР необходимо вскрывать и документировать связи организаторов и исполнителей преступлений террористической направленности с организованными преступными группами, обеспечивающими создание и функционирование каналов незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан, их незаконного пребывания и транзитного проезда через российскую территорию.

Перейдем к анализу деятельности и характеристикам конкретных террористических структур, базирующихся на территории ЦАР.

Наибольшую опасность для Российской Федерации представляет формирование опорных плацдармов «ИГ» в Афгано-Пакистанской зоне и ЦАР.

Еще в 2015 году главарями «Исламского государства» было объявлено о создании вилаята Хорасан. Вербовщиками и идеологами «ИГ» успешно использовался фактор раскола в движении «Талибан» и потенциал местных радикальных экстремистских ячеек. Финансовое и инфраструктурное обеспечение МТО «ИГ» в Афганистане осуществлялось аравийскими монархиями, в первую очередь, Катаром и Саудовской Аравией.

За короткие сроки в зоне пуштунских племен (FATA) была развернута сеть тыловых баз,  тренировочных лагерей и центров подготовки МТО «ИГ». Из этого региона и началось проникновение эмиссаров и вербовщиков ИГ в другие районы Афганистана.

В настоящее время беспокойство вызывают приграничные с Афганистаном районы Таджикистана, а также северные и северо-западные провинции Афганистана, где отряды ИГ сформировали устойчивую террористическую инфраструктуру (пункты управления, узлы связи, центры подготовки боевиков) и подготовили опорные пункты для проведения террористических операций в Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане и Кыргызстане.

Учитывая полученный полевыми командирами и боевиками ИГ богатейший опыт боевых действий, наличие в ее рядах значительного числа высококвалифицированных инструкторов и технических специалистов, ориентацию руководства МТО на ведение глобального «джихада», данная структура является носителем  непосредственной террористической угрозы для Российской Федерации.

Крупной террористической организацией, действующей в Афгано-Пакистанской зоне на протяжении многих лет, выступает движение «Талибан».

 Во многих странах мира оно не имеет официального статуса террористической организации, но признано таковой Россией и странами - участниками ОДКБ[12]. Решением Верховного суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03 116 деятельность движения «Талибан» запрещена на территории России.

Движение «Талибан» было создано летом 1994 г. при ресурсном, кадровом и инфраструктурном содействии пакистанских спецслужб. Первые члены организации вербовались из числа афганских беженцев, покинувших страну из-за войны и получавших религиозное образование на территории Пакистана[13].

Движение «Талибан» по своему кадровому составу является преимущественно пуштунской террористической структурой, его лидеры никогда не ставили перед собой глобальных экспансионистских задач. В связи с этим основной целью движения «Талибан» является построение «истинно исламского» государства на основе норм шариата в афгано-пакистанском регионе.

Движение «Талибан» на протяжении своей истории всегда отличалось от многих террористических группировок четкой иерархичной структурой.

Движением руководит «эмир», у него в подчинении два заместителя. Коллегиальным органом управления является Совет (Шура), который руководит работой военной, разведывательной, финансовой, культурной, образовательной комиссий и др.). Управление на местах осуществляют полевые командиры и «губернаторы» движения в различных провинциях  Афганистана[14].

Военные столкновения боевиков «Талибана» с афганскими правительственными войсками начались осенью 1994 г. Получив вооружение от Пакистана, талибы вступили в борьбу с другими группировками моджахедов. В 1995 г. движение «Талибан» установило контроль над Южным и Западным Афганистаном, а к сентябрю 1996 г. ее боевикам удалось взять столицу Афганистана – Кабул. В августе 1998 г. талибы захватили г. Мазари-Шариф и овладели большей частью Северного Афганистана.

Придя к власти в стране, движение «Талибан» провозгласило создание «Исламского эмирата Афганистан»[15].

После совершенных 11 сентября 2001 г. «Аль-Каидой» террористических актов и отказа талибов выдать ее лидера – Бен Ладена, скрывавшегося на территории Афганистана, США и Великобритания начали 7 октября 2001 г. военную операцию «Несокрушимая свобода» с целью подрыва потенциала и прекращения деятельности движения «Талибан».

К концу 2001 г. власть талибов была свергнута. Многие боевики ушли в горные районы страны, а часть членов МТО «Талибан» была вынуждена скрыться на территории Пакистана. С этого времени движение «Талибан» перешло к ведению партизанской войны.

В 2005 г. боевики движения восстановили контроль над рядом областей в северо-западной части Пакистана, где они создали т.н. «Исламское государство Вазиристан». К настоящему времени талибам удалось расширить зону своего влияния в граничащей с Пакистаном южной провинции Афганистана – Гельменд, а также захватить Сангин.

Основным методом деятельности движения «Талибан» является ведение партизанской войны, что во многом связано с современным военным потенциалом и централизованной организационной структурой группировки.

Отличительной характеристикой движения «Талибан» является создание разветвленной законспирированной сети информаторов-пособников, которые сообщают обо всех перемещениях правительственных и иностранных войск на территории Афганистана.

В последние годы движение «Талибан» стало использовать методы террористической деятельности, характерные для исламистских группировок, действующих в ближневосточном регионе. В частности, талибы стали активно использовать террористов-смертников, распространилась практика обезглавливания заложников. Все это свидетельствует о том, что движение «Талибан» стремится продемонстрировать свою приверженность идеям и методам ведения «глобального джихада».

На современном этапе движение «Талибан» не имеет единой, четко организованной структуры. Оно состоит из локальных группировок, действующих в Афгано-пакистанской зоне, лидеры которых заявляют о своей принадлежности либо союзе с движением  «Талибан».

Внутренняя разобщенность движения «Талибан» и противоречия между отдельными группами боевиков успешно используются главарями МТО «ИГ» для усиления своего влияния в регионе.

К числу наиболее опасных и боеспособных МТО региона относится «Исламское движение Узбекистана»[16]. Данное МТО является крупнейшей из исламистских террористических структур в постсоветской Центральной Азии и в настоящее время, по оценкам спецслужб  Узбекистана, численность активных членов и сторонников МТО «ИДУ» составляет более 1400 человек.

ИДУ было создано в 1996 г.  бывшими членами ряда запрещенных властями Узбекистана политических партий и движений, в числе которых были: «Общество справедливости», «Исламская партия Возрождения», «Исламская партия Туркестана», «Ислом Лашкарлари» («Воины Ислама») и др.

Главной целью ИДУ провозглашался захват в результате военного похода (называемого «Газват-уль-Хинд») всех земель Азии, которыми раньше правили мусульмане, то есть территории Пакистана, Бангладеша, Бирмы, Шри-Ланки, Мальдив, Бутана, Индии и др.

С 1997 г. в ИДУ стали вливаться исламисты из всех стран Центральной Азии: узбеки, таджики, уйгуры, казахи, татары, туркмены и др.

МТО «ИДУ» по своей организационной структуре являлось скорее вооруженным формированием, чем типичной террористической структурой.

Боевикам ИДУ удалось разместить свои лагеря не только на территории  Узбекистана, но и в соседнем Таджикистане, где они сумели воспользоваться политической нестабильностью после гражданской войны 1992-1997 гг. Кроме того, ИДУ удалось обеспечить свое присутствие в Афганистане, находившемся в тот период времени под  контролем движения «Талибан».

ИДУ создало военную инфраструктуру в ряде провинций Афганистана, в том числе собственные тренировочные лагеря в городах Мазари-Шарифе, Кундузе, Кабуле, отличительной чертой которых являлся высокий уровень подготовки боевиков для ведения диверсионно-партизанской войны.

Организационная структура ИДУ включала собственный контрразведывательный орган – «Истихборат», в задачу которого входило обеспечение режима секретности и выявление внедренной агентуры спецслужб[17].

В августе 1999 г. боевики ИДУ вторглись с территории Северного Таджикистана в южные районы Киргизии, в которых они вели боевые действия вплоть до октября 1999 г.

В результате усилий узбекских правоохранительных органов к концу 1990-х гг. боевики ИДУ были вынуждены покинуть территорию Узбекистана.  В Афганистане отряды ИДУ координировали террористические акции с  талибами и вели партизанскую войну против вооруженных сил НАТО. В 2002 г., после поражения Движения «Талибан» в Афганистане террористические формирования ИДУ ушли в Пакистан (Южный Вазиристан).

В 2009 г. ИДУ присоединилось к группировке талибов Байтуллы Мехсуда, а в августе 2015 г. -  к МТО «Исламское государство».  Главарь ИДУ Усман Гази объявил о вхождении организации в состав афганского филиала МТО «ИГ». Талибы восприняли решение Усмана Гази как «предательство» по отношению к движению. В декабре 2015 г. боевики ИДУ были блокированы талибами в провинции Забуль, после чего примерно 60 человек из группы во главе с Усманом Гази сдались (часть из которых впоследствии была казнена), а еще около 50 были убиты при оказании сопротивления.

В качестве самостоятельной террористической структуры, действующей в ЦАР и включенной ООН в список террористических организаций, необходимо рассматривать «Группу (Союз) исламского джихада» (далее – МТО «СИД»).

В 2002 г. в результате раскола в ИДУ часть его членов во главе с Наджмуддином Джалоловым создала «Группу исламского джихада». Основной целью организации стало свержение светской власти в Узбекистане и создание в Центральной Азии теократического государства на основе норм шариата.

В 2004 – начале 2005 гг. группа стала проводить террористические акты на территории Узбекистана. В этот же период МТО получила свое современное название – «Союз исламского джихада».

Главным идеологом МТО «СИД» с момента ее создания стал шейх Абу Лейс аль-Либи, являвшийся «комиссаром» МТО «Аль-Каида» в Центральной Азии. Вплоть до его гибели в январе 2008 г. МТО «СИД» активно взаимодействовала с «Аль-Каидой» и «Талибаном»[18]. В этот период МТО стала планировать и готовить террористические акты в Пакистане и странах Западной Европы. СИД удалось рекрутировать в свои ряды значительное число иностранных «джихадистов», в том числе граждан Турции и турецкой общины в странах Западной Европы, а также этнических немцев-неофитов, принявших ислам[19].

Лидеры МТО заявили о намерениях расширять географию террористической деятельности группировки и развернуть «джихад» против христиан и евреев в Казахстане, Узбекистане, Киргизстане и России, а также против объектов военной и гражданской инфраструктуры США и их военно-политических союзников.

Тактика деятельности организации включает в себя осуществление террористических актов, а также проведение активной информационно-пропагандистской работы по культивированию, поддержке и распространению идей «джихада» в странах Центральной Азии, прежде всего – в Узбекистане.

Боевики МТО «СИД» в оперативно-тактическом плане взаимодействовали с такими террористическими организациями, как «Талибан», «Исламское движение Восточного Туркестана», «Лашкар-и-Тайба» и др. Создаваемые террористические коалиции, как правило, носили временный характер.

Последовательная антитеррористическая политика руководства Узбекистана и эффективная работа национальных спецслужб привели к выдавливанию СИД в Афгано-пакистанскую зону и Сирию.

Мощным религиозно-экстремистским и террористическим потенциалом в ЦАР обладает Хизб ут-Тахрир аль-Ислами (далее - ХТ) – централизованная суннитская мусульманская организация террористической направленности[20].

ХТ изначально создавалась как партия исламских интеллектуалов под лозунгами антиизраильской борьбы палестинцев.

Ячейки организации были сформированы в  странах с преимущественно мусульманским населением. В 1980-е гг. ХТ создала отделения в государствах с большими исламскими общинами (Великобритания, ФРГ, Дания, Франция и др.). В 1990-х гг. ХТ начала действовать в Синьцзян – Уйгурском автономном районе КНР.

После распада СССР организация стала активно работать на постсоветском пространстве.

ХТ начала активную деятельность в России в 1999 г. после прибытия на российскую территорию одного из эмиссаров МТО - гражданина Узбекистана Касымахунова Ю.С. В период с 2000 по апрель 2003 г. Касымахунов сумел сформировать ячейки в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Уфе, Махачкале, организовать вербовочную деятельность по вовлечению новых сторонников в ряды ХТ и наладить рабочие контакты с правозащитными организациями[21].

После признания в 2003 г. ХТ террористической организацией и привлечения Касымахунова к уголовной ответственности основные задачи по объединению единоверцев и дестабилизации политической обстановки в регионах Российской Федерации были возложены на группы специально подготовленных «хизбиев» из Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана.

Созданное в 2006 г. российское представительство ХТ подчинялось крымскому филиалу МТО, располагавшемуся на территории г. Алушта и напрямую финансировавшемуся из Турции и Ливана[22]. После вхождения Крыма в состав Российской Федерации региональный центр ХТ в г. Алушта прекратил свою деятельность, а большинство членов крымского филиала выехали из России.

В качестве цели МТО провозглашается свержение светских правительств и установление исламского  правления в мировом масштабе путем создания единого исламского государства – «Всемирного исламского халифата»[23]. Согласно доктрине ХТ, восстановление Халифата сначала произойдет в одной стране, а затем задача его расширения будет решаться уже не силами партии ХТ, а властными структурами Халифата.

Как следует из учредительных документов МТО, ХТ считает себя интеллектуальной политической партией, осуществляющей исламский призыв путем распространения мыслей, убеждений и документов[24].

Руководители ХТ официально провозглашают курс на использование исключительно законных ненасильственных методов работы, однако в их программном документе «Административный закон Хизб-ут-Тахрир» говорится, что захват власти носит вооружённый характер.

По мнению экспертов, аргументы в защиту ХТ основаны на недостаточной осведомленности о ее истории, международной и региональной деятельности, слабом знании или полном незнании) ее литературы. Однако следует иметь в виду, что некоторые пропагандистские материалы ХТ как раз рассчитаны на международные организации (в первую очередь, правозащитные) в расчете на создание перед ними образа «мирной партии» и на поддержку. Содержание таких материалов (без крайне радикальных антисемитских или антихристианских лозунгов) резко отличается от тех, что распространяются среди простых верующих на местных языках[25].

Как уже отмечалось, главной целью деятельности ХТ провозглашено создание Халифата, который объединит в своих границах территории всех мусульманских стран, а затем путём пропаганды и ведения боевых действий распространит свою власть над остальным, немусульманским миром[26].

Становление Всемирного Халифата осуществляется в три этапа[27].   Первый этап – этап скрытого призыва, когда членами ХТ конспиративно проводится увеличение численности структуры путем вовлечения новых членов в т.н. учебные группы («халки») и проведения среди них агитационной и просветительской работы; формируется партийное ядро; готовится электорат; создаются ячейки организации в различных слоях общества.

Второй этап – открытый призыв к мусульманскому сообществу посредством проведения публичных масштабных мероприятий (митингов, демонстраций, пикетов, конференций и т.д., в том числе с использованием СМИ). Особое значение лидеры ХТ придают именно второму этапу, в ходе которого члены террористической структуры постепенно проникают в органы власти и управления, общественные объединения, экономические и культурно-идеологические организации и привлекают на свою сторону высокопоставленных чиновников и должностных лиц. Подобная инфильтрация осуществляется с целью коренного преобразования общества в соответствии с положениями ислама.

Третий этап предполагает  непосредственный захват власти, в том числе силовыми методами, имеющий конечной целью провозглашение «всемирного халифата».

Характерной чертой данной террористической организации является планомерная деятельность по вовлечению в свои ряды возможно большего числа участников, а также пособников, сочувствующих идеям ХТ.

В последние годы новым элементом тактики ХТ стал переход от тайных занятий на квартирах к демонстративным публичным акциям (пикеты и митинги против «преследования» мусульман, участие в деятельности «несистемной» оппозиции и др.)[28]

ХТ стремится избегать прямых официальных связей с террористическими организациями, однако на рабочем уровне имеет контакты с представителями ИДУ, чеченских НВФ, уйгурскими сепаратистами, а также пакистанскими радикальными исламскими организациями. Лидеры и идеологи ХТ неоднократно оправдывали атаки террористов-смертников.

Ресурсной базой и социальной основой функционирования организационного ядра и пособнических сетей МТО и МРЭО региона выступает объединение «Таблиги Джамаат» (далее – ТД) [29].

Данная структура позиционирует себя в качестве международной суннитской религиозной миссионерской организации. Вместе с тем миссионерские идеи «таблигов» ориентированы на всеобъемлющую исламизацию общества, нетерпимость к другим религиозным течениям и по своей сути являются пропагандой радикального ислама[30].

Цель МРЭО «ТД» – распространение «истинных» ценностей «чистого» ислама для внедрения норм шариата в общественную жизнь и построения халифата.

Задачи объединения:

- пропаганда исламского вероучения;

- религиозно-идеологическая обработка сторонников с ориентацией на объединение всех мусульман и оказание ими влияния на политические процессы;

- захват политической власти и трансформация общественно-политических институтов по канонам исламского теократического государства (халифата).

Анализ деятельности МРЭО позволяет выделить три основных этапа достижения стоящих перед таблигами задач.

На первом этапе – в деятельность объединения вовлекается максимально возможное число сторонников, формируются новые ячейки, распространяется религиозная литература.

На втором этапе планируется создание благоприятных условий для последующих действий по дестабилизации социально-политической обстановки в стране пребывания.

В ходе реализации третьего этапа при поддержке идеологически «обработанного» населения предполагается перейти к активным акциям гражданского неповиновения и организации массовых беспорядков в целях внесения раскола в общество и насильственного захвата власти.

Важно отметить, что в идеологии и структурном построении МТО «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и МРЭО «Таблиги Джамаат» имеется значительное сходство. Обе организации являются многочисленными и заявляют о своей приверженности к суннизму. Однако ТД, в отличие от ХТ, объединение мусульман рассматривает не как ближайшую задачу, а как естественный процесс исламизации мира. Таким образом, ТД не ставит в краткосрочной перспективе четких задач по созданию единой политической структуры мусульман. Стратегия распространения и внедрения идеологии указанного объединения в других странах, в т. ч. в России, заключается в бесконфликтном функционировании и попытках инфильтрации в  политические и государственные структуры, правоохранительные органы, СМИ и правозащитные структуры.

В отличие от эмиссаров ХТ, которые активно включаются в социально-политические процессы страны пребывания, представители ТД действуют латентно. При достижении значительной численности сторонников объединения ячейки ТД и связанные с ними структуры (общественные фонды, неправительственные организации, интернет-издания) активно включаются в социально-политические и иные процессы, как это неоднократно происходило в Индии, Пакистане, Бангладеше и других странах.

Другой особенностью латентного функционирования движения ТД следует считать оказание пособнической помощи террористическим организациям. Радикально настроенные сторонники ТД ролью активных пособников не ограничиваются и вступают в ряды террористических организаций и бандформирований.

Значительная часть исламских экстремистов являются представителями ТД. Так, многие выходцы из ЦАР до выезда в регионы террористической активности для участия в боевых действиях на стороне МТО занимались ведением «исламского призыва» в рядах «таблигов».

Установлено, что члены ТД осуществляют вербовку боевиков в интересах МТО «Братья-мусульмане», «Аль Даава»,  «Лашкар-и-Тайба», «Аль-Каида» и «Талибан»[31].

На территории Российской Федерации с начала 1990-х гг. правоохранительными органами отмечалась эпизодическая активность эмиссаров ТД. После 1997 г. их деятельность в нашей стране стала носить целенаправленный характер. Проповедники движения сконцентрировали свои усилия на замещении традиционного для России ислама ханафитского мазхаба на деобандийскую трактовку ислама, вербовке новых последователей среди российских мусульман, мониторинге восприимчивости российской мусульманской уммы к идеям ТД.

В середине 2000-х г. миссионеры ТД уже организованно направлялись лидерами «Аль-Каиды» в Россию для распространения религиозно-экстремистской идеологии. Активная организационная и пропагандистская деятельность ТД на территории Российской Федерации заслужила высокую оценку Усамы бен Ладена.

В настоящее время организация занимается формированием базы данных по участникам боевых действий на стороне МТО в регионах повышенной террористической активности. Эта категория лиц представляет интерес для МТО в качестве потенциальных главарей, идеологов, вербовщиков и инструкторов.

Рассмотрев конгломерат центрально-азиатских МТО, выделим отличительные особенности ряда региональных террористических структур.

  1. Опыт легальной деятельности и участия МТО в осуществлении государственной власти. Данная особенность отличает Движение «Талибан», которое создало «Исламский эмират Афганистан» и до вторжения США осуществляло властные полномочия на подконтрольной территории.

Схожая гибридная система управления была присуща «Исламскому государству» в 2013-2015 гг., когда организационное ядро террористической организации фактически трансформировалось в административно-бюрократический аппарат. На большинстве территорий, подконтрольных МТО «ИГ», были созданы административные органы. По данным советника иракского правительства Хишам аль-Хашими, в 2015 г. около 25 тыс человек в Ираке было занято в управлении контролируемыми боевиками МТО «ИГ» территориями, получая за это заработную плату от 300 до 2000 долларов в месяц[32].

  1. Наличие легально действующих политических структур и устойчивых связей со СМИ и правозащитниками. Характерно, главным образом, для  МТО «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

Необходимо также учитывать, что на территории Республики Кыргызстан не запрещена деятельность экстремистского объединения «Таблиги Джамаат». С учетом вхождения Кыргызстана в Евразийский экономический союз и свободного движения рабочей силы в рамках данной международной интеграционной организации серьезную угрозу представляет проникновение радикальных экстремистов и пособников терроризма в миграционных потоках на территорию Российской Федерации. Об этом свидетельствует и статистика участия мигрантов - выходцев из Кыргызстана в террористических актах на территории России в 2016-2017 гг.

  1. Особенности тактики террористической деятельности. Тактика зависит от установок руководства МТО, специфики обстановки,   степени подготовленности и оснащенности боевиков, стратегии противодействия правоохранительных органов. Так, главари МТО «ИГ» делают ставку на массовое формирование «спящих» ячеек и индивидуальный «джихад» с нетрадиционными средствами террора.

Основными элементами тактики «Талибана» и ИДУ являются партизанские действия.

ХТ присуща активная вербовка сторонников и планомерное проникновение в органы государственной власти, СМИ, правоохранительные структуры.

Рассмотренные особенности (наряду с другими, не являющимися предметом открытых исследований) составляют специфику «террористического почерка» центрально-азиатских МТО.

Сковать террористическую активность и прекратить деятельность МТО в регионе невозможно без устранения причинно-следственного комплекса, способствующего вербовке граждан в ряды МТО и вовлечения в террористическую деятельность. Этого крайне сложно добиться только силовыми методами правоохранительных органов и спецслужб.

Требуется системная работа по противодействию коррупции, непотизму, восстановлению социальной справедливости, укреплению доверия населения к органам власти и управления, правоохранительной системе, привлечению граждан к реальному управлению делами общества и государства.

Что касается приоритетных направлений контртеррористической деятельности спецслужб и правоохранительного блока, то здесь можно выделить:

усиление контроля въезда и выезда в государства Содружества с организацией постоянного доступа к биометрическим базам данных иностранных граждан и апатридов, а также информационным массивам лиц, выехавших в зоны вооруженных конфликтов и прибывших из регионов повышенной террористической активности;

пресечение попыток подготовки и проведения терактов, приобретения и транспортировки оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и иных средств поражения;

пресечение деятельности агитационных площадок и точек сбора финансовых средств террористов в сети Интернет;

выявление международных и межрегиональных связей главарей и активных членов МТО;

выявление, предупреждение и пресечение связей террористических главарей и координаторов с представителями органов власти, правоохранительных и контрольно-надзорных органов, способствующих формированию пособнической базы для подготовки и осуществления терактов.

В целях предотвращения проникновения на территорию Российской Федерации членов и пособников МТО – выходцев из ЦАР, их своевременного выявления и привлечения к уголовной ответственности  представляется целесообразным укреплять многосторонний и двусторонний форматы сотрудничества с зарубежными партнерами. Для усиления координации компетентных органов государств – участников СНГ в сфере противодействия терроризма необходимо в сжатые сроки создать единую базу данных лиц – граждан Содружества, причастных к деятельности МТО. Данный информационный массив потребует интеграции с Единой системой учета граждан третьих государств и лиц без гражданства, въезжающих на территории государств – участников СНГ (ЕСУ СНГ), что позволит улучшить безопасность границ Содружества, повысить прозрачность перемещения и защищенность граждан государств СНГ от террористических угроз.

Криминологическое исследование конгломерата МТО, действующих в ЦАР, позволяет сделать следующие выводы.

  1. МТО, действующие в ЦАР, являются носителями непосредственной террористической угрозы для Российской Федерации и сопредельных государств.

Наиболее опасными террористическими структурами выступают ИГ, ИДУ, СИД, ХТ. Они имеют устоявшиеся «традиции» террористической и экстремистской деятельности и значительный опыт подготовки и осуществления террористических акций, содействия и обеспечения террористической деятельности.

Каждая террористическая организация обладает некоторой спецификой, которая связана с ее управлением, структурным построением, тактикой деятельности, подготовкой боевиков и технических специалистов, ресурсным обеспечением, применением приемов конспирации и средств маскировки террористической деятельности.

  1. Значительную общественную опасность с точки зрения радикализации населения и формирования идеологических основ вовлечения в террористическую деятельность представляют ячейки и пособнические сети ХТ и ТД. Данные структуры и их сторонники оказывают пособническую помощь террористическим организациям (собирают разноплановую информацию по заданию эмиссаров и координаторов МТО, осуществляют вербовку боевиков, оказывают финансовую помощь и ресурсную поддержку) и способствуют легитимации в общественном сознании определенных религиозно-экстремистских и террористических идей.

В настоящее время ТД легально действует в Кыргызстане. С учетом безвизового режима и упрощенного порядка трудоустройства в России граждан Кыргызстана как одного из государств – участников Евразийского экономического союза вопросы более жесткого миграционного контроля (в том числе дактилоскопирования) указанной категории граждан представляются вполне обоснованными.

  1. Эффективное противодействие МТО, действующим в ЦАР, предполагает перекрытие каналов транзита рекрутов и боевиков, сочетание адресных предупредительно-профилактических мер среди уязвимых категорий граждан с информационно-пропагандистской работой в сети Интернет и социальных сетях, ликвидацию международных и межрегиональных связей главарей и координаторов МТО.
  2. Ключевым элементом системы обеспечения региональной безопасности является двусторонний формат контртеррористического сотрудничества в борьбе с МТО, который базируется на долгосрочных партнерских отношениях. Уровень развития такого формата определяется характером межгосударственных отношений Российской Федерации и вопросов антитеррористической повестки дня.
 

[1] Запрещены на территории Российской Федерации.

[2] Запрещены на территории Российской Федерации.

[3] Запрещена на территории Российской Федерации.

[4] Запрещена на территории Российской Федерации.

[5] Замараева Н.А. Талибы и их союзники на подступах к границам СНГ  // www.iimes.ru/?p=26483.

[6] Запрещена на территории Российской Федерации.

[7] Запрещена на территории Российской Федерации.

[8] В 2014 – 2017 гг. в России было нейтрализовано более 100 ячеек МТО, занимавшихся вербовкой выходцев из ЦАР, и переправкой рекрутов в зарубежные лагеря подготовки террористов.

[9] Об активном вовлечении мигрантов-выходцев из ЦАР в террористическую деятельность свидетельствуют теракт в метро Санкт-Петербурга (исполнитель – уроженец Кыргызстана), аресты членов «спящих» ячеек в Екатеринбурге (4 граждан Кыргызстана), Самаре (организатор – гражданин Узбекистана), Нижнем Новгороде (гражданин Узбекистана), Москве (граждане Таджикистана и Кыргызстана), Владимирской, Тюменской и Челябинской областях (граждане Таджикистана).

[10] НАК сообщил о предотвращении 42 терактов в России в 2016 году // tass.ru/proisshestvija/3866840

[11] 5 июня 2016 г. произошло вооруженное нападение на объекты гражданской и военной инфраструктуры г. Актобе членов «Армии освобождения Казахстана». В результате действий правоохранительных органов нейтрализовано 18 боевиков. В ходе расследования Генеральной прокуратуры Казахстана установлено, что члены структуры планировали теракты в отношении объектов Вооруженных Сил Российской Федерации, дислоцирующихся на территории Республики Казахстан.

[12] См. Решение о Перечне организаций, признанных террористическими и экстремистскими в государствах – членах Организации Договора о коллективной безопасности (Москва, 9 декабря 2010 г.). Следует отметить, что в 2010 г. США внесли пакистанскую ячейку движения «Талибан» (Tehreek-e-Taliban) в список иностранных террористических организаций.

[13] О связи талибов и Межведомственной разведки Пакистана см. Кирсанов Е.Е. Пакистан и Афганистан: две стороны одной медали // www.iimes.ru/?p=8578.

[14] Silinsky M. Afghanistan's Most Lethal Insurgents. 2014. 263 p.

[15] Правительство Исламского эмирата Афганистан было официально признано Пакистаном, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами.

[16] В соответствии с решением Верховного суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116 организация «Исламское движение Узбекистана» была признана террористической.

[17] Асет Аскаров. Исламское движение Узбекистана. История трансформаций. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://easttime.ru/analitic/1/1/542.html Дата обращения: 13.01.2018.

[18] «Союз исламского джихада»: портрет террористической организации [Электронный ресурс] Режим доступа: http://antiterrortoday.com/baza-dannykh/terroristicheskie-i-ekstremistskie-gruppirovki/soyuz-islamskogo-dzhikhada-gruppa-islamskogo-dzhikhada/386-soyuz-islamskogo-dzhikhada-portret-terroristicheskoj-organizatsii Дата обращения:  12.12.2017.

[19] Islamic Jihad Union details cooperation with Afghan Taliban [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.longwarjournal.org/archives/2012/02/islamic_jihad_union.php Дата обращения:  12.12.2017.

[20] Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, Хизб-ут-Тахрир, Партия исламского освобождения, Hizb ut-Tahrir, Party of Liberation. 14 февраля 2003 года решением Верховного Суда Российской Федерации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут Тахрир аль-Ислами») признана террористической и ее деятельность запрещена на территории Российской Федерации.

[21] 11 ноября 2004 г. Московский городской суд признал Касымахунова виновным по статьям 205.1 ч.1, 210 ч.1, 327 ч.3 УК РФ и приговорил его к 8 годам лишения свободы. 13 января 2005 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил приговор без изменения.

[22] На территории Украины, Ливана и Великобритании деятельность ХТ не запрещена. Именно здесь располагаются наиболее мощные и влиятельные организационные структуры МТО.

[23] По мнению крупных религиозных деятелей исламского мира (Мухаммад Кутб, Шейх Бен Боз – верховный муфтий Саудовской Аравии, декан шариатского факультета Омманского национального университета доктор Абдуазиз Хайят, муфтий Мухаммадсодик Мухамамадюсуф), ХТ создана с целью искажения ислама.

[24] Программно-идеологическая основа МТО ХТ сформулирована в книгах Такиуддина ан-Набхани «Система ислама», «Понятие «Хизб ут-Тахрир»», «Партийное сплочение»; «Книга о построении Халифата», «Демократия – устав неверных» (в России запрещены и внесены в федеральный список экстремистских материалов) и др.

[25] Россия – Средняя Азия: Политика и ислам в конце XVIII – начале XXI века. М.: Издательство Московского университета, 2013. С. 418.

[26] Приоритеты ХТ отличаются от общемусульманских: во главу угла ставится халифат, а не вопросы веры (иман), единобожия (таухид), знания (ильм) и поклонения (ибада).

[27] HIZB UT-TAHRIR, Islam’s Political Insurgency // The Nixon Center, December 2004.

[28] Попов Д., Старостин А. Радикальный исламизм на Урале // Россия и мусульманский мир. 2016. № 7. С. 30.

[29] В соответствии с Решением Верховного Суда Российской Федерации от 7 мая 2009 года № ГКПИ09-525 международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат» было признано экстремистским и запрещено на территории Российской Федерации.

[30] Alexiev A. Tablighi Jamaat Jihads Stealthy Legions // Middle East Quarterly. 2005. Vol.12,  № 1. http: //www.meforum.org/686/tablighi-jamaat-jihads-stealthy-legions.

[31] Burton F., Stewart S. Tablighi Jamaat: An Indirect line to terrorism // Stratfor: Global Intelligence. 2008. 23 January; Alexiev Alex. Tablighi Jamaat: Jihads Stealthy Legions // Middle East Quarterly. 2005. Vol.12,  № 1. 12. pp.3-11.

[32] Красинский В.В., Машко В.В. Международная террористическая организация «Исламское государство»: история, современность, будущее. М.: Инфра-М, 2017. С.28.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован