24 мая 2007
2640

`Круглый стол` редакции газеты `Завтра` и Института развития гражданского общества и местного самоуправления. БЮДЖЕТНЫХ ПЛАНОВ ГРОМАДЬЁ...

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель главного редактора газеты "ЗАВТРА"
Уважаемые коллеги, мы продолжаем обсуждение проблематики, связанной с приоритетными национальными проектами - с учетом того, что эта проблематика после очередного Федерального послания президента Путина и принятия трехлетнего бюджета развития на 2008-2010 годы перешла совершенно в иную плоскость. Об этом переходе я и просил бы высказаться приглашенных на наш "круглый стол" экспертов.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, депутат Госдумы
Надо сказать, что в трехлетнем проекте бюджета правительство пошло навстречу очень многим нашим предложениям. Длительная практика замораживания денег через Стабфонд в американских ценных бумагах будет если не прекращена, то сильно ограничена. До 2010 года практически все нефтедоллары, за вычетом 0,2%, должны направляться на реальные социально-экономические нужды через бюджет. Мы не можем утверждать, что эти декларации будут в конечном счете реализованы, но само их появление нельзя не приветствовать.
Однако довольно существенное увеличение средств, в том числе на развитие национальной экономики, которое мы видим в бюджете, парадоксальным образом не подкрепляется повышением темпов экономического роста. На цели, которые правительство планирует реализовать в развитие экономики, а это немалые деньги, выделяется более 700 миллиардов рублей. Но эта сумма, по оценкам разработчиков бюджета, должна обеспечить дополнительно всего лишь полпроцента ежегодного прироста ВВП. По нашим же расчетам, реализация таких мер должна привести к выводу экономики на темпы роста больше 10% прироста ВВП в год. Из этого можно сделать вывод, что либо прогноз по темпам роста сознательно занижен, как это обычно бывает у нас при подготовке проекта бюджета, либо правительство намерено использовать выделяемые деньги нецелевым образом и не рассчитывает на какой-либо серьёзный эффект от их использования.
И то, и другое чрезвычайно плохо, ибо направлено не на развитие нашей экономики, а на имитацию такого развития. Опасность здесь в том, что деньги будут "освоены", никаких результатов не достигнуто, а на основании этого отрицательного опыта будут сделаны выводы о принципиальной невозможности проведения эффективной государственной политики в экономической сфере. По итогам предварительного обсуждения ситуации на заседании научно-экспертного совета фракции "Родина" (Народно-Патриотический союз)" мы пришли к следующим выводам.
Прежде всего у государства в его нынешнем состоянии напрочь отсутствует системное видение экономической перспективы. И это понятно, потому что его нужно формировать силами не чиновников, а ученых. Эта работа не ведется - вернее, ведется случайно и хаотически. Отсюда возникают то нанотехнологии, то второй Волго-Дон, то севрюжина с хреном. Приоритетные направления, которые были обозначены в президентском послании, в бюджете частью не подтверждены, частью не проработаны, никак не увязаны между собой и не нацелены на какие-то конкретные результаты, позволяющие говорить о формировании хотя бы первичного ядра инновационной экономики, "экономики знаний". Поэтому трехлетний бюджет не просто сверстан традиционно, "от достигнутого", но фактически направлен на консервацию нынешнего состояния общества и стагнацию его потенциала развития. Это касается и социальных расходов бюджета, и налоговой нагрузки на физические и юридические лица, и параметров инфляции.
Усилиями правительства российская экономика существует в каком-то Зазеркалье, где, например, все отраслевые параметры инфляции стабильно, на протяжении ряда лет, оказываются ниже совокупного дефлятора и, соответственно, возникают какие-то запредельные темпы экономического роста, обеспечивающие удвоение реального ВВП. Которого в действительности, разумеется, у нас нигде нет и быть не может - за исключением разве что официальных бумаг.
Но эта ложь - а мы имеем дело именно с ложью, и с ложью сознательной - неизбежно перекашивает всю социально-экономическую сферу страны. Когда на бумаге одно, а на деле другое, когда фантом на фантоме сидит и фантомом погоняет - о какой реальной стратегии развития вообще можно говорить? Когда-то Юрий Владимирович Андропов сказал, что мы не знаем общества, в котором живем. Прошло четверть века - мы его по-прежнему не знаем. Потому что такая "экономика незнания" оказывается очень выгодной и бюрократическому аппарату, и "верхнему децилю" населения, которые совместно осваивают сверхдоходы от высоких мировых цен на экспортируемое сырье.
От того, что деньги Стабфонда будут пущены по инвестиционным программам в реальный сектор экономики, никакой конкретной выгоды для себя люди, скажем, из того же Министерства финансов, не получат. Но если те же миллиарды будут направляться в американские банки под 5-6% годовых, а оттуда выдаваться российским фирмам в виде коммерческих кредитов под 11-12%, то выгода очевидна. Конечно, можно предположить, что этой простой схемой личного обогащения никто из чиновников не пользуется, но такое предположение не согласуется ни с простой логикой, ни с уровнем потребительских расходов наших "верхов".
Подчеркну, что это не проблема Прокуратуры как таковой - это проблема приоритетов, это системная проблема управления нашим государством и обществом. Именно она постоянно вылезает и через бюджет, и через громкие "дела", и через вымирание населения России, и через что угодно еще.
Недавно было заявлено, что мы в Российской Федерации по уровню ВВП на душу населения достигли уровня 1990 года. То есть у нас была такая "мертвая петля" длиной в 17 лет, а теперь нам якобы предстоит начать всё сначала. Извините, но это уже совсем другая река. Мы вроде бы стоим на том же месте, где были 17 лет назад, а все остальные за это время уплыли кто далеко вперед, кто обогнал нас, а кто на всех парах догоняет.
Продолжать в этих условиях прежнюю бюджетную политику - а трехлетний бюджет 2008-2010 гг. именно таков, с незначительными косметическими улучшениями - если не смерти подобно, то в историческом отношении бессмысленно и бесперспективно.

Илья КОНСТАНТИНОВ, генеральный директор Института развития гражданского общества и местного самоуправления
На мой взгляд, выступая с очередным Посланием Федеральному Собранию, Владимир Путин сделал настолько много сильных концептуальных заявлений, что уместно говорить о русском варианте "Нового курса". Напрашиваются и более рискованные сравнения, например, с выступлением Никиты Хрущева на XXII съезде КПСС, где принималась новая программа партии.
Самое сенсационное новшество нынешнего президентского Послания - решительный отказ от неолиберальных принципов социально-экономической политики. Суть неолиберализма как идеологии - в сочетании социального дарвинизма с идеями минимизации государственного вмешательства в хозяйственную жизнь. Это политика, последовательно проводившаяся в России на протяжении почти всего постсоветского периода, оказалась беспрецедентно разрушительной для нашей страны.
И вот впервые Президент России заявляет: "Невнимание государства к этим (т.е. к социальным. - И.К.) проблемам вообще считаю аморальным. Не может страна с такими резервами, накопленными за счет нефтегазовых доходов, мириться с тем, что миллионы ее граждан живут в трущобах".
Как будто плотину прорвало!
Президент озвучивает целый пакет мер по усилению государственного участия в решении социальных и экономических проблем: расселение ветхого и аварийного жилья, увеличение пенсий, диверсификация экономики, развитие наукоемких производств, малое предпринимательство...
Затем следует длинный перечень конкретных проектов, в которые планируется инвестировать государственные средства: электроэнергетика, дорожное строительство, авиастроение, судостроение, нанотехнологии...
И на всё это, как выясняется, есть средства - те самые нефтедоллары, которые мертвым грузом лежат в стабилизационном фонде.
По предложению Президента формируется Фонд будущих поколений (или Фонд национального благосостояния), куда будет направляться значительная часть нефтегазовых доходов.
Владимир Путин сформулировал и стратегическую задачу экономического роста - создание основ инновационной экономики или экономики знаний. Это - значительно серьезней, чем просто удвоение ВВП! Президент так определяет основы нового экономического курса: "Богатство образовательного, научного, творческого достояния России дает нам видимые преимущества для создания конкурентоспособной, основанной на интеллекте и знаниях экономики. Такой экономики, где основным двигателем являются не темпы освоения природных ресурсов, а именно идеи, изобретения и умение быстрее других внедрять их в повседневную жизнь".
Идея проектного подхода к управлению социально-экономическими процессами оказалась плодотворной. И не случайно социально-экономический раздел Послания В.Путин начинает именно с разговора о нацпроектах, дав им весьма высокую оценку: "Уже первый год реализации нацпроектов показал, что удалось ориентировать бюджетные расходы на конечный результат... Появились и первые результаты проектной работы. Так, достигнуты показатели в реализации нацпроекта "Здоровье" можно рассматривать в качестве первых - пусть маленьких, но все-таки - побед, измеряемых тысячами жизней наших соотечественников".
Сразу оговорюсь, новый курс Владимира Путина, на мой взгляд, не имеет ничего общего с реставрацией плановой социалистической экономики. Хотя бы потому, что в основе его лежит уважение к частной собственности, а его реализация предполагает сотрудничество государства, бизнеса и гражданского общества.

Лев ИВАНОВ, Партия социальной справедливости
Я не могу согласиться с тезисом, будто проблематику приоритетных национальных проектов после федерального послания и принятия трехлетнего бюджета можно считать закрытой. Наоборот, президент предложил минимум два новых национальных проекта. И именно в тех критически важных для нашего общества сферах, о которых говорил здесь уважаемый Сергей Юрьевич Глазьев.
Первый из этих проектов можно назвать "Культура". Процитирую президента, который, констатировал: "Пережитый страной длительный экономический кризис тяжело сказался на положении российской интеллигенции, на состоянии искусства и литературы, народного творчества. Прямо скажем, эти трудности едва ли не привели к исчезновению многих духовных, нравственных традиций России". И сразу же, как и полагается при проектном подходе, сразу же обозначил три главных направления преодоления данной проблемы.
Во-первых, указав на то, что 2006 год объявлен Годом русского языка, Путин сказал: "Считаю необходимым поддержать инициативу российских лингвистов о создании "Национального фонда русского языка", главными критериями которого должны стать развитие русского языка в стране, поддержка программ его изучения в ближнем и дальнем зарубежье, и в целом - популяризация русского языка и литературы в мире. Повторю, забота о русском языке и рост влияния российской культуры - это важнейший социальный и политический вопрос".
Второе направление - господдержка проектов в области искусства и культуры: "Мы уже ввели систему грантов для ряда музыкальных, театральных и других творческих коллективов. Это позволило стабилизировать материальную ситуацию в творческой среде. Следует и дальше учитывать этот положительный опыт. Считаю также, что не только государство, но и бизнес может оказывать всемерное содействие возрождению отечественного кино и театра, книгоиздания и литературы. И, конечно, сегодня крайне важно развивать национальные культуры народов России, включая поддержку фольклорного творчества".
Третье направление - издательское и библиотечное дело. Нет нужды говорить о том, в каком загоне оказалась книга за последние годы. Между тем это важнейший момент для российской самоидентификации - на основе прежде всего русского языка и русской культуры. "Уже принято решение о создании Президентской библиотеки, которая должна стать информационным и связующим звеном для всей библиотечной системы страны. До конца будущего года - эта часть проекта должна быть реализована", - сказал Путин. Думаю, что славное имя Ельцина к этому проекту надолго не пристанет.
Второй новый национальный проект я также коротко называю "Наука". Президент ясно выразился, что "модернизация российской экономики невозможна без подъема отечественной науки". И далее Владимир Путин изложил последовательный план реализации этого проекта: выделение средств в размере 56 млрд. рублей в 2008 году на фундаментальные исследования, 33 млрд. рублей на специальные целевые программы прикладных научных исследований, и предложил "по аналогии с начатым в прошлом году конкурсом инновационных вузов - ввести в практику конкурсы программ развития научно-исследовательских институтов". Вот вам уже три направления и для второго проекта. Эти средства действительно могут помочь нашей науке и, надеюсь, остановят или хотя бы значительно уменьшат отток наших молодых талантов на Запад.
То есть практика реализации приоритетных национальных проектов, за которую отвечал первый вице-премьер Дмитрий Медведев, признана успешной не только на словах, но и на деле. Она будет не прекращена, а значительно усилена и трансформирована в перспективе хотя бы ближайших трех-четырех лет.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог
"Между концом XIX века и концом ХХ века, оказывается, нет принципиальной разницы. Нефть, газ, золото и алмазы. Добавив к этому лес и цветные металлы, мы получим ту материальную основу, на которой фактически стоит и будет стоять в ближайшее время Россия... Когда эти ресурсы иссякнут и привычная собственность потеряет всякую ценность, тогда придет время точных шагов и выверенных действий, время иных идей, иных ценностей, иных парламентов и иных лидеров.
Однако у нас еще есть лет 15-20. Пока мы можем позволить себе роскошь жить настоящим..."
Краткий "символ веры" либерально-рыночных реформ, откуда приведена эта цитата, был опубликован в июле 1995 года журналом "КоммерсантЪ" без подписи автора и назывался "Тонкая красная линия".
Этой незримой линией Россия была прочно отделена от своего будущего и от своего прошлого. Потому что "выбросить" из прошлого "неправильный и бессмысленный" ХХ советский век - значило прервать непрерывное течение отечественной истории и тем самым отречься от нее целиком и полностью. Более того, продолжая исповедовать такой "символ веры", мы неизбежно обрекаем себя на жизнь в резервации - пока "только" исторической, вне прошлого и будущего (за границей 2008 года), но пространство и время неотделимы друг от друга...
Тот "социальный консерватизм", который в различных вариациях своих сегодня открыто претендует быть "альфой и омегой" сознания российского общества, только способствует превращению нашей страны в резервацию, если не заказник для "цивилизованного мира". Пока весь "рост ВВП" Российской Федерации создается в сфере посреднических услуг, наши претензии на сколько-нибудь серьезную роль в современном мире выглядят в лучшем случае странно, в худшем - смешно.
Нанотехнологии, три десятка новых АЭС, сорок тысяч одних курьеров... Но если Путин уходит в 2008 году, кто, спрашивается, будет отвечать за конечный результат? И перед кем? К тому же, новый кандидат в президенты Виктор Геращенко, которого, при всей его любви к эксцентрике, нельзя не принимать всерьез, недавно высказал одну очень важную вещь: "Проблема здесь в чем? Проблема здесь в необходимости смены всего мирового технологического уклада. Чтобы его менять как систему, нужно таких масштабов кризис устроить, что две мировые войны ХХ века покажутся цветочками. На это никто решиться не может. Наоборот, гигантские силы направлены на сохранение нынешнего статус-кво".
Сможет ли Россия преодолеть это глобальное "табу на развитие", которое двадцать лет назад не смог преодолеть даже куда более мощный Советский Союз? Нам - не только Путину, не только его "команде", а всем нам - невиданно повезло, что к власти в Америке в 2000 году пришел "клан Бушей" и "неоконсерваторы". Они сделали ставку на военно-технологическое, а не информационно-финансовое доминирование в современном мире. Они сделали ставку на "дорогой доллар" и "дорогую нефть", чтобы удушить своих конкурентов. Они дали нам, России, необходимую передышку. Почему так случилось - можно выдвигать разные предположения, но это случилось. Заслуга Путина видится лишь в том, что он оказался в нужном месте в нужное время.
В результате, несмотря на пережитую нами геополитическую и экономическую катастрофу 90-х годов, Россия даже в теперешнем ее не слишком приглядном виде остается гигантским вызовом для "глобального рынка". Потому что у нас по-прежнему есть собственная система ценностей, есть научно-технологическая база для развития и по-прежнему есть ракетно-ядерный щит, не позволяющий растоптать национальный суверенитет. Пусть в критическом состоянии, но есть. Это немного, но даже этого немногого мы можем оказаться лишены уже к 2012-2015 году. Вот выбор, вот выход. Изменилось лишь то, что ни у кого в России больше нет "роскоши жить настоящим". Это "потребительски-сырьевое" настоящее закончилось.

Сергей КАРА-МУРЗА, философ
Различия между "двумя путями развития" России - сырьевым и инновационным - принципиальны, компромисса нет. Мы в ситуации исторического выбора. Он зависит от того, понимается ли Россия как страна со своим народом и хозяйством, или она становится пространством, на котором действуют "операторы" глобальной экономики. При сырьевом варианте развития Россия неизбежно становится пространством. Восстановление систем жизнеобеспечения народа возможно лишь на базе целостного отечественного хозяйства - на инновационном пути развития. Тогда Россия снова станет страной.
В 90-е годы "операторы" были заинтересованы в том, чтобы пространство было очищено от промышленности и лишнего населения, потребляющих нефть. От нас требовали деиндустриализации, и правительство приказ выполняло.
Время для мягкого проекта анклавного развития, то есть создания отдельных очагов "высоких технологий", упущено. За 15 лет произошел технологический провал, и новые мощности надо ставить на технической базе уже другого поколения. Значит, программа инновационного развития должна стать тотальной по всему фронту, как в 30-е годы. Требуется новая программа индустриализации, причем с энергоемким производством для себя. Это невозможно, если не прикрыть задвижки нефтепроводов на Запад. Возникает геополитический конфликт - важное препятствие.
Каковы симптомы выбора власти? Вот факт: в 1985 г. для внутреннего потребления в РСФСР осталось по 2,51 т нефти на душу населения, а в 2005 г. по 0,72 т на душу. В три с половиной раза! И на этом фоне начата автомобилизация - около трети нефти сгорает на шоссе и в пробках. Газа для внутренних потребностей России уже сейчас не хватает - но начали строить новые газопроводы за рубеж. Возможности роста добычи малы, т.к. сверхприбыли заставляют вести хищническую добычу, навсегда оставляя в земле 2/3 нефти, а глубокое разведочное бурение на нефть и газ сократилось более чем в 5 раз.
Иллюзия, что всё население РФ сможет прокормиться в "энергетической империи", теплится потому, что мы живем еще на старых советских системах. Но они дышат на ладан. По мере исчерпания ресурса советских технических и социальных систем доля населения, которая сможет кормиться от "Трубы", будет уменьшаться, остальные будут перебираться в "цивилизацию трущоб".
Но переход к инновационному "пути развития" означает революцию - при нынешнем порядке он в принципе невозможен. Программа перехода требует изменения общих социальных условий в стране. Индустриализация, широкомасштабная научно-техническая деятельность и новаторство возможны лишь на фоне общего улучшения жизни населения и оптимистических ожиданий - при отсутствии "социальных страхов". Стабильного инновационного процесса как большой системы в условиях нынешней РФ быть не может. Значит, надо менять условия! Ведь порочные круги надо разрывать, как это ни трудно.
Главные внутренние препятствия к такому переходу - культурный кризис всего общества, "контракт" власти с реформаторами 90-х годов, олигархами и Западом, глубокая деградация всех больших систем, материально-технических и духовных.
В 90-е годы население пережило тяжелую культурную травму при разрушении советского жизнеустройства и расчленении страны. Для перехода к инновационному развитию надо произвести реабилитацию всего общества, устранить источники стрессов, успокоить людей. Происходит обратное. Кризис подавляет творчество. Признаком служат снижение квалификации работников, ориентация на "легкие" деньги, низкий престиж тяжелого непрерывного труда, увлечение дешевой мистикой. Разрушена большая система инновационного процесса. Он шел во всей ткани человеческих и институциональных отношений. Сейчас эта ткань изорвана в клочья, многих ее кусков вообще нет.
За 90-е годы набрал большую инерцию маховик разрушения всех больших систем (хозяйства, армии, школы, безопасности, науки, кадрового потенциала, управления и т.д.). Его притормаживают, но не останавливают. "Механизм торможения" (например, "национальные проекты") по своим ресурсам несоизмерим с энергией маховика. Для перехода к инновационному пути развития необходимо кардинальное изменение всех сторон общественного бытия. А это и есть революция в широком смысле слова. В России еще достаточно материальных и культурных ресурсов, чтобы осуществить ее как национальный проект, а не как столкновение антагонистических социальных сил.
Возможен ли рывок из этого состояния? Да, возможен - его наш народ совершил в 30-е годы, потому и победили в войне. Это была особая культурная и хозяйственная революция. Запад совершил подобный переход за два века, Япония и Китай за 2-3 десятилетия. При сравнении альтернатив развития надо исходить из неоспоримого факта, который состоит в том, что в рамках того же природного ландшафта и с теми же базовыми ресурсами всего двадцать лет назад Россия в облике СССР была экономически мощной мировой державой. Следовательно, Россия обладает "невидимыми" ресурсами, которые были активизированы при инновационном развитии в условиях СССР, но "омертвлены" в результате реформы. Задача - выявить их и "оживить".
При участии или хотя бы под прикрытием власти это можно сделать быстро и почти безболезненно. При ее сопротивлении - через катастрофу.

Александр НАГОРНЫЙ
Благодарю всех выступавших коллег за высказанные ими мнения и оценки. На мой взгляд, наша небольшая дискуссия, при всем различии продемонстрированных подходов и сделанных выводов, свидетельствует в пользу одной неоспоримой истины. Россия, при всей тяжести ее нынешнего состояния, не обречена. Для выхода из кризиса у нашей страны остаются в распоряжении практически все необходимые объективные предпосылки. При этом "властная вертикаль" в ее нынешнем обличии многое заимствовала у оппозиции. Я имею в виду и общую идеологию развития, сочетающую плановые и рыночные инструменты, и перечень важнейшие узловых точек развития. И Федеральное послание президента, и практика реализации приоритетных нацпроектов под кураторством первого вице-премьера Медведева доказывают это со всей определенностью. Между тем конкретные методы осуществления безотлагательных задач, стоящих перед российским государством и обществом, по-прежнему исходят из либеральной платформы и, самое важное - из того же кадрового состава финансово-экономического блока правительства. Это обстоятельство вступает в непреодолимое противоречие с идеологией развития, препятствует как созданию "экономики знаний", так и формированию абсолютно необходимой для России "мировой рублевой зоны", способной устоять под ударами надвигающегося глобального кризиса.

2007-05-23
Газета "Завтра " No 21 (705)
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован