11 июля 2012
7730

Лекция 4. Безопасность и современные проблемы морей.

Анатолий Цыганок

Современная военно-морская политика - составная часть системы обеспечения безопасности России. Военно-морская политика - составная часть государственной, морской, военной политики Российской Федерации по защите национальных интересов России в Мировом океане. Интересы России на Черном и Каспийском морях. Состояние нефтегазового комплекса прикаспийских стран. Транспортный потенциал каспийского региона. Проблемы "раздела Каспия". Планы раздела Каспия на современном этапе. Деятельность "Блексифор на Черном море. Вариант создания "Черноморской хартии". Военное противостояние на Каспии и Черном море. Деятельность Российской Каспийской флотилии. Биоресурсы и их защита. Энергетическая безопасность Каспийского моря. Столкновение интересов России и США и НАТО в акваториях морей. Вся НОТО-вскя рать. О значении Ормузского пролива и возможных угрозах безопасности судоходства в нем

Тема доклада на семинаре: Проблемы "раздела Каспия".
Биоресурсы и их защита.
Вопросы носимые на семинар (на екзамен). Интересы России на акваториях морей. Состояние нефтегазового комплекса прикаспийских стран. Транспортный потенциал каспийского региона. Проблемы "раздела Каспия". Планы раздела Каспия на современном этапе.
Военное противостояние на Каспии и Черном море. Энергетическая безопасность Каспийского моря.ВМБ России в Абхоции. Столкновение интересов НАТО, США и ОДКБ и России в акваториях Черного и Каспийских морей.

Литература.
Алексей Матвеев. Прикаспийская оборона. ВПК NN24 (91) 06 - 12 июля 2005 года. Эммин Алекперов. Американские РЛС в Азербаджане. Газета Каспий. 14.03.2006., НАТО противодействие терроризму. Брифинг НАТО - март 2005. НАТО и борьба с терроризмом. С.4.5., Андрей Венцеловский . "Операция в бархатных участках". Красная звезда.N101, 10 06.2005., И. Измоденов Транспортные перевозки по Каспию http://www.vpk-news.ru. Русико Мачаидзе. Тбилиси.газета Резонанси.15.06. 2005., Иван Никаноров. "Страж" качает мускулы. Гудок. 27.07.2005. Плугатарев Игорь. Морской десант против бумажной волокиты. НВО N34 (492), 22 .09.2006. С.3. В.И. Салыгин, А.В. Сарафян "Современные международные экономические отношения в Каспийском регионе", изд. "МГИМО-Университет" 2005, стр.325 Анатолий Цыганок. Антиусилия и "Антистраж". ВПК N44 (160) 15 - 21 ноября 2006 года. http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2006.160.articles.geopolitics_03.Совместное коммюнике представителей прикаспийских государств от 4 октября 1992г. // архив МИД азербайджанской республики. Журнал теории и практики Евразийства http://www.e-journal.ru/besop-st8-22.html. Жильцов С.С.Зонн И.С., Ушков А.М. Геополитика Каспийского региона. - М.,2003. - С.114. Владимир Щербаков.Черное море - зона противостояния.
http://nvo.ng.ru/wars/2008-09- Генерал-лейтенант запаса Клмиенко А.Ф., полковник Лутовинов В.И. ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ И СТАБИЛЬНОСТИ В Азиатско-тихоокеанском регионе И ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В XXI ВЕКЕ2. Полковник Ковтуненко М.Ю., генерал-лейтенант запаса Богданов С.А.О МЕРАХ ПО НЕЙТРАЛИЗАЦИИ ОСНОВНЫХ УГРОЗ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ПОГРАНИЧНОЙ СФЕРЕ.. Капитан 1 ранга Киселев Е.А.СОВРЕМЕННАЯ ВОЕННО-МОРСКАЯ ПОЛИТИКА - СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ СИСТЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ.4. Грачева Т.В.ГЛОБАЛЬНАЯ ВОЙНА США ЗА "НОВЫЙ МИР".5. Капитан 2 ранга Кравченко В.Ю. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВМФ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.
HTTP://WWW.NAVY.RU/; HTTP://WWW.RUSORIENT.RU/ НАТО В БАССЕЙНЕ ЧЕРНОГО МОРЯ И В ЗАКАВКАЗЬЕ: ВЗГЛЯД ИЗ ТУРЦИИ;http://www.harvard-bssp.org/bssp_rus/publications/240; HTTP://WWW.DEFENSENEWS.COM/

Введение:

Одной из острейших проблем XXI века, требующей решения в интересах настоящего и будущего благополучия и безопасности Российской Федерации, является защита и реализация ее национальных и государственных жизненно важных интересов в Мировом океане.
Занимая три четверти поверхности планеты, Мировой океан обладает огромными, не реализуемыми до настоящего времени, биологическими, топливно-энергетическими и минеральными ресурсами. Здесь проходят важнейшие транспортные коммуникации, обеспечивающие устойчивость морехозяйственных связей прибрежных государств и развитие их приморских регионов.
Здесь сегодня концентрируются различные формы хозяйственной, научно-технической, гуманитарной, политической и военной активности государств и их союзов, международных организаций, транснациональных корпораций, пересекаются интересы субъектов морской деятельности.
Освоение ресурсов Мирового океана, введение 200-мильной исключительной экономической зоны и другие действия, затрагивающие интересы прибрежных государств, обусловливают необходимость их защиты не только международно-правовыми мерами, но и, в первую очередь, посредством поддержания и укрепления морской мощи.
Это касается и обеспечения военно-стратегических интересов России в Мировом океане, которые многогранны и постоянны. Интересы обусловлены, прежде всего, огромными пространствами морей, омывающих берега России и являющихся богатейшими источниками удовлетворения социально-экономических потребностей существования и развития общества и государства.
Военно-стратегическое значение Мирового океана обусловлено и сосредоточением в его пространствах большей части стратегических ядерных сил морских держав. Современные военно-морские флоты, оснащенные авиацией и ракетными комплексами дальнего действия, способны осуществлять контроль ситуации в океане и эффективно влиять на военно-политическую стабильность в мире.
Акватории морей и океанов, а также внутренние воды, территориальное море, исключительная экономическая зона, континентальный шельф России являются районами, откуда может исходить угроза со стороны морских носителей высокоточного оружия, способных нанести существенный ущерб военно-экономическому потенциалу России.
Достаточно напомнить, что все морские державы - исторические соседи России на морских театрах располагают военно-морскими силами сопоставимыми, а некоторые и превышающими, качественно и количественно, флоты, которыми обладает Россия в этих регионах.
Увеличение военно-морского присутствия других государств в прилегающих к территории России морях и наращивание в них военно-морских группировок действующих военных блоков мы обязаны рассматривать как источники военной угрозы.
Все крупномасштабные военные конфликты последних лет подтверждают, что в случае развязывания военного конфликта против России потенциальная военная опасность будет исходить с морских и океанских направлений.
Реальность такого вывода подтверждают также постоянно действующие факторы, дестабилизирующие международную обстановку, и потенциальные источники военной опасности для России с морских и океанских направлений на Севере-Западе, Западе, Юго-Западе и Востоке.
Эффективно противодействовать этим угрозам обязан Военно-морской Флот, который является наиболее универсальным, мощным и высокомобильным видом Вооруженных Сил и который обладает практически всеми существующими средствами вооруженной борьбы, способен решать задачи и действовать в любых средах, географических районах и условиях.
В современных условиях многообразие действующих факторов и особенности положения России в мире потребовали новых подходов к формированию системы взглядов на применение и развитие морской мощи Российской Федерации и ее основной составляющей Военно-морского Флота.
Для решения этой общегосударственной проблемы Правительством Российской Федерации уже приняты кардинальные меры.
10 августа 1998 года постановлением Правительства Российской Федерации N 919 утверждена Федеральная целевая программа "Мировой океан", основной целью которой является комплексное решение проблем изучения, освоения и эффективного использования ресурсов и пространств Мирового океана в интересах экономического развития, обеспечения безопасности страны и охраны ее морских границ.
Реализация Программы, а она спланирована на 15-20 лет, должна обеспечить защиту интересов России в Мировом океане, повысить политическую стабильность, обороноспособность страны на морских и океанских направлениях, сохранение и развитие научно-технического, экономического и сырьевого потенциала страны. К разработке Программы были привлечены все министерства и ведомства Российской Федерации, связанные с морской деятельностью России, в том числе и Министерство обороны, которое ответственно за реализацию раздела "Военно-стратегические интересы России в Мировом океане".
Основной целью подпрограммы "Военно-стратегические интересы России в Мировом океане" определено: сформировать единую скоординированную государственную политику совершенствования и развития Военно-морского Флота для обеспечения национальных интересов России в Мировом океане, военной безопасности и повышения международного авторитета.
Для достижения указанной цели планируется поэтапно решить следующие основные задачи:
- сформировать основополагающие принципы (положения) государственной политики в интересах сохранения и развития Военно-морского Флота и применения его для защиты интересов России в Мировом океане, включая охрану ее морских границ;
- задержать процесс ослабления военно-морского потенциала России и не допустить снижения технической и боевой готовности ВМФ ниже критического уровня;
- скоординировать государственное регулирование проблем, связанных с перспективами строительства и применения ВМФ, обеспечением поступательного сбалансированного развития основных компонентов ВМФ.
Разработанная подпрограмма "Военно-стратегические интересы России в Мировом океане", как механизм реализации поэтапного комплексного решения проблемы обеспечения национальных интересов в Мировом океане, содержит мероприятия, ориентированные на координацию государственного регулирования проблем, связанных с перспективами строительства и применения ВМФ России, обеспечение поступательного, сбалансированного развития его основных компонентов, сохранение научно-технического потенциала судостроения и смежных отраслей промышленности, организацию совместной деятельности ВМФ и хозяйственных структур государства, обеспечение экологической безопасности функционирования объектов ВМФ на всех этапах их жизненного цикла.
Без преувеличения можно сказать, что впервые в истории России разработан документ, в основу которого положена идея о необходимости комплексного общегосударственного подхода к развитию морской силы Российского государства, восстановлению и укреплению ее позиций в Мировом океане.
Значимость ВМФ, масштабность и сложность экономических, технологических и социальных задач, связанных с содержанием и строительством флота, выводят проблему его дальнейшего развития за пределы ведомственных интересов и возможностей только Министерства обороны Российской Федерации.
Поэтому основой подпрограммы является разработанный проект Военно-морской доктрины России, которая в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 1 ноября 1997 года N 1574-р должна стать самостоятельным разделом новой военной доктрины России.
В проекте Военно-морской стратегии (доктрины) России сформулированы основополагающие принципы и положения государственной политики в интересах сохранения и развития военно-морского потенциала государства, а также его применения для обеспечения обороноспособности страны.
Данный документ станет нормативно-правовой базой строительства, развития и применения Военно-морского Флота России на ближайшую и дальнюю перспективы, базой, которая должна обеспечить национальное влияние и безопасность экономической деятельности России на акваториях Мирового океана, сдерживание возможных угроз национальной безопасности России, своевременную оборону и отражение агрессии с морских направлений.
Военно-морская стратегия Российской Федерации, как составная часть Федеральной целевой программы "Мировой океан", выполняет и координирующую роль в достижении основной цели программы - комплексного решения проблемы изучения, освоения и эффективного использования ресурсов и пространств Мирового океана в интересах экономического развития, обеспечения международных интересов России, безопасности страны и охраны ее морских границ.
В настоящее время работа над проектом Военно-морской стратегии в Министерстве обороны завершена, закончено его согласование с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти для последующего утверждения Президентом Российской Федерации. Все Министерства и ведомства Российской Федерации, которым он был направлен на рассмотрение и согласование, поддержали необходимость разработки и принятия этого документа.
Утверждение Военно-морской стратегии на уровне Президента Российской Федерации послужит развитию всех составляющих морской мощи государства.
Вся деятельность Военно-морского Флота будет осуществляться в соответствии с системой Стратегических действий (операций) Вооруженных Сил Российской Федерации в мирное и военное время.
В мирное время Военно-морской Флот в рамках стратегического сдерживания выполняет весь комплекс возложенных на него задач в оперативно важных районах Мирового океана:
- осуществляет разведывательно-информационные действия;
- обеспечивает безопасность экономической деятельности государства, военно-морское присутствие путем несения боевой службы и боевого дежурства;
- выполняет миротворческие функции в формах морской блокады, боевых и систематических боевых действий;
- оказывает, при необходимости, помощь войскам, воинским формированиям и органам МВД, МЧС и ФПС России;
- обеспечивает охрану и защиту Государственной границы в подводной среде;
- морские стратегические ядерные силы участвуют в составе СЯС в обеспечении ядерного сдерживания.
В угрожаемый период и военное время Военно-морской Флот участвует в стратегическом развертывании Вооруженных Сил в океанские и морские районы.
В рамках стратегической воздушно-космической операции или воздушной операции на стратегическом направлении силы флотов, флотилий разнородных сил (ФлРС) будут вести боевые действия по отражению воздушного нападения противника.
В ходе ведения стратегических действий на театре военных действий силы флотов будут проводить операции флотов (флотилий) и вести боевые действия.
В стратегической операции ядерных сил морские стратегические ядерные силы, а также подводные лодки, оснащенные крылатыми ракетами морского базирования, будут вести боевые действия с применением стратегического ядерного оружия.
При определенных условиях в рамках стратегических действий на театре военных действий флоты могут проводить операции (боевые действия) со стратегическими целями.
Такое деление системы операций Вооруженных Сил Российской Федерации, когда любое применение Вооруженных Сил Российской Федерации, независимо от масштабов и районов, находится в рамках стратегических действий, рассматривается в настоящее время в Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации.
В то же время, по мнению Академии военных наук, целесообразно выделить в общей системе стратегических действий боевое применение Вооруженных сил в локальных войнах и военных конфликтах и стратегические операции и действия в крупномасштабной войне. При этом уточняются и формы применения Военно-морского флота: для локальных войн и военных конфликтов они заключаются в проведении боевых действий и операций флотов, а в крупномасштабной войне Военно-морской Флот ведет стратегические действия и операции ВМФ на океанских и морских зонах (ТВД).
Проведение полномасштабных стратегических действий ВМФ на океанских ТВД в современных условиях практически маловероятно, по причине отсутствия сил дальней морской и океанской зоны, за исключением многоцелевых атомных подводных лодок, а также необходимого количества сил и средств тылового и технического обеспечения, недостаточно развитой системы управления силами в удаленных районах (зонах) океана.
Но отказываться от теоретических проработок такой стратегической формы действий ВМФ ни в коем случае нельзя.
Опыт оперативной подготовки последних лет показывает, что стратегические операции будут планироваться и проводиться применительно к региональной или мировой войне, при этом во всех случаях флот будет принимать в них участие в формах операции флота, морских операций и боевых действий.
Проведение операции флота, операций ФлРС наиболее реально в условиях региональной или мировой войны, так как эта форма применения в полном объеме охватывает весь возможный объем целей и задач, которые в той или иной мере будут свойственны и для других форм применения, а морских операций (по отдельным задачам) в рамках локальной войны.
Необходимо отметить, что в современных условиях реально проведение только первых операций флота и ФлРС начального периода войны.
В современных условиях продолжает оставаться реальным участие сил флотов в общевойсковых совместных операциях, в первую очередь противодесантной операции фронта (армии, корпуса) и морской (воздушно-морской) десантной операции.
Участие сил в этих операциях возможно как в условиях вооруженного конфликта, так и во всех указанных выше войнах (локальной, региональной и мировой) с некоторыми особенностями, связанными с характером и объемом поставленных задач, составом противоборствующих сил, особенностями района проведения операций.
Наиболее приемлемой формой применения объединений ВС РФ в современных условиях в ходе вооруженных конфликтов и локальных войн является совместная специальная операция (действия), проводимая временно создаваемыми группировками различных видов ВС, родов войск и сил при решающей роли определенного вида ВС (сухопутных войск).
Участие сил флота в таких операциях будет осуществляться в форме боевых действий, если рассматривать вооруженный конфликт, а в локальной войне возможно наряду с боевыми действиями и проведение морских операций.
Учитывая возможный характер нарастания военной угрозы, реальное состояние сил и средств флота и взаимодействующих объединений и соединений других видов ВС, оперативное оборудование театра в пределах операционной зоны флота, степень развития инфраструктуры военно-экономического, государственно-политического управления можно сделать вывод, что с началом военных действий флоты будут вести первые операции флота (ФлРС) начального периода войны, а в дальнейшем боевые действия как самостоятельные, так и совместные в рамках общевойсковых операций.
Наверное, будет целесообразным возвратиться к такой форме применения, как систематические боевые действия сил флота, которая являлась основной формой применения в период Великой Отечественной войны.
Систематические боевые действия - разновидность боевых действий, представляющих собой форму оперативного применения объединений сил ВМФ с ограниченными целями и задачами для непрерывного воздействия на противника, воспрещения или сковывания действий его войск (сил), нанесения ему потерь, а также создания благоприятной обстановки своим войскам (силам) в определенном районе (на театре).
Безусловно, что сейчас достаточно сложно прийти к единому мнению в этом сложнейшем вопросе. Структуры стратегических действий, предложенные Генеральным штабом и Академией военных наук, видимо, в совокупности и должны составить ту основу, на которой необходимо разработать окончательный вариант системы стратегических действий Вооруженных сил Российской Федерации.
Какие шаги мы видим в области развития морской мощи России ? Было бы глубокой ошибкой считать, что решение задачи обеспечения безопасности Российской Федерации с морских и океанских направлений заключается только в наличии сильного Военно-Морского Флота и эффективности его применения.
Проблема намного шире. Восстановление позиций России как морской державы может осуществляться только на основе долговременной государственной политики развития всех составляющих морской мощи государства, в развитии которой необходимо рассматривать две взаимосвязанных стороны: военную и экономическую.
Военная сторона реализуется через Военно-морской Флот, наличие которого характеризует реальную способность обеспечить и защитить интересы России в Мировом океане.
Материальным выражением экономической стороны является транспортный, промысловый и научно-исследовательский флоты, наука об океане, различные отрасли промышленности, а также кадры ученых, конструкторов, инженеров и техников, и, тем более, моряков с их многообразными и почетными специальностями.
В целях координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в ходе реализации федеральной целевой программы "Мировой океан" постановлением Правительства Российской Федерации образована Межведомственная комиссия, в состав которой включены представители всех министерств и ведомств, связанных с морской деятельностью России в Мировом океане, на уровне заместителей министров. От Министерства обороны в комиссию включен Главнокомандующий ВМФ. Председателем комиссии определен Министр экономики Российской Федерации. (Хотя можно было бы говорить о создании "Морской коллегии" при Президенте России).
Для достижения поставленных в рамках Программы целей по обеспечению скоординированной деятельности России в Мировом океане с учетом ее национальных интересов и необходимости комплексных мер по усилению ее морской силы, как необходимого элемента национальной безопасности государства, требуется, на наш взгляд, в процессе реализации Программы четкое согласование планируемых программных мероприятий с официально принятыми доктринальными положениями долговременной государственной политики в сфере морской деятельности.
Отсутствие в настоящее время законодательно утвержденной Морской доктрины России приводит к непоследовательности и конъюнктурности в решении проблем, связанных с деятельностью России в Мировом океане, утрате ее международного авторитета, как морской державы, что недопустимо ни в настоящем, ни в будущем.
В целях поддержания роли России как морской державы целесообразно разработать на основе материалов ФЦП "Мировой океан" и предложений, высказанных на этой конференции, морскую доктрину России с последующим утверждением ее на государственном уровне. Принятие такого документа позволит в корне изменить ведомственный подход к решению проблем морской мощи России и обеспечит устойчивое развитие каждой ее составляющей.
Для России это основной экономический и политический выход из сегодняшнего кризисного состояния.
Главную задачу недавно открытого при Главкомате Военно-морского Флота отделения Академии военных наук ("Национальные интересы России в Мировом океане и стратегия их реализации"), как ядра научной мысли флота, я вижу в анализе современного этапа строительства и развития всех составляющих морской мощи государства, формировании целей ее развития, в подготовке необходимых предложений и документов для их рассмотрения во властных структурах государства.
Безусловно, что какие бы умные и правильные идеи и предложения не выдвигались на любых совещаниях или конференциях, независимо от их уровня и представительства, их реализация будет зависеть от того, насколько полно они войдут в государственные решения, точнее, насколько люди, находящиеся в органах государственной власти и от которых зависит формирование и принятие решений, смогут понять, проникнуться, отстаивать и претворять в жизнь эти идеи.
И с этой позиции деятельность Академии военных наук, специалистов по изучению проблем морской деятельности России, тем более, всех участников проводимой конференции, трудно переоценить.
Морская мощь нашего государства как и во все времена должна быть направлена на обеспечение благоприятного экономического развития страны и неустанного укрепления ее обороноспособности.
Объединению усилий государства на развитие всех компонентов морской мощи России мы должны уделять неослабное внимание.
Будущий XXI век будет веком Мирового океана, и Россия должна быть к этому готова.
Современная военно-морская политика - составная часть системы обеспечения безопасности России.

Россия наряду с другими государствами мирового сообщества, имеет национальные интересы в Мировом океане во всех основных сферах своей деятельности: в политической, экономической, научной и военной. Эти интересы распространяются на внутренние воды, территориальное море, исключительную экономическую зону и континентальный шельф Российской Федерации, а также на пространства Мирового океана, находящиеся за пределами юрисдикции прибрежных государств.
Исторически Россия - ведущая морская держава, исходя из ее пространственных, геофизических особенностей, места и роли в глобальных и региональных международных отношениях. Она заслужила этот статус благодаря географическому положению с выходом в три океана и протяженности морских границ, а также огромному вкладу в изучение Мирового океана, в развитие морского судоходства, многим великим открытиям, сделанным известны?ми русскими мореплавателями и путешественниками.
Судьба флота в истории нашего Отечества всегда находилась в прямой зависимости от понимания руководством страны значения обладания Россией морской силой, необходимости ее развития на основе единой государственной политики. Недооценка же значения морской силы для развития государства, снижение внимания к проблемам флота всегда приводили к тяжелейшим последствиям для России. Этот исторический опыт имеет огромное значение для поиска решений проблем сегодняшнего дня.
События последнего десятилетия резко изменили геополитическую расстановку сил в области мировой морской деятельности. Они крайне негативно повлияли на морской потенциал Российской Федерации, его экономическую и военную составляющие, все взаимосвязанные компоненты: транспортный, промысловый, военно-морской и научно-исследователь?ский флоты, науку об океане, различные отрасли промышленности, систему базирования и терминалов, кадры ученых, конструкторов, инженеров и техников и тем более моряков с их многообразными и уникальными специальностями.
Существенно сократились наиболее важные для морского судоходства и, следовательно, экономики страны выходы к морям, особенно балтийские коммуникационные возможности - самые короткие и дешевые для связи со странами Европы. Более чем вдвое сократились мор?ские транспортные возможности России на Черном море. Около 50 процентов портово-прибрежной инфраструктуры остались в других странах СНГ. Почти 40 процентов внешнеторговых морских перевозок обслуживают порты Балтии и Украины. А ведь доля российских экспортно-импортных грузов в общем объеме перевалки через порты Балтии составляет 70 - 80 процентов. Доходы этих стран от выполнения такой работы превышают 30 процентов от их валового национального продукта. Потери России - более 2 млрд. долларов ежегодно.
Особо негативно это сказалось на военном компоненте морского потенциала - Военно-Морском Флоте. Резко, почти в четыре раза, сократился боевой корабельный состав, возросли сложности с судоремонтом кораблей, нарастает процесс старения флота.
В результате, начиная с 90-х годов и по настоящее время, Россия стала терять свои позиции великой морской державы. Российская морская деятельность, сущность которой состав?ляет реализация потребностей нации в освоении Мирового океана и использование его для развития экономики, за последнее десятилетие фактически стала подходить к рубежу необра?тимого распада.
Хозяйственная сфера в море и возможности военно-стратегического использования океанов продолжают неразрывно расширяться, обеспечивая и дополняя друг друга. Морское хозяйство все более превращается в сложный многоотраслевой комплекс, все виды производства и защиты которого взаимосвязаны и взаимодействуют между собой, будучи объединенными Мировым океаном.
Таким образом, одними из важнейших приоритетов политики государства в области обеспечения национальной безопасности, требующих неотложного практического решения в интересах экономического развития и безопасности Российской Федерации, должны были стать защита и реализация ее национальных интересов в Мировом океане.
Это касается, прежде всего, двух взаимосвязанных проблем: разрешать противоречия, устранять угрозы, обеспечивать и осуществлять деятельность России в Мировом океане политико-дипломатическими, экономическими, информационными и другими невоенными средствами, с одной стороны, и в то же время обладать необходимой военно-морской силой и уметь ее эффективно использовать для силовой поддержки морской деятельности государства - с другой.
Значение Мирового океана для устойчивого развития Российской Федерации, потребность национальных интересов, необходимость формирования в обществе морской культуры выдвинули решение целого ряда вопросов государственной важности, связанных с Мировым океаном, на уровень национальной проблемы, имеющей приоритетный характер. Воссоздание и развитие морской силы России и ее основного компонента - Военно-Морского Флота станут возможными только при наличии в государстве постоянной, целенаправленной, скоординированной, преемственной военно - морской политики России, твердо и неуклонно проводимой на всех уровнях исполнительной и законодательной власти.
Военно-морская политика - составная часть государственной, морской, военной политики Российской Федерации по защите национальных интересов России в Мировом океанею
Сущность военно-морской политики России, как составной части государственной и военной политики государства и его союзников, заключается в деятельности высшего политического руководства страны, государственных органов законодательной и исполнительной власти по упорядочению отношений с другими нациями и государствами в Мировом океане. Важнейшей проблемой военно-морской политики является разработка механизмов по созданию, развитию, определению условий и пределов применения военно-морского потенциала государства, достаточного для защиты национальных интересов России в Мировом океане, суверенитета и территориальной целостности, обеспечения обороны и безопасности государства с морских направлений.
Содержание военно-морской политики составляет совокупность политических средств, форм, методов в рамках которых должно происходить развитие, демонстрация или применение военно-морского потенциала государства с целью защиты национальных интересов России в Мировом океане, обеспечения военной безопасности государства с морских направлений, суверенитета и территориальной целостности.
Для достижения главной внешнеполитической цели - создания условий, исключающих возникновение войн, других форм военного насилия, предотвращения военных столкновений в Мировом океане и прилегающих к побережью России морских акваториях, основным направлением и главными задачами российской военно-морской политики целесообразно считать формирование и развитие военно-морского потенциала российского государства.
Для внутриполитических целей основным назначением и задачами российской военно-морской политики целесообразно определить обеспечение устойчивости функционирования системы объектов военно-морской деятельности России.
Военно-морская политика базируется на следующих основных принципах:
- централизованное государственное управление военно-морской деятельностью на осно?ве единой государственной политики;
- адекватность реагирования с применением как военных, так и невоенных мер на военные угрозы Российской Федерации с морских и океанских направлений;
- ненанесение ущерба международной безопасности, соответствие военно-морской деятель?ности законодательству Российской Федерации и принятым ею международным обязательствам.
В конкретном плане российская военно-морская политика должна определить следующее:
- возможность и пределы решения политических задач обеспечения стабильности в отношениях между всеми субъектами власти в Мировом океане. Должна быть решена проблема сдерживания военно-политического руководства других стран от развязывания войны с морских направлений против России на основе возможности применения Военно-Морского Флота своей страны, а в случае начала агрессии - необходимость и пределы применения Военно-Морского Флота для достижения политических целей защиты национальных интересов России в Мировом океане и обеспечения военной безопасности страны с морских направлений.
- количественные и качественные характеристики необходимости и достаточности военно-морского потенциала.
- пути и формы использования Военно-Морского Флота, способы защиты национальных интересов России в Мировом океане и обеспечения военной безопасности с морских направлений.
- политические (договорные) меры предупреждения и принуждения политических соперников к выполнению заключенных ранее международных договоров и конвенций в области сокращения морских вооружений, соблюдения режима нераспространения оружия массового уничтожения.
- цели и задачи, структуру государственной системы обеспечения устойчивости (надежности и безопасности) функционирования системы объектов военно-морской деятельности в мирное и военное время, связанных с эксплуатацией, транспортированием, выводом из боевого состава, разборкой систем ядерного оружия, ядерных реакторов подводных лодок, надводных кораблей и утилизацией.
- рамки законодательно-правового и нормативного обеспечения процессов принятия высших политических решений в области военно-морской политики, связанных с функционированием системы объектов ядерного оружия, ядерных реакторов на различных этапах их жизненного цикла.
Содержание и политические механизмы решения правовых проблем военно-морской политики России в Мировом океане базируются на соблюдении и внедрении в Федеральное законодательное право России нормативных положений международного права, которые могут служить правовым основанием для следующих видов военно-морской деятельности и военно-морской политики России в Мировом океане:
- военно-морского судоходства и морепользования;

- миротворческой деятельности с участием соединений, кораблей ВМФ и совместного решения проблем борьбы с пиратством в море;
- спасательной деятельности ВМФ и спасения экипажей кораблей ВМФ;

- внешнеполитической дипломатической деятельности по регулированию отношений между странами в Мировом океане, сокращению военно-морских вооружений;
- обеспечению всех видов безопасности и защиты морей, океанов от загрязнения.
Вопросы военно-морского судоходства, морепользования, военно-морского присутствия соединений и кораблей ВМФ России в стратегически важных районах Мирового океана регламентируются положениями Конвенции 1982 г. по морскому праву (КМП) и согласительных протоколов 1994- 1997гг. к ней. КМП вступила в силу 16 ноября 1994 г., а значительная часть морских держав поддержала и ратифицировала положения КМП только в 1997 г. В настоящее время КМП является всеобъемлющим планом оптимального использования Мирового океана и служит ныне правовым основанием для целой сети дополнительных договоров и конвенций, касающихся судоходства и морепользования.
Президентом РФ, Советом Безопасности и Правительством Российской Федерации приняты основополагающие документы и решения в области совершенствования и развития морской деятельности Российской Федерации: Указ Президента РФ от 4 марта 2000 г. "О совершенствовании морской деятельности Российской Федерации", постановление Правительства РФ от 14 июня 2000 г. "О мерах по совершенствованию морской деятельности Российской Федерации", утверждены "Основы политики Российской Федерации в области морской деятельности до 2010 года" и "Морская доктрина Российской Федерации до 2020 года". Создана Морская коллегия: высший консультативный совет при Правительстве РФ. На государственном уровне окончательно сформировалось понимание, что XXI век будет веком Мирового океана и Россия должна быть к этому готова.
В "Основах политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности до 2010 года" изложены основополагающие принципы и положения политики государства в целях сохранения и развития военно-морского потенциала страны, а также его применения в интересах реализации и защиты национальных интересов России в Мировом океане. Подчеркнуто, что защита военными средствами национальных интересов и обеспечение безопасности Российской Федерации в Мировом океане является одним из важнейших направлений политики государства.
Следует отметить также, что в Военную доктрину Российской Федерации включен пункт, определяющий, что решение задач по защите национальных интересов Российской Федерации в Мировом океане осуществляется в соответствии с "Основами политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности".
Решение задач парирования угроз и гарантированного обеспечения государственных интересов и безопасности Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане должно ба?зироваться на поддержании достаточного военно-морского потенциала страны.
"Основами политики Российской Федерации..." определено, что Военно-Морской Флот - это главная составляющая и основа морского потенциала Российского государства, вид Вооруженных Сил РФ, предназначенный для обеспечения защиты интересов России и ее союз?ников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильно?сти в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.
Что касается Морской доктрины Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ в 2001 году, то этот документ по сути является совокупностью принятых в государстве научно обоснованных взглядов на цели, задачи и характер развития деятельности государства в Мировом океане и прилежащих акваториях, а также способы их реализации и обеспечения с учетом экономических возможностей государства, кораблестроения и судостроения, действующего международного права и национальных интересов. Морская доктрина является логическим продолжением принятых в государстве доктринальных документов: Концепции национальной безопасности, Концепции внешней политики, Военной доктрины и других и является основой для проведения морской политики государства во всех областях морской деятельности, в том числе и военно-морской.
В Морской доктрине раскрываются понятия, содержание и пути реализации национальной морской политики, определяются ее главные цели и приоритеты на функциональных направле?ниях и особенности их воплощения на региональных направлениях.
Функциональные направления морской политики рассматривают виды морской деятельности (транспортную, промысловую, научную, военно-морскую и пр.) в зависимости от экономической и военно-политической ситуации в мире и места России в международных отношениях.
Региональные направления морской политики учитывают географическое положение России, ее пространственные и геофизические особенности, политику других морских держав в прилежащих районах Мирового океана.
Такое разделение позволяет увязать в соответствии с интересами государства деятельность федеральных органов исполнительной власти, имеющих в ведении и в сфере деятельности флот, с деятельностью органов власти приморских субъектов Российской Федерации.
Морская доктрина должна в корне изменить ведомственный подход к решению проблем морского потенциала России и обеспечить устойчивое развитие каждой его составляющей. Такая доктрина становится действенным инструментом общегосударственной системы координации морской деятельно?сти государства, будет во многом способствовать достижению общесистемного экономичес?кого эффекта и национальных интересов России в целом, а также содействовать укреплению международного авторитета России как ведущей морской державы.
Реализация положений Морской доктрины осуществляется Правительством РФ через Морскую коллегию России, созданную в 2001 году по указанию Президента РФ. Целью деятельности коллегии является создание условий для решения Правительством РФ в соответствии с нормами российского и международного морского законодательства задач государства в Мировом океане во внешнеполитической, экономической, научной, информационной, международно-правовой, военной и других областях.

Интересы России на Черном и Каспийских морях.

Какими боевыми кораблями основных классов располагает ныне российский Черноморский флот: одна дизель-электрическая подводная лодка проекта 877В с водометным движителем, один ракетный крейсер, два больших противолодочных корабля проекта 1134Б (один - в длительном ремонте), по одному СКР проектов 61М, 1135 и 1135М, три больших десантных корабля проекта 1171 и четыре БДК проекта 775М, два ракетных корабля на воздушной подушке проекта 1239 со сверхзвуковыми ПКР "Москит", два малых ракетных корабля проекта 12341 с ПКР "Малахит" (один из них - МРК "Мираж" - потопил в ходе недавнего конфликта грузинский боевой катер), семь малых противолодочных кораблей, а также шесть ракетных катеров, вооруженных противокорабельными ракетами "Термит" (1 РКА), "Уран" (1 РКА) и "Москит" (4 РКА) и девять тральщиков.
Суммарный боезапас противокорабельных ракетных комплексов составляет 96 ракет (16 ПКР П-500 ПКРК "Базальт"; 8 ракет комплекса "Метель", способных поражать надводные цели; 16 ПКР Х-36 комплекса "Уран", 8 ракет комплекса УРПК-5 "Раструб", 32 ПКР комплекса "Москит", 12 ПКР П-120 комплекса "Малахит" и 4 ПКР П-15М комплекса "Термит"), а также 368 ракет комплексов "Оса-М" и "Оса-МА", 16 ЗУР комплекса "Волна", обладающих способностью поражать надводные цели на малых дальностях.
Таким образом, по количеству противокорабельных ракет и ЗУР большой дальности, способных применяться по надводным целям, весь российский Черноморский флот проигрывает в 1,5 раза всего лишь пяти "натовским" кораблям. К тому же, за исключением ПКР комплекса "Уран", все остальные противокорабельные ракеты являются разработками 30-летней и более давности и имеют системы управления и наведения, уже плохо отвечающие жестким требованиям современной войны на море.

Площадь Каспийского моря составляет 371000 кв. км. В северной части глубины до 22 м, в южной до 1025 м.В море впадают реки: Волга, Урал, Терек, Кура и др. соленость от 11 - 13% на юго-востоке до 5% близ устья Волги.Каспийское море омывает берега пяти государств: России, Казахстана, Туркмении, Ирана, Азербайджана.
Главные порты: Астрахань, Махачкала, Баку, Ленкорань, Актау, Красноводск, Энзели.Месторождение нефти: общие ресурсы - 34 до 36 млрд. тонн (в Персидском заливе - 95-1 млрд. тонн) и газа: прогнозируемые ресурсы - 8297 млрд. куб. м, добыча солей. Рыболовство: семейство осетровых, лещ, сазан, судак, килька, промысел тюленя.
Каспийское море содержит шесть отдельных нефти - и газосодержащих геополитических бассейнов; их большая часть до конца пока не обследована. Здесь уже открыто 20 нефтегазовых месторождений и выявлено еще около 250 перспективных нефтеносных участников, однако вероятность обнаружения в них нефти в коммерческих количествах оценивается в 15-20%. Сроки окончательной разведки всех месторождений региона будут зависеть главным образом от перспективных цен на нефть в ближайшее десятилетие.
Последние несколько лет проблемы Каспийского региона стали объектом активной внешнеполитической деятельности многих государств. Помимо прикаспийских государств, эти проблемы остро волнуют и развитые страны запада. Действительно, перспективность Каспия как нефтедобывающего региона и его уникальное географическое положение делают его острием геополитических противоречий, значение которых простирается далеко за пределы собственно прикаспийских государств. В этой связи особое значение приобретает поиск таких путей урегулирования статуса Каспийского моря, которые обеспечили бы сбалансированный учет интересов всех прибрежных государств и, тем самым, региональную экономическую и политическую стабильность.
С начала 90-х гг. 20 века регион Каспийского моря стал новым центром притяжения интересов государств Запада и Востока. Распад СССР на 15 отдельных суверенных государств ознаменовал новый этап в современной истории. Ломка экономической и политической формации, переход на новые методы хозяйствования, изменение системы мирохозяйственных отношений - все это болезненно сказалось на всех республиках бывшего СССР. Однако с середины 90-х годов ситуация стала постепенно меняться - Россия, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан постепенно преодолели экономический кризис, что во многом было связано с активными темпами освоения энергетических ресурсов, в том числе каспийского региона.
Данный процесс открыл регион для освоения энергетических ресурсов Каспия странами международного сообщества. Разведанные и доказанные запасы углеводородного сырья, в особенности нефти, стали объектом исключительного внимания мирового нефтяного бизнеса. Объемы этих запасов позволили назвать Каспий вторым Персидским заливом. Каспийская нефть имеет все шансы сыграть важную роль в обеспечении Европы энергоносителями. Особо значимыми каспийские углеводороды могут стать к середине следующего десятилетия, когда добыча и экспорт нефти и газа северного моря начнут падать. Энергоресурсы Каспия могут быть также привлекательными и для азиатского рынка. Наличие больших запасов углеводородного сырья на Каспии обусловили стремление США, стран ЕС и Турции расширить свое политическое и экономическое присутствие в этом районе земного шара. Помимо вопросов освоения месторождений нефти и газа на Каспий, особое значение приобрели вопросы, связанные с транспортировкой этих ресурсов на основные энергетические рынки. С учетом существующих и проектируемых маршрутов нефти - и газопроводов РФ пытается играть ключевую роль в регионе.

Активная разработка недр каспийского моря вынесла на поверхность проблему правового статуса Каспия, вернее - его несовершенство и не соответствие современным реалиям.
До распада СССР правовой режим на Каспии определялся Договором между РСФСР и Персией (Ираном) 1921г. и Договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираном 1940г. договор от 26 февраля 1921г. предусматривал равные права России и Ирана в отношении свободного плавания по Каспию, а также равные права пользования в отношении "пограничных рек и вод". Предусматривая де-юре равные права России и Ирана на пользование Каспия, данный Договор заключался в соответствии с генеральной внешнеполитической линией России на исключение присутствия иных иностранных государств в Каспийском бассейне. Договор 1940 года окончательно закрепил принцип "закрытости" Каспийского моря для судов иных государств.
Таким образом, сформировался правовой режим Каспия как водного бассейна, находившегося в исключительном ведении двух государств, и назывался "советским и иранским" морем.
Однако данный правовой статус Каспийского моря и его составляющие не регулировали столь важные вопросы как режим недропользования, вопросы охраны окружающей среды, не затрагивали вопросов разведки и использования минеральных ресурсов Каспия. В этой ситуации, вновь образованные прикаспийские страны, начали проявлять заинтересованность в урегулировании проблемы и процесс по выработке нового правового статуса Каспийского моря продолжается по сей день.
Отсутствие единой внешнеполитической линии бывших советских республик в отношении Каспия привело к затягиванию решения проблемы правового статуса моря более чем на десятилетие.
Сначала 90-х годов ХХ века РФ, Республика Казахстан, Азербайджанская Республика, и Туркменистан начали постепенный процесс становления внешнеполитических курсов на основе собственных национальных интересов. В итоге переговорный процесс между ними и Ираном по вопросу Каспия практически встал в тупик. Особенностью данного периода являлся неоднозначный подход к уже существующей, но устаревшей, правовой базе по Каспию. Проблема состояла в том, что условия бывших советско-иранских договоров не устраивали новые прикаспийские государства, которые поставили вопрос пересмотра статуса Каспия с целью разделения этого водоема на национальные зоны.
Нерешенность данной проблемы превратил Каспий в лакомый кусок для других мировых держав. Превратил в один из важнейших регионов планеты, где одновременно пресекаются геополитические, экономические, военно-стратегические интересы главных региональных мировых держав.
Эта активная конкурентная борьба происходит в условиях нового соотношения международных сил, резко изменившегося после распада СССР, на фоне неравномерного распределения и быстрого истощения собственной сырьевой базы большинства современных промышленно развитых государств. Постоянно возрастающее внимание США и их союзников к этой зоне связано не только с тем, что этот богатый энергетическими ресурсами регион представляет собой альтернативу поставщикам нефти из ОПЕК, но и тем, что здесь находиться важнейшее пересечении мировых энергетических и товарных коммуникаций в рамках кратчайших торговых путей Север-Юг, Европа - Азия.
Наибольшее беспокойство у РФ вызывают действия (всех без исключения стран Каспия) по милитаризации региона и целенаправленному наращиванию национальных военно-морских сил. Между каспийскими государствами естественно есть экономические, военно-политические и географические противоречия. А при вмешательстве "международного сообщества" (в формате США, или в формате НАТО) эти противоречия усложнятся.
Стремление Вашингтона усилить свое влияние в этом регионе обосновывается не только стремлением обезопасить транспортный коридор нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, но и желанием иметь тыловые базы для силового решения иранской проблемы.
"Как заявил посол США в Баку Рино Харниш в интервью американскому агентству AFP, "Вашингтон уже выделил 30 млн. долларов на усовершенствование береговой охраны Азербайджана. Теперь США намерены потратить 135 млн. долларов в рамках программы "Каспийский страж", которая предусматривает улучшение состояния ВМС Азербайджана и Казахстана"
Агентство AFP также сообщило, что США уже соорудила две радиолокационные станции. Новейшей техникой будут оснащены ВМС и Пограничная служба Азербайджана, о чем говорил, выступая в Конгрессе США, главком европейского командования ВС США генерал Джеймс Джонс. По его словам, Соединенные Штаты "достигли огромного прогресса в продвижении в жизнь программы "Каспийский страж", суть которой состоит в создании интегрированного режима контроля в воздухе, на воде и на сухопутных границах Азербайджана и Казахстана и быстром реагировании на возникновение чрезвычайной ситуации, включая угрозы нападения террористов на нефтяные объекты. Официально провозглашается борьба с ядерными устремлениями.
У РФ есть стремление ограничить влияние США и НАТО на Каспии - в зоне, непосредственно примыкающей к центральным областям России, Уралу и Поволжью. Москва считает, что планы "Каспийского стража" направлены не только против Ирана, но и против России. Президент Владимир Путин сказал, что "государства Каспия, объединив усилия, смогут эффективно сами решить все эти вопросы".
Наблюдается острое соперничество в вопросах добычи и транспортировки нефти, прежде всего между США, ЕС и Турцией, с одной стороны, и Россией - с другой. На основе азербайджанского "контракта века" (8млдр. долл.) создан международный консорциум, пять американских компаний получили 44% акций. Выделяется несколько направлений транспортировки каспийской нефти, в том числе российское и грузинское - к черноморским портам, турецкое - к портам Средиземноморья, иранское - к персидскому заливу, восточные - к странам АТР и в Пакистан. С учетом того, что на возможных направлениях транспортировки нефти расположены крупные очаги региональных конфликтов на Северном Кавказе, в Нагорном Карабахе и Курдистане, предпочтение в будущем будет отдано маршрутам, контролируемым США и их союзникам по НАТО. На южно-европейском театре НАТО в Средиземноморье сосредоточена самая крупная группировка военно-морских сил Североатлантического блока, способного защитить "жизненные интересы" стран - участниц инвестиционных проектов в каспийском регионе.
В этом регионе интересы США переплетаются, вступая в противоречие с интересами Турции, а также Китая. Хотя Турция и является сателлитом американцев, но, постепенно набирая геополитический вес, начинает играть все более заметную роль на юге Евразии.
Как показала жизнь, геополитическая риторика и деятельность президента США Буша- младшего по отношению ко многим странам Ближнего Востока вообще, а к Ирану в частности стала более агрессивной, чем при прежней администрации. Естественно, что это полностью относится и к Каспийскому региону, который Вашингтон после разрушения СССР объявил зоной своих стратегических интересов. Безусловно, политика США на Каспий будет направлена, прежде всего, против России и Ирана. Это обстоятельство в первую очередь вынуждает Москву и Тегеран объединиться против американской экспансии на Каспий. Хотя даже после визита в Москву иранского президента Хатами между нашими странами остаются противоречия по разделу Каспия: Иран предлагает этот раздел по 20% каждой из пяти прикаспийских стран, а Россия, Азербайджан и Казахстан предлагают делить дно пропорционально пограничной зоне, но не делить водную поверхность.
В начале 2001г. Россия предприняла ряд энергичных шагов для сближения с Азербайджаном, чтобы "отбить" его у США и Турции. Если тенденция сближения сохранится, то это позволит Москве укрепить свои позиции на Каспии и Закавказье, а в дальнейшем ей будет легче найти общий язык с Ираном. Свои разногласия с Тегераном по Каспию Москва с лихвой может компенсировать тесным военно - техническим сотрудничеством, что служит интересам обоих государств. Иран активно поддерживает позицию России по вопросу сохранения Договора по противоракетной обороне 1977г., Соглашения о сокращении стратегических наступательных вооружений, а также против продвижения НАТО на Восток, особенно в Грузию, Казахстан, страны ЦА. Если Москве удастся переориентировать Баку на Россию, то в ближайшем будущем может быть создана ось Москва - Баку - Тегеран .
Каспийский регион в силу его геостратегического положения, политических, экономических, экологических, гуманитарных и иных факторов имеет для РФ важное значение, в том числе и в плане обеспечения национальной безопасности военно-политического и социально-экономического характера. РФ, как одна из основных стран постсоветского пространства, пытается сохранить свое влияние, в регионе учитывая, как энергетический, так и геополитический фактор.
Первой попыткой к решению данной проблемы стала созванная Ираном в феврале 1992г., межправительственная конференция - Организация экономического сотрудничества на Каспийском море, на которой принимающая сторона предложила учредить Организацию по сотрудничеству на Каспийском море .
Было проведено очень много встреч, как многосторонних, так и двухсторонних. Темп переговорам всегда задавали Россия и Казахстан. Так, например, 6 июля 1998г. РФ и Республика Казахстан подписали Соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления прав на недропользование, которое стало статусным для Каспия. Был закреплен принцип - "делим дно, а вода общая".
Остановимся подробнее на этапах совместных усилий.
По итогам межправительственной конференции, где было предложено учредить Организацию по сотрудничеству на Каспийском море было выпущено Коммюнике от 17 февраля 1992г., которое констатирует необходимость активизировать переговорный процесс на многосторонней основе и создать механизм сотрудничества сторон на каспийском море .
Осенью 1992г. прикаспийские страны собрались на специальной конференции в Тегеране. Итоговое Совместное коммюнике от 4 октября 1992г. определило круг вопросов, по которому стороны должны сотрудничать. Это - вопросы правового статуса Каспия, вопросы по использованию минеральных и биологических ресурсов водоема и т.д. Однако сторонам не удалось договориться о создании организации по сотрудничеству на каспийском море.
В 1993г. были проведены три встречи по Каспию, однако они не дали каких-либо результатов (август 1993г. - г. Решт (Иран), 14 октября 1993г - Астрахань, 8-10декабря 1993 года - Ашхабад). Знаменательным для этого периода взаимоотношений стал туркменский закон о государственной границе, по которому у Туркменистана появилось территориальное море в 12 миль и исключительная экономическая зона, т.е. на лицо неправомерное применение Ашхабадом норм Конвенции ООН по морскому праву.
Следующая встреча с участием пяти прикаспийских государств состоялась в октябре 1994г. в Москве, на которой РФ, республика Азербайджан и Республика Казахстан представили свои проекты Конвенции . Стороны определили свои позиции и высказали их по всей каспийской проблематике. Особенностью российского варианта было предложение о совместном использовании Каспия, т.е. речь шла о кондоминиуме. Будучи поддержанной Ираном, эта позиция о кондоминиуме была отвергнута всеми остальными участниками. Проект Соглашения также содержал положение о создании межгосударственной организации по сотрудничеству на каспийском море с соответствующими профильными комитетами. Проект азербайджанской стороны более открыто показывал позиции этого государства по вопросу о статусе каспийского моря. В частности, предлагалось рассматривать каспийское море как пограничное озеро, а при делимитации - основываться на международном праве. Азербайджан предложил разделить Каспий на сектора, хотя из смысла проекта не понятен правовой режим этих секторов - то ли режим, присущий суверенным территориям, то ли режим суверенных прав. В последующем варианте азербайджанской стороной был представлен второй вариант проекта, в котором уже был указан режим секторов. Эти сектора определялись как неотъемлемые части территории прикаспийских государств, государственная граница которых демилитаризовалась по зеркалу каспийского моря с вертикальной проекцией для определения границы воздушного пространства, водной толщи, дна и недр моря. Второй вариант также содержал положение о методе делимитации, который сводился к делимитации по срединной линии с условленной между сторонами ее модификации. Камнем преткновения стал вопрос об иранском секторе, который предполагалось ограничить прямой линией, исходящей от южной границы Азербайджана и Ирана (линия Астара - Гасан - кули).
Казахский проект был достаточно близок по смыслу с проектом, предъявленным азербайджанской стороной с точки зрения использования Каспия. Но главным отличием было то, что руководство Казахстана предложило рассматривать каспийское море исключительно как морское пространство и применять к нему, соответственно, нормы Конвенции ООН 1982г. по морскому праву. Ни один проект не был принят в качестве основы для последующей выработки статуса Каспийского моря. Но переговорный процесс не останавливался. С 1995г. стороны стали все больше вступать в контакт для решения проблем Каспия. В начале 1995г. в Туркменистане прошла встреча, повесткой которой было обсуждение российского проекта Соглашения о сохранении и освещении биоресурсов Каспия. Удалось достичь соглашения практически по всем положениям проекта, за исключением вопроса о районе исключительной национальной юрисдикции на ловлю рыбы. Россия предложила установить 15-мильную зону, Казахстан 20-мильную зону, Иран - 30-милюную зону, а Азербайджан и Туркменистан - 40 мильные зоны рыболовной юрисдикции. В результате компромисса стороны, за исключением Азербайджанской республики, согласились на ширину в 20 миль. В итоге, подписание первого совместного документа по Каспию было сорвано.
Переговорный процесс продолжался 15-16 мая 1995г. в Алма-Ате на научно-практической конференции по Каспийской проблеме. На конференции был снова поднят вопрос о создании международной организации по Каспию. Однако это предложение не было поддержано Азербайджаном, который предложил создать вместо международной организации постоянную рабочую группу по определению правового статуса Каспия. Что касается переговорных позиций по правовому статусу, то стороны не продвинулись дальше к компромиссу и продолжали настаивать на своих позициях, высказанных на московской конференции 1994г. Единственным моментом, объединившим стороны, стало принципиальное согласие на учреждение рабочей группы, которая бы занималась правовым статусом Каспия и координировала позиции сторон. Рабочая группа создавалась на уровне начальников юридических департаментов национальных МИД, а в последствии (с 2000года) - на уровне заместителей министров иностранных дел.
В конце июня 1995г. состоялась первая встреча рабочей группы в Тегеране. Российской стороной предлагалось заключить один международно-правовой документ, который регулировал бы все аспекты каспийской проблематики. Не достигнув определенного решения по вопросу, стороны договорились об одном принципе: вопрос правового статуса каспийского моря и различных аспектов его использования и охраны должен быть решен на основе консенсуса. Этот принцип стал основополагающим для дальнейшего хода переговорного процесса. Однако отсутствие видимого прогресса по результатам этой встречи перевесило согласие на решение вопроса консенсусом, и, в итоге, на второй встрече, состоявшейся 26-27 сентября 1995г. в Алма-Ате, российская сторона не была представлена. В отсутствии российской делегации Казахстан, Азербайджан, Туркменистан и Иран определили дальнейшие принципы, на основе которых стороны будут сотрудничать в целях достижения регулирования правового статуса Каспия:
Сотрудничество будет осуществляться на основе Устава ООН и основных принципов международного права.
Каспийское море должно быть демилитаризовано с использованием его исключительно в мирных целях.
Признавая, уязвимость экологии Каспия, стороны должны осуществлять природоохранную деятельность в целях сохранения, воспроизводства и рационального использования биоресурсов Каспийского моря.
Стороны ответственны за ущерб, причиненный экосистеме Каспия и друг другу при освоении моря.
Устанавливается принцип свободы торгового и промышленного судоходства.
Из всех этих принципов для РФ неприемлем принцип демилитаризации каспийского моря, поскольку он подрывает основы безопасности России в регионе, тем более в свете постоянного роста угрозы терроризма и религиозного экстремизма.
Этот принцип был включен по настоянию нейтрального Туркменистана и Ирана, так как Иран не имел особо значимого военно-морского флота в регионе. Эту позицию Ирана можно рассматривать всего лишь как геополитическую игру, а также размерную карту для дальнейших переговоров.
Крайне негативное влияние на переговорный процесс и его принципы оказало одностороннее действие Азербайджана, который включил 11 статью в новую конституцию страны с 1995г. эта статья конституционно закрепила секторальный подход Азербайджана, распространив суверенитет этого государства на дно, водную толщу и воздушное пространство "азербайджанского сектора каспийского моря".
1996г. ознаменовался очередной безрезультатной встречей. На переговоры в Ашхабаде 11-12 ноября с участием сторон на уровне министров иностранных дел РФ пришла с двумя предложениями.
Первое предложение заключалось в том, что каждое государство получало зону шириной в 45 миль, в которой государства осуществляли свою юрисдикцию на основе суверенных прав. Под юрисдикцию государства попадали и те участки каспийского моря, в районе которого данное конкретное государство разрабатывает или приступает к разработке нефтегазовых месторождений дна моря (так называемая точечная юрисдикция). Остальное же пространство оставалось в совместном пользовании пяти прикаспийских стран. Предлагалось учредить акционерное общество с равным долевым участием России, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана для использования ресурсов в районе общего пользования. Такое предложение свидетельствует о постепенном переходе российской позиции по статусу Каспийского моря и его делимитации от общего пользования в пользу раздела водоема на зоны/сектора.
Туркменистан поддержал российский проект, однако положение о точечной юрисдикции было воспринято негативно, поскольку это предложение в одностороннем порядке решало спор Баку и Ашхабада по спорным месторождениям. Таким образом, это предложение не прошло.
До начала ашхабадских переговоров, в апреле 1996г. состоялся визит президента России в Казахстан, по итогам которого было подписано совместное заявление о сотрудничестве по использованию каспийского моря. Заявление содержит общее мнение сторон относительно того, что выработка "Конвенции о правовом статусе Каспийского моря является их первоочередной и неотложной задачей". Стороны признали права друг друга на проведение работ по освоению минеральных и биологических ресурсов каспийского моря. Стороны также договорились об обмене "конкретными предложениями о развитии взаимовыгодного сотрудничества по согласованной программе, включая геофизические и геологоразведочные работы, а также освоение месторождений углеводородного сырья". Таким признанием Россия и Казахстан, фактически, подорвали перспективы решения вопроса о правовом статусе каспийского моря на многосторонней основе.
1997г. также не продвинул многосторонний переговорный процесс к решению правового статуса Каспия. На заседании рабочей группы в мае 1997г. в Алма-Ате национальные делегации должны были рассмотреть четыре проекта конвенции по правовому статусу Каспия. Было принято решение взять за основу казахстанский проект и на его основе продолжить работу. Это, тем не менее, не привело к какому-либо компромиссному решению. Алма-атинской встречей закончился многосторонний переговорный процесс в 1997г.

В настоящее время страны Каспийского бассейна пришли к следующему, в процессе по согласованию проекта по Конвенции о правовом статусе Каспия:
Во-первых, в принципах деятельности на Каспии, т.е. стороны -
- действуют исходя из жизненно-важного значения Каспийского моря для сторон и его населения,
- обладают суверенными правами в отношении Каспия и его ресурсов,
- действуют с целью углубления и расширения добрососедских отношений,
- действуют, учитывая геополитические изменения, которые произошли в регионе,
- признают политическое, экономическое, социальное и культурное значение Каспийского моря,
- сознают ответственность перед сегодняшними и будущими поколениями, за сохранение Каспийского моря, а также устойчивое развитие региона,
- выражают уверенность в том, что конвенция будет способствовать развитию и укреплению сотрудничества в мирных целях, рациональное использование ресурсов, изучению, защите и сохранению его природной среды,
- основываются на нормах и принципах Устава ООН и международного права, включая уважение суверенитета, независимости, территориальной целостности, суверенного равенства государств, неприменения силы или угроз, уважения, сотрудничества и невмешательство во внутренние дела другого государства.
Во-вторых, стороны считают, что Каспий - водоем, окруженный территориями государств - сторон настоящей конвенции.
В-третьих, Каспийское море используется в мирных целях, для превращения его в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, решения всех спорных вопросов мирными средствами.
В-четвертых, стороны согласились сохранять свободу торгового судоходства на Каспии только для пятерых прикаспийских государств.
В-пятых, стороны совместно устанавливают нормы и правила, касающиеся, в частности - лицензирования рыбного промысла, определения квот вылова, регулирования сезонов и районов рыбного промысла и т.д.
Вопросы, по которым может быть принято компромиссное решение, включают такие аспекты, как
-определение видов морских пространств,
- вопросы суверенитета и суверенных прав,
- вопросы выбора делимитации,
- прокладки подводных трубопроводов,
- обращение в международные судебные инстанции по спорам, возникающим в связи деятельностью на Каспийском море.
Из принципиальных вопросов, по которым нет согласия, это - аспект демилитаризации Каспийского моря, мирный проход военных судов в мировой океан.
"Проблемы Каспия решаются по принципу чайной ложки и надолго растягиваются. Проблема заключается в том, что позиции пяти прикаспийских стран разнятся в геополитическом измерении. Понятно, что Россия и Иран пытаются играть доминирующую роль, так как это страны со сложившимися традициями государственности, которые еще со времен Петра делили Каспий между собой. Но что касается последующих событий, связанных с определением статуса Каспия, то это очень вязкий процесс, потому что ни одна страна не хочет уступать из соображений геополитической конъюнктуры", - заявил Аббасов.
По его словам, три страны - Россия, Казахстан и Азербайджан уже поделили между собой Каспий на секторы.
"В настоящее время именно на южную часть перепадает острая напряженность. Так как на север уже отходить некуда, а вот на юге Азербайджан, Иран и Туркменистан должны выработать какой-то консенсус. При этом официальный Тегеран понимает, что выставляет заведомо невыполнимые требования, когда говорит об увеличении своей доли Каспия до 20%, а потом еще больше хотят. Они специально так делают, чтобы потом получить желанный минимум. Я считаю неправильным то, что вопросом дележа единой акватории Каспия заняты только три страны. Было бы лучше эту проблему решать впятером. Принимая также во внимание тот факт, что нерешенность статуса Каспия не мешает ни одной из сторон решать собственные проблемы в этой акватории, то решение общей проблемы не представляет столь большой важности. Просто идет перетягивание каната", - отметил Аббасов.
Политолог напоминает, что в свое время страны Персидского залива столкнулись с аналогичной проблемой, когда делили шельф.
"Иран, Саудовская Аравия, Оман, Катар, Бахрейн, ОАЭ очень тщательно и скрупулезно делили шельф. Но до сих пор еще остаются спорные участки. При этом ситуация на Каспии менее напряженная, чем в Персидском заливе. На мой взгляд, для решения проблемы статуса Каспия должны произойти какие-то масштабные изменения в геополитической панораме региона. В этом случае прикаспийские регионы придут к консенсусу. Но это будет еще не скоро", - подчеркнул Аббасов.
Правовед Кямиль Салимов согласен со своим коллегой в том, что до конца года завершение работы над конвенцией по статусу Каспия не реально.
"Дело в том, что правовой статус Каспия упирается более в политику, нежели в право.
С политико-экономической точки зрения всем известно о доминирующей роли России, заинтересованной в том, чтобы энергосырье поступало в Европу через ее территорию. А в условиях, когда после землетрясения в Японии и аварии на АЭС в Фукусиме многие европейские страны приняли решение уменьшать выработку энергии на своих АЭС, возрастает потребность в углеводородном сырье и в поставках посредством российской территории. Поэтому я считаю, что пока позиции России расходятся с некоторыми европейскими странами относительно маршрутов поставок энергосырья, вопрос статуса Каспия решен не будет. К тому же играет свою негативную роль непримиримая позиция Ирана и Туркменистана по вопросу статуса", - отметил Салимов.
Комментируя военную составляющую определения правового статуса Каспия и будущее военного присутствия на Каспии, Аббасов подчеркнул, что чисто географически Каспий имеет преимущество, выраженное в том, что в его акваторию не имеют доступа флоты и военные соединения других стран, не имеющие географического отношения к Каспию.
"Каждая из пяти прикаспийских стран либо уже осваивает принадлежащий ей шельф Каспия, либо только собирается. То есть, каждая из этих стран обладает своими экономическими интересами на Каспии, которые нуждаются в военной защите от внешних посягательств. Ведь есть месторождения углеводородного сырья, находящиеся в спорных широтах. Поэтому страны считают своим долгом создать военно-морскую базу или соединение, способное защитить от посягательств. Но, на мой взгляд, это носит некий гипотетический характер, так как я не верю в возможность повышения напряжения между прикаспийскими государствами до такого высокого градуса, когда начнется выяснение отношений с помощью военной силы. Дело в том, что президенты пяти прикаспийских стран, так же, как и их министры, часто встречаются, проводят переговоры, решают насущные вопросы, и в связи с этим маловероятно начало боевых действий на Каспии. А осуществляемая прикаспийскими странами милитаризация наблюдается в разумных пределах. Ведь Каспий - закрытый водоем, опасаться проникновения в него военных сил других стран не стоит. Поэтому на Каспии нет каких-то стратегических вооружений. Прикаспийские страны обладают некими пограничными группами кораблей. и все. Россия и Иран, безусловно, обладают более сильными военно-морскими группировками на Каспии, но и они не собираются воевать", - заявил Аббасов.
С другой стороны, он считает, что и вопрос о демилитаризации пока не стоит на повестке дня.
"Естественно, когда вопрос статуса Каспия найдет свое решение, тогда и отпадет необходимость в дальнейшем вооружении на Каспии. Вот тогда и можно будет обсуждать демилитаризацию", - резюмировал Аббасов.
Салимов, в свою очередь уверен, что чисто в военном плане Россия доминирует над другими прикаспийскими странами.
"С другой стороны, как бы все эти страны не говорили о мирном Каспии, Туркменистан, Казахстан и Иран закупают новые корабли, усиливают свои ВМС на море. Таким образом, идет постоянная милитаризация Каспия, и она будет только усиливаться, пока позиции сторон не определены. Это очень опасно, так как, принимая во внимание количество разрабатываемых нефтегазовых месторождений на море, любой конфликт на море может привести к экологической катастрофе пострашнее, чем недавняя катастрофа в Мексиканском заливе", - сказал в заключение Салимов.

Прежде чем конкретизировать переговорные позиции, с которыми на данный момент выступают РФ, Республика Казахстан, Азербайджанская Республика, Туркменистан и Исламская Республика Иран, рассмотрим некоторые аспекты, влияющие на выбор решение той или иной стороны.
Состояние нефтегазового комплекса прикаспийских стран.
Характер современных экономических отношений между государствами Каспийского региона - Россией, Азербайджаном, Казахстаном, Туркменистаном, Ираном - определяется во многом тем фактором, что четыре из перечисленных государств, в свое время, входили в состав СССР, а сегодня являются членами СНГ. Однако в сложившихся новых геополитических условиях целый ряд государств региона, традиционно входивших в орбиту влияния России, всячески стремиться переориентироваться на промышленно развитые государства Запада. Попытки наладить многостороннее сотрудничество в регионе велись с самого начала прошлого десятилетия. Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан стали членами СНГ. К концу десятилетия сотрудничество в рамках СНГ стало, в значительной степени, региональным, и страны СНГ вошли в различные блоки, в рамках которых интеграционные процессы носили более глубокий характер. Чрезвычайно важную роль играет двустороннее партнерство между государствами региона. Крупнейшим и наиболее сильным с экономической точки зрения государством в регионе, бесспорно, является Россия, которую, по сути, можно назвать политическим и экономическим региональным лидером. Для Казахстана и Туркменистана Россия является основным внешнеэкономическим партнером, для Азербайджана и Ирана - одним из крупнейших стратегических партнеров.
Вопрос об углеводородных запасах каспийского региона и бассейна каспийского моря является ключевым. Богатства моря - первопричина той жесточайшей политической борьбы, которая ведется в регионе. После обнаружения огромных месторождений нефти и газа каспийское море стало ареной столкновения интересов:
- во-первых, пяти приближенных государств по вопросу определения правового статуса моря и способов его дальнейшего разграничения;
- во-вторых, Прикаспийских и соседних государств, таких как Иран, РФ, Грузия, Украина, вокруг транспортировки сырья,
- в-третьих, крупнейших транснациональных энергетических, транспортных и строительных корпораций.
Каспийское море содержит шесть отдельных нефти - и газосодержащих геополитических бассейнов; их большая часть до конца пока не обследована. Здесь уже открыто 20 нефтегазовых месторождений и выявлено еще около 250 перспективных нефтеносных участников, однако вероятность обнаружения в них нефти в коммерческих количествах оценивается в 15-20%. Сроки окончательной разведки всех месторождений региона будут зависеть главным образом от перспективных цен на нефть в ближайшее десятилетие.
Вести добычу на шельфе сложнее и примерно в три раза дороже, чем на суше, но уже сейчас в мире 30% добываемых углеводородов поступают с шельфов. По прогнозу, 2010 году эта доля достигнет 60%. Суша уже давно изучена, открытия новых крупных месторождений на ней не ждут, а многие, из ныне разрабатываемых, уже истощены. Поэтому приморские государства весьма ревностно относятся к разделу дна моря.
На долю морских подводных месторождений каспийского шельфа приходится от 30-40% известных в регионе топливных ресурсов. Доля газа, в пересчете на нефтяной эквивалент составляет примерно 30%. Всего же в полномасштабную добычу и транспортировку каспийской нефти и газа необходимо вложить до 150-200 млрд. долл.
На сегодняшний день наибольшую активность в проведении разведочных и эксплуатационных работ на своих нефтяных месторождениях проявляют Азербайджан и Казахстан. К 2010г. на первом месте по объему добычи нефти может оказаться Казахстан - 55%, на втором - Азербайджан - 32%, а на Россию и Туркменистан в сумме будет приходить около 13%.
На Казахстан в связи с этим Вашингтон делает ставку, ему крайне необходимо, чтобы казахская нефть пошла в ОЭТ, поэтому он уже объявил о начале реализации "хьюстонской инициативы", принятой Назарбаевым и Бушем, согласно этой программе в предстоящие десять лет США намерены инвестировать в нефтегазовую отрасль Казахстана гигантскую сумму - 200 млрд. долл. .
Кроме США, Великобритания и Турция, в Каспийском бассейне становятся все более заметны Германия, Франция, Китай, Саудовская Аравия, Катар, Оман, ОАЭ, Япония. Особо необходимо отметить, что сейчас англо-американнские сырьевые компании контролируют уже 27% нефтяных запасов региона и 40% газовых и останавливаться на этом не намерены. Российские компании с учетом того, что России принадлежит примерно пятая часть дна Каспия, далеко позади - 10% нефти и 8% газа. Администрация США придает огромное значение газопроводу, соединяющего Баку с турецким городом Эрзурум.
Нефть становится все больше разменной монетой в политических играх, в силовых давлениях для решения своих политических амбиций. Согласно заявлениям, которые в воскресенье прозвучали в правительстве страны, президент Ильхам Алиев пригрозил прекратить поставки азербайджанской нефти по нефтепроводам, которые контролирует Россия, после намерения Москвы повысить стоимость импорта природного газа для стран Южно-Кавказского региона. Алиев сказал, что к такому шагу его подтолкнули заявления Москвы больше, чем в два раза повысить цены на газ до 230 долларов (EUR173) за тысячу кубометров.
"Несомненно, что это очень высокая цена, поэтому мы рассматриваем альтернативные варианты", - сказал он в пятницу на заседании глав политических ведомств. В воскресенье пресс-служба правительства распространила стенограмму заседания. "Я даю вам задание обсудить вопрос о приостановке работы трубопровода Баку -Новороссийск", - сказал он.
Европа обеспокоена тем, что Россия намеревается использовать свои богатые энергетические ресурсы в качестве политического оружия. Россия угрожала значительно повысить цену за природный газ некоторым странам бывшего Советского Союза, чья политика не всегда совпадала с политикой Москвы.
Опасения западных стран повышает также тот факт, что Москва контролирует трубопроводы, поставляющие нефть и природный газ не только из России, но и из стран Центральной Азии. Азербайджан, у которого есть значительные запасы нефти и газа, импортирует из России 4,5 млрд. кубометров "голубого топлива" для удовлетворения внутренних нужд страны.
С открытием в 2006 году нового трубопровода Баку -Тбилиси- Эрзурум ( турецкий портовый город на берегу Средиземного моря), у Азербайджана появился экспортный маршрут, который может стать альтернативой трубопроводам, контролируемым Россией, таким как трубопровод Баку -Новороссийск. Азербайджан экспортирует около 17,5 млн. баррелей сырой нефти по российскому трубопроводу. Эльдар Намазов, независимый политический аналитик, говорит, что трубопровод Баку -Новороссийск не выгодный для Азербайджана.
"Азербайджан теряет десятки миллионов, перекачивая нефть по трубопроводу Баку -Новороссийск, так как это не самый выгодный путь транспортировки нефти, использование этого трубопровода - это политический шаг", - сказал он в интервью информационному агентству Associated Press.
Транспортный потенциал каспийского региона.
В качестве альтернативной российской трубопроводной системе были предложены два проекта маршрутов: Баку - Супса (Грузия, Черное море) и Баку - Тбилиси - Джейхан (Турция, средиземное море). Первым маршрутом, который прошел в обход России, стал трубопровод Баку - Супса, по которому доставляется ранняя азербайджанская нефть с месторождения Чираг. Проект нашел поддержку после дестабилизации ситуации в Чечне, через территорию которой проходила часть нефтепровода Баку- Новороссийск. Протяженность маршрута Баку - Супса, который проходит через территорию Грузии с дальнейшей транспортировкой нефти в черноморские порты Самсун и Факию (Турция), Бургас (Болгария), Одессу (Украина), составляет до 10 млн. тонн нефти в год, что в несколько раз меньше, чем у нефтепровода Баку - Новороссийск, мощность которого, по различным оценкам, в будущем может быть доведена до 40 - 50 млн. тонн нефти в год. .
Вторым маршрутом является трубопровод Баку - Тбилиси - Джейхан. 1 августа 2002г. было подписано соглашение о начале строительства этого трубопровода. Он стал основным конкурентом нефтепроводов, проходящим по территории России. Может быть, в кратчайшие сроки, связан с маршрутом Баку - Супса и, кроме того, уже имеет связь с трубопроводом из Ирака.
В последние годы рынок нефтеперевозок на Каспии переживает подъем. Основные потоки нефтегрузов на Каспии идут с Востока на Запад - из казахстанского Актау и туркменского Туркменбаши в сторону Махачкалы и Баку, а также с севера на юг - в иранские порты. Незначительное количество нефти и мазута перевозится (в основном из Туркменистана) по Волго-Дону на Черное море. В 2005 году по Каспийскому морю было перевезено 23,3 млн. тонн.
В ожидании существенного увеличения объемов экспорта каспийские пароходства активно размещают крупные заказы на судостроительных верфях (прежде всего российских).
Азербайджанское государственное Каспийское морское пароходство ("Каспар"), до недавнего времени был практически монопольным перевозчиком нефтегрузов на Каспии. После распада СССР в его распоряжении перешел весь каспийский нефтеналивной флот.
В 2004-2005 годах из Нижнего Новгорода (завод "Красное Сормово") в Баку были поставлены 3 современных танкера водоизмещением по 13 тыс. тонн (4-й будет поставлен летом этого года, заказано еще 2), их ориентировочная стоимость - 15,5 млн. долларов. Они будут осуществлять основные объемы нефтеперевозок.
В отличие от Азербайджана в Казахстане и Туркмении создают свой нефтеналивной флот с нуля.
До 2005 года "Казмортрансфлот", не имея собственного флота, арендовал танкеры у "Каспара" и "Волготанкера". Сейчас "Казмортрансфлот" владеет 3 танкерами дедвейтом 12 тыс. тонн (построены на Выборгском заводе, общая стоимость - свыше 40 млн. долл.), еще несколько - строятся.
Компания Mobilex Energy Ltd. тоже создает собственный танкерный флот для перевозок на Каспии. Она уже приобрела 3 танкера водоизмещением 12 тыс. т. "Всего Mobilex заказала на Выборгском судостроительном заводе 10 танкеров, 5 из которых будут готовы к 2007 году. До 2010 года Mobilex обещает инвестировать в проекты по развитию танкерных перевозок на Каспии и нефтяного терминала в Актау около 400 млн. долларов" .
Компания Palmali, второй по величине речной нефтеперевозчик в России все активнее ведет себя в Каспийском бассейне. Palmali работает на всех основных маршрутах каспийских нефтеперевозок (кроме направления на Баку). Пароходство Palmali, которое располагает танкерами дедвейтом 15-30 тыс. т, не планирует использовать их на Каспии, где она эксплуатирует суда грузоподъемностью 6-8 тыс. т.
Давно работающий на Каспии "Волготанкер" (крупнейший речной перевозчик нефти России) планирует увеличить оборот на Каспии не за счет покупки новых судов, а за счет привлечения большего количества танкеров типа "Волганефть" (водоизмещением до 5 тыс. тонн), коих у "Волготанкера" имеется в избытке (всего флот компании насчитывает 350 нефтеналивных судов).
В 2004 году "Волготанкер" перевез по Каспийскому морю около 1 млн., в планах - увеличить этот показатель до 3-4 млн. тонн, однако проблемы, вызванные претензиями налоговых органов к "Волгатанкеру", уменьшают ее шансы на экспансию в каспийском регионе (прочем, все может измениться, особенно если компания перейдет в руки государства).
Если кратко охарактеризовать каспийский рынок нефтеперевозок, то можно отметить, что он является крайне непрозрачным, тон на нем задают компании, находящиеся под контролем государства, которые не сообщают даже информацию о стоимости своих услуг.
Каспийский рынок не похож на мировой морской рынок нефтеперевозок (либеральный, действующий на рыночных законах) и больше напоминает рынки речных, внутренних перевозок, которые в большинстве стран являются закрытыми и защищенными от проникновения туда "посторонних". Так, "Каспар" никого не допускает к перевозкам нефти по маршруту Баку-Актау (с помощью более высоких ставок судозахода для иностранных танкеров в азербайджанские порты). Недавно появилась информация о том, что идут переговоры о создании новой компании для осуществления перевозок казахстанской нефти до Баку, учредителями которой могут стать пароходства Palmali, Mobilex, "Казмортрансфлот". Очевидно, что объединенными усилиями этим перевозчикам будет легче победить сегодняшнюю монополию "Каспара".
Один из принципиальных вопросов, который определит будущее развитие каспийского рынка нефтеперевозок, - размеры танкеров, используемых для перевозки нефти. Сегодня на Каспии работают, в основном, танкеры дедвейтом 4-8 тыс. т, и закупаются новые - дедвейтом 12-13 тыс. тонн. (танкер дедвейтом 12-14 тыс. т, курсирующий между Актау и Баку, может перевозить 1 млн т нефти в год, в 2004-2006 гг. таких танкеров было закуплено 8).
Рентабельнее использовать суда с большей грузоподъемностью, для чего необходимо строительство новой береговой инфраструктуры (беспричальные пункты налива).
Строительством таких крупнотоннажных судов интересуется Total, разрабатывающая Кашаганское месторождение, а также Maersk Tankers (дочернее предприятие самой крупной в мире судоходной компании Maersk). Известно о намерении компании Caspian Maritime (созданной Greenoak Shipping и Национальной иранской танкерной компанией) построить 6 судов дедвейтом 63 тыс. т.
Еще один вариант развития нефтетранспортной системы на Каспии - использование барж. В частности этот проект прорабатывает компания Mobilex. Проект стоимостью около 100 млн. долларов предусматривает создание к 2010 г. 5 барж дедвейтом по 35-40 тыс. т. Баржи обойдутся значительно дешевле строительства крупнотоннажных танкеров, и они имеют преимущества перед танкерами на мелководье, но для их эксплуатации на Каспии в некоторых портах все равно придется построить пункты беспричального налива.
Как уже отмечалось выше, основной противник всех этих вариантов - "Каспар", который опасается, что в случае реализации этих планов его флот будут вытеснен новыми крупнотоннажными танкерами, себестоимость перевозок на которых существенно ниже.
Наконец, еще один вариант нефтеперевозки, уже разрабатываемый российской стороной, - посредством паромного сообщения. Железнодорожные паромы, способные взять за один рейс от 60 до 100 цистерн с нефтью, нефтепродуктами и сжиженным газом, в скором времени начнут регулярные рейсы между Махачкалой и портами Туркмении, Казахстана и Ирана. Мощность железнодорожного паромного комплекса в Махачкалинском морском торговом порту составляет 20,4 тыс. вагонов в год.
Какие из вариантов развития каспийской нефтетранспортой системы будут выбраны пока не известно. И это зависит, прежде всего, от объемов, планируемых экспортировать из Казахстана через Каспий.
Стоимость перевозок на Каспии постоянно растет вместе с ростом спроса на танкерные перевозки сырья в Каспийском бассейне (в то же время ставки фрахта на мировом танкерном рынке за последние два года упали в 2-3 раза).
В настоящее время стоимость перевозок по маршруту Актау - Баку оценивается в 8,5-9 долларов за тонну (на спотовом рынке в начале апреля ставки доходили до 10 долл. за тонну.). Это дороже, чем доставка нефти из Новороссийская до Италии или из Приморска до Роттердама (6-9,8 долл. за тонну).
Стоимость перевозки нефти и нефтепродуктов по маршруту Туркменбаши-Баку, где используются суда "Каспара" дедвейтом 5-7 тыс. т, составляет 7-8 долларов за тонну, Актау - Махачкала - 8 долл., Актау - Нека - 11 долл. Самый высокий тариф - на маршруте Астрахань - Нека он превышает 13 долларов за тонну. Palmali перевозит из Махачкалы в Неку легкую нефть, поставляемую ТНК-ВP, за 11,5-12,7 долл./т.


Планы раздела Каспия на современном этапе.
Позиция Российской Федерации и Казахстана. На сегодняшний день российская и казахстанская позиция исходит из необходимости раздела Каспия по принципу: "дно делим - вода общая". Метод раздела основывается на разделе моря по срединной линии, модифицированной по взаимной договоренности и с учетом понесенных геологических затрат. Разделенное морское дно имеет режим "исключительных прав прибрежного государства на недропользование". Стороны выступают против:
- раздела водной поверхности для осуществления свободы судоходства и рыболовства,
- прокладки трубопровода по дну Каспийского моря, ввиду его активной гидро- и геодинамики,
- не согласны с демилитаризации моря из-за политической нестабильности в соседних регионах, роста терроризма и регионального экстремизма.
Стороны придают исключительную важность вопросам экологии.
Возможной проблемой между ними может быть закон о государственной границе Казахстана принятый в июле 2002г. и противоречащий российско-казахстанскому соглашению 1998г. в качестве альтернативы Казахстан рассматривает возможность создания территориального моря, рыболовной зоны и открытого моря. Кроме того РФ предлагает создать Каспийский арбитражный суд.

Позиция Азербайджана довольно близка к позициям РФ и Казахстана. Соглашаясь с разделом дна моря по методу срединной линии, Баку предлагает разграничивать водную поверхность и воздушное пространство, над которыми наблюдается стремление установить режим национального суверенитета. Остается непоследовательной позиция Баку в отношении спорных участков дна. Что касается прокладки трубопровода, Баку считает, что это исключительно вопрос тех стран, по дну которых будет проходить трубопровод.
Позицию Туркменистана можно назвать переходной:
- с одной стороны они поддерживают позицию Ирана о разделе Каспия на равные участки по 20% на каждую прикаспийскую страну,
- с другой - мнение полнопрофильного разграничения Каспия. Ашхабад предлагает методику широтного метода.
Хотя не исключает дифференцированный подход: с Казахстаном на основе срединной линии, а с Ираном и Азербайджаном по широтной методике полного размежевания. Что касается раздела объекта, высказанное ранее стремление поделить и воду, и дно, и воздушное пространство с признанием их национального суверенитета, постепенно уступает место разделу лишь морского дна с сохранением водной поверхности и воздушного пространства для общего пользования. При этом установить 15-мильные прибрежные зоны под национальным суверенитетом и 35-мильную рыболовную зону. Туркменистан отдает приоритетное значение только вопросам делимитации морских пространств для целей недропользования. Все остальные вопросы считает надо рассматривать после окончательного урегулирования правового статуса Каспийского моря. Не поддерживает Ашхабад и инициативы о создании пятисторонней региональной организации по каспийской проблематике.
Позиция Исламской Республики наиболее полярна:
1. Тегеран настаивает на разделе моря на равные доли - 20% на каждую прикаспийскую страну.
2. Использование Каспия на общих началах, по принципу кондоминиума. Для этого предлагает создание Организации прибрежных государств, которая бы занималась освоением ресурсов и равным распределением полученной прибыли.
Данные позиции не устраивают другие страны. В качестве компромиссного варианта Тегеран предлагает раздел по срединной линии, прохождение которой должно проходить не менее чем в 20% от площади моря, захватывая при этом спорные месторождения. На данные месторождения в этой зоне Тегеран уже сейчас "накладывает лапу". Позиции Ирана не устраивает ни одну из сторон и может привести к фактическому исключению Ирана из переговорного процесса, что чревато усугублением ситуации, так как решение вопроса правового статуса Каспийского моря без Ирана и его национальных интересов никогда не будет гарантировать стабильность в регионе. Решение может быть положительным при решении спорных месторождений в его пользу. Тогда Тегеран может активно подключиться к решению других вопросов Каспия.
Анализ основных аспектов сотрудничества государств, берега которых омываются Каспийским морем, в поисках решений по правовому статусу его с учетом ресурсопользования, транспортных вопросов, экологии позволяет сделать выводы.
Процесс выработки правового статуса Каспия между прикаспийскими государствами был долгим и трудным. Отпечаток на переговорные процессы накладывал интерес к Каспию третьих стран и политические изменения в регионе.
В результате прогресса в переговорах были достигнуты два основополагающих принципа:
- принцип принятия решений консенсусом,
- принцип учета интересов всех прикаспийских стран.
Этими принципами должны руководствоваться прикаспийские страны для дальнейшего и окончательного определения правового статуса Каспия.
Однако как рассматривалось ранее интересы не всех государств, участвующих в данном процессе "совпадают: при наличии общего подхода у Российской Федерации, Республики Казахстан и Азербайджанской Республики, в отношении того, что и каким образом делить на Каспии, остаются разногласия с Ираном" . Позиция Туркменистана сближается с позицией РФ, Казахстана и Азербайджана. Кроме того, позиция Казахстана и Азербайджана основывается на принципе "делим дно - вода общая".
Иран предлагает на выбор два решения:
- деление Каспия и его дна и его поверхности по "20% на каждое прикаспийское государство",
- режим кондоминиума.
Неопределенность в определении правового статуса Каспия
- и притягивает к этому региону интерес и желание получать экономические выгоды третьими странами
- и создает иностранным компаниям определенные трудности.
Что в свою очередь создает в регионе условия для политической стабильности и, с другой стороны приводит к появлению других спорных вопросов. Так как
приводит к условию учитывать интересы третьих стран в ущерб непосредственных участников данного процесса.
Кроме того, нерешенность этого вопроса отражается и на рыболовстве, экологии и природоохранной деятельности, по которым прикаспийские государства тоже должны развивать сотрудничество. "Наблюдается тенденция политизировать эти аспекты, и использовать их актуальный характер в качестве разменной карты в игре за нефтегазовые месторождения".
А решение вопросов экологии, защиты биоразнообразия и природоохранной деятельности становятся срочными для всех пяти прикаспийских государств.
Сейчас пожинаются плоды активного освоения иностранными компаниями месторождений Каспия, которые привели к складыванию устойчивой структуры взаимодействия бизнеса и политической власти. Опора на такую сетевую структуру дает им возможность уверенно чувствовать себя в регионе уверенно и осуществлять удобное для себя стратегическое планирование.
Военно-технические интересы России на Черном и Каспийском морях
С прикаспийскими государствами отношения складываются у России по разному. Казахстаном Россия взаимодействует по различным направлениям. Это происходит не только в двустороннем формате, но и рамках СНГ, ШОС, ЕвразЭс, Антитеррористического центра СНГ, ОДКБ. В рамках последнего достигнуты в 2004 году.
договоренности, в соответствии, с которыми, Казахстан, наравне с другими членами организации имеет право закупать в России вооружение и военную технику по льготным ценам. В январе того же года Россия и Казахстан подписали соглашение о совместном планировании применения войск (сил) в интересах обеспечения безопасности двух стран. Тогда же Казахстан ратифицировал межправительственное соглашение с РФ о порядке предоставления авиационных полигонов для проведения боевых стрельб ВВС обоих стран. Россия неоднократно выражала готовность оказать помощь в строительстве казахстанского флота, в том числе и береговой инфраструктуры. Для Казахстана военно-техническое сотрудничество с Россией является приоритетном потому, что вооружение в казахской армии в основном советского и российского производства. Поэтому на сегодняшний день в 43 российских военных ВУЗах обучается около 800 казахстанских военнослужащих. За последнее десятилетние в них пошли обучение около 15000 военнослужащих Казахстана. Это составляет около трети всех военнослужащих стран СНГ, обучающихся в России. Кроме того, с 1995 года между Россией и Казахстаном действует договор о совместных усилиях в охране внешних границ.
Туркмения занимает особое место в сотрудничестве в области безопасности на постсоветском пространстве. С начала 1990 - х годов Туркмения провозгласила статус постоянного нейтралитета и установления добрососедства с соседними странами. Сдержанность Ашхабада можно объяснить разными подходами России и Туркмении к разделу ресурсов Каспийского моря. Таджикистан намеренно диверсифицирует источники получения оружия и услуг военного назначения, чтобы избежать зависимости от поставщиков критической продукции. Туркменистан ввел визовый режим для граждан СНГ и практические формы военно-технического взаимодействия с Россией сокращались.
Примером тому история создания объединенного Российско-Туркменского командования. Подписав 31 июля 1992 года "Договор о совместных мерах в связи с созданием Вооруженных Сил Туркмении", Россия выступила гарантом безопасности Туркменистана. Части и подразделения пограничных войск, ВВС и ПВО оставались под командованием России, а остальные воинские формирования переходили под Руководство постепенно в течение десяти лет. На переходный период Россия обязалась оказывать Туркменистану военно-техническую поддержку и оплачивать компенсации за право размещения на территории Туркменистана своего оборудования. С 1992 по 1994 годы в Ашхабаде для обеспечения координацию двух государств в военной сфере действовала оперативная группа МО РФ, в составе отдельного батальона связи, узла связи, роты охраны, отдельной транспортной эскадрильи. Там же находились и два зенитно-ракетных полка. В 1994 году была создана оперативная группа Федеральной пограничной службы (2-3 тысячи человек). В состав группы входили 170 авиаполк, 46 отдельный дивизион пограничных сторожевых кораблей, школа сержантского состава. Однако различия в понимании военного строительства и военно-политического курса привело к роспуску в 1994 году Объединенного командования, а в1999 году пересмотру Договора о пограничном сотрудничестве и полному выводу российских пограничников. Скорее всего, это было связанно со стремлением самостоятельно контролировать финансовые и торговые потоки, проходящие через границу с Афганистаном. Партнером Туркмении стал режим движения Талибан, поэтому Туркменистан стал единственной страной, положение которой на международной арене ухудшилось после падения этого режима. Регулярное отторжение Ашхабадом всяческих инициатив Москвы в рамках СНГ, провал планов строительства нескольких газопроводов в обход России, отказ в предоставлении Германии аэродромов для размещения в стране немецкого контингента, привели Туркмению в крайне сложное положение. Поэтому Сапар Ниязов с 2003 года вынужден сам нанести несколько визитов в Москву, в ходе которых было подписано несколько соглашений и начато восстановление сотрудничество между Россией и Туркменистаном.
В зоне Каспия усиливаются позиции США. Усиление режима Сааакашвили в Грузии, перспективы размещения мобильных сил на Апшеронском полуострове, поддержка усилий Казахстана и Азербайджана в милитаризации Каспия и охране их морских ресурсов, организация совместных со странами региона военных маневров - это лишь часть геополитических планов Вашингтона по укреплению своих позиций на Каспии. Действия США связаны и с противодействием Ирану и России, которые являются главными противниками американской экспансии.
Не исключено, поэтому дальнейшее использование Пентагоном и странами НАТО в 2007 г. аэродромной сети Азербайджана и Грузии не только в проведении антитеррористических операций в Афганистане и Ираке, но и в организации разведывательных полетов близ границ Ирана и России, вроде тех, что имели место весной 2003 г. Но вряд ли США начнут в 2007 г. переброску своих солдат из Европы в Азербайджан. Как заявил в во время визита в Азербайджан бывший министр министр обороны США Доналд Рамсфелд "сегодня говорить о размещении мобильных войск преждевременно... поскольку консультации по данному вопросу с партнерами США по коалиции (имеется в виду НАТО) продолжаются, и концепция пока не приобрела законченный вариант".
Также усилению позиций США, а значит, неопределенности и конфликтности региона в будущем году, возможно будет способствовать военная помощь, которую намерены оказать НАТО и Пентагон основным "игрокам" Каспийского региона. Так, в рамках программы "Зарубежное военное финансирование" на оказание военной помощи США запланировали выделить 3,4 млн. долларов (Азербайджану - 2,5 млн. и Туркмении - 700 тыс.). Эти деньги пойдут на закупки американского военного оборудования и вооружения, а также для получения оборонных услуг и профессионального военного обучения. Заметим, что США активно критикуют Ашхабад за авторитарные методы руководства, но в тоже время помогают ему укрепляться в военном отношении.
Казахстан тоже не будет обделен. В 2007 г. США продолжат финансирование в этой стране государственных контрактов на строительство военных объектов на сумму 2,9 млн. долларов. А также увеличат расходы на обучение казахстанских военных на 113 тыс. долларов.
По словам начальника Главного управления международных программ ВС РК полковника Владимира Райхеля с 1 января 2004 года США открыли программу модернизации казахстанского Каспийского побережья. Эти расходы предусмотрены отдельной строкой. ВС РК продолжат получать из США новые джипы "Хаммер". Также планируют обзавестись транспортным самолетом С-130 американского производства и четырьмя вертолетами "Хьюи-2".
Заметим, что основная морская и сухопутная граница у Казахстана с РФ, он является ее союзником и членом ОДКБ . Возникает резонный вопрос: против кого он намерен с помощью США наращивать свои вооружения в Каспийском регионе?
Надо отметить и другую важную особенность. Все прикаспийские страны стремятся к увеличению своей военной мощи, а значит, автоматически увеличивают вероятность возможных силовых сценариев, связанных с борьбой за геополитическое и экономическое превосходство. За последние 10 лет суммарное количество военных кораблей увеличилось на Каспии почти вдвое, наращивается береговая оборонная инфраструктура. В связи с этим возникает резонный вопрос. Что ждет военно-морские группировки Каспия в будущем? Постараемся сделать краткий прогноз.
РОССИЯ
Согласно основных направлений модернизации ВС РФ, которые изложил президент РФ Владимир Путин в своем ежегодном Послании, а также "Актуальных задач реформирования войск", изложенных министром обороны в ноябре 2003 года, на каспийском направление будет продолжено наращивание сил и средств, связанных с обороной водных рубежей. По некоторым данным, на профессиональную основу будет переведена 77-я отдельная гвардейская бригада морской пехоты. Авиация Каспийской флотилии пополнится новыми модернизированными вертолетами Ми-24 и Ми-8, а также самолетами Су-24 и Су-25, которые предусмотрены в Госборонзаказе на 2007 год. Флотилия получила новый сторожевой корабль "Татарстан". До 2010 г. в состав флотилии должны войти новейшие корабли, специально разработанные с учетом особенностей и специфики Каспия. Слабость зенитных средств российских кораблей на Каспии компенсируется мощным воздушным прикрытием закрытого военно-морского театра, а также поступлением новых зенитных комплексов С-300.
КАЗАХСТАН
Военно-морские формирования ВС РК, по сути, только создаются. В портах Актау и Атырау, на востоке и севере Каспия продолжится строительство пирсов для военных кораблей и катеров. Численность ВМФ РК будет увеличена с 3 до 5 тыс. военнослужащих. Будут закуплены у Украины несколько катеров типа "Гриф" (24 м), а также 4 патрульных катера типа "Калкан" (длиной 10 м).
АЗЕРБАЙДЖАН
По оценкам специалистов, азербайджанский военный флот на Каспии по величине второй после России. В 2004 году продолжится пополнение корабельного состава национальных ВМС и пограничных сил за счет помощи США и Турции. Предполагается (на ПО "Каспсудоремонт", а также на военном судоремонтном заводе) создание собственной судостроительной базы для сборки малых боевых кораблей и вспомогательных судов, а также их ремонта. Численность личного состава флота будет доведена с 2500 до 3000 военнослужащих.
ТУРКМЕНИЯ
Туркмения получила из Украины 10 "Калканов" и столько же "Грифов". В Туркменбаши будет доукомплектована бригада охраны водного района. Численность ВМС Туркмении составит около 3 тыс. военнослужащих. Но ситуация будет завивеьть от вектора который будет выбран преемником Туркменбаши.
ИРАН
Страна взяла курс на резкое увеличение своего военного присутствия на Каспии за счет переброски туда части своих ВМС из Персидского залива. Они будут увеличены не менее чем в 1,5 раза, таким образом, по своему боевому и численному составу ВМС Ирана на Каспии превзойдут военно-морские силы Азербайджана. Командование ВМС армии сообщало о намерении развернуть на Каспии новые артиллерийские катера типа "Моудж". Вероятно, из Персидского залива туда будут переброшены 4 катера на воздушной подушке.
Учитывая возможность активизации "третьих" сил в регионе, Москва, несмотря на разногласия с Ираном по проблемам определения статуса Каспийского моря, будет активизировать свои военно-политические контакты с Тегераном. Возможно, к их негласному союзу присоединится Ашхабад. Хотя маловероятно, что реализации Москвой своих военно-политических интересов на Каспии, поможет Астана. Казахстан и Азербайджан - все больше будут дрейфовать в сторону НАТО. В случае более активного сближения с Западом и реальной возможности открытия баз США в Азербайджане Москва может, видимо, ввести визовый режим с этой страной, что отрицательным образом скажется на судьбе гастарбайтеров из Азербайджана, которых насчитывается в РФ не менее 2,5 млн. человек.
Таким образом, ситуация в зоне Каспия в не обещает быть легко предсказуемой. Интересы стран региона во многих случаях расходятся. Интересы есть и у "третьей" силы, что и дает основания предполагать, что регион по-прежнему будет одним из самых взрывоопасных на постсоветском пространстве.
Прикаспийские государства озабочены проблемами безопасности своего региона. Казалось бы, отсутствие в последнее время конфликтных ситуаций и мирное созидательное наращивание усилий в добыче и транспортировке углеводородов не дают оснований говорить об усилении значимости военных факторов. Однако среди тенденций, которым следуют страны в своем развитии, усиление обороны и укрепление своих армий и флотов - одни из главных целей всех пяти прикаспийских государств. При этом обращает на себя внимание тот факт, что внутренние проблемы безопасности на Каспии, как правило, являются предметом обсуждений на мировом и европейском уровнях.
В Женеве при активном участии европейских энергетических компаний представители пяти прикаспийских государств - России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана, а также Узбекистана и Турции обсуждали вопросы энергетической безопасности в регионе Каспийского моря. При этом даже представитель России, военная флотилия которой является крупнейшим военным объединением на Каспии, посчитал своим долгом заявить о необходимости обеспечения энергетической безопасности Каспийского региона. Спецпредставитель президента РФ по энергетическому сотрудничеству Игорь Юсуфов заявил на конференции - ни много ни мало - о том, что энергетическая безопасность Каспия "является важнейшим вопросом, так как в мире появился целый ряд новых угроз, включая терроризм, которые препятствуют надежной поставке энергоресурсов потребителям". "Я думаю, что в ближайшей перспективе вопрос энергетической безопасности будет не менее важным и актуальным, чем ценовые параметры на нефть и газ", - считает он. Поэтому "необходимо объединить усилия прикаспийских государств и мирового сообщества для привлечения масштабных инвестиций в этот регион", подчеркнул Юсуфов.
Мало кто сомневается, что места добычи нефти и газа, а также трубопроводы надо охранять, но почему российский представитель заявил, во-первых, о необходимости здесь участия "международного сообщества", которое, как известно, имеет вполне определенные организационные структуры - ООН, НАТО. Получается, что именно их российский представитель приглашает поучаствовать в обеспечении безопасности на Каспии? Москва до этого не раз выступала против военного присутствия в регионе некаспийских государств. Во-вторых, позиция России состоит в том, чтобы военные силы на море не наращивались, Москва неоднократно возражала против дальнейшей милитаризации Каспия. В-третьих, она уже выдвигала инициативу о создании на Каспии совместных сил быстрого реагирования с участием исключительно прикаспийских государств. И эту идею уже поддержал Иран. Хотя сама мысль о создании коалиционных сил быстрого реагирования на Каспии далеко не нова. Еще в августе 2002 г. силами российской Каспийской флотилии были проведены учения, в основе которых лежали задачи оперативного реагирования не только на атаки террористов на нефтепроводы, но и на возможные чрезвычайные ситуации в прикаспийских странах. Однако инициативы России в совместном обеспечении безопасности на Каспии пока не находят практического применения. Хотя страны региона, и в первую очередь Азербайджан, при поддержке США уже фактически приступили к созданию международных военно-полицейских подразделений по охране вступившего в строй нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Вашингтон и Баку останавливаться на достигнутом не собираются и планируют подключить к нефтепроводу и Казахстан, и Туркмению. Ясно, что США (в лице Азербайджана) сдавать свои позиции на Каспии не собирается, точно также как и Иран, с новым президентом консерватором - представителем молодого поколения политиков, мэр Тегерана Махмуд Ахмади Неджад.а. Ясно, что новый лидер будет усиливать свой авторитет в государстве и поэтому на компромисс с США не пойдет. Здесь лидером в переговорном процессе по статусу региона могла бы выступить Россия, однако она, по непонятным причинам, продолжает оставаться в стороне, отдавая решение проблемы безопасности на откуп каждой стране самостоятельно. И больше того, судя по заявлениям Юсуфова, Москва готова к участию здесь некоего международного сообщества. Какого, интересно?

В свете последних событий становится ясно: США будут усиливать свое влияние в каспийском регионе. Баку же не против размещения на его территории мобильных вооруженных подразделений Пентагона для охраны нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Аргументация чрезвычайно проста: самостоятельно Баку с этой задачей не справится и нуждается в помощи своих "компаньонов". Хотя Азербайджан опасается милитаризации и укрепления других стран региона, в первую очередь Туркмении, с которой у него есть спорные вопросы относительно принадлежности ряда месторождений нефти на Каспии. Туркмения, вероятно, предвидя конфликтные ситуации, наращивает свои Вооруженные Силы.

Сапармурат Ниязов и председатель НАК "Нафтогаз Украины" Алексей Ивченко на подписали соглашение о новой форме расчета, в котором указано, что существующую задолженность перед Ашхабадом Киев покроет товарами, в том числе военной продукцией. Как стало известно, Ашхабад получит от него военную технику на сумму свыше 500 млн. долл. Военно-техническое сотрудничество между Киевом и Ашхабадом охватывает сразу несколько направлений - от обучения туркменских военных специалистов до создания комплексной военно-технической базы Вооруженных Сил Туркмении. Украинцы модернизируют истребители МиГ-29 и ПВО Туркмении. Кроме того, сейчас активно выполнили договор на поставку в эту страну 10 украинских патрульных катеров "Калкан-М" и 10 катеров "Гриф". Кроме того, Украина уже поставляла Туркмении современные станции радиоэлектронной разведки "Кольчуга-М", позволяющие осуществлять мониторинг в радиусе 600 км. То есть с помощью "Кольчуги-М" Ашхабад может контролировать не только азербайджанскую часть каспийской акватории, но и всю восточную территорию Азербайджана. Данная ситуация, когда два государства оспаривают принадлежность нескольких нефтяных месторождений, весьма задела Баку. Азербайджан намерен выступить в Организации Объединенных Наций с призывом лишить Туркмению статуса нейтрального государства. Не исключено, что в качестве союзников в решении каспийского вопроса Туркмения все-таки может избрать Россию и Иран, однако пока все говорят о том, что политическое руководство государства будет действовать самостоятельно.

Азербайджан также предпочитает "наращивать мускулы", благо, что есть у кого заручиться поддержкой. Президент республики Ильхам Алиев, выступая на церемонии, посвященной годовщине Вооруженных Сил страны, пообещал увеличить расходы на оборону почти вдвое. И это при том что военный бюджет республики - один из самых высоких на постсоветском пространстве.

Вроде бы в стороне остается Казахстан. Но это лишь на первый взгляд. Президент Нурсултан Назарбаев активно стремится нарастить военно-морские силы на Каспии. Он отказался пока от участия в экономических проектах по транспортировке своей нефти по трубопроводу БТД, однако эксперты отмечают: при наращивании ее добычи этот нефтепровод может быть задействован. А для охраны танкеров нужны военные корабли и катера. Создание дееспособных ВМС страны - дело только времени.

Таким образом, сейчас все без исключения государства Каспия медленно, но целенаправленно наращивают свой военно-морской потенциал. Между ними есть как экономические, так и военно-стратегические и географические противоречия. Подключение к разрешению этих противоречий "международного сообщества" грозит новыми военно-политическими осложнениями. Фактор неопределенности в развитии ситуации на Каспии усиливается. При этом увеличивается возможность развязывания новых военных конфликтов.
"Активные усилия" и "Каспийский страж" на Черном и Каспийском морях.
Россия после Стамбульского саммита НАТО активно участвует в военной - морской программе НАТО "Активные усилия". Она предусматривает "контроль и наблюдение за судоходством, и сопровождение торговых судов в Средиземном море. Эта операция явилась прямым результатом терактов совершенных 11 сентября против США, и последовавшего заявления Альянса о ссылке на статью 5. 6 октября 2001 года НАТО развернула в восточной части Средиземного моря соединение объединенных военно-морских сил (ОВМС), перед которым было поставлена задача по выявлению и сдерживанию террористической деятельности. Поддержание безопасности на оживленных торговых маршрутах Средиземноморья имеет важнейшее значение для безопасности Североатлантического Альянса". Тем более, что для этого у на Средиземном море России есть условия для базирования и ремонта кораблей - база материально - технического обеспечения Черноморского флота в Тартусе (Сирия). В марте 2004 года район операции "Актив эндэвор" был распространен на все Средиземное море. До встречи в верхах в Стамбуле непосредственно в операции принимали участие главным образом Греция, Испания, Италия и Турция. После стамбульского саммита Россия и Украина оказали поддержку этой операции. По состоянию на январь 2005 года в рамках операции было запрошено по радио около 59 000 судов и на борту 80 судов произведен досмотр с согласия их капитанов. Каждый месяц израильский флот задерживает для досмотра порядка 40 кораблей. Свои проверки в Средиземном море проводят силы НАТО и ЮНИФИЛ (так в Израиле называют временные силы ООН в Ливане, действующие там с 1978 года.
На самом деле Средиземное море имеет принципиально важное значение для Европы и НАТО не как район перехвата путей "миграции терроризма и вооружения", а как основной район в поставке энергоресурсов. По морю ежегодно переправляются 65 процентов общего числа потребляемых в Европе нефти и газа. Здесь проложены трубопроводы, соединяющие северную Африку с Италией и Испанией.
В этой связи по разному можно оценивать высказывания командующего ОВМС НАТО на Южноевропейском театре военных действий (Южном ТВД) итальянского вице - адмирала Фердинандо Санфеличе ди Монтефорте о проведении такой операции на Черном море. При обсуждении операции "Активные усилия", в своей лекции адмирал сослался на конференции командующих черноморскими флотами, где были определены рамки взаимодействия. При этом он отметил возможность переноса средиземноморской программы "Активные усилия" на Черное море, где как известно уже проводятся операции "Блексифор". Мотивация внешне привлекательная "обмен информацией, так сказать на горизонтальном уровне", и "оказания помощи России не только научится взаимодействовать с нами, но и через участие в такого рода операциях показать как можно оперировать в этих условиях ...>>. Резонно спросить какие еще цели планирует НАТО для увеличения военного присутствия на Черном море? Ведь получив согласие на размещение военно-морской базы в Румынии, видимо НАТО на перспективу запланировало "временное присутствие в Крыму" и вероятно еще одну базу в Батуми? Тем самым будет достигнута не афишируемая цель - взятие под контроль района поставок энергоресурсов из Средней Азии Кавказа морским путем, и ничего более. Все остальные словеса - только дымовая завеса для маскировки истинной цели.
Россия выступает против предоставления НАТО мандата на проведение операции "Активные усилия " в Черном море. По заявлению министра обороны России - Сергея Иванова: " Мы не видим никакого смысла в расширении мандата на Черное море". . Поскольку ранее аналогичные масштабные учения проводились и в рамках "Блексифор", в них участвовали военно -морские силы России, Грузии, Болгарии, Турции , Украины и повторять для тех же участников не имеет смысла. Кроме, того в рамках совместных российско-турецких учений, аналогичных "Активным усилиям" - отрабатываются подобные задачи, по перехвату нелегальных мигрантов и оружия, поэтому существующих сил и средств на Черном море достаточно.
Похоже, что проведение такого рода учений, на чем настаивает в первую очередь Грузия, имеет не столько военный, сколько политический характер. Примером тому служит выступление председателя грузинского парламентского комитета по европейской и евроатлантической интеграции - Давида Бакрадзе, который высказался прямо: "Грузия не только кавказская страна, но и черноморская страна. При отношении в Грузии только как Кавказской стране, теряется значение Грузии в мировом масштабе. Таким образом, для нас очень важно, чтобы черноморские учения НАТО состоялись ". Грузинский эксперт Ираклий Сесиашвили подтверждает это: ".. в черноморском регионе Грузия может выполнять более важную роль, чем только в Кавказском. Поэтому я не исключаю создания в будущем некой коалиции черноморской безопасности, что, конечно, станет важным и полезным событием для всех стран ". Видимо речь идет о создании Черноморской хартии, где роль России будет минимизирована.
Потому можно признать, что позиции России, НАТО рассматривать не будет. Конечно, любая страна может запретить и рыболовство и проведение учений, но в нынешних границах Россия владеет не слишком большой черноморской акваторией, и реально не сможет их запретить. Что нельзя сказать о Каспийском море, где НАТО так - же пытается вытеснить Россию, где ее позиции пока сильны.
Наибольшее беспокойство у российского руководства вызывают действия всех без исключения стран Каспия по милитаризации региона и целенаправленного наращивания национальных военно-морских сил. Между Каспийскими государствами сейчас есть и экономические и военно-политические и географические противоречия, при вмешательстве "международного сообщества" то ли в формате США, то ли в формате НАТО могут эти противоречия значительно усложнить. Понятно стремление Вашингтона усилить свое влияние в этом регионе. Это обосновывается и стремлением обезопасить транспортный коридор нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейран, и усилить свое военное присутствие на Каспии и иметь тыловые базы в случае силового решения Иранской проблемы. Об этом прямо заявили и посол США в Азербайджане Рино Харниша в интервью американскому агентству AFP , сказав, что "Вашингтон уже выделил 30 млн. долларов на усовершенствование береговой охраны Азербайджана. Теперь США намерены потратить 135 млн. долларов в рамках программы "Каспийский страж", которая предусматривает улучшение состояния ВМС Азербайджана и Казахстана ". По данным этого агентства, по заказу правительства США компания Washington Group International уже построила штабы и соорудила две радиолокационные станции. Кроме того в рамках индивидуального плана партнерства с НАТО будут оснащены ВМС и пограничная служба Азербайджана новейшей техникой. Об этом же заявил, выступая в конгрессе США, главком европейского командования ВС США генерал Джеймс Джонс. По словам генерала Джонса, США ведут большую работу и: " достигли огромного прогресса в продвижении в жизнь программы "Каспийский Страж". Суть этой программы состоит в создании интегрированного режима контроля в воздухе, на воде и на сухопутных границах Азербайджана и Казахстана и быстром реагировании на возникновение чрезвычайной ситуации, включая угрозы нападения террористов на нефтяные объекты ". Дополнительные сведения предоставила газета "Уолл-стрит джорнел", сообщив о том, что командный центр "Каспийского стража" будет находиться в Баку. Официально провозглашается борьба с ядерными устремлениями. Поэтому делается попытка окружить в первую очередь Иран военной инфраструктурой, "на всякий случай". А когда это случай появится, использовать военный потенциал с максимальной отдачей.
Самое интересное состоит в том, что программа предлагает создание отрядов специального назначения с задачами, почти дословно скопированными с российского предложения , которое ранее было предложено для коалиционных прикаспийских сил .
Но у России есть стремление ограничить влияние США и НАТО в зоне непосредственно примыкающей к центральным областям России - Уралу и Поволжья.. Москва обоснованно подозревает , что планы "Каспийского стрижа" направлены не только против Ирана , но против ее. Реализация "Стрижа" поставит под угрозу оборонные интересы и России, и Ирана. Каспий оставаясь внутренним озером, всегда был территорией и зоной влияния Росси. Выход НАТО во внутреннее озеро это уже прямое направление к индустриальному Уралу и Западной Сибири и угроза российским национальным интересам.
Видимо поэтому летом 2005 года в Астрахани на Международной конференции по вопросам безопасности на Каспии президент РФ высказался за то, что "государства Каспия с объединением усилий смогут эффективно сами решить все эти вопросы ".Однако похоже, что финансовый прессинг США и НАТО на Каспии это еще один клин вбитый в отношения между Россией и ее прикаспийскими соседями. На Каспии, как ранее в Киргизии и Таджикистане началось соревнование в развертывание военных баз России и НАТО.
Действия России по защите своих национальных интересов на Каспии.
В Объединенном штабе Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и в Министерстве обороны Казахстана продолжают подводить итоги учений "Рубеж-2006", которые проходили на каспийском побережье в районе города Актау в конце августа Военные в основном анализируют, как действовали подразделения, привлекаемые к маневрам, особенно - насколько удачной была высадка десанта с моря в ходе заключительного этапа. Между тем в секретариате ОДКБ анализу "шумовой" стадии уделяют куда меньшее внимание.
На учениях "Рубеж-2006" этот "документальный этап" укладывался в следующий "предбоевой" сценарий, в основу которого, как подчеркивали в штабе руководства игрой, "положен один из возможных вариантов развития событий в Центрально-Азиатском регионе". Поэтому легенда предполагала, что террористические и экстремистские организации, используя недовольство населения результатами выборов президента, захватывают власть в одном из государств ЦАР, а также приграничных районах соседней страны с целью создать и расширить так называемый халифат ("голубую мечту" ряда экстремистских мусульманских организаций) путем захвата территорий соседней страны. Поэтому на маневрах действовали три стороны: "синие" - условные вооруженные террористические и экстремистские организации, "коричневые" - государства, не входящие в ОДКБ, и "красные" - государства организации. Учитывая создавшееся положение, руководство Казахстана обращается к "союзу семерых" с просьбой об оказании военной помощи для защиты суверенитета страны. Вооруженные силы стран ОДКБ ("красные"), используя Сухопутные войска, Военно-морской флот и авиацию, приходят на подмогу государствам региона...
Как бы там ни было, но, видимо, не только "помощь в случае агрессии" имели в виду некоторые участники учений "Рубеж-2006". А именно - Россия и Казахстан. Являясь странами Прикаспийского региона (в него еще входят Азербайджан, Иран и Туркмения), они не могут не учитывать то обстоятельство, что договора по разделению Каспия пока нет. А это значит, что каждая из пяти сторон может претендовать как на биоресурсы "неразмежеванного" моря, так и на возможные новые газовые и нефтяные месторождения (в частности, конфликты между Ашхабадом и Баку за право владения одним нефтепромыслом уже имели место несколько лет назад, и спор сей не окончен). Вот почему надо быть в полной готовности защищать свои интересы и учиться этому заблаговременно.
Не случайно контр-адмирал Кравчук напомнил в Актау об одной "актуальной проблеме", которая впервые была обозначена Москвой в феврале нынешнего года. Речь идет о возможности создания на Каспии пятисторонней военно-морской группировки "Касфор" - по типу "Блэксифор" на Черном море. Однако готовность "сообща охранять рыбу и нефть и противодействовать терроризму" выразили отнюдь не все страны. Собственно, "за" только Астана да Москва.
Между тем время от времени появляются слухи, что Баку, у которого на море-озере очень слабенький флот (кстати, недавно было объявлено, что он будет усиливаться несколькими кораблями), может обратиться за помощью к Североатлантическому альянсу. В связи с чем командующий Каспийской флотилией на всякий случай предупредил: "Ни о каких военных кораблях третьих стран в каспийских водах не может быть речи. А НАТО здесь вообще делать нечего!"
ВСЯ НАТОВСКАЯ РАТЬ
Для начала рассмотрим состав черноморской группировки НАТО, появление которой у грузинских берегов вызвало резкую реакцию Москвы.
Причем - настолько резкую, что руководству Североатлантического альянса и командованию его Объединенных вооруженных сил пришлось неоднократно оправдываться и даже выпустить 28 августа пресс-релиз, озаглавленный "Боевые корабли НАТО находятся в Черном море в рамках обычного визита, не связанного с грузинским кризисом".
К сентябрю в водах расположенного в южном "подбрюшье" России Черного моря были сосредоточены уже 10 кораблей военно-морских сил стран- членов альянса. Из них четыре входят в состав 1-й постоянной группы ВМС НАТО (SNMG1):
- испанский фрегат УРО "Адмирал Хуан де Бурбон" типа "Альваро де Базан", оснащенный американской системой ПВО "Иджис" и средствами ПВО с дальностью стрельбы до 170 км;
- американский фрегат УРО "Тэйлор" (FFG-50) типа "Оливер Хазард Перри";
- немецкий фрегат УРО "Любек" - последний в серии кораблей типа "Бремен";
- польский фрегат "Генерал Казимир Пуласки" - бывший американский фрегат УРО "Кларк" (FFG-11) типа "Оливер Хазард Перри".
Пятый корабль, канадский фрегат УРО "Виль де Квебек" типа "Галифакс", на днях покинул Черное море и взял курс к побережью Сомали для выполнения задачи по сопровождению судов, перевозящих грузы в рамках Всемирной продовольственной программы.
Оставшиеся корабли 1-й постоянной группы ВМС НАТО с 21 августа в соответствии с заранее утвержденной программой приступили к совместному маневрированию в районе побережий черноморских государств - союзников по Североатлантическому альянсу и проведению учений, сопровождающихся периодическими заходами в военно-морские базы и порты этих стран. Таким образом, можно вполне резонно предположить: либо нахождение этого отряда боевых кораблей действительно не имеет никакого отношения к вооруженному конфликту с участием Грузии, либо же такие действия Тбилиси были спланированы заранее при непосредственном участии военно-политического руководства США и, вполне вероятно, ведущих стран НАТО. В последнем случае сосредоточение кораблей блока в акватории Черного моря предусматривалось заблаговременно как дополнительная мера силовой или моральной поддержки Тбилиси.
Зато можно точно утверждать, что другие американские корабли были направлены к черноморским берегам в качестве ответной меры на поражение грузинских вооруженных сил. Это
- эсминец УРО "Макфол" (DDG 74, командир - Тимоти Щорр), принадлежащий ко второй серии кораблей типа "Арли Берк" и являющийся самым мощной боевой единицей в находящейся в Черном море группировке натовских ВМС;
- сторожевой корабль американской Береговой охраны "Даллас" (WHEC 716, командир - Роберт Вагнер), принадлежащий к СКР типа "Гамильтон".
Кроме того, в северную часть Черного моря были подтянуты четыре боевых корабля ВМС Турции, а Пентагон объявил о том, что в первой декаде сентября сюда прибудет еще и командно-штабной корабль ВМС США "Маунт Уитни" (LCC/JCC-20) типа "Блю Ридж". Есть сведения о намерении командования ОВМС НАТО довести численность кораблей в акватории Черного моря до 18 единиц.
РАКЕТНЫЙ ПЕРЕВЕС
Суммарный залп противокорабельных ракетных комплексов только пяти кораблей - ЭМ УРО "Макфол", ФР УРО "Тэйлор", "Адмирал Хуан де Бурбон", "Любек" и "Генерал Казимир Пуласки" составляет минимум 181 ракету: две ПУ эсминца УРО "Макфол" на 90 ракет - любая комбинация КР "Томагавк", ЗУР "Стандарт" SM-2 или ПЛУР RUM-139 "АСРОК" - хотя бы половина может быть снаряжена ракетами, позволяющими поражать надводные цели; 6х4 ПУ ПКР "Гарпун" (24 ракеты), УВП типа Mk41 с ЗУР "Стандарт" SM-2 на испанском фрегате (минимум 32 ракеты "Стандарт" SM-2, имеющими возможность поражения надводных целей), а также две однобалочные ПУ типа Mk13 с магазином на 40 ПКР "Гарпун" и/или ЗУР "Стандарт" SM-1MR - они все могут быть использованы для уничтожения надводных целей.
Для сравнения напомню, какими боевыми кораблями основных классов располагает ныне российский Черноморский флот: одна дизель-электрическая подводная лодка проекта 877В с водометным движителем, один ракетный крейсер, два больших противолодочных корабля проекта 1134Б (один - в длительном ремонте), по одному СКР проектов 61М, 1135 и 1135М, три больших десантных корабля проекта 1171 и четыре БДК проекта 775М, два ракетных корабля на воздушной подушке проекта 1239 со сверхзвуковыми ПКР "Москит", два малых ракетных корабля проекта 12341 с ПКР "Малахит" (один из них - МРК "Мираж" - потопил в ходе недавнего конфликта грузинский боевой катер), семь малых противолодочных кораблей, а также шесть ракетных катеров, вооруженных противокорабельными ракетами "Термит" (1 РКА), "Уран" (1 РКА) и "Москит" (4 РКА) и девять тральщиков.
Суммарный боезапас противокорабельных ракетных комплексов составляет 96 ракет (16 ПКР П-500 ПКРК "Базальт"; 8 ракет комплекса "Метель", способных поражать надводные цели; 16 ПКР Х-36 комплекса "Уран", 8 ракет комплекса УРПК-5 "Раструб", 32 ПКР комплекса "Москит", 12 ПКР П-120 комплекса "Малахит" и 4 ПКР П-15М комплекса "Термит"), а также 368 ракет комплексов "Оса-М" и "Оса-МА", 16 ЗУР комплекса "Волна", обладающих способностью поражать надводные цели на малых дальностях.
Таким образом, по количеству противокорабельных ракет и ЗУР большой дальности, способных применяться по надводным целям, весь российский Черноморский флот проигрывает в 1,5 раза всего лишь пяти "натовским" кораблям. К тому же, за исключением ПКР комплекса "Уран", все остальные противокорабельные ракеты являются разработками 30-летней и более давности и имеют системы управления и наведения, уже плохо отвечающие жестким требованиям современной войны на море.
Да, потопить грузинский катер такими ракетами можно. Но вот смогут ли "малахиты", "раструбы", "базальты" и остальные прорвать мощную систему ПВО натовских кораблей, построенную вокруг ЭМ УРО "Макфол" и ФР УРО "Адмирал Хуан де Бурбон", оснащенных эффективной системой "Иджис"? Это вопрос из вопросов. К тому же представляется маловероятным сохранение работоспособности отечественной спутниковой морской системы целеуказания "Легенда", а ведь ПКР комплекса "Базальт" без источников внешнего целеуказания являются малоэффективными и эффективно могут применяться только на дальность радиолокационной видимости (она намного меньше, чем максимальная дальность полета самой ракеты). Использовать же в качестве таких источников самолеты Ту-95РЦ в районе, где присутствует достаточно большое количество истребительной авиации ВВС стран-членов НАТО - самоубийственно.
С другой стороны, мы намного превосходим эту группу по управляемым ракетам зенитных ракетных комплексов, обладающих возможностью поражения надводных целей. Однако - превосходим с учетом всего Черноморского флота - над пятью кораблями, без учета боевых кораблей ВМС Турции и других черноморских государств НАТО. Серьезным недостатком значительной части российских ЗРК при этом является отсутствие установок вертикального пуска ракет - в основном на наших кораблях используются наводящиеся пусковые установки с подвеской двух ракет. Таким образом, скорострельность российских ЗРК существенно уступает аналогичному параметру ЗРК "натовских" кораблей, оснащенных, за исключением фрегатов УРО типа "Оливер Хазар Перри", установками вертикального пуска.
Кроме того, ни один российский корабль не имеет на вооружении крылатые ракеты большой дальности, предназначенные для поражения наземных целей в глубине территории противника. Как представляется, из 90 ячеек установок вертикального пуска ЭМ УРО "Макфол" не менее трети - то есть ровно 30 штук - могут быть снаряжены КРМБ "Томагавк" с дальностью стрельбы примерно 1250-1600 км - в зависимости от модификации. Дальность стрельбы в 2500 км, указываемая в некоторых российских СМИ, соответствует стратегическому варианту этой КРМБ, оснащенному ядерной боевой частью типа W80 (вес БЧ - 132 кг, мощность - до 150 кт). Однако эти ракеты уже достаточно большой период времени на боевых кораблях ВМС США не используются, а находятся на хранении в береговых арсеналах.
При этом ввиду особенностей конструкции нельзя просто взять и заменить на ракете модификации "А" (ядерная КРМБ) ядерную БЧ на обычную. Это технически не выполнимо. Впрочем, у кораблей Черноморского флота нет ракет даже и с такой дальностью стрельбы - наши ракеты "летят" намного меньше чем на 1000 км, а даже в "усеченном" виде "томагавки" до нашей столицы все же долетят. И в этом мы группировке ВМС НАТО, безусловно, проигрываем.
Повторюсь - рассмотрен боевой потенциал в отношении противокорабельного и зенитного управляемого ракетного оружия по принципу "весь Черноморский флот против пяти кораблей ВМС стран-членов НАТО".
КОНВЕНЦИЯ МОНТРЁ
Вскоре после того, как боевые корабли ВМС США доставили гуманитарную помощь в Грузию, заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Анатолий Ноговицын напомнил о необходимости соблюдать конвенцию Монтрё, существенно ограничивающую численность и общий тоннаж боевых кораблей нечерноморских стран, пребывающих в акватории Черного моря.
"Мы не случайно поднимаем этот вопрос, чтобы упредить вопросы, могут ли государства НАТО не черноморского нахождения постоянно наращивать там группировки сил и средств. Получается, что не могут, и это принципиально важно", - подчеркнул Анатолий Ноговицын.
Конечно, само решение выбрать в качестве транспортного средства для доставки бутилированной воды и детского питания (интересно, а куда оно в Грузии делось - "русские оккупанты" что ли съели?) одного из самых современных боевых кораблей американского флота - эсминца УРО типа "Арли Берк" - вызывает как минимум удивление, но мы в этой части остановимся лишь на самой конвенции Монтрё.
Она была принята на Конференции о режиме Черноморских проливов, проходившей с 22 июня по 21 июля 1936 года в швейцарском городе Монтрё (по имени которого и назван документ), и фактически восстановила суверенитет Турции над проливами, лежащие на пути из Черного моря в Средиземноморье - проливами Босфор и Дарданеллы. При этом, однако, официальная Анкара обязалась неукоснительно соблюдать принципы международного права.
Сама конференция была созвана по инициативе Турции - для пересмотра положений Конвенции о режиме Черноморских проливов, принятой на Лозаннской конференции 1922-1923 годов. Последняя, в свою очередь, была созвана Великобританией, Францией и Италией и имела задачей подготовить мирный договор с Турцией, определения статуса Черноморских проливов и установления режима их использования. Ведущую роль тогда играли страны Антанты, а участие делегации советской России и Болгарии было существенно ограничено. Впрочем, заявив протест, Москва все же отправила делегацию во главе с наркомом иностранных дел Георгием Чичериным. Остальные участники - Великобритания, Франция, Италия, Греция, Румыния, Королевство сербов, хорватов и словенцев (будущая Югославия), Япония, США (только наблюдатель) и Турция.
Советское предложение по проливам предполагало восстановление прав турок на "принадлежащие территорию и водное пространство", закрытие проливов в мирное и военное время "для военных и вооруженных судов, а также военной авиации всех стран, кроме Турции", создание условий для полной свободы торгового мореплавания.
Позиция же государств Антанты заключалась в обеспечении свободного прохода Черноморскими проливами кораблей ВМС всех стран мира в мирное, а также в военное время - в случае нейтралитета Турции. В случае участия последней в войне должен был обеспечиваться свободный проход через проливы боевых и вспомогательных кораблей нейтральных стран. Британская делегация, однако, требовала демилитаризации Черноморских проливов и установления над ними международного контроля.
В конечном итоге конференция завершилась подписанием почти двух десятков документов, в том числе и конвенции о Черноморских проливах (подписана 24 июля 1923 года, а советской делегацией - 1 августа 1923 года), которая предусматривая демилитаризацию зоны проливов, но допускала свободный проход через Босфор и Дарданеллы не только торговых, но и военных судов (с незначительными ограничениями) любой страны мира, что создавало ненормальные условия для черноморских стран. Поэтому Советский Союз в результате все же не ратифицировал эту конвенцию, посчитав ее нарушающей его законные права.
В работе конференции в Монтрё принимали участие 10 стран: СССР, Великобритания, Франция, Турция, Болгария, Румыния, Греция, Югославия, Австралия и Япония. Должна была присутствовать и итальянская делегация, но Рим отказался прислать своих посланцев, поскольку остальные страны-участницы до этого успели поддержать международные санкции против Италии в связи с ее агрессией против Эфиопии.
Конференция 1936 года завершилась подписанием документа о режиме Черноморских проливов, на основе которой Анкара получила право ремилитаризировать их зону.
Конвенция Монтрё сохранила за торговыми судами всех стран свободу прохода через проливы как в мирное, так и в военное время. Однако режим прохода военных кораблей различен в отношении черноморских и нечерноморских государств. При условии предварительного уведомления властей Турции черноморские державы могут проводить через них в мирное время военные корабли любого класса, а нечерноморские страны - только небольшие боевые корабли, плюс существует ограничение по тоннажу (общий тоннаж военных судов нечерноморских государств в Черном море не должен превышать 30 тыс. тонн - с возможностью повышения этого минимума до 45 тыс. тонн в случае увеличения численности ВМС черноморских стран). Ограничены также сроки пребывания боевых кораблей нечерноморских стран в акватории Черного моря - не более 21 суток.
В случае участия Турции в войне или в случае если Анкара посчитает, что ей непосредственно угрожает война, она имеет право разрешать или запрещать проход через проливы любых военных судов. Во время войны, в которой Турция не участвует, проливы должны быть закрыты для прохода военных судов любой воюющей державы.
ВМБ России в Абхазии.
Россия приступила к созданию пункта базирования Черноморского флота в Очамчире /Абхазия/, работы продлятся в течение двух-трех лет. Об этом сообщил сегодня главком ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий.

По его словам, "ничего крупного там базироваться не будет".

"Намерены разместить там отдельные тактические группы, - сказал Высоцкий. - Работы уже ведутся и продлятся в течение двух-трех лет". "Идет тактическая проработка вопроса", - добавил главком.

Как сообщили в Главном штабе ВМФ России, "пункт базирования в Очамчире будет использоваться с учетом угрозы диверсий и терактов со стороны грузинских спецслужб, которую нельзя исключать".

В штабе отметили, что после дноуглубительных работ порт Очамчира сможет принимать большие и малые десантные корабли, а также катера и тральщики Черноморского флота. "Задача сделать так, чтобы у причалов Очамчиры швартовались корабли любых классов, в том числе крейсеры, и чтобы в порту могло одновременно находиться много наших кораблей, перед нами не стоит. Наоборот, с учетом потенциальной угрозы диверсий и терактов со стороны грузинских спецслужб в период функционирования пункта базирования чем меньше там будет наших кораблей, тем лучше. Поэтому там будет базироваться лишь небольшая часть кораблей, остальные будут стоять на якорях на рейде порта", - уточнил собеседник агентства.

"Важнейшая задача - наряду со строительством причалов создать береговую инфраструктуру для техобслуживания и ремонта кораблей, пополнения ими запасов воды, продовольствия, боеприпасов и обеспечить ее охрану и оборону", - подчеркнул он.

В Главном штабе также сообщили, что на окончательное решение о строительстве причалов для определенных классов кораблей "будут влиять показатели глубин в акватории абхазского побережья". При этом было отмечено, что замеры внутреннего и внешнего рейдов и работы по оборудованию побережья и обозначению буями фарватеров были проведены флотскими специалистами еще в прошлом году. По данным Главного штаба, "штатный фарватер в районе Очамчира имеет неплохие показатели, но пока сильно заилен - его глубины составляют в среднем 3,8 м, что позволяет размещать там ракетные катера и базовые тральщики".

В октябре 2008 года глава МИД Абхазии Сергей Шамба предложил Росси создать в Очамчире базу Черноморского флота. До сентября 1996 года там базировалась Краснознаменная бригада морских частей погранвойск КГБ СССР, которая затем была передислоцирована в Каспийск /Дагестан/,

РЕГИОН УПЛЫВАЕТ ИЗ РУК МОСКВЫ
Как видим, все предельно четко и ясно: если Турция в войне не участвует, то ВМС США, а также присоединившиеся к ним Германия, Испания и Польша не могут бесконечно наращивать численность своей корабельной группировки в Черном море. Однако здесь есть два "но".
Во-первых, американские ВМС имеют богатый опыт обеспечения своего постоянного присутствия даже в самых удаленных районах Мирового океана, а потому для Вашингтона не составит большого труда постоянно держать в Черном море - на ротационной основе - два или три эсминца УРО типа "Арли Берк" или крейсера УРО типа "Тикондерога", которые будут нести на борту от 100 до 200 крылатых ракет "Томагавк", не считая ПКР "Гарпун", ЗУР "Стандарт" и "Си РАМ", ПЛУР ASROC и пр. Российский же флот сегодня не в состоянии направить сколь-нибудь крупный отряд боевых кораблей к берегам не то, что Соединенных Штатов, но даже к побережью тех стран НАТО, которые послали свои корабли в Черное море. Это - слабость, а мир со времен Римской империи привык уважать только сильного.
Во-вторых, черноморские страны - а среди них члены НАТО Турция, Румыния и Болгария - не имеют никаких ограничений по численности и тоннажу своих боевых кораблей. Но только в боевом составе турецких ВМС - самого сильного из вышеуказанных стран-членов Североатлантического альянса - на сегодня находится 14 неатомных подлодок проекта 209/1400 различных модификаций (немецкой постройки, вооружены торпедами и ПКР "Гарпун" с подводным стартом), три фрегата УРО типа "Нокс" (относительно слабое ракетно-артиллерийское вооружение, сравнимое по мощи с российским сторожевиком), восемь фрегатов УРО типа "Оливер Хазард Перри", восемь ФР УРО типа MEKO-200 (8 ПУ ПКР "Гарпун", 16 или 24 ЗУР "Си Спарроу", одна 127-мм универсальная АУ Mk45, 3х4 25-мм АУ "Эрликон - Си Зенит GM-25", 2х3 торпедных аппарата калибра 324 мм Mk32), шесть ФР УРО французской постройки типа А69 (8 ПУ ПКР "Экзосет", одна 100-мм универсальная АУ, две 20-мм АУ "Эрликон", четыре 533-мм ТА), а также 22 ракетных катера различных типов, более 40 десантных корабля, более 20 минно-тральных кораблей, 16 сторожевых катеров и еще более 100 патрульных катеров в составе Береговой охраны. Добавьте сюда более 3000 морских пехотинцев, а также силы и средства ВВС и СВ Турции, и ситуация станет понятной: в случае противостояния с ОВМС НАТО российский Черноморский флот оказывается в весьма невыгодном положении.
При этом особо следует отметить, что, руководствуясь положением конвенции Монтрё, Анкара, если она "посчитает, что ей непосредственно угрожает война", имеет полное законное право ограничить или полностью запретить проход через проливы любых военных судов (!). В этом случае Россия лишается - причем на вполне законных положениях международного права - возможности усилить группировку своего флота на Черном море за счет переброски дополнительных кораблей с Северного, Балтийского или Тихоокеанского флота. Остается лишь возможность перевода кораблей по внутренним водным путям - но эсминцы, да и сторожевики в полном грузу там не "протащишь". Вот где кроется главная опасность силового противостояния с силами стран НАТО на Черном море. К тому же натовцы могут также перебросить на Черное море дополнительные корабли по внутренним водным путям европейских стран-членов альянса.
В этой ситуации Москве останется только разве что угрожать либо своей стратегической авиацией - не особо и многочисленной, либо "ядерной дубинкой" - но это уже третья мировая война! На это ни одна из сторон, скорее всего, не решится пойти.
Налицо - явная слабость Черноморского флота ВМФ РФ и группировки сил и средств российских Вооруженных сил в этом регионе вообще. По большому счету, мы продолжаем терять свои позиции в Черноморском бассейне. И военно-политическому руководству России, как представляется, следовало бы срочно обратить на это внимание.
Сторожевой корабль ВМС США "Даллас" в среду доставил в порт Батуми гуманитарный груз. По сообщению грузинских СМИ, корабль доставил в страну продукты питания и предметы первой необходимости для лиц, пострадавших в результате агрессии России и боевых действий российских войск на территории Грузии.
До этого - 24 августа, в Батуми прибыл американский эсминец "Макфол", также с гуманитарной помощью, который продолжает находится у берегов Грузии.
В ближайшее время также ожидается прибытие в порт Батуми еще одного американского корабля - флагмана 6-го флота США, штабного корабля десантных сил "Маунт Уитни", который также везет гуманитарный груз.
Грузинский телеканал "Рустави-2" в среду утром сообщил, что на данный момент в грузинской акватории Черного моря находятся девять военных кораблей НАТО.
В то же время концентрацией военно-морских сил стран НАТО и США в Черном море обеспокоены в России, где представители оборонного ведомства уже сделали вывод о том, что альянс формирует там ударную группу боевых кораблей. При этом указано, что по данным генштаба ВС РФ, в Черном море уже находятся 10 кораблей НАТО и прибытие еще 8 ожидается в ближайшие дни.
По сообщениям российских СМИ, которые ссылаются на данные российской военной разведки, на данный момент военные корабли НАТО, которые вошли в акваторию Черного моря, имеют на вооружении более ста ударных крылатых ракет типа "Томагавк" и противокорабельных ракет типа "Гарпун". Отмечается, что группировка кораблей НАТО, находящаяся в Черном море, включает такие мощные корабли, как польский фрегат "Генерал Казимир Пуласки", немецкий фрегат "Любек", испанский фрегат "Адмирал Хуан де Борбон".
Корабли стран НАТО, по данным российской стороны, имеют в числе своего вооружения как минимум 64 ракеты типа "Гарпун" и около 8 вертолетов различного класса.
Что касается кораблей ВМС США, только на борту "Макфола", водоизмещением 9 тысяч тонн, находятся ракеты "Томагавк", которые могут нести ядерные боеголовки и использоваться для поражения наземных целей.
"Макфол" относится к кораблям суперсовременного класса, он оснащен широким спектром средств радиоэлектронной борьбы, имеет на вооружении торпеды, противокорабельные ракеты "Гарпун" и управляемые ракеты дальнего радиуса действия "Томагавк", которых по сведению российских источников, на борту "Макфола" - 50.
Ранее официальный представитель ВМФ России капитан первого ранга Игорь Дыгало сообщал, что в ВМФ знают о прибытии кораблей НАТО и Черноморский флот "продолжает выполнять задачи по обеспечению безопасности судоходства у берегов Абхазии".
"Впервые за мировую историю в Черноморском бассейне формируется такое мощное ударное соединение которое заранее отработано и представляет собой не только надводные корабли, но и наверняка и турецкие подводные лодки развернулись к берегам Кавказа. В готовности находится авиация. Безусловно, это очень серьезная угроза", - отметил Игорь Касатонов, командующий Черноморским флотом РФ (1991-1992 гг.), адмирал.
Заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил России Анатолий Ноговицын выражает сомнение в том, что для доставки гуманитарного груза нужен именно такой корабль, как эсминец "Макфол" или сторожевой корабль "Даллас".
"На этих кораблях очень серьезный арсенал, - заявил Ноговицын. - Что касается дальности крылатых ракет, то Черное море - просто водоем для масштабов их применения. Это стратегическое оружие с дальность пуска две с половиной тысячи километров и более. Они разгрузят, а дальше дело техники. Шапок-невидимок для образцов вооружения на сегодняшний день пока не придумано".
"Томагавки" не требуют Черного моря, поскольку досягаемость - две с половиной тысячи километров. Это, например, как от Питера до Южного Кавказа. Говорить о том, что данные корабли прибыли с гуманитарной целью и мирной задачей, очень сомнительно", - говорит руководитель Центра военного прогнозирования, член корреспондент Академии военных наук РФ Анатолий Цыганок.
"Это оружие может поражать береговые цели, но чтобы американские эсминцы применили свои "Томагавки", такого быть не может, потому что это - война. А никто наверняка не думает, что есть необходимость ради Саакашвили развязать Третью мировую войну. Это оружие надо учитывать, но применять его никто не будет", - уверен Игорь Касатонов.
По их же сведениям, сторожевой корабль ВМС США "Даллас" - это перехватчик, тяжелый катер сил морской береговой охраны. Ранее он занимался пресечением наркотрафика в Карибском бассейне, участвовал во вьетнамской войне, в операциях НАТО против Югославии и в войне с Ираком, сообщают российские СМИ.
Наибольшее внимание российских экспертов обращено на флагман 6-го флота США - штабной корабль десантных сил "Маунт Уитни" водоизмещением 18,5 тысяч тонн. Он уже вышел из итальянского порта Гаэта и следует к Босфору и Дарданеллам.
Как отмечают российские источники, вооружение "Маунт Уитни" не так интересно, как его цифровая и радиолокационная начинка, которая позволяет ему вести стратегическую электронную разведку не только на территории Грузии, Абхазии и Южной Осетии, но и на всей европейской части России.
"У него очень большие разведывательные возможности, большие возможности по управлению, включая воздушную, космическую и подводную сферы, возможности по связи. Надо за этим судном наблюдать и проводить контроль всех радиосетей", - сказал Игорь Касатонов.
"Флагманский корабль ведет не только разведку, - подчеркнул Анатолий Цыганок. - Он также в состоянии руководить кораблями и катерами. Вполне возможно, что вместе с этими кораблями может быть и морская пехота, чтобы оказывать давление на Россию".
Также отмечено, что немецкий фрегат "Любек", находящийся в Черном море, в 1994-м, 1995-м и 1996 годах принимал участие в морской блокаде Югославии, а с 2003-го по 2006 годы осуществлял поддержку с моря операции НАТО в Афганистане.
По данным российских экспертов, ворота в Черное море - проливы Босфор и Дарданеллы - контролирует Турция, и согласно так называемому соглашению - конвенции Монтре - принятому в 1936 году, нечерноморские страны не могут держать свои военные корабли в Черном море дольше трех недель. Кроме того, их совокупный тоннаж не должен превышать 45 тысяч тонн. Эксперты не исключают, что если объем тоннажа будет превышен, в данном случае Россия может заявить о допущенных нарушениях.
В то же время сказано, что ранее Турция не пропустила через свои проливы два американских плавучих госпиталя - "Комфрот" и "Мерси", которые направлялись к берегам Грузии, как раз из-за превышения тоннажа. Те же корабли НАТО, которые уже вошли в Черное море, должны покинуть его акваторию через три недели - в противном случае Россия сможет трактовать действия Альянса как нарушение международного права.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован