27 февраля 2008
706

Леонид Черток: `Дело Политковской: 12 ошельмованных присяжных`

На минувшей неделе в Московском окружном военном суде начались долгожданные слушания по делу об убийстве известной журналистки Анны Политковской. Правда, её популярность была со скандальным оттенком, никто так резко не оппонировал действующей власти среди представителей масс-медиа. С позициями Анны по чеченскому и кремлевскому "вопросам" можно было соглашаться или нет, но в мужестве этой не в срок поседевшей женщине уж точно не откажешь. Скажете, совсем больная на голову, против кого пёрла? Именно такие и добиваются своего. По крайней мере, умирают с чистой совестью.

Два года назад я опубликовал материал на тему этого громкого убийства под заголовком "Контрольный плевок в лицо". Наверное, был излишне резок в суждениях. Но уж слишком много накопилось в те октябрьские дни. Тут и Кондопога, а за ней, как следствие, общероссийский всплеск радикального национализма, и массовые паспортные проверки лиц грузинской национальности, давно ставших неотъемлемой частью русской культуры, и убийство независимого журналиста. Последнее, как принято говорить, было совершено с "особым цинизмом" - аккурат в день рождения Владимира Путина. Его до сих пор, нет-нет, да и мучают въедливые иностранцы вопросами, когда будет оглашено имя заказчика. Такое впечатление, что кто-то сознательно перевел стрелки, дал следствию главную зацепку к разработке версии политического убийства.

Немудрено, что тогда на первом же воскресном ток-шоу у Владимира Соловьева на защиту чести и достоинства президента и правящей партии грудью бросился Александр Хинштейн. Между прочим, сам еще тот политкиллер, правда, работающий исключительно по заказу своей госдумовской фракции и определенных спецслужб. Положение у депутата-журналиста было двойственное. С одной стороны, надо проявить корпоративную солидарность, "меня самого не раз заказывали", с другой - объяснить, что власть настолько сильна и уверена в себе, что на мелочевку не разменивается. "Прожорливый Шурик" так старался, что слегка переусердствовал, волей неволей возникло подозрение, что при подобной дымовой завесе обязательно найдется маленький источник возгорания. В этом смысле тогдашний президент повел себя правильно и естественно - просто пожал плечами: "Я даже фамилию эту плохо помню, кто она и кто я". Наверное, получил в те октябрьские дни ретивый журналист от своих старших товарищей по партии а-та-та по пухлой попке. И поделом...

Летом 2007 года прокуратура отрапортовала неравнодушной общественности о том, что нашла и задержала целых 11 подозреваемых по делу, преимущественно с кавказскими фамилиями. Что косвенно подтверждало еще одну популярную версию - заказ пришел из Грозного. Параллельно затихли разговоры о причастности к громкому преступлению злодеев из числа одиозных олигархов, Березовского и Невзлина. Ранее тот же Хинштейн философствовал на тему начала "оранжевой революции" в России по типу украинской, проводя умозрительную параллель с делом Гонгадзе. Когда в стране чуть успокоилось, стало даже не смешно обсуждать, будто англо-израильские "муравьи" решили прищучить российского "слона". Дело стало принимать рядовой характер, а обвиняемых постепенно отпускали из-под стражи за отсутствием улик.

В итоге на скамью подсудимых сели только четверо из первоначальной "футбольной команды". Не знаю, как вам, а мне подобная прокурорская избирательность напоминает парафраз известного шлягера: "Дело я слепила из того, что было". Судите сами, в "обезьяннике" зала суда пребывают два брата Махмудовы, прямые родственники главного (по версии следствия) киллера, оказавшиеся в ненужном месте в ненужный час, а так же коррумпированный мент Хаджикурбанов и нечистый на руку ФСБэшник Рягузов. При этом последний, разве что, иногда читал публикации Политковской, его притянули по другим совместным делишкам с коллегой из спецслужб. Не очень разбираюсь в процессуальных тонкостях, но, с позиции наблюдателя, как-то странно мешать громкое политическое убийство с обычной коррупционной рутиной. Похоже, что те семеро, которых отпустили, оказались настоящими ангелами во плоти, никаких зацепок.

Понедельник начался с неожиданного приятного сюрприза, в который никто не верил - процесс был объявлен открытым. Что странно, подобные слушания в нашей судебной практике принято проводить при плотно закрытых дверях. Так было с покушением на Анатолия Чубайса, с громкими убийствами журналиста Пола Хлебникова и зампреда Центробанка Андрея Козлова. Аргументация закрытости во всех трех случаях весомая - защита свидетелей, секретные материалы, профессиональные тонкости изготовления "адских машинок". Наверное, было несложно подыскать подобные причины и для этого дела. Да вот общественный резонанс мешал - "народ хочет знать своих убийц, имеем право!". Неужели к гласности возвращаемся, тем более на открытом процессе настаивали обе стороны участников? Сомневаюсь, но дело настолько громкое, что одно чиновничье желание сохранить секретность может привести к ненужным подозрениям в предвзятости.

Поэтому прокуратура использовала проверенный советский прием - "по желанию трудящихся". В роли "трудящихся" выступил весь состав присяжных, как "играющие", так и запасные. Не хотят, чтобы на них объективы телекамер смотрели, и все тут! Кстати, подобной нормы в законе нет, это практически ноу-хау "староарбатского" суда. Заодно из зала были удалены родственники подсудимых и погибшей, дабы избежать нежелательных комментариев. И то, от известного тележурналиста Александра Политковского, бывшего мужа Анны, всего можно ожидать.

Неужели у нас такие скромные присяжные? Честно говоря, сомневаюсь. Фильм Никиты Михалкова "12" донельзя героизировал эту общественную нагрузку, многие обыватели теперь рвутся вершить справедливый суд. Боятся давления? Скорее, они подвергаются реальной опасности в том случае, если судят очередную банду скинхэдов. Вот когда в зале заседаний собираются настоящие отморозки без тормозов. Не хотят публично предстать носителями государственных секретов? А вот это вполне реально...

С самого начала прозвучала информация, что в ходе процесса будет допрошен президент Чечни Рамзан Кадыров, антигерой большинства публикации журналистов "Новой газеты". Слишком много ниточек тянется в Грозный. Обычная реакция кавказского мужчины - "как эта жэнщына смеет на джигита баллон катить?!". Правда, он два года назад поспешил выступать с соболезнованиями к родным и близким покойной. Но и это объяснимо, если представить, что решение приструнить принималось за закрытыми дверями в тесной компании единоверцев, а внушение пришло из федерального центра. Не обязательно был отдан прямой приказ, в той обстановке достаточно просто бросить в пространство фразу: "Да заткнется она или нет?!". Обязательно найдется нукеры, которые подхватят и по-своему интерпретируют.

Собственно, поле для домыслов перед нами бескрайнее. Единственное, что объективно, в новейшей истории российской юриспруденции практически нет примеров, когда дело по убийству известного журналиста было доведено до логического конца. А логика призывает громогласно назвать имя непосредственного заказчика, пусть он и использовал для распоряжения иносказательную форму. Сам киллер не очень интересует, такие редко доживают до суда. Господа присяжные заседатели, неужели опять у вас не хватит мужества хоть раз в жизни почувствовать себя Маковецкими и Гафтами?..

...Не успел поставить в материале точку, как из Москвы пришло новое сообщение - присяжные заседатели с самого начала были не против телекамер. Наоборот, это секретарь суда в течение нескольких дней уговаривала их поставить подписи под отказом от освещения громкого политического процесса. В итоге присяжных подставили в классической манере полукриминальных разводок, выставили перед общественностью в неприглядном свете. Как следствие, начались самоотводы.

Тот еще театр абсурда ожидается...


www.rusnord.ru

27.02.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован