11 марта 2000
1964

Лекарственное обеспечение льготных категорий населения

В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы Андрей Сельцовский, председатель комитета здравоохранения правительства Москвы и Михаил Анциферов, главный эндокринолог г. Москвы, профессор. Ведущие эфира Ксения Ларина, Ринат Валиулин. К. ЛАРИНА - Добрый день! Как всегда, много вопросов по льготным лекарствам. Вот, читаю вопрос: Прошу обратить ваше внимание на принятый порядок получения бесплатных лекарств для инвалидов - он очень неудобен! Дальше рассказывается, почему неудобен - мы пожилые, надо врача на дом, в аптеку тяжело ходить и т.д. А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - Вопросы помощи на дому являются предметом тщательного изучения комитета по здравоохранению. Здесь очень важно, чтобы люди присылали свои просьбы и жалобы с точным адресом. Там, где эта помощь не оказывается адресно, где у больного есть проблемы с вызовом врача на дом, с выпиской рецептов и доставкой ему на дом лекарств - это предмет нашего особого изучения сейчас. Мы хотели бы знать, где этого нет, потому как силы и средства - все это в поликлиниках есть. Поэтому с такими вопросами хотелось бы разобраться. Если есть адрес и телефон - присылайте, мы в понедельник разберемся и обязательно отзвоним. К. ЛАРИНА - Каковы вообще итоги работы в новой системе распределения льготных лекарств? А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - 1 апреля мы будем отмечать год внедрения этой системы в городе, в целом. Есть несколько моментов, которые хотелось бы отметить. Прежде всего, мы создали систему, которая работает. И мы, при наличие в городе 12 телефонов доверия, имеем незначительное количество жалоб, хотя мы их объявляли и по телевизору, и у вас. В основном, все вопросы сводятся к порядку обеспечения, а не количеству и качеству. 7 числа было правительство Москвы, на котором заслушивали нас, был сделан целый ряд замечаний, но, в основном, работа признана положительной. Мы высказали свои предложения по урегулированию процесса для максимального удовлетворения наших пациентов. С чем мы сталкиваемся прежде всего? Все вопросы можно разделить на 2 части: медицинскую и потребительскую. Медицинская - та, где мы должны делать все четко и хорошо. И нам нужна обратная связь от пациентов. В знаете, что в сети сейчас работает огромное количество врачей. И как везде это бывает, существуют 99% прекрасных сотрудников и 1% - люди, которые не совсем четко все выполняют. Нам бы хотелось с помощью наших пациентов знать, кто это, чтобы подправить. Потому как люди могут по недомыслию, по невнимательности, по каким-то личным проблемам - я далек от мысли, что кто-то будет по злому умыслу что-то делать. Мы должны этим заниматься, поэтому обязательно нужна обратная связь. Второе - если эти замечания носят системный характер, то стоило бы нам внеси изменения в деятельность вообще всей системы. И третье - это со стороны пациентов. Если перечислить все жалобы, которые подают пациенты, они носят 2 характера. Первое - удлинить сроки выдачи медикаментов, т.е. не на 1 месяц, а на 3-4 месяца, особенно летом, второе - увеличение собственно их списка и третье - негативное отношение к отечественному производителю. Я начал бы с последнего. Думаю, мы не будем изобретать велосипед, говоря о том, что у нас - прекрасные отечественные производители. Сегодня очень большой процент наших производителей работает на импортном сырье. Поэтому мы только относительно можем говорить об отечественном производителе, хотя целый ряд фирм очень мощно подошли сегодня и к производству отечественного сырья. И зачастую это сырье и препараты не хуже зарубежных. Мы должны быть готовы к тому, что мы и дальше будем заменять импорт на отечественное производство. Этот вопрос сегодня не носит характер пожелания комитета или кого-то, это - вопрос безопасности сегодня, прежде всего, наших пациентов. Потому что любое наше негативное поведение или ожесточение каких-то там режимов ввозов, сертификацией тут же повлечет за собой повышение цены. Это тут же отражается на качестве лечебного процесса. Поэтому нам легче повлиять на качество препарата отечественного и, таким образом, решить все вопросы зависимости от импортного производителя. К. ЛАРИНА - А все ли врачи хорошо знакомы с рынком лекарств? Многие в принципе не знают, какие появляются новые препараты. А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - У каждого пациента есть перечень. У каждого врача существует стандартное лечение по той форме, которую он сегодня ведет. Поэтому этот вопрос как-то неправильный. И потом, я знаю, что Михаил Борисович проводит большую серию учебных конференций - недавно состоялся Второй Московский съезд эндокринологов, где много внимания уделялось схемам лечения, возможностям использования, к сожалению, только импортных препаратов. Сегодня в той дисциплине, которую ведет в городе Михаил Борисович, в основном - импорт. Насчет сроков выписки - мы не можем на год вперед выписывать медикаменты. Но никто меня не упрекнет в том, что не может зачастую больной сам за собой следить. Даже в такой области как эндокринология, вот Михаил Борисович не даст мне соврать, все-таки нужно, чтобы врач посматривал за больным. А это - уж очень стандартизованная форма, где существует стандартное наблюдение самого больного. А у нас же есть терапия, онкология, неврология, последствия нарушения мозгового кровообращения, еще целый ряд. И что, мы будем выписывать на 4 месяца только потому, что это лето и что мы выехали на дачу? Может быть, это не очень удобно. Но это основное, почему мы так негативно к этому относимся. И потом, нас же финансируют помесячно, поэтому мы тоже не можем этого сделать. Ну, в исключительных случаях мы идем навстречу, а разрешить это тотально - наверное, это неправильно будет, прежде всего, с медицинской точки зрения. Мы всегда готовы пойти навстречу нашим пациентам, но для этого всегда должны быть объективные причины. И надо с большим доверием относиться к отечественному производителю. Я думаю, что, начиная со второго полугодия, эти изменения будут достаточно значительные в сторону отечественного производителя. Многие фирмы сейчас готовы - и в онкологии, и в терапии, и я надеюсь, что в течение 2 лет мы очень передвинемся в отечественный спектр. Р. ВАЛИУЛИН - А почему наши лекарственные средства производятся все-таки на импортном сырье? А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - Наверное, это больше вопрос к производителям. Думаю, что когда у нас упало производство вообще, в тот момент были утрачены те небольшие навыки, которые были наработаны в бывшем Союзе. И потом, многие производители остались за пределами России. К. ЛАРИНА - Вопрос с пейджера: Чем можно оправдать разброс цен на один и тот же препарат в несколько раз? Например, Дибазол стоит от 1 до 4 рублей, Пироцитам от 18 до 45 рублей А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - Я думаю, это все-таки в розничной сети. Мы сейчас от уже созданной системы обеспечения льготной категории переходим к вопросам розницы, где люди покупают медикаменты, не имея определенных льгот. Во-первых, у нас достаточно большое количество частных аптек, например, сеть аптек 36, 6. Масса предприятий аптечного толка: Алена, Сирень. И они все - частные предприятия. К сожалению, там регулировать цены мы не можем. Но это не значит, что мы никогда не будем этим заниматься. Если мы посмотрим цены аптек 36,6, то там цены несколько ниже, чем в остальных аптеках. Например, на Авиамоторной, я просто знаю этот район, есть аптека 36,6 и напротив - обычная аптека, где цены несколько выше. Р. ВАЛИУЛИН - Каким образом можно регулировать цены на лекарства в условиях рынка? А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - Или рынок, или государственное регулирование, мы же все время пытаемся одно к другому приписать. У нас сейчас около 30%, а будет около 50% аптек, которые являются частными предприятиями. Они исходят из рыночных условий. Если препарат за эти деньги покупается, то они вроде бы как не должны сбрасывать цены. Мы имеем несколько предложений для такого рода предприятий. Прежде всего это касается препаратов, входящих в жизненно важный перечень. Мы убрали определенный процент наценок для аптек - это государственная проблема, а второе - мы заметили, что если аптеки, такие как 36,6, имеют более низкие цены, чем государственные, свободно работающие как одна аптека, а не объединенные в какие-то холдинги, то, наверное, это говорит о том, что цена там ниже, где выше оборот. И мы сегодня предлагаем ряду организаций, которые уже работают на фармрынке в Москве и выиграли этот тендер, объединить в правовой холдинг аптеки для снабжения их медикаментами. Это даст возможность повысить оборот и понизить цены. Сегодня такой эксперимент мы начали проводить в ЗАО. Он дал серьезный положительный результат в цене - я считаю, что выигрыш в цене в 15-20% - это достаточно серьезно. Но мы только в самом начале, посему говорить, что мы уже что-то сделали, нецелесообразно. Вторая вещь - добровольное фармстрахование. Если вы помните, 4-5 лет назад об этом уже говорили. Но тогда, как мне кажется, в связи с прохождением другого эксперимента в городе, до этого просто не дошли, хотя авторы уже тогда были на правильном пути. Т.е. человек может заплатить определенную сумму, получить карту и покупать в течение определенного времени медикаменты по более низким ценам в счет внесенной суммы. К. ЛАРИНА - В любой аптеке? А. СЕЛЬЦОВСКИЙ - В определенной группе аптек. И эта сумма не определяет количество приобретенных вами лекарств, только по показаниям, т.е. вы должны обязательно предъявить рецепт. Мы сегодня тоже собираемся с одной из страховых компаний и фармфирм заняться этим вопросом. Вот что есть у нас сегодня из наработок, то, что мы уже начинаем делать. Я думаю, что эти вещи помогут людям, прежде всего, не имеющим льготы, чувствовать себя более уверенно в таком, пока еще не отрегулированном фармрынке. Я думаю, это вопрос времени. А также вопрос о появлении значительного количества отечественных препаратов, от специфических до препаратов широкого спектра действия. Когда появятся отечественные препараты, когда они смогут частично вытеснить импорт, я думаю - с ценами мы разберемся. К. ЛАРИНА - Я думаю, на этом мы вас отпустим. Спасибо вам большое! И до встречи в нашей студии. А с нами останется Михаил Борисович Анциферов, который будет отвечать на ваши вопросы. Главный вопрос, который задают уже многие слушатели - чем можно заменить Инсулин? М. АНЦИФЕРОВ - Как уже сказали, 7 марта прошло заседание правительства Москвы, где обсуждались вопросы льготного лекарственного обеспечения. Мне пришлось там выступить. И было сказано, что 20% финансирования, выделяемого на обеспечения льготных больных, идет на обеспечение больных с разными эндокринными заболеваниями. Таких больных в Москве около 350 000, и на первом месте стоит сахарный диабет 1 и 2 типа, 47% больных. В абсолютных числах - это 160 тысяч человек. И для них получение различных антидиабетическихх препаратов является жизненно необходимым. Это значит, что без этих препаратов жизнь человека невозможна. Если их не будет, это приведет к диабетической коме с, возможно, плохим исходом. Поэтому, когда мы говорим, что мы должны эффективно лечить наших больных сахарным диабетом, в основе должен лежать один из принципов - гарантированное постоянное обеспечение больных всеми необходимыми сахароснижающими препаратами. Инсулин относится к этим препаратом, поэтому снабжение им должно быть гарантировано в любом регионе, в любой стране для этой группы больных. И я скажу так: если больной обязан получать инсулин, он обязан получать его по медицинским показаниям в течение всей жизни. Бывают случаи, когда инсулин назначается временно. Это особая категория больных - диабет 2 типа, и это все решается по медицинским показаниям. К. ЛАРИНА - Почему районные поликлиники не выписывают таблетки Аморил? М. АНЦИФЕРОВ - В Москве существует перечень льготных лекарственных препаратов, которые отпускаются москвичам бесплатно или с определенной скидкой. Этими льготами в Москве имеют право пользоваться 1700000 человек. Больные диабетом тоже относятся к этим категориям. И все препараты, которые выделяются льготным категориям, они регламентируются в перечне. В этом году в перечне у нас 307 непатентованных международных наименований и 26 - эндокринные препараты. И когда этот список расшифровывается, т.е. переводится с международных непатентованных на обычные торговые наименования, то группа таблетированных сахароснижающих препаратов - это 5-6 препаратов, и Аморил входит в их число. Но в данном случае вопрос чисто медицинский. Если больной очень хорошо идет на Маниниле, то нет никакой необходимости назначать ему более дорогостоящий Аморил. К. ЛАРИНА - Где можно сделать операцию узловой щитовидки, по возможности, бесплатно, а если нет, то где узнать расценки? М. АНЦИФЕРОВ - По Москве - это Спасо-Перовский госпиталь мира и милосердия, бывшая больница 70 и больница 36. Если есть возможность платной операции, то таким местом является эндокринологический научный центр Хирургическая клиника. О расценках там можно узнать. В стоимость операции входит предоперационная подготовка и, может быть, дополнительные методы обследования. К. ЛАРИНА - Будет ли отечественный заменитель препарата Эссенциале форте? М. АНЦИФЕРОВ - Этот вопрос к Андрею Петровичу. Думаю, сейчас эти вопросы ведутся. К. ЛАРИНА - Как я понимаю, болезни эндокринной системы связны, прежде всего, с недостатком йода, да? М. АНЦИФЕРОВ - Совершенно правильно. И эти заболевания больше относятся к медико-социальным. 47% из этой группы по Москве - больные сахарным диабетом, а на втором месте - 35% - больные с заболеваниями щитовидной железы, из которых большой процент больных с так называемыми йод-дефицитными заболеваниями. В этом направлении сейчас ведется очень большая работа. Она была инициирована распоряжением Путина, соответствующий приказ Минздрава о лечении и профилактике этих заболеваний. И комитет по здравоохранению Москвы уже издал приказ по работе в этом направлении. Здесь вопрос не только в диагностике, но и, что очень важно, в лечении и профилактике. Когда мы говорим о массовой профилактике, то здесь, в первую очередь, надо говорить об употреблении йодированной соли, которую сейчас достаточно легко купить. И второе - продукты с высоким содержанием йода: крабы, креветки, морская капуста - морепродукты. Однако не все могут себе это позволить, поэтому видимо к вопросу о массовой профилактике надо подходить избирательно. Но сейчас очень много вопросов о таких йодированных продуктах, как хлебо-булочные изделия. Этот вопрос еще требует изучения. Хочу подчеркнуть, что в Москве достаточно много групп риска по йоддефицитным заболеваниям. К ним относятся беременные, школьники, дети, подростки, и вот этому контингенту обязательно проводить ежедневно групповую или индивидуальную йодную профилактику. И не йодированной солью, а непосредственно препаратами, которые содержат дозированное количество йода. Идеальный образец - Калий йодид: 0,5 таблетки достаточно для взрослого, и по целой - для беременных и подростков. К. ЛАРИНА - Есть ли статистика по детским заболеваниям эндокринной системы? М. АНЦИФЕРОВ - Статистика есть. Что касается йоддефицитных заболеваний, то в определенных возрастных группах - 10-15% детского населения Москвы имеет диффузное увеличение щитовидной железы. Чем это может кончится, мы можем только догадываться. Недостаток йода - это и причина умственной неполноценности и кретинизма. От достаточного количества йода зависит и ментальное, и физическое здоровье нации - это то, что постулируется Всемирной организацией здравоохранения. К. ЛАРИНА - А первопричина этого? Экологические проблемы? М. АНЦИФЕРОВ - Да, это то, что мы с вами живем в Москве, в России. По данным анализов в окружающей среде недостаточно этого микроэлемента. Мы в этом неповинны, мы живем в такой среде. Есть регионы, где еще хуже с этим, где уровень йодной недостаточности не легкий, как в Москве, а средний и даже тяжелый. К. ЛАРИНА - То есть вести ребенка к морю - это не праздная фраза, это действительно необходимо? М. АНЦИФЕРОВ - Это не решит проблемы. К морю вести надо, чтобы ребенок покупался, отдохнул. Но здесь идет речь о йодной профилактике, и одна поездка к морю этого не решит. К. ЛАРИНА - Как бы вы оценили профессиональный уровень врачей-эндокринологов? М. АНЦИФЕРОВ - В московской сети работает около 350 специалистов, часть - в поликлиниках, часть - в стационарах. В Москве 12 городских больниц, где есть специализированные эндокринные отделения, развернуто около 250 кабинетов в поликлиниках. Из этого количества врачей 30% имеют высшую аттестационную категорию, около 20 кандидатов медицинских наук. Мы в комитете достаточно делаем для того, чтобы уровень профессиональной подготовки был поднят. Есть и система аттестации, когда врач проходит специальное тестирование на компьютере, и различные тематические конференции. Вот и на Втором Московском съезде эндокринологов на повестке дня стояли вопросы более качественного и квалифицированного лечения больных с различными эндокринными заболеваниями. Москва действительно является уникальным регионом, где отрабатываются модели амбулаторного и стационарного лечения больных, которые затем внедряются в целом по России. Есть очень важная позиция - средства самоконтроля. Это тест-полоски для экспресс-определения сахара в крови и в моче. Ни один другой регион России не может похвастаться, что снабжает эндокринных больных вот этими тестами. Да, можно говорить о том, что, может быть, их надо больше выделять. Но то, что хотя бы некоторые больные это получают, это является достижением московского здравоохранения. Вопрос в том, чтобы больные умели пользоваться этим в домашних условиях. И для этого, это служит и как для более профессионального подхода, так и для качества лечения, создаются школы для больных. Там подготовленный специалист-эндокринолог ведет занятия с больными и учит их азам выживания в условиях такой болезни как сахарный диабет. В Москве уже 29 таких школ, обучено за эти годы около 16000 человек. Другим моментом, что хотелось бы подчеркнуть, является наличие аналогов Инсулина, которые действуют короче, чем обычный Инсулин, что позволяет резко увеличить качество жизни наших подопечных больных диабетом. К. ЛАРИНА - Когда же наступит то время, когда Инсулин как радикальное средство борьбы с диабетом уйдет в прошлое? М. АНЦИФЕРОВ - Он существует уже более 70 лет. Это было сенсационное открытие, которое было удостоено Нобелевской премии. Конечно, наступит время, когда это уйдет в прошлое. Но это будет решаться поэтапно, и вопрос с Инсулином в 21 веке, наверное, будет решен. И решен на, может быть, принципиально другом уровне. Мы знаем, что при заболевании диабетом 1 типа гибнут вырабатывающие инсулин клетки в поджелудочной железе. Так вот, задача не в том, чтобы отменить Инсулин, а в том, чтобы сделать так, чтобы эти клетки не умирали, а жили и выделяли у человека свой собственный инсулин в достаточном количестве. Нужно уметь выбирать людей, которые подвержены генетически этому заболеванию, блокировать эти разрушающие процессы и помогать инсулиновым клеткам выживать, чтобы они хорошо работали. К. ЛАРИНА - Какова ситуация по обеспечению Инсулином на ближайшее время. М. АНЦИФЕРОВ - Проблемы дефицита Инсулина в Москве нет. Все больные гарантированно получают этот препарат. Отдельные вопросы, связанные с подбором того или иного препарата, перехода на другую схему лечения, возникают, но такого, чтобы длительно в городе или округе у какого-то больного не было Инсулина - этого нет. Бывает, что больной доводит до того, что у него во флаконе остается 4-6 единиц, и только тогда он обращается к врачу, а там очередь или еще какие-нибудь проблемы, вот тогда он говорит - а у меня совсем нет Инсулина! И в оперативном порядке мы решаем такие вопросы. Но, в целом, в Москве достаточно Инсулина и регулярно идут плановые закупки. Следует подчеркнуть, и об этом уже говорили, что эндокринные препараты, в основном, импортные. Инсулин производится 3 крупнейшими производителями: Нова нордес, Херс, и московское правительство поддерживает проект по производству отечественного генно-инженерных человеческих инсулинов, однако, это вопрос будущего. К. ЛАРИНА - И еще важный вопрос. В связи с модой на похудение появляются различные средства. Каким-то образом они могут повредить эндокринной системе? М. АНЦИФЕРОВ - Основной принцип медицины - не навреди. И вообще, в принципе, таблетки для похудания нет. Здесь просто законы физики: чем меньше энергии поступает в организм, тем меньше ее откладывается в виде жира и тем меньше вес. И для того, чтобы человек похудел, надо сделать так, чтобы расход энергии был больше, а приток ее - меньше. То есть классическое меньше есть, больше двигаться. И это правило никто не отменит. А все остальное - рюшечки, несущественные вещи. Это уловки для людей, которые мечтают похудеть, но у них нет силы воли, чтобы сесть на разумную диету. К. ЛАРИНА - Ваше отношение к рекламе? М. АНЦИФЕРОВ - Я считаю, что должна быть определенная рекламная кампания, направленная на врачей, в большей степени имеющая информационный уклон. Когда препараты, не прошедшие определенных клинических испытаний, рекламируют как панацею от всего, я отношусь к этому крайне отрицательно. Также отрицательно я отношусь к препаратам, которые сразу можно употреблять в разных направлениях, например, диабет, онкология и инсульт - я считаю, что это просто профанация. К. ЛАРИНА - Есть ли какая-нибудь справочная, которая отвечает на вопросы именно по заболеваниям эндокринной системы? М. АНЦИФЕРОВ - Специальной нет. Есть специальный информационный отдел по эндокринологии на базе городского эндокринологического диспансера: Пречистинка, д. 37. Там есть телефон по решению организационных вопросов, т.е. нет Инсулина, нет таблеток: 246-75-39. К. ЛАРИНА - Спасибо вам большое! До встречи! М. АНЦИФЕРОВ - До свидания.

Ведущие: Ксения Ларина, Ринат Валиулин

11.03.2000

old.echo.msk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован