25 июня 2004
1137

Леонид Гозман: `Символ веры`

С удивительным постоянством и, похоже, даже вне зависимости от нашего желания, любой разговор о будущем сводится у нас к анализу прошлого. В общем, это естественно и неизбежно. Нельзя двигаться вперед, не понимая, что случилось с нами в последние десять или тысячу лет. Не случайно у истоков современной общественной жизни стояли две организации - националистическая "Память" и демократический "Мемориал" - сосредоточенные, как это видно из их идентичных названий, на реконструкции прошлого и предлагавшие гражданам свои версии истории России. Из них с неизбежностью следовали и принципиально разные дороги в будущее.

НАЦИОНАЛЬНАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ

Сегодня о прошлом больше не спорят. Столь различные фигуры как Проханов и Явлинский, Ходорковский и Рогозин, отражая мнение значительной части населения, сходятся в негативном отношении к новейшей истории страны - к реформам девяностых годов. Они были преступны и неэффективны, разорили страну и народ, проводились авантюристами и врагами России. Единство наблюдается и в вопросе о виновных - виноваты во всем Гайдар и Чубайс, которые должны либо сидеть в тюрьме, либо покаяться, либо и то, и другое вместе. Достигнутая, наконец, "национальная консолидация" оставляет от Ельцина лишь его человеческие слабости, игнорируя все, что он и его время дали России. Все достижения сегодняшнего дня становятся исключительной заслугой нового руководства, а авторитаризм - возвратом к традициям народа и логике исторического развития страны. Ну а вера, надежда, риск тех, кто в 1991-м стоял у Белого Дома, а в 1993-м - у Моссовета, кто выходил на грандиозные антикоммунистические митинги, высокомерно объявляются наивностью и ошибкой. Союз Правых Сил сформировался как партия демократических реформ - тех самых, которые сейчас проклинают, партия российского капитализма, партия европейского пути. Поэтому именно нам - мне, моим товарищам по СПС, да и просто моим друзьям, которые по старому интеллигентскому отвращению к любым партиям в Союзе Правых Сил не состоят, но всегда за СПС голосовали - адресуются обвинения в безответственности, жестокости и враждебности собственной стране. От их и от своего имени хочу высказаться.

РЕФОРМЫ ДЕВЯНОСТЫХ - ИСТОРИЯ УСПЕХА

Мы считаем, понимая прекрасно, что идем против течения, что реформы девяностых были, во-первых, жизненно необходимыми, во-вторых, фантастически успешными. Мы гордимся тем, что эти реформы - самая масштабная мирная революция в истории России - были проведены под руководством наших лидеров, что многие из нас принимали в них посильное участие. Реформы предотвратили голод, распад страны, кошмар гражданской войны, заложили предпосылки стабильного демократического развития. Благодаря реформам многие особенности советской жизни забылись столь прочно, что уже не мешают ностальгическим воспоминаниям о временах застоя. То, за что реформаторы боролись тогда - частная собственность, демократические институты, основные гражданские свободы - все это не просто существует сегодня, но признано в качестве необходимого и естественного всем обществом, в том числе и нашими противниками. Успехи двухтысячных годов естественно вырастают из девяностых, как экономический рывок Америки времен Клинтона был заложен Рейганом. Ельцин и те, кто с ним работали, выполнили самую тяжелую и неблагодарную часть работы, оставив преемникам завершать начатое.

Хотелось бы, конечно, чтобы преобразования были менее болезненными, но надо понимать, что альтернативы выбранному в начале девяностых курсу не было. Многочисленные критики с самого начала реформ говорили, что все неправильно, но ни разу не предложили ничего конкретного. А все постгайдаровские правительства России, руководители которых очень по-разному относились к либеральным идеям и к их носителям, приходили к неизбежности либерального курса и, по сути, именно его и реализовывали. Мы убеждены, что стратегический курс реформ был абсолютно верным.

Отсюда, разумеется, не следует, что не было тактических ошибок. Было и очень много. Единственный способ избежать их - вообще ничего не делать, что было успешно реализовано многими активно критикующими нас коллегами по демократическому лагерю.

И конечно, мы не собираемся устраивать комедию публичного покаяния. Мы не безгрешны, наши действия часто были далеки от оптимальных, а любой наш шаг имел и положительные, и отрицательные последствия. Иначе, собственно, и не бывает. Мы, безусловно, несем прямую ответственность за кризис доверия к либерализму, за поражение на выборах 2003 года, за то, что либералы не имеют сегодня парламентской трибуны. Но покаяние - интимный и добровольный процесс, бесконечно далекий от политического шантажа. Под лозунгом покаяния от нас требуют отказа от того, что мы все - все, кто поддерживал демократию и рынок в России - сделали за эти годы, отказа от того, во что мы верили и верим. По-видимому, в глазах тех, кто сегодня требует покаяния от СПС и его лидеров, реформаторы более виноваты перед своим народом, чем коммунисты, погубившие миллионы людей и отбросившие страну назад на целые десятилетия. Более виноваты, чем бывшие руководители КГБ СССР, установившие в стране систему террора, чем иерархи церкви, сотрудничавшие с теми, кто разрушал храмы, убивал священников и преследовал веру, чем генералы, сделавшие армию страшнее тюрьмы и паразитирующие на голодных солдатах и нищих офицерах. Может быть, требовать покаяния от нас сегодня просто легче и безопаснее, чем от них?

ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ

Признание верности стратегического курса вовсе не означает, что нас устраивает тот промежуточный результат, который мы имеем сегодня в стране. Список того, чего пока еще не удалось добиться, к сожалению, не меньше списка достижений. Государство по-прежнему контролирует бизнес, результаты выборов предсказуемы, разделение властей - почти фикция, политическая конкуренция отсутствует, вместо федерализма мы имеем "вертикаль", телевидение стремительно приближается к советскому образцу, права человека нарушаются грубо и систематически. Уровень бедности нетерпим и позорен, а социальное расслоение намного превышает естественный для эффективной рыночной экономики уровень. Как гражданам страны нам стыдно за то, что после десятилетий честного труда человек получает оскорбительную, обрекающую его на нищету пенсию, что сохранившая верность профессии интеллигенция пополняет ряды новых бедных. Но в отличие от наших оппонентов мы убеждены в том, что все эти явления - не результат реформ, а следствие их половинчатости и незавершенности, что преодолеть эти проблемы можно только на пути последовательной реализации либеральных принципов. Именно потому, что нас многое не устраивает, мы и не "Единая Россия", а Союз Правых Сил.

Поскольку мы понимаем, что болезненные проблемы нашей страны надо решать, двигаясь вперед, а не назад, мы не поддерживаем нынешнюю охоту на олигархов, в которой общество, как ни странно, ведет себя еще более агрессивно, чем государство. Частная собственность священна и неприкосновенна. Нарушение этого принципа делает нормальное развитие страны невозможным, приводит не к большей справедливости, а к большей нищете. Все, что приобретено законным путем (даже и по несовершенным, но действовавшим на тот момент законам) должно оставаться в безусловной собственности владельца. Для нас очевидно, что любые попытки экспроприации и передела приведут к потерям для большинства населения, а вовсе не только для олигархов, и к обогащению идеологов этого передела и осуществляющих его чиновников. Именно поэтому наши лидеры решительно выступили против ареста Ходорковского.

Нельзя, правда, не признать, что наша буржуазия и сама делает почти все для того, чтобы ее ненавидели. Новорусское хамство

- от малиновых пиджаков до Куршевеля, ночных клубов и прочих элементов "светской жизни" - все это не просто омерзительно, но и немало способствует тому, что люди поддерживают и любые действия против крупных собственников, и обосновывающих эти действия демагогов.

Честно приобретенное богатство заслуживает всяческого уважения, но демонстрация роскоши не только аморальна, но и опасна. Однако поведение богатых, если они, конечно, не воры - что не синонимы! - может быть объектом общественного осуждения, но не государственного вмешательства. Причем, мировой опыт показывает, что общественный контроль в этом случае вполне эффективен. В цивилизованной стране доставка топ-моделей самолетом ставит человека в один ряд с какими-нибудь африканскими диктаторами и закрывает перед ним двери в приличное общество. Так же будет, да и уже становится в России. Пройдет немного времени и демонстрация богатства станет у нас таким же дурным тоном, как в Великобритании или в Швеции.

ОТНОШЕНИЕ К ВЛАСТИ

На один вопрос у нас в СПС нет короткого и простого ответа. Это наше отношение к власти, вообще, и к президенту, в частности. В ходе предвыборной кампании, да и сейчас, от нас постоянно требовали, чтобы мы сказали, мы за Путина или против? Но, прекрасно понимая невыгодность такой позиции в электоральном плане, мы не будем заявлять ни о безусловной поддержке президента, ни о тотальной оппозиции ему. Мы

- партия идеи, у нас есть свое представление о том, что надо делать в стране. Мы сформировались как партия десять лет назад, как общественное движение - в конце восьмидесятых, как направление общественной мысли мы были в России всегда. Хотя бы по одному этому мы не можем и не будем связывать себя с конкретным именем, с поддержкой конкретного человека или с борьбой с ним. Мы готовы поддерживать президента, когда его действия ведут страну в правильном с нашей точки зрения направлении, и противостоять ему, когда по нашему мнению его действия вредят стране. Разумеется, признаваемая всеми легитимность президента не равна его непогрешимости, а наше уважение к нему лично вовсе не переносится автоматически на назначаемых им чиновников или выбранных при его поддержке депутатов. В отношениях с государством для нас самое главное - дело. У нас есть не просто ощущение необходимого вектора развития страны, но и четкое понимание того, что надо делать в экономике, в социальной сфере, во внутренней политике, в международных отношениях - делать здесь и теперь, сегодня, завтра, на следующей неделе. Правильные действия представляются нам во много раз более важными, чем правильные слова, а конкретный сегодняшний шаг - более значимым, чем пространные рассуждения об общих принципах. Такой подход делает нас слабее в PR, но сильнее в реальной работе.

ОТ ПРОШЛОГО К БУДУЩЕМУ

Вот уже не первый год демократически ориентированная часть политической элиты страны с энтузиазмом обсуждает, кто и что сделал неправильно. Зачем Чубайс сказал про две "Волги" в 92-м и про возрождающуюся армию в 99-м? Если бы не говорил, все было бы иначе. Вот пусть признает, что был неправ, тогда будем с ним разговаривать. И Гусинского надо было поддержать, а Кох - он черт. А Гайдар... А Явлинский... Все это, безусловно, очень интересно, но это позиция эмигрантов. Вот также, наверно, году в тридцатом в Берлине и в Париже наши соотечественники, которые в силу обстоятельств никак не могли влиять на реальную жизнь в СССР, обсуждали, что если бы барон поступил иначе, если бы Керенский сделал не то, а это, то и большевиков бы не было. Но мы-то здесь, а не в Париже, мы влиять можем, а значит - обязаны, а значит и обсуждать надо не столько, "кто виноват?", сколько "что делать?".

В отличие от многих, мы считаем либеральные идеи и либеральный курс естественными для нашей страны. Все прорывы, все победы России были связаны с ослаблением идущей сверху регламентации и с большей свободой выбора - в экономике, в политике, в искусстве. Везде, где власть разжимала кулак, наши соотечественники начинали действовать быстро и успешно, претворяя в жизнь те же принципы, которые обеспечивают высокое качество жизни, социальную защищенность, человеческое достоинство в США, в Европе, в Японии и во многих других странах, которые идут не по особому, а по общему, магистральному пути. Частная собственность, демократические свободы, эффективная защита прав человека выгодны всем - бедным даже больше, чем богатым, наемному работнику даже больше, чем хозяину. Упорно насаждаемое вот уже который век представление о том, что национально-культурная специфика России выражается в предпочтении русскими и другими народами страны кнута - свободе, царя - демократии, что людям у нас нравится ходить строем ("идти вместе"), а отвечать за свою судьбу они не хотят - все это отражает презрение к собственной стране, стремление и дальше использовать "население" как материал для реализации безумных проектов и для построения собственного благополучия. Отклонения от либерального вектора развития очевидны. Авторитарная модернизация не имеет перспектив в XXI веке. Выбор между свободой и экономическим процветанием ложен - без реальной демократии никакого процветания не будет, об этом однозначно свидетельствует весь мировой опыт. Ни одной диктатуре, хоть мягкой, хоть жесткой, не удалось обеспечить стабильного роста. Но и без эффективной экономики демократия не выживает. Поэтому представителям разных сегментов демократического движения спорить о том, кто из нас больше за свободу, а кто - за собственность, столь же бессмысленно и безответственно, как и ставить прошлые обиды выше интересов общего для нас дела. После поражения на выборах нам говорят, что мы все проиграли и дискредитировали, что у нас нет перспектив, что мы выполнили свою историческую миссию и должны уйти. То же самое нам говорили восемь лет назад, когда ДВР не прошел в Думу, получив столько же, сколько СПС в декабре 2003. Тогда смогли перестроиться, создать СПС и победить в 1999. Ровно это мы собираемся сделать и сейчас. Наша работа не окончена, бросать начатое мы не намерены. Не волнуйтесь и не надейтесь.



Леонид Гозман
Известия
25.06.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000836
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован