02 марта 2003
698

Лекарство от депрессии

В ближайшее время Государственная Дума рассмотрит во втором чтении закон "Об основах федеральной поддержки депрессивных территорий Российской Федерации". Авторы законопроекта рассчитывают, что новый Закон поможет оживить экономику дотационных регионов и установит четкий порядок предоставления финансовой помощи депрессивным территориям. Однако принятие, казалось бы, столь необходимого нормативного акта натолкнулось на жесткое сопротивление правительства.

Ситуацию прокомментировал один из авторов законопроекта депутат Государственной Думы, член Комитета по делам Федерации и региональной политике Андрей Климов.

- Местные власти и федеральный центр итак разрабатывают свои программы развития, почему именно сейчас появилась нужда принимать специальный закон?

- О необходимости такого закона было заявлено еще в середине 90-х годов. Мы уже дважды проводили парламентские слушанья на эту темы. Поэтому я не могу сказать, что эта идея возникла только что. Без закона подобного рода поддержка депрессивных территорий носит, на наш взгляд, во многом субъективный и хаотичный характер. То есть все зависит от того, какую территорию власть сегодня считает депрессивной, кому и сколько она захочет выделить средств. В результате получается, что вроде бы государство борется за развитие регионов, а с другой стороны - количество депрессивных территорий растет. Причем в законе речь идет не только о случаях, когда депрессивная территория занимает весь субъект федерации, но и об очагах депрессивности вw Roman" size=4>относительно развитых регионах. Пример: Пермская область входит в десятку индустриально-развитых территорий РФ, на ее территории расположен Кизеловский угольный бассейн, где дела обстоят, мягко скажем, не лучшим образом. Сама область не в состоянии с этим справится, она вынуждена обращаться даже за международной поддержкой. И все равно дело идет со скрипом.

То есть проблема есть, проблема очень серьезная, которую на наш взгляд, усугубляет то, что занимаются ею эпизодически, и не всегда декларируемая забота о депрессионных территориях подтверждается на уровне реальных решений. Привожу пример, у нас есть специальный фонд и программа выравнивания уровней развития субъектов федерации. Мы проанализировали, как используются эти средства, и могу вам доложить, что до 80 % этих денег идет отнюдь не на поддержку действительно нуждающихся в этом депрессивных территорий.

- Куда же идут эти средства?

- На развитие исторического центра Казани, на подготовку к празднованию трехсотлетия Петербурга и тому подобные мероприятия. Я не против этого, просто нужно называть вещи своими именами. А то мы говорим, что направляем средства на снижение существующей в стране дифференциации среди регионов, а деньги идут на какие-то другие цели. Именно поэтому нужен специальный закон. Мы должны точно определить, во-первых, что такое депрессивная территория, во-вторых, на какую федеральную поддержку она имеет право, и кто это будет определять, в-третьих, как правительство будет отчитываться перед Государственной Думой о проделанной работе. Все это должно регламентироваться законом. Мы, безусловно, не определяем ни перечень территорий, ни сколько кому нужно направить средств - это функция исполнительной власти. Но эту работу правительство должно выполнять на основании Федерального закона.

-Какие территории вы предлагаете считать депрессивными?

- Следует отличать депрессивные территории от отсталых. Это отдельная большая тема, в которую сейчас углубляться не хочу. Но смысл в том, что люди плохо живут по разным причинам: одни, потому что регион многие годы и даже столетья отставал от развития страны в целом, будь то Российская Империя или Советский Союз, другие жили нормально до определенного времени, а потом из-за резкого спада производства регионы начали отставать в своем развитии - это и есть депрессивные территории. Классический пример - Коми-Пермяцкий автономный округ, депутатом от которого я являюсь. Этот регион до 90-го года был одним из крупнейших поставщиков древесины в стране. Но изменилась мировая конъюнктура на рынке древесины, был запрещен сплав леса по рекам, а округ не имеет собственной системы железных дорог. Как следствие - спад производства, регион оказался не способен сбывать древесину в прежних объемах по конкурентным ценам. Объем производства в отрасли, где занято подавляющее большинство местного населения, упал в пять раз за два года. А было время, когда в Коми-Пермяцкий округ ехали со всей страны на заработки. Примерно та же история произошла c предприятиями ВПК. Когда перестал поступать госзаказ, производство рухнуло, мощности стали простаивать. А ведь такие предприятия нередко являются градообразующими. Но потенциал остался. Вот это и есть депрессия.

Я не соглашусь с теми, кто утверждает, что у нас вся страна - депрессивная территория. Это неверно. Поэтому мы должны четко определить критерии и выделить действительно нуждающиеся в помощи регионы, в которых возможен позитивный эффект. Когда врач приходит к больному и видит, что у него температура 38,5, то это может быть признаком многих болезней - это может быть грипп или аппендицит. И в зависимости от заболевания, применяется соответствующее лечение. Просто сбивать температуру бессмысленно, надо знать первопричину. В одном случае нужно вырезать аппендикс, в другом - проводить противовирусную терапию. Так и в нашей ситуации: мы должны четко поставить диагноз. Главный симптом болезни региона - это многократный спад в основных отраслях промышленности за последние 12 лет. Мы понимаем, что закон не может учитывать все тонкости, поэтому передаем правительству РФ право подготовить более подробный перечень признаков депрессивности на основании заложенных в законе критериев.


- В законе сказано: Целью федеральной поддержки депрессивных территорий Российской Федерации является преодоление на этих территориях спада производства и вывод их экономики в режим устойчивого саморазвития. Каким образом эта цель будет достигнута?

-Финансовые вливания сами по себе ничего не дают. Деньги из центра ведь можно использовать и на покупку легковых иномарок, как у нас это нередко случается. Мы говорим о финансовом обеспечении реальных программ, подготовленных местными администрациями и утвержденных правительством РФ. Главная цель произвести реальные сдвиги в структуре экономики региона. Делать инвестиции следует только адресно и только концентрированно. У нас нет возможности оказывать помощь всем. Если мы станем "размазывать" и без того скудные средства по всей стране, то лишь увеличим количество депрессивных территорий. Следует сосредоточить инвестиции на отдельных участках, где можно добиться быстрых и значительных результатов. Основным условием для получения господдержки будет заключение специалистов о возможности серьезного роста экономики региона в течение следующих пяти лет.

Еще одним инструментом оздоровления может стать система преференций, которые могут быть созданы на определенное время и в определенной ситуации. Речь идет не только о налоговых льготах, например, сейчас МЧС постоянно борется с последствиями стихийных бедствий, требуется новое жилье для пострадавших, напрашивается мысль о сборных деревянных домиках. Пусть правительство даст долгосрочный заказ на разработку этих домиков предприятиям Коми-Пермяцкого автономного округа. И это будет стимулировать развитие этого региона, являясь своеобразной преференцией. Налоговые льготы тоже могут иметь место, но с ними нужно очень осторожно работать, чтобы не образовались своеобразные квазиоффшорные зоны. Льготы должны получить лишь предприятия, участвующие в программе оздоровления экономики района.

В чем преимущества закона: во -первых, вытянули один регион и мы не должны его больше кормить, он сам себя содержит, а во вторых, он сможет оказать поддержку соседним территорий. Есть расчеты, которые показывают, что реализация этого закона существенно сократит расходы федерального бюджета на поддержку регионов, примерно на 10-15%.

- Предусмотрены ли в бюджете 2003 года деньги на реализацию этой программы?

Если мы примем закон, то деньги будут выделяться. Кроме того, каждый год правительство будет отчитываться перед Государственной Думой, рассказывать о результатах борьбы с зонами депрессивности. Это хороший стимул для исполнительной власти для работы в этом направлении.

- Как соотносится Ваш законопроект с реформой местного самоуправления? Ведь по проекту реформы неэффективные хозяйственники будут отстраняться от управления регионом. Не означает ли это, что над руководителями административных единиц, признанных депрессивными, повиснет "дамоклов меч" отстранения?

- Эти законы дополняют друг друга, но не пересекаются напрямую. Дело в том, что федеральная поддержка оказывается тем регионам, которые не смогут без нее обойтись. Признание территории депрессивной означает, что это территория больна, не потому что там плохие руководители, а по объективным причинам. А если деньги используются нецелевым образом, за дело берется прокуратура.

- Как относится к Вашему проекту исполнительная власть?

- Правительство не поддерживало, и не будет поддерживать этот законопроект. Приводится следующая, на мой взгляд, не очень убедительная аргументация. Министры считают, что Дума этим законом вмешивается в компетенцию кабинета министров. Странный аргумент - открываем конституцию, читаем: "правительство РФ руководствуется в своих действиях Конституцией РФ, Федеральными конституционными законами, Федеральными законами, указами президента РФ". А мы что делаем? Мы пишем федеральный закон. То есть упрек безоснователен.

Администрация президента тоже сначала настороженно относилась к законопроекту. Были претензии. Мы эти вопросы в течение четырех месяцев согласовывали с юристами Государственно-правового управления. На сегодняшний день все разногласия улажены. Я надеюсь, что президентская сторона не будет выступать против принятия наших законопроектов во втором чтение.

- Как собираются голосовать Ваши коллеги?

- Что касается депутатов, то в первом чтении они поддержали наш закон конституционным большинством. Профильный комитет единогласно проголосовал за принятие его во втором чтении. Депутатская группа "Российские регионы" решила консолидировано голосовать "за", надеюсь, нас поддержат "Народный депутат", КПРФ, возможноОВР. "Единство" обычно жестко ориентируется на правительство. Позиция СПС и "Яблока" здесь пока трудно предсказуема. Тем не менее, надежда на благоприятный исход есть, необходимые 226 голосов набрать в принципе можно. Но поскольку закон затрагивает интересы большого круга лиц, скорее всего, будет серьезное сопротивление, особенно в Совете Федерации.


http://www.klimow.ru/publictext/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован