06 апреля 2007
1036

Курманбек Бакиев: митинги не прибавят вдумчивости

Интервью Президента Киргизии Курманбека Бакиева РИА Новости

- Господин Президент! Со стороны возникает ощущение, что Кыргызстан периодически лихорадит, возникают то правительственные, то парламентские кризисы. Так ли это и чем это вызвано? Какие системные проблемы есть в стране, которые формируют такую ситуацию?

- Да, мы действительно столкнулись с целым рядом системных проблем, которые возникли после первых пятнадцати лет независимости.
Формально у нас существовали все демократические институты, но фактически, работала прежняя система: президент был чем-то вроде первого секретаря, который решал все и вся, а парламент, суды, правительство работали в "карманном" режиме.

Серьезной проблемой был кризис доверия к власти. Люди видели, что власть говорит одно, а делает другое, что власть коррумпирована, что она позволяет богатеть одним и жить в нищете - почти половине населения.

Как и во всех постсоветских странах остро стоял вопрос справедливой приватизации, теневой экономики.

Те, кто пришел к власти в результате событий 24 марта 2005 года, решили все это поменять, провести своего рода реконструкцию страны.

Результат сегодня уже очевиден: парламент, судебная система стали работать независимо от президента, правительство получило значительно больше самостоятельности, чем раньше. И представить было невозможно, что при прежнем президенте премьер-министр имел бы свою точку зрения или спокойно перешел в оппозицию, а прежний Жогорку Кенеш, по-моему, так ни разу и не осмелился преодолеть президентское вето.

В новой, реально демократической ситуации, которая возникла после 24 марта, все это стало не просто возможным, но и нормальным. Правительство, парламент свободно имеют свою позицию, которая может не совпадать с президентской, Жогорку Кенеш спорит с правительством и так далее.

Естественно, возникают конфликты, борьба, столкновение мнений и позиций. Может быть, со стороны это выглядит необычно, но для демократической страны это нормальная практика. Я не вижу, чтобы за два года был хоть один правительственный или парламентский кризис. Да, были острые моменты в отношениях между ветвями власти или между властью и оппозицией, в которых правительство, Жогорку Кенеш, оппозиция или президент имели разные точки зрения. Да, это могло сопровождаться митингами или пикетами, и даже вот нынче политическими голодовками. Я помню в первые дни вообще вокруг Дома правительства с разных сторон целыми днями стояли пикетчики. Что в этом страшного? Мы всегда находили решение возникающих проблем, противоречий, находили точки согласия и разрешали конфликты.

У нас есть "старая оппозиция", люди, которые протестовали и при Акаеве и сейчас считают, что надо революцию продолжать, есть и "новая оппозиция", в числе которой много людей, преуспевавших, сделавших состояние при прежней власти, или обиженных, как они считают новой властью. Это все нормальное явление. Хорошо, что у власти есть оппоненты и они могут свободно выражать и отстаивать свое мнение.

Так что, это не кризисы. Наоборот, это симптомы выздоровления, роста, реальность становящейся демократии.

Как и во всяком обществе, особенно в столь непростой переходный период, у нас много проблем и не все они устранены. Мы над этим работаем. Но у нас есть абсолютно четкое понимание происходящего, своих целей и путей решения стоящих перед страной задач, и уверенность, что мы решим эти проблемы. И в числе гарантий - то, что у нас есть оппозиция и есть политическая борьба, то, что у нас есть демократия.

- Ваши шаги по нормализации ситуации получили разную оценку и в стране и за ее пределами. Одни считают, что Ваше желание наладить активный диалог с оппозиционными силами приведет к стабилизации обстановки, другие же называют это слабостью власти. Что бы Вы ответили той и другой стороне?

А как можно без диалога? Я что, должен игнорировать мнение своих политических противников, преследовать их, сажать в тюрьму. Конечно, нет. Я никогда не буду этого делать.

Наоборот, я вел и буду вести диалог с любыми политическими силами. А там, где чувствую, что оппоненты правы - идти на изменения. Вовсе не считаю это слабостью, наоборот, в этом и есть подлинная сила власти: уметь услышать другое мнение, признать свои недоработки, исправить положение.

Я, например, полностью согласен с тем, что Конституция страны требует улучшения. Мы сформировали рабочую группу, которая занялась этим. В ней участвуют и оппозиционеры, их там даже больше, чем представителей власти.

Другое дело, что мы уже дважды меняли свой основной закон и оба раза делали это в пылу политической схватки. Естественно, что это сказалось на качестве. Казалось бы, больше нельзя так поступать, нельзя делать конституцию жертвенной овцой. Мы тут бьем все мировые рекорды. Но, нет. Опять радикалы требуют срочно в один день принять уже третью конституцию. Естественно, что я не могу на это согласиться. Мы будем действовать быстро, но не второпях.

В целом направление изменений понятно и всеми признается: смешанная форма правления в сторону укрепления всех ветвей власти и совершенствования работы судов. Думаю, что специалисты могут в ближайшие дни подготовить выверенный, приемлемый для всех вариант и внести его в Жогорку Кенеш.

При этом митинги, конечно, не прибавят вдумчивости. Оппозиция откровенно использует их для продавливания своего варианта. Но есть люди с другой точкой зрения и они тоже ее намерены высказать. Нельзя, чтобы одна группа присвоила себе право говорить от имени всего народа и диктовать свои условия.

То же касается и нового правительства. От меня требовали, чтобы в состав правительства вошли оппозиционеры. У нас пока нет настолько развитой партийной системы, или такой политической ситуации, когда та или иная партия одна формирует свое правительство. Поэтому участие в правительстве представителей разных политических сил - это вполне обычная европейская практика. Я сделал главное: поручил формировать правительство человеку из оппозиции, причем очень радикальной. Алмаз Атамбаев не из тех, кто еще вчера был за президента, а сегодня против. Он уже много лет в оппозиции власти. И из правительства Ф.Кулова он ушел в свое время потому, что был не согласен с проводившейся там политикой. Он уже много лет в рыночной экономике, чем тоже выгодно отличается от своих предшественников на этом посту.

Но как только он начал формировать правительство, как тут же некоторые оппозиционеры, которые еще вчера требовали мест в правительстве, стали отказываться от участия в этом процессе. Одни просто-напросто обиделись, что не их назначили премьером, другие с самого начала и не хотели участвовать в правительстве, и только использовали это требование для организации политического противостояния. Видимо не ожидали, что президент пойдет на это. Я пошел. Я во всем поддержал премьер-министра и назначил всех, кого он предлагал. В конце концов, главное не в том, чтобы министры мне нравились, а в том, чтобы они эффективно работали. Мне и стране важен результат, а не амбиции тех или иных персон.

Тем членам правительства, которые уходили, я сказал, что в этом нет их вины. И они поняли меня, почти все. Но некоторые, наверное, обиделись и тоже теперь пойдут в оппозицию.

Знаю, что многие, говорят: не надо идти на поводу оппозиции. Но, на мой взгляд, мудрость и сила не в том, чтобы упрямо держаться только своего мнения, чтобы биться с оппонентами лоб в лоб. Даже на войне умные полководцы так не делают, а политика все-таки не совсем война. Ответственный политик должен действовать в интересах стабилизации политической обстановки, в интересах единства страны, а не ради удовлетворения собственного самолюбия или амбиций. Это оппозиция может себе такое позволить. Я - не могу.
Очень признателен тем, кто поддерживает меня. Я черпаю силу в народной поддержке. Знаю, что большинство кыргызстанцев с одобрением относится к моим действиям и понимают, что я действую, прежде всего, в интересах стабильности и согласия.
Уверяю вас, что власть в стране не слаба. Если необходимо, если будет угроза безопасности граждан или гостей Кыргызстана, я приму самые жесткие меры для пресечения нарушений закона и наказания тех, кто на это пойдет, и в стране об этом знают. Любые реваншистские или криминальные попытки получат твердый отпор.

- Может ли стремление радикальных оппозиционеров вывести 11 апреля на улицы кыргызской столицы своих сторонников спровоцировать беспорядки в Бишкеке? И как в этом случае поступит руководство государства? В какой ситуации будет дана команда на разгон демонстрации или митинга, и какими силами она будет выполняться? Как поступит руководство в случае, если демонстранты пойдут на штурм госучреждений, в том числе и Дома правительства или устроят погромы в городе?

- Надеюсь, что никто из оппозиционных политиков не имеет даже тайной мысли спровоцировать беспорядки в стране, организовывать штурмы госучреждений. Тем более, как вы понимаете, нет таких мыслей и у представителей власти. Поэтому митинги и другие акции, которые планируются и будут проводиться, не вызывают беспокойства с точки зрения возможных беспорядков.
Но все мы понимаем, и думаю, организаторы митингов также это осознают, что там, где людские массы, всегда необходимо многократно продумывать меры безопасности. Именно к этому готовятся силы правопорядка. Никто не собирается разгонять демонстрантов или митингующих. Митинги, демонстрации и другие публичные акции разрешены нашим законом и там же оговорено, как они должны проводиться, чтобы не мешать жизнедеятельности города, не угрожать спокойствию других граждан, функционированию государственных учреждений, транспортных магистралей и так далее.

Принимаются необходимые меры безопасности и на случай проведения одновременно несколькими политическими силами своих акций. Такое тоже возможно, это бывает во многих странах и мы не раз видели это, скажем, в Москве. Важно избежать возможных столкновений и конфликтов или пресечь их. Такой опыт у нашей милиции есть, сил и средств достаточно. Милиция не будет бороться с народом, но и не допустит беспорядков, кто бы их не пытался спровоцировать или организовать.

Многие горожане опасаются возможных случаев нападений на торговые точки, повреждения транспортных средств, коммуникаций. В этом отношении мэрия города, правоохранительные органы тоже принимают необходимые меры, да и сами горожане, владельцы теперь уже не позволят этого, научены горьким опытом.

Ответственность ложится и на организаторов массовых действий. Они это знают и принимают со своей стороны меры, чтобы не допустить провокаций. Уверен, что все будет нормально.

Правительство ситуацию держит под постоянным контролем.

06/04/2007
http://pda.rian.ru/interview/20070406/63259028.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован