26 декабря 2008
2576

Кризис: Что нас ждет впереди

Александр БУДБЕРГ
журналист

В начале было слово. Противное слово кризис зашелестело где-то в начале осени. Собственно, предпосылки самого кризиса большинство даже в микроскоп рассмотреть не могло, а беспокойство уже было. Оно гнало людей на всякий случай вытаскивать деньги из банков. Оно заставляло их отказываться от запланированных покупок. Оно портило настроение уже тогда, когда, казалось бы, ничего страшного еще не происходило.

Сейчас некие параметры наступающей реальности стали прорисовываться вполне отчетливо. Самые разные отрасли, которые еще недавно казались благополучными, идут на посадку. Труднее многих придется металлургам. Спрос на их продукцию в мире резко упал - люди стали меньше покупать машин, значит, полуфабрикаты для автомобильных концернов больше не нужны. Проблемы с банковскими кредитами обернулись тем, что стали меньше строить.

Не пронесло

Металлургическая арматура на строительных рынках Москвы уже чуть ли не в два раза дешевле, чем была летом. И если книжки заказов у металлургов будут заполнены наполовину, это будет значить, что комбинатам придется работать практически в убыток. Ведь производство стали - непрерывный технологический процесс. Его нельзя остановить. Продукция будет затоваривать склады, не находя спроса. И тогда руководству комбинатов придется увольнять рабочих, чтобы хоть как-то сократить издержки. Но ведь в Магнитогорске, Череповце, Новолипецке, Новокузнецке вся жизнь построена вокруг металлургических монстров. Нет денег у рабочих-металлургов, значит, сразу закрывается вся сфера обслуживания, весь малый бизнес. Значит, резко сокращается добыча коксующего угля. Шахтеры остаются без работы. Останавливаются обогатительные предприятия. Если нефть падает ниже 45 долларов за баррель, под угрозой оказывается и добыча всего угля - она может стать нерентабельной.

Цепочку, связывающую какой-нибудь Череповецкий металлургический комбинат, который уже сократил производство на 50%, с любым другим бизнесом, обнаружить не так уж сложно.

Конечно, правительственные чиновники умом понимают проблемы не хуже остальных. Не уверен только, что все они поверили, что после стольких лет небывалой прухи (в мае 98-го нефть стоила 7 долларов за баррель, а через 10 лет - в 20 раз дороже) их теперь ждут неудачи и разочарования.

Хранить ли резервы в расчете на то, что кризис будет длиться долго, стимулировать ли внутренний спрос, финансируя те или иные программы (строительство Сочи, Дальнего Востока и т.д.), поддерживать ли гигантов или дать им умереть за счет собственной неэффективности - на все эти и другие вопросы мы получим ответы. Ответы в меру профессиональные, в меру коррупционные, в меру ошибочные. Ответы будут даваться ежедневно и зависеть от конкретного расклада сил в кабинете, от лоббистских способностей того или иного министра или олигарха, иногда от настроения премьера. Ничего идеального не будет. Но и катастрофических провалов тоже. И Путин, и Кудрин, и Набиуллина, и Шувалов вполне грамотные, опытные люди. И развития чисто экономической ситуации по самому худшему из худших вариантов вряд ли стоит ожидать. Точнее, ситуация будет развиваться согласно внутренней логике, а правительство ничего сильно не испортит.

Но в том-то и дело, что кризис - это вовсе не одна экономика. Это особое состояние общества, чувствующего себя больным. И такое ощущение болезни, неверия в будущее, неуверенности вовсе не связано только с полнотой зарплаты (хотя и она имеет огромное значение). Это как социально-психологический вирус. И от того, каким путем общество будет преодолевать этот срыв, идти от ощущения кризиса к подъему, очень много будет зависеть. Гораздо больше, чем просто экономика.

В самом начале своей заметки я нарисовал вполне апокалиптический, при этом вероятный сценарий. По нему может развиваться ситуация в Кемерове, на Урале, в Восточной Сибири Но вот что важно: даже реализация самого неприятного экономического сценария вовсе не означает социального взрыва. Да, конечно, если детям нечего есть - это, мягко говоря, не добавляет родителям социального оптимизма. Но мы не знаем, какая именно связь существует между кризисом перепроизводства и выходом людей на улицы. Сколько надо не платить зарплату, чтобы шахтеры сняли каски и стали стучать ими об рельсы, вовсе неизвестно. А может быть, этого вообще не произойдет без дополнительных усилий местных властей и владельцев шахт, которые захотят выбить субсидии из центра. Как это было в 1998-м, при Ельцине. Но кто тогда боялся федералов?

Короче, ухудшение социально-экономической обстановки вовсе не означает возникновения революционной ситуации. У властей разного уровня есть самые разнообразные ресурсы, чтобы не усугублять, а смягчать ситуацию: возможность тратить деньги не только на то, чтобы выкупать акции крупных компаний, находящихся под залогом в заграничных банках, но и на повышение пособий по безработице. Необходимо развернуть программы по переобучению тех, кто остался без работы. Особое внимание уделить соблюдению прав увольняемых, иначе люди не смогут получить льготы и пособия, положенные по закону. Выплате пенсий и пособий, на которые придется жить и стару, и младу. Со временем следует начать общественные работы - ведь уволенных нужно не только прокормить в те два-три года, что, возможно, будет длиться кризис. Их необходимо еще и занять. Иначе здоровые работоспособные люди неизбежно будут искать выход своей энергии.

Перечисленные меры совершенно очевидны. Можно сказать, банальны. Но осуществить их необходимо, чтобы не дать людям отчаяться. Чтобы вирус безнадежности не добил целые регионы и не мутировал в сторону безудержной агрессии.

Контракт

Можно не сомневаться, что нынешняя власть очень внимательно отнесется к своим социальным обязательствам. Ведь между нею и самыми широкими массами населения заключен, может, и неозвученный, но вполне ясный контракт. С одной стороны, население не стремится к политической деятельности. По сути, не контролирует власть в ее ежедневной многотрудной работе. Но за это оно получает некую обязательную порцию социальной заботы. Эта забота выражается и в разного рода социальных программах, и в повышении уровня жизни и реальных доходов, которые не прекращались последние десять лет. И главное, в ощущении, что все стабильно, перемен не будет.

Немногочисленные попытки что-то ускорить всегда воспринимались в штыки и тут же властями сворачивались. Лучший пример - кампания по монетизации льгот, которая была тут же спущена на тормозах, как только пенсионеры не захотели изменений, пусть и выгодных материально. Можно не сомневаться, сейчас с сильной оппозицией столкнется и военная реформа.

Строго говоря, все неудачи с модернизацией России, о которой так много говорилось последние пять лет, связаны с тем, что такая модернизация невозможна без нарушения не проговоренного, но фактически существующего общественного договора. Если навязывать народу перемены, столь необходимые, чтобы страна получила свой билет в завтра, власти придется согласиться на самоограничение, контроль, наличие хоть какой-то конкуренции. Власть, естественно, этого не хочет, и поэтому мечты о модернизации так и останутся пустым трепом.

Но если не идешь вперед, неизбежно приходится реанимировать методы, которые, казалось бы, исчерпали себя много лет назад: ограничивать свободу слова, политических партий, собраний. Этот путь приведет к появлению организаций, напоминающих Союз Михаила Архангела. Дальше - больше: на горизонте проведение летом в Ярославле некоего подобия Земского собора, которые не собирались в России с XVII века.

Строго говоря, реанимация прошлого - это и было реальное содержание внутренней политики за последние пять лет. Но все эти старые пыльные политические сарафаны выглядели солидно, только пока власть имела ресурсы демонстрировать народу неусыпную заботу. Но хватит ли этих ресурсов сейчас? И надо понимать, речь совсем не идет о недопущении массовых и организованных акций неповиновения. Вероятность предотвращения таких последствий равна 100% - хоть до смерти запугай себя оранжевой революцией Речь идет о сохранении того невероятного политического штиля, при котором наша власть при
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован