12 марта 2002
1542

Леонид Гозман на `Радио России`, 12.03.2002

ВЕДУЩИЙ: Знаменита песенка Окуджавы о метро никогда не воспринималась как произведение об общественном транспорте. Помните, "те, кто справа стоят - стоят, а кто хочет двигаться - должны держатьс левой стороны". Потом пришли другие времена, полярно поменялись названия политических флангов, а потом пришли совсем новые времена и политическое позиционирование вообще стало терять всякий смысл. "Правая, левая, где сторона?" На этот вопрос другого поэта с каждым днем отвечать все сложнее. Председатель креативного совета партии СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ Леонид Гозман - желанная персона на РАДИО РОССИИ. Я рад приветствовать вас, здравствуйте.

Леонид ГОЗМАН: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: И не знаю, согласитесь ли вы со мной, но есть ощущение, что правовому флангу сейчас даже посложнее, чем левому. Согласны?

Леонид ГОЗМАН: Конечно, сложнее, потому что они стоят, а мы двигаемся. Двигаться всегда тяжелее, чем стоять на месте. Их штампы, а так же как взгляды их электората, так же как и их действия, абсолютно не меняются в зависимости от времени. Чтобы ни происходило, Геннадий Андреевич говорит одно и то же. А мы, как ответственная политическая сила, естественным образом ищем ответы на все новые и новые вызовы, все новые и новые вопросы. И поэтому, конечно, нам значительно тяжелее, чем ему.

ВЕДУЩИЙ: Если вы не стоите, как получилось так, что ваш рейтинг скатился до критической отметки в 4, по-моему, процента?

Леонид ГОЗМАН: Тут никакой тайны нет. Во-первых, действительно именно такой сейчас, что нас, с одной стороны, не радует. С другой стороны, не особенно пугает, потому что это абсолютно нормальный и естественный процесс. Это, знаете, как колебани Каспийского моря. То оно уходит вниз, и все боятся, что оно высыхает, то вдруг начинает подыматься. Просто оно дышит вот таким вот образом. Кроме того, мы к этому относимся не как к тому, чего следует пугаться и накрыться подушкой, а как к проблеме, которую надо анализировать и решать, что, собственно говоря, мы и делаем достаточно активно. То есть почему это происходит, почему это произошло? Хочу напомнить, что в 1999 году, когда мы создали ПРАВОЕ ДЕЛО, а потом оно было переименовано в связи с расширением состава в СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ, тогда наш рейтинг был 2 процента, и нам говорили, что больше двух мы не возьмем никогда, потому что после всех антинародных реформ, дефолтов и так далее взять больше нельзя. Мы взяли 9. Если соотношение сохранится, то в следующий раз мы должны взять 18, что, в общем, не так плохо.

Но на самом деле, если говорить более серьезно, в чем проблема? Если объективные вещи. Объективные вещи состоят в том, что в ходе любой кампании, если она хорошо проведена, это что означает? Что кроме вашего ядерного электората, который вам симпатизирует просто по жизни, потому что они разделяют вашу точку зрения и так далее, или там доверяют конкретным людям, кроме этого, привлекаетс довольно большое число людей, которые без этой кампании могли бы либо вообще не проголосовать, либо проголосовать за каких-то соседей по политическому позиционированию и так далее. Ну, и привлекли довольно много таких людей, надо сказать.

Естественно, между кампаниями эти люди отходят. И если проанализировать расклад сил сейчас, то оказывается, что очень много народу отошло в число тех, которые либо не собираются голосовать, либо затрудняются ответить, либо вообще как бы не хотят это обсуждать и так далее. То есть часть тех, кто проголосовал за СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ, действительно сейчас говорят, что они не будут за нас голосовать или не отвечают на вопрос, что да, вот в следующее воскресенье я пойду и за СПС проголосую, но при этом они не ушли ни к ЯБЛОКУ, ни к ЕДИНСТВУ, никуда, часть из них, а они ушли в ту категорию, которая называется у социологов "затрудняюсь ответить", они не знают, за кого они будут голосовать. То есть эти люди могут быть мобилизованы, ну, часть этих людей, не конкретно обязательно эти, но вот набор, количество людей может быть мобилизовано опять. Это одна проблема, вполне себе объективная.

Вторая проблема, может быть, более сложная на самом деле, на которую, я вам честно должен сказать, у нас нет ответа сейчас. Мы его найдем обязательно, но вот пока у нас ответа нет. Вы знаете, нас очень часто спрашивают: а как вы относитесь к ПУТИНУ, а вы за ПУТИНА или против ПУТИНА? Вот вы за белых или за красных? Знаете, мы не за ПУТИНА и не против ПУТИНА. Вообще-то говоря, на нашем знамени написано: наше дело правое, будущее за нами. Мы считаем себя партией будущего. Причем мы глубоко убеждены, вне зависимости от выборов, что никакого другого пути к нормальной жизни, кроме нашего пути, в РОССИИ просто нет. Вот нет по определению. Ну, вот сколько было попыток в нашей стране придумать что-нибудь такое особое, вот какой-нибудь особый путь. И не только в нашей, в ИРАНЕ, в ИРАКЕ, в еще десятках стран придумывали особый путь, то основанный на какой-то особой религии, своей, которая вот только у нас, больше нигде, то на какой-нибудь особой духовности, то на каких-то национальных особенностях. Вот все придумывали, придумывали, придумывали. Чем это заканчивается? Нищетой, бесправием, кровопролитием и так далее. Вот истори поставила очень жестокий, но очень убедительный эксперимент, как мне кажется. И сегодня, в начале XXI века, по-моему, уже нет оснований в этом сомневаться. Есть очень много особых путей: коммунистических, религиозных, всяких националистических, каких хочешь, очень много особых путей. Все ведут в никуда. Все, абсолютно. И есть один путь, может, это неприятно, кому нравится обязательно множественность и плюрализм, но вот по жизни, по факту есть один путь, который не приводит к раю на земле, но реализация которого приводит к результатам значительно лучшим, чем при любом другом особом пути. Этот тот путь, по которому идут страны Запада, Западной Европы, СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ, ЯПОНИЯ, ну, и много сейчас уже других стран: АВСТРАЛИЯ, НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ, ну, вот эта велика европейская цивилизация. Этот путь, путь ЕВРОПЫ, на самом деле, вне зависимости от того, где географически расположена страна, которая этот путь сейчас реализует, вот этот путь обеспечивает значительно более высокую, чем при любом другом варианте, качество жизни людей, значительно большую социальную защищенность, значительно большие права человека, значительно большие индивидуальные возможности и так далее, и так далее, и так далее. Медицинское обслуживание лучше... вот все лучше, вот все, что ни возьмите, все лучше.

ВЕДУЩИЙ: А социал-демократы разве не больше о человеке заботятся?

Леонид ГОЗМАН: Социал-демократия, европейска социал-демократия, это часть европейского пути. И то, что мы предлагаем, это европейский путь. Более того, у меня есть такое предположение, что вообще мы создали партию на десятилетия, конечно. И поэтому, кстати, это еще одна из причин, почему про нас очень трудно говорить, мы за ПУТИНА или против ПУТИНА. Мы будем после ПУТИНА. Вот ПУТИН уйдет в 2008 году, он может быть хорошим, он может быть плохим, это кому как нравится, но в любом случае он не диктатор. В 2008 году Владимир Владимирович ПУТИН покинет свой пост в Кремле, он не будет больше президентом. А СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ будет в 2008 году, и в 2012 будет, в 2016 и так далее, и так далее. Это вот как спросить республиканцев в США, они за президента Вудро ВИЛЬСОНА или против президента Вудро ВИЛЬСОНА? Ну, господи боже мой, уже давно, так сказать Вудро ВИЛЬСОН - часть истории, многие люди уже не помнят, какой партии он принадлежал, РЕСПУБЛИКАНСКОЙ или ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ, а РЕСПУБЛИКАНСКАЯ и ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИИ США существуют и будут существовать еще десятилетия, понимаете? РЕСПУБЛИКАНСКАЯ ПАРТИЯ США не за конкретного президента, а за конкретный путь развития страны, ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ тоже. Консерваторы ВЕЛИКОБРИТАНИИ. Они не за ТЭТЧЕР или кого-то, они за определенный путь развития БРИТАНИИ. Они за БРИТАНИЮ. Вот я был на съезде консерваторов, там ХЭЙК, их нынешний лидер, все время говорил: британский путь. Вот они за британский путь как они его видят. Британские лейбористы тоже за британский путь, только свой британский путь, естественно. Но британские лейбористы тоже не за конкретного лидера, они за определенную идею.

Вот мы не за ПУТИНА и не против ПУТИНА, мы за определенную идею. Я должен сказать, что в том, что ПУТИН делает сейчас, очень много того, что мы одобряем. Более того, очень много того, что является реализацией наших программ. Посмотрите, кто автор налоговой реформы? ГАЙДАР. Понимаете, мы не говорили это тогда, когда эта реформа принималась, потому что, не дай Бог...

ВЕДУЩИЙ: Чтобы не спугнуть?

Леонид ГОЗМАН: Ну, конечно, естественно, голосовать было бы трудно, ведь все же ГАЙДАР все насписал, это же его разработки, да? И многое другое в экономике - это тоже ГАЙДАР. А военная реформа, которая сейчас идет, которая сейчас обсуждается, что принято за основу для обсуждения? Наш вариант, вариант СОЮЗА ПРАВЫХ СИЛ. Ну, какая, к черту, оппозиция? Это, вообще, не серьезно просто. Помните, перед выборами была такая пиаровская, разумеется, сценка, когда вручали толстый том, нашу программу - программу СПС. Эта программа практически реализована правительством сегодня.

Внешняя политика. Да мы еще в ДВР записали в цели партии вступление в Европейское экономическое сообщество и интеграцию с структурами НАТО. Это мы еще записали в середине 90-х в программе ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ВЫБОРА РОССИИ. Мы можем быть против того сближения с Западом, которое для нас, как для западнической партии, как универсалисткой партии, всегда было приоритетным абсолютно? Мы убеждены в том, что стратегическим союзником РОССИИ на века является великая европейская цивилизация. Вот мы -часть этой цивилизации, мы должны быть вместе с ними и, естественно, они вместе с нами, а не с ИРАКОМ, ЛИВИЕЙ и КИМ ЧЕН ИРОМ, да?

Вроде мы за ПУТИНА. В то же время начинаются ПАСЬКО, НТВ, теперь ТВ-6, советский гимн, сталинский, еще чего-то. Мы можем быть за? Конечно, нет, естественно. Мы не можем ответить на вопрос "Вы за ПУТИНА или против ПУТИНА?" Мы за РОССИЮ, мы за определенную идею и так далее. Конечно, это сложно для восприяти части избирателей. Самая интеллигентная часть аудитории это понимает и, более того, наш то, что называется ядерный электорат, наши идейные сторонники, они одобряют именно эту позицию. Мы постоянно отслеживаем, как нас воспринимают наши потенциальные избиратели.

ВЕДУЩИЙ: Я с интересом слушал, когда вы перечисляли те позиции, по которым ваш СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ помогал власти, помогал проводить какие-то прогрессивные и цивилизованные решения и подумал вот о чем. Ну, ведь, наверное, для партии недостаточно быть таким мозговым центром, который обеспечивает власть нужными решениями?

Леонид ГОЗМАН: Конечно, недостаточно.

ВЕДУЩИЙ: Наверное, все-таки партия должна стремиться к большему. Вот нет ли среди тех людей, которые отпали в период между выборами, от СПС, нет ли среди них тех, кто искренне верил в вас, но потом просто разочаровался в том, как вы между выборами себ позиционируете и ведете?

Леонид ГОЗМАН: Конечно, такие люди есть. Это всегда бывает, это неизбежно. Частично это связано с нашими ошибками и непоследовательностью периодически и так далее. Я вовсе не считаю, что все, что мы делаем, мы делаем правильно и адекватно. Более того, я-то могу рассказать, какой плохой СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ значительно лучше, чем кто-либо другой, чем многие другие, потому что я там внутри. Вы знаете, ЧЕРЧИЛЛЬ однажды сказал фразу, которая очень много цитируется, все ее знают, про то, что демократия ужасна, единственное преимущество что она лучше любой другой формы правления. Я могу это повторить и сказать, что СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ ужасен, это абсолютно отвратительная организация, просто она значительно лучше, на порядок лучше любой другой политической организации, которая существует или может существовать в сегодняшней РОССИИ, а может вообще может существовать.

Политическая парти никогда не бывает таким приятным и абсолютно консолидированным клубом. Это абсолютно невозможно. Знаете, мы же должны консолидировать людей с разными точками зрения. Это совершенно необходимо. Мы не просто разработали программы для действующей власти, ну, часть из которых была реализована, мы не просто этим занимались. Я думаю, что наш успех на выборах был существенным фактором, который подтолкнул исполнительную власть, которая в нашей системе не зависит от выборов в ГД фактически, подтолкнул к тому, чтобы идти именно по тому пути, по которому она идет, потому что было понятно, что наиболее активная, наиболее интеллектуальная часть общества... Ведь за нас голосовали люди образованные, адаптированные, успешные. У нас специфический электорат на самом деле, не все за нас голосуют и в ближайшее время не все будут за нас голосовать. Так вот, это было сигналом для президента, это было сигналом для элит, что наиболее продвинута часть общества хочет именно этого пути. Поэтому для нас было очень важно эту поддержку собрать. Это было важно для нас как для политической партии, это было, я думаю, важно для страны в целом.

Что касаетс разочарования. Конечно, оно очень у многих есть. Вот смотрите, я говорю, что мы объединили разных людей. Ну, вот исторически если посмотреть, это последовательный и традиционный антикоммунизм, демократические ценности, права человека, вот одна линия. Ну, или это линия ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ВЫБОРА РОССИИ, ГАЙДАРА и так далее. Вот один путь, один поток. Второй поток, который мы объединили, это молодой бизнес, начинающий, не олигархи, разумеется, а вот такие активные ребята, которые хотят вот то, что КИРИЕНКО назвал самостоятельное сословие. То есть это то, что вот было связано больше с именем Сергея КИРИЕНКО и его НОВОЙ СИЛОЙ и прочего. Дальше. Мы взяли часть людей, которые были такие, знаете, прогрессисты как бы, вот просто нужно обновление, вот надоели какие-то там малообразованные люди во власти, вот должны быть люди такие активные, современные, энергичные, образованные и так далее, те, кто этого хотел, за нас голосовали. И еще было несколько таких больших и маленьких потоков, рек и ручейков, которые объединились в СОЮЗЕ ПРАВЫХ СИЛ.

Сегодня вот политсовет СОЮЗА ПРАВЫХ СИЛ представляет собой, естественно, какую-то... хотя мы давно не коалиционная организация, а единая, тем не менее, разумеется, члены политсовета представляют разные течения, у них разная система ценностей и так далее, в разных региональных организациях больше сил у разных течений. Естественно, в результате чтобы не сделала вот такая партия, кому-то из ее сторонников это резко не нравится.

ВЕДУЩИЙ: А в руководстве единодушие есть? Вот в том важном вопросе все-таки сотрудничать с Кремлем конструктивно или уйти к нему в жесткую оппозицию?

Леонид ГОЗМАН: Я бы сказал так, что различия есть стилистические и интонационные. По сути в руководстве нет человека, который против конструктивного сотрудничества, ответственного сотрудничества, потому что оно ведется каждый день. Вот коммунисты, например, сегодняшние коммунисты, они, слава Богу, не способны совершать те преступления, которые они совершали раньше, но они мало способны совершать что-либо конструктивное сегодня. Вот у них просто вот роль такая, вот клеймят антинародный режим, вот и все, солдат спит - служба идет. То есть они получают какую-то там фракцию свою в ГД, к сожалению, большую. У нас как бы есть, разумеется, цель, как у политической партии, сохранить, расширить фракцию, расширить представительство, собрать голоса и так далее.

Но, кроме того, у нас есть цель кое-что в стране изменить. Если у нас получится военная реформа, как мы ее видим, вы понимаете, что это означает для страны? Не дл партии. Вот черт с ней, с партией. Для страны. Не будут ребята больше на 2 года уходить. На 2 года идти в место, которое кажется людям страшнее тюрьмы. Только что я видел опрос один, почему вы не хотите идти в армию, почему не хотите, чтобы ваши дети шли в армию? На втором месте: ЧЕЧНЯ - горячая точка, убьют там вообще неизвестно зачем и за что. На первом месте, с отрывом, стоит дедовщина. Что это означает? Своих отцов-командиров парень боится больше, чем чеченских боевиков. Дожили, да? Так вот мы, если нам удастся это сделать, не будет больше этого в РОССИИ. Десятки миллионов людей избавятся от этого страха. Сотни тысяч людей избавятся от унижения, от страшного совершенно опыта, который вынуждены переживать, потому что если будет по-нашему, то есть это будет, во-первых, шесть месяцев, а не два года, во-вторых, тренировочный центр, учебный центр, где нет дедовщины по определению, потому что нет "дедов", потому что все пришли в один день и все в один день уйдут.

ВЕДУЩИЙ: А если наши сограждане не будут это связывать с вашей партией, вам обидно будет?

Леонид ГОЗМАН: Конечно, обидно, но более важно, чтобы это было, чем чтобы это связывали с нашей партией. Понимаете, вот важно, чтобы это было. 13-процентный налог мало кто связывает с нашей партией, но важно, что это есть. Ведь это означает выход из тени, это означает снижение криминала, это означает совершенно другую атмосферу в обществе.

ВЕДУЩИЙ: И больше состоятельных людей и значит больше вашего электората. То есть это вы на себя работали?

Леонид ГОЗМАН: Больше нашего электората... Мы работали, уж извините, на РОССИЮ, на страну, но при этом мы абсолютно убеждены в том, что именно наше дело правое и будущее за нами. Так что вот к вопросу о позициях руководства. Нет в руководстве ни одного человека, который против вот сотрудничества, потому что это безумие было бы, измена собственным принципам. Нет ни одного человека в руководстве, который бы говорил, что мы должны поддерживать власть во всем, что она делает, как ЕДИНСТВО, допустим, это делает, ни одного человека в руководстве нет. Есть действительно споры о том, что вот по этому конкретному поводу надо атаковать президента или нет, вот по этому конкретному? Или если мы выражаем несогласие, мы должны его сказать вот такими словами или вот такими словами? Вот по стилистике, интонации, тактике сегодняшнего дн споры есть, были и будут, естественно, и это тоже совершенно нормальный процесс.

ВЕДУЩИЙ: Я не могу вас не спросить о том, как вы относитесь к ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ, в которую вошли собственно ваши бывшие соратники. И второй момент, с кем из политических сил на нынешней арене в РОССИИ вы готовы взаимодействовать?

Леонид ГОЗМАН: По поводу ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ. Я считаю, возникновение ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ исключительно печальным фактом для демократического движения. Вот почему. Электоральный потенциал ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ, с моей точки зрения, равен нулю. По многим причинам. Достаточно назвать одну - Борис Абрамович БЕРЕЗОВСКИЙ. Он у них там сопредседатель, вы знаете. Совершенно очевидно, что оппоненты ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ постараютс сделать так, чтобы публика об этом знала. Ну, вот нет у них шансов. Кроме того, вообще движение, которое выходит на выборы в 2002-2003 с лозунгами 1989... Понимаете, ну, не коммунисты же. Это коммунисты могут выходить с одними и теми же лозунгами 80 лет подряд, им без разницы. Вот либералы не должны.

ВЕДУЩИЙ: То есть идейной конкуренции с ними вы не боитесь?

Леонид ГОЗМАН: Я не боюсь электоральной конкуренции с ними, я боюсь другого. Дело в том, что я говорил, что СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ возник как коалиционная партия, и разные течения, идеологически разные у нас существуют. У нас за одним столом сидят и бывшие диссиденты, и бывшие функционеры ВЛКСМ. Но они вместе сидят у нас сейчас. Так получилось. Они вместе и они согласились на определенный путь развити страны. Вместе. То, что возникла организация без каких-либо шансов, но постоянно критикующая нас, естественно, я был на съезде ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ, в каждом выступлении говорили про СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ. Понимаете, это просто напоминало дискуссию ЯВЛИНСКОГО с НЕМЦОВЫМ, когда тот все врем обращался к ЧУБАЙСУ, помните? НЕМЦОВ ему говорит: "Да ЧУБАЙСА здесь нет". "Он здесь", - закричал ЯВЛИНСКИЙ. Это примерно то же самое было.

Возникновение этой организации, так позиционированной, так себ ведущей, объективно приводит к озлоблению либеральных, правозащитных тенденций внутри СОЮЗА ПРАВЫХ СИЛ. Вот что плохо на самом деле. Электорально они для нас не опасны. Поэтому мне очень жалко, что это случилось. Я считаю, что это случилось по нашей вине. Возникновение ЛИБЕРАЛЬНОЙ РОССИИ - это не успешный проект Бориса Абрамовича... Ему понятно зачем это нужно, ему на Западе надо выглядеть не каким-то таким криминальным магнатом, который почему оказалс за рубежом и эта выдача, которую требуют, ему надо казаться политическим эмигрантом. Для этого надо иметь здесь политическую партию. Ну, здесь все вообще считается в два шага. А вот то, что туда столько приличных людей ушло, я считаю нашей виной, нашим поражением, поражением СОЮЗА и ответственностью, личной ответственностью лидеров партии, всех абсолютно. Все лидеры партии отвечают за эту неудачу. Это наша вина.

ВЕДУЩИЙ: Вот понимаю, что вы будете сейчас стараться, чтобы 4 процента превратились в те самые 18, о которых вы говорили. Но не получится ли так, как прогнозирует ваш анонимный соратник в одной из газет, я цитирую: "Все равно перед выборами наймем профессиональных пиарщиков, как это было в прошлый раз, они придут и скажут: "Так, всю эту галиматью забыли, будем петь и танцевать"? И вы будете петь, танцевать на стадионах и привлекать таким образом отсеявшийся электорат?

Леонид ГОЗМАН: Разве я говорил, что мы не будем петь и танцевать на стадионах?

ВЕДУЩИЙ: Откровенно говоря, нет.

Леонид ГОЗМАН: Я не говорил, что мы не будем этого делать. У нас сейчас политсоветом принята за основу электоральная стратегия партии. От имени креативного совета я даю доклад на последнем политсовете вот по этому поводу. Комментарий, который вы процитировали, был сделан человеком, который, по-моему, не присутствовал на заседании, но тем не менее хотел что-нибудь сказать. Вот с чем я не согласен в этой фразе, что придут профессионалы, которые скажут: эту галиматью побоку. В гробу мы видали этих профессионалов. Мы сами взрослые, мы сами все решаем. Мы можем добавлять очень многое к тому, что мы будем делать и в утвержденной, ну, принятой за основу, электоральной стратегии партии есть всякие вещи о том, что мы будем делать непосредственно перед выборами.

Я не хочу комментировать, бессмысленно комментировать план сражения перед сражением, вот где стоит засадный полк. Пускай наши оппоненты будут приятно удивлены тогда, когда он оттуда выйдет. Мы многое чего будем делать перед выборами, но это не значит, что будет что-то побоку. Вот то, что для нас важно, то будет оставаться важным и то, за что сегодня наш ядерный электорат нам продолжает верить и будет верить, оно останется с нами и в ходе предвыборной кампании, и после нашей победы на выборах.

ВЕДУЩИЙ: Ежели таковая произойдет?

Леонид ГОЗМАН: Когда она произойдет.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам. Мне ясна ваша позиция, и в заключении, как обычно, несколько коротких вопросов.

Если все-таки ситуация такая, что танцев не избежать, какие танцы вы лично предпочитаете?

Леонид ГОЗМАН: Дл себя - медленные, для избирательной кампании - быстрые.

ВЕДУЩИЙ: Кем вы себ считаете: политиком, менеджером или идеологом?

Леонид ГОЗМАН: Гражданином.

ВЕДУЩИЙ: Что из былого опыта КПСС вы все-таки взяли на вооружение при строительстве партии СПС?

Леонид ГОЗМАН: Стараемся взять хорошо налаженную систему учета того, что происходит в партии.

ВЕДУЩИЙ: Знание в какой области психологии вам сейчас требуютс чаще всего?

Леонид ГОЗМАН: Я не могу ответить на этот вопрос, потому что то, что знаю по психологии, давным-давно, уже много лет стало частью меня.

ВЕДУЩИЙ: Кого вам сложнее убеждать в своей правоте, оппонентов или соратников по партии?

Леонид ГОЗМАН: Я предпочитают другую градацию: умные или глупые. Легче с умными.




Ведущий - Виталий УШКАНОВ
12.03.2002
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000857
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован