30 октября 2004
869

Леонид Гозман на телеканале РБК, 30.10.2004

Ведущий Михаил Гуревич

ВЕДУЩИЙ: У нас в гостях Леонид Гозман, секретарь партии "Союз правых сил" по идеологии, член правления РАО "ЕЭС России". Здравствуйте, Леонид. Итак, теперь лидеры партии могут быть министрами. Что-то новое в нашей стране. Как вы считаете, это хорошо или плохо?

Леонид ГОЗМАН: Я думаю, что само по себе это никак, поскольку вряд ли это меняет реальное положение дел по сравнению с тем, как оно есть сейчас. Но это один из элементов в контексте тех изменений, которые нас тревожат и которые нам кажутся движением в неправильном направлении.

ВЕДУЩИЙ: Но по сути же идет речь о том, что создается новая политическая система в стране - отмена выборов по одномандатным округам, назначение губернаторов. В принципе, мне кажется, что политические министры, партийные министры - это примерно все стоит в одном ряду. Это новая политическая система, я правильно понимаю?

Леонид ГОЗМАН: Я не говорю, что она новая, она слишком похожа на ту систему, которая была и которая прекратила свое существование не потому, что этого кто-то захотел, а потому, что оказалась неконкурентоспособной. Мы, в принципе, согласны с тем, что та политическая система, которую мы имеем сейчас, которая была в России до 13 сентября, до знаменитого выступления президента России, что эта система нуждается в коррекциях, изменениях, улучшениях и так далее. Мы согласны с тем, что она не слишком эффективна и что она не отвечает новым вызовам, с которыми Россия сталкивается. Но нам кажется, что изменения, которые в ней сейчас идут, а это изменения в сторону централизации, в сторону большего контроля центра над периферией, разной - территориальной, политической, еще какой-то, нам кажется, что эти изменения не обеспечат достижения всех целей, которые ставят их авторы. В широком плане, они не сделают страну более конкурентоспособной, они не сделают страну более динамичной, они не обеспечат более адекватные ответы на вопросы цивилизационные.

ВЕДУЩИЙ: И все же вернемся к партийным министрам. Партия СПС как раз в этом отношении имеет достаточно богатый опыт. Можно вспомнить господина Гайдара, который был премьер-министром, хотя бы в прошлом, но был. Господин Кириенко был премьер-министром. То есть, в принципе, у вас многие не в текущей ситуации лидеры страны, но хотя бы в прошлом достаточно много таких высших государственных чиновников. В данном случае у вас как раз в этом отношении процент очень высок. Это помогало или мешало?

Леонид ГОЗМАН: Опыт, который имели эти люди, безусловно, помогал. Я думаю, что в тех случаях, когда нам удавалось как политической организации принимать ответственные, серьезные решения, в значительной степени это было связано с тем, что наши лидеры имели огромный, совершенно уникальный опыт государственного строительства. И в этом смысле это хорошо. Но Егор Тимурович Гайдар не был лидером в тот момент, когда был премьер-министром, и то же самое все остальные.

ВЕДУЩИЙ: Одновременно с разрешением министрам состоять в партиях и возглавлять их по сути в прессе появилась то ли "утка", то ли правда о том, что в недалеком будущем будет создана новая правая партия, оппозиционная партия, в которую войдут чуть ли не Кудрин, Греф и Степашин. Это новая такая оппозиция, которая создается из Кремля. Может быть, это будет успешный опыт?

Леонид ГОЗМАН: Во-первых, я думаю, что этого не будет. Насколько я понимаю логику развития политической системы, я, разумеется, могу ошибаться, но как мне кажется, не будет создана на базе "Единой России", на базе партии власти фактически, не будет создана конкурирующая партия. Мне кажется более вероятным организационное оформление фракции внутри "Единой России". Вот это мне представляется более вероятным.

ВЕДУЩИЙ: На следующие выборы это все объединение пойдет единым списком?

Леонид ГОЗМАН: Думаю, что это более вероятный вариант, чем тот, о котором сейчас говорят, что будет создана фактически на базе партии власти конкурирующая партия. Мне кажется, что этого не случится.

ВЕДУЩИЙ: А если случится, вы вступите в такую партию?

Леонид ГОЗМАН: Егор Тимурович, о котором вы упоминали, он всегда говорил, что он старается не отвечать на вопросы, который начинаются со слова "если". Когда случится, тогда будем думать, что с этим делать. Очевидно, что это новая реальность будет, очевидно, что "Союз правых сил" не сможет игнорировать эту политическую реальность, естественно, и делать вид, что ничего не произошло. Конечно, мы тогда будем анализировать ситуацию, тогда будем думать, что делать. Сейчас же, поскольку это только слухи, то у нас есть единственный вариант разумного поведения - вести себя так, как будто бы этого нет.

ВЕДУЩИЙ: Это достаточно легкий такой подход.

Леонид ГОЗМАН: А почему легкий? Мы исходим из того, что не знаем, будет создана еще какая-то правая партия на базе администрации президента и правительства или не будет. Если будет, действительно, это новая реальность, с которой мы должны считаться, мы должны что-то думать, принимать решение и так далее.

ВЕДУЩИЙ: И у нас в соответствии с поправками в закон о правительстве могут в рядах появиться высшие государственные чиновники.

Леонид ГОЗМАН: Могут, у нас могут появиться, а могут не появиться, не знаю. Но пока всего этого не произошло, мы исходим из того, что мы есть партия "Союз правых сил", у нас есть понимание собственной ответственности того, что мы должны сделать. И мы это делать продолжаем.

ВЕДУЩИЙ: Вам не кажется, что если министры станут политиками, точнее, политики станут министрами, действительно политическая система изменится до абсолютизма, абсолютно изменится?

Леонид ГОЗМАН: Абсолютно или до абсолютизма?

ВЕДУЩИЙ: Абсолютно изменится в том смысле, что главы министерств и ведомств по сути станут политическими фигурами и перестанут быть профессионалами, каковыми они являются на сегодняшний день.

Леонид ГОЗМАН: Честно говоря, я так не думаю. Кудрин останется Кудриным вне зависимости от того...

ВЕДУЩИЙ: Речь идет о том, что после выборов, по сути, на базе победившей коалиции или одной партии будет создано правительство. По сути речь идет именно об этом.

Леонид ГОЗМАН: Да, конечно, но вы знаете, само по себе это не хорошо и не плохо, бывает так - бывает так. Вот, например, во Франции одна ситуация, в Британии точно такая - кто победил, тот формирует правительство. И более того, в Британии если человек не является членом парламента, то и не может быть членом кабинета министров. И даже весьма эффективные министры проигрывают выборы в парламент очередные и, увы, перестают быть министрами. А в США принципиально другая ситуация и так далее. Ведь, знаете, нельзя ответить на вопрос, какой ход в шахматах самый лучший. Вот нельзя сказать, что ход конем отсюда сюда - самый лучший ход, потому что хороший или плохой ход, определяется контекстом, определяется тем, как стоят фигуры на доске. То же самое и при оценке политической системы. Спорить о том, какая лучше практически - парламентская, или президентская, или вообще монархия, или еще чего-нибудь, - имеет смысл только в контексте того, что происходит в стране, в контексте традиций, принятых каких-то норм поведения и так далее.

Я думаю, что в условиях нормальной политической конкуренции между партиями, ну, почему бы не сделать партийным правительство. Это нормальная вещь совершенно. Сегодня же я не уверен, что это правильно, более того, я не уверен, что партийное правительство, - допустим правительство "Единой России", поскольку с высокой долей вероятности можно предположить, что речь идет именно о партии "Единая Россия", хотелось бы верить, что не о партии "Родина" или ЛДПР, - я думаю, что в контексте сегодняшнего дня ни состав правительства, ни его реальные функции, ни его реальную ответственность, ни даже какие-то такие неформализируемые, непрописанные взаимоотношения, которые на самом деле бывают исключительно важными и, может быть, самыми важными в любой системе, не только в нашей... Вообще нигде нельзя все прописать, всегда очень многое определяется личностью.

ВЕДУЩИЙ: Человек, который обладает властью, имеет авторитет или нет?

Леонид ГОЗМАН: Нет, я хочу сказать, что это все завязано на реальную систему взаимоотношений во власти, на уровень законопослушания и уважения к закону, в том числе высших чиновников, на уровень коррупции, на уровень политической культуры и так далее. Я думаю, что оттого, что сейчас в этой системе, здесь и теперь, в нашей стране, сегодня будут приняты новые законы, я думаю, что ни состав, ни функции, ни качество правительства не изменятся.

ВЕДУЩИЙ: Последний короткий вопрос, буквально одним словом. Вы бы, если бы сегодня находились в Государственной Думе, вы бы поддержали эти поправки - да или нет?

Леонид ГОЗМАН: Нет.

ВЕДУЩИЙ: Ну что ж, такой вот краткий ответ дал нам наш сегодняшний гость. Хорошо или плохо то, что партии отправляют своих представителей в правительство уже абсолютно официально? Мы так и не пришли к однозначному выводу. Это неважно, говорит сегодняшний гость, главное - как работает страна, как управляется она и насколько слово соотносится с делом.



ВЕДУЩИЙ: У нас в гостях Леонид Гозман, секретарь партии "Союз правых сил" по идеологии, член правления РАО "ЕЭС России". Здравствуйте, Леонид. Итак, теперь лидеры партии могут быть министрами. Что-то новое в нашей стране. Как вы считаете, это хорошо или плохо?

Леонид ГОЗМАН: Я думаю, что само по себе это никак, поскольку вряд ли это меняет реальное положение дел по сравнению с тем, как оно есть сейчас. Но это один из элементов в контексте тех изменений, которые нас тревожат и которые нам кажутся движением в неправильном направлении.

ВЕДУЩИЙ: Но по сути же идет речь о том, что создается новая политическая система в стране - отмена выборов по одномандатным округам, назначение губернаторов. В принципе, мне кажется, что политические министры, партийные министры - это примерно все стоит в одном ряду. Это новая политическая система, я правильно понимаю?

Леонид ГОЗМАН: Я не говорю, что она новая, она слишком похожа на ту систему, которая была и которая прекратила свое существование не потому, что этого кто-то захотел, а потому, что оказалась неконкурентоспособной. Мы, в принципе, согласны с тем, что та политическая система, которую мы имеем сейчас, которая была в России до 13 сентября, до знаменитого выступления президента России, что эта система нуждается в коррекциях, изменениях, улучшениях и так далее. Мы согласны с тем, что она не слишком эффективна и что она не отвечает новым вызовам, с которыми Россия сталкивается. Но нам кажется, что изменения, которые в ней сейчас идут, а это изменения в сторону централизации, в сторону большего контроля центра над периферией, разной - территориальной, политической, еще какой-то, нам кажется, что эти изменения не обеспечат достижения всех целей, которые ставят их авторы. В широком плане, они не сделают страну более конкурентоспособной, они не сделают страну более динамичной, они не обеспечат более адекватные ответы на вопросы цивилизационные.

ВЕДУЩИЙ: И все же вернемся к партийным министрам. Партия СПС как раз в этом отношении имеет достаточно богатый опыт. Можно вспомнить господина Гайдара, который был премьер-министром, хотя бы в прошлом, но был. Господин Кириенко был премьер-министром. То есть, в принципе, у вас многие не в текущей ситуации лидеры страны, но хотя бы в прошлом достаточно много таких высших государственных чиновников. В данном случае у вас как раз в этом отношении процент очень высок. Это помогало или мешало?

Леонид ГОЗМАН: Опыт, который имели эти люди, безусловно, помогал. Я думаю, что в тех случаях, когда нам удавалось как политической организации принимать ответственные, серьезные решения, в значительной степени это было связано с тем, что наши лидеры имели огромный, совершенно уникальный опыт государственного строительства. И в этом смысле это хорошо. Но Егор Тимурович Гайдар не был лидером в тот момент, когда был премьер-министром, и то же самое все остальные.

ВЕДУЩИЙ: Одновременно с разрешением министрам состоять в партиях и возглавлять их по сути в прессе появилась то ли "утка", то ли правда о том, что в недалеком будущем будет создана новая правая партия, оппозиционная партия, в которую войдут чуть ли не Кудрин, Греф и Степашин. Это новая такая оппозиция, которая создается из Кремля. Может быть, это будет успешный опыт?

Леонид ГОЗМАН: Во-первых, я думаю, что этого не будет. Насколько я понимаю логику развития политической системы, я, разумеется, могу ошибаться, но как мне кажется, не будет создана на базе "Единой России", на базе партии власти фактически, не будет создана конкурирующая партия. Мне кажется более вероятным организационное оформление фракции внутри "Единой России". Вот это мне представляется более вероятным.

ВЕДУЩИЙ: На следующие выборы это все объединение пойдет единым списком?

Леонид ГОЗМАН: Думаю, что это более вероятный вариант, чем тот, о котором сейчас говорят, что будет создана фактически на базе партии власти конкурирующая партия. Мне кажется, что этого не случится.

ВЕДУЩИЙ: А если случится, вы вступите в такую партию?

Леонид ГОЗМАН: Егор Тимурович, о котором вы упоминали, он всегда говорил, что он старается не отвечать на вопросы, который начинаются со слова "если". Когда случится, тогда будем думать, что с этим делать. Очевидно, что это новая реальность будет, очевидно, что "Союз правых сил" не сможет игнорировать эту политическую реальность, естественно, и делать вид, что ничего не произошло. Конечно, мы тогда будем анализировать ситуацию, тогда будем думать, что делать. Сейчас же, поскольку это только слухи, то у нас есть единственный вариант разумного поведения - вести себя так, как будто бы этого нет.

ВЕДУЩИЙ: Это достаточно легкий такой подход.

Леонид ГОЗМАН: А почему легкий? Мы исходим из того, что не знаем, будет создана еще какая-то правая партия на базе администрации президента и правительства или не будет. Если будет, действительно, это новая реальность, с которой мы должны считаться, мы должны что-то думать, принимать решение и так далее.

ВЕДУЩИЙ: И у нас в соответствии с поправками в закон о правительстве могут в рядах появиться высшие государственные чиновники.

Леонид ГОЗМАН: Могут, у нас могут появиться, а могут не появиться, не знаю. Но пока всего этого не произошло, мы исходим из того, что мы есть партия "Союз правых сил", у нас есть понимание собственной ответственности того, что мы должны сделать. И мы это делать продолжаем.

ВЕДУЩИЙ: Вам не кажется, что если министры станут политиками, точнее, политики станут министрами, действительно политическая система изменится до абсолютизма, абсолютно изменится?

Леонид ГОЗМАН: Абсолютно или до абсолютизма?

ВЕДУЩИЙ: Абсолютно изменится в том смысле, что главы министерств и ведомств по сути станут политическими фигурами и перестанут быть профессионалами, каковыми они являются на сегодняшний день.

Леонид ГОЗМАН: Честно говоря, я так не думаю. Кудрин останется Кудриным вне зависимости от того...

ВЕДУЩИЙ: Речь идет о том, что после выборов, по сути, на базе победившей коалиции или одной партии будет создано правительство. По сути речь идет именно об этом.

Леонид ГОЗМАН: Да, конечно, но вы знаете, само по себе это не хорошо и не плохо, бывает так - бывает так. Вот, например, во Франции одна ситуация, в Британии точно такая - кто победил, тот формирует правительство. И более того, в Британии если человек не является членом парламента, то и не может быть членом кабинета министров. И даже весьма эффективные министры проигрывают выборы в парламент очередные и, увы, перестают быть министрами. А в США принципиально другая ситуация и так далее. Ведь, знаете, нельзя ответить на вопрос, какой ход в шахматах самый лучший. Вот нельзя сказать, что ход конем отсюда сюда - самый лучший ход, потому что хороший или плохой ход, определяется контекстом, определяется тем, как стоят фигуры на доске. То же самое и при оценке политической системы. Спорить о том, какая лучше практически - парламентская, или президентская, или вообще монархия, или еще чего-нибудь, - имеет смысл только в контексте того, что происходит в стране, в контексте традиций, принятых каких-то норм поведения и так далее.

Я думаю, что в условиях нормальной политической конкуренции между партиями, ну, почему бы не сделать партийным правительство. Это нормальная вещь совершенно. Сегодня же я не уверен, что это правильно, более того, я не уверен, что партийное правительство, - допустим правительство "Единой России", поскольку с высокой долей вероятности можно предположить, что речь идет именно о партии "Единая Россия", хотелось бы верить, что не о партии "Родина" или ЛДПР, - я думаю, что в контексте сегодняшнего дня ни состав правительства, ни его реальные функции, ни его реальную ответственность, ни даже какие-то такие неформализируемые, непрописанные взаимоотношения, которые на самом деле бывают исключительно важными и, может быть, самыми важными в любой системе, не только в нашей... Вообще нигде нельзя все прописать, всегда очень многое определяется личностью.

ВЕДУЩИЙ: Человек, который обладает властью, имеет авторитет или нет?

Леонид ГОЗМАН: Нет, я хочу сказать, что это все завязано на реальную систему взаимоотношений во власти, на уровень законопослушания и уважения к закону, в том числе высших чиновников, на уровень коррупции, на уровень политической культуры и так далее. Я думаю, что оттого, что сейчас в этой системе, здесь и теперь, в нашей стране, сегодня будут приняты новые законы, я думаю, что ни состав, ни функции, ни качество правительства не изменятся.

ВЕДУЩИЙ: Последний короткий вопрос, буквально одним словом. Вы бы, если бы сегодня находились в Государственной Думе, вы бы поддержали эти поправки - да или нет?

Леонид ГОЗМАН: Нет.

ВЕДУЩИЙ: Ну что ж, такой вот краткий ответ дал нам наш сегодняшний гость. Хорошо или плохо то, что партии отправляют своих представителей в правительство уже абсолютно официально? Мы так и не пришли к однозначному выводу. Это неважно, говорит сегодняшний гость, главное - как работает страна, как управляется она и насколько слово соотносится с делом.



ВЕДУЩИЙ: У нас в гостях Леонид Гозман, секретарь партии "Союз правых сил" по идеологии, член правления РАО "ЕЭС России". Здравствуйте, Леонид. Итак, теперь лидеры партии могут быть министрами. Что-то новое в нашей стране. Как вы считаете, это хорошо или плохо?

Леонид ГОЗМАН: Я думаю, что само по себе это никак, поскольку вряд ли это меняет реальное положение дел по сравнению с тем, как оно есть сейчас. Но это один из элементов в контексте тех изменений, которые нас тревожат и которые нам кажутся движением в неправильном направлении.

ВЕДУЩИЙ: Но по сути же идет речь о том, что создается новая политическая система в стране - отмена выборов по одномандатным округам, назначение губернаторов. В принципе, мне кажется, что политические министры, партийные министры - это примерно все стоит в одном ряду. Это новая политическая система, я правильно понимаю?

Леонид ГОЗМАН: Я не говорю, что она новая, она слишком похожа на ту систему, которая была и которая прекратила свое существование не потому, что этого кто-то захотел, а потому, что оказалась неконкурентоспособной. Мы, в принципе, согласны с тем, что та политическая система, которую мы имеем сейчас, которая была в России до 13 сентября, до знаменитого выступления президента России, что эта система нуждается в коррекциях, изменениях, улучшениях и так далее. Мы согласны с тем, что она не слишком эффективна и что она не отвечает новым вызовам, с которыми Россия сталкивается. Но нам кажется, что изменения, которые в ней сейчас идут, а это изменения в сторону централизации, в сторону большего контроля центра над периферией, разной - территориальной, политической, еще какой-то, нам кажется, что эти изменения не обеспечат достижения всех целей, которые ставят их авторы. В широком плане, они не сделают страну более конкурентоспособной, они не сделают страну более динамичной, они не обеспечат более адекватные ответы на вопросы цивилизационные.

ВЕДУЩИЙ: И все же вернемся к партийным министрам. Партия СПС как раз в этом отношении имеет достаточно богатый опыт. Можно вспомнить господина Гайдара, который был премьер-министром, хотя бы в прошлом, но был. Господин Кириенко был премьер-министром. То есть, в принципе, у вас многие не в текущей ситуации лидеры страны, но хотя бы в прошлом достаточно много таких высших государственных чиновников. В данном случае у вас как раз в этом отношении процент очень высок. Это помогало или мешало?

Леонид ГОЗМАН: Опыт, который имели эти люди, безусловно, помогал. Я думаю, что в тех случаях, когда нам удавалось как политической организации принимать ответственные, серьезные решения, в значительной степени это было связано с тем, что наши лидеры имели огромный, совершенно уникальный опыт государственного строительства. И в этом смысле это хорошо. Но Егор Тимурович Гайдар не был лидером в тот момент, когда был премьер-министром, и то же самое все остальные.

ВЕДУЩИЙ: Одновременно с разрешением министрам состоять в партиях и возглавлять их по сути в прессе появилась то ли "утка", то ли правда о том, что в недалеком будущем будет создана новая правая партия, оппозиционная партия, в которую войдут чуть ли не Кудрин, Греф и Степашин. Это новая такая оппозиция, которая создается из Кремля. Может быть, это будет успешный опыт?

Леонид ГОЗМАН: Во-первых, я думаю, что этого не будет. Насколько я понимаю логику развития политической системы, я, разумеется, могу ошибаться, но как мне кажется, не будет создана на базе "Единой России", на базе партии власти фактически, не будет создана конкурирующая партия. Мне кажется более вероятным организационное оформление фракции внутри "Единой России". Вот это мне представляется более вероятным.

ВЕДУЩИЙ: На следующие выборы это все объединение пойдет единым списком?

Леонид ГОЗМАН: Думаю, что это более вероятный вариант, чем тот, о котором сейчас говорят, что будет создана фактически на базе партии власти конкурирующая партия. Мне кажется, что этого не случится.

ВЕДУЩИЙ: А если случится, вы вступите в такую партию?

Леонид ГОЗМАН: Егор Тимурович, о котором вы упоминали, он всегда говорил, что он старается не отвечать на вопросы, который начинаются со слова "если". Когда случится, тогда будем думать, что с этим делать. Очевидно, что это новая реальность будет, очевидно, что "Союз правых сил" не сможет игнорировать эту политическую реальность, естественно, и делать вид, что ничего не произошло. Конечно, мы тогда будем анализировать ситуацию, тогда будем думать, что делать. Сейчас же, поскольку это только слухи, то у нас есть единственный вариант разумного поведения - вести себя так, как будто бы этого нет.

ВЕДУЩИЙ: Это достаточно легкий такой подход.

Леонид ГОЗМАН: А почему легкий? Мы исходим из того, что не знаем, будет создана еще какая-то правая партия на базе администрации президента и правительства или не будет. Если будет, действительно, это новая реальность, с которой мы должны считаться, мы должны что-то думать, принимать решение и так далее.

ВЕДУЩИЙ: И у нас в соответствии с поправками в закон о правительстве могут в рядах появиться высшие государственные чиновники.

Леонид ГОЗМАН: Могут, у нас могут появиться, а могут не появиться, не знаю. Но пока всего этого не произошло, мы исходим из того, что мы есть партия "Союз правых сил", у нас есть понимание собственной ответственности того, что мы должны сделать. И мы это делать продолжаем.

ВЕДУЩИЙ: Вам не кажется, что если министры станут политиками, точнее, политики станут министрами, действительно политическая система изменится до абсолютизма, абсолютно изменится?

Леонид ГОЗМАН: Абсолютно или до абсолютизма?

ВЕДУЩИЙ: Абсолютно изменится в том смысле, что главы министерств и ведомств по сути станут политическими фигурами и перестанут быть профессионалами, каковыми они являются на сегодняшний день.

Леонид ГОЗМАН: Честно говоря, я так не думаю. Кудрин останется Кудриным вне зависимости от того...

ВЕДУЩИЙ: Речь идет о том, что после выборов, по сути, на базе победившей коалиции или одной партии будет создано правительство. По сути речь идет именно об этом.

Леонид ГОЗМАН: Да, конечно, но вы знаете, само по себе это не хорошо и не плохо, бывает так - бывает так. Вот, например, во Франции одна ситуация, в Британии точно такая - кто победил, тот формирует правительство. И более того, в Британии если человек не является членом парламента, то и не может быть членом кабинета министров. И даже весьма эффективные министры проигрывают выборы в парламент очередные и, увы, перестают быть министрами. А в США принципиально другая ситуация и так далее. Ведь, знаете, нельзя ответить на вопрос, какой ход в шахматах самый лучший. Вот нельзя сказать, что ход конем отсюда сюда - самый лучший ход, потому что хороший или плохой ход, определяется контекстом, определяется тем, как стоят фигуры на доске. То же самое и при оценке политической системы. Спорить о том, какая лучше практически - парламентская, или президентская, или вообще монархия, или еще чего-нибудь, - имеет смысл только в контексте того, что происходит в стране, в контексте традиций, принятых каких-то норм поведения и так далее.

Я думаю, что в условиях нормальной политической конкуренции между партиями, ну, почему бы не сделать партийным правительство. Это нормальная вещь совершенно. Сегодня же я не уверен, что это правильно, более того, я не уверен, что партийное правительство, - допустим правительство "Единой России", поскольку с высокой долей вероятности можно предположить, что речь идет именно о партии "Единая Россия", хотелось бы верить, что не о партии "Родина" или ЛДПР, - я думаю, что в контексте сегодняшнего дня ни состав правительства, ни его реальные функции, ни его реальную ответственность, ни даже какие-то такие неформализируемые, непрописанные взаимоотношения, которые на самом деле бывают исключительно важными и, может быть, самыми важными в любой системе, не только в нашей... Вообще нигде нельзя все прописать, всегда очень многое определяется личностью.

ВЕДУЩИЙ: Человек, который обладает властью, имеет авторитет или нет?

Леонид ГОЗМАН: Нет, я хочу сказать, что это все завязано на реальную систему взаимоотношений во власти, на уровень законопослушания и уважения к закону, в том числе высших чиновников, на уровень коррупции, на уровень политической культуры и так далее. Я думаю, что оттого, что сейчас в этой системе, здесь и теперь, в нашей стране, сегодня будут приняты новые законы, я думаю, что ни состав, ни функции, ни качество правительства не изменятся.

ВЕДУЩИЙ: Последний короткий вопрос, буквально одним словом. Вы бы, если бы сегодня находились в Государственной Думе, вы бы поддержали эти поправки - да или нет?

Леонид ГОЗМАН: Нет.

ВЕДУЩИЙ: Ну что ж, такой вот краткий ответ дал нам наш сегодняшний гость. Хорошо или плохо то, что партии отправляют своих представителей в правительство уже абсолютно официально? Мы так и не пришли к однозначному выводу. Это неважно, говорит сегодняшний гость, главное - как работает страна, как управляется она и насколько слово соотносится с делом.



Телеканал РБК
30.10.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000003186
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован