06 сентября 2007
2449

Леонид Гозман в эфире радиостанции `Эхо Москвы`, 06.09.2007

Э.ГЕВОРКЯН: Здравствуйте, в прямом эфире телекомпании "Эр-Тиви-Ай" и "Эхо Москвы", "Особое мнение". В студии - Эвелина Геворкян. Сегодня в студии Леонид Гозман, заместитель председателя федерального политсовета партии СПС, здравствуйте, Леонид Яковлевич. Напомню сразу телефон, по которому мы принимаем ваши СМС - с вопросами гостю, с комментариями или пожеланиями - 970-45-45. А мы начнем, пожалуй, с самого значимого и обсуждаемого сегодня события в политической жизни страны - пестрят заголовки, что "Справедливая Россия" превращается в партию-убийцу, куча перебежчиков и даже "политических проституток", - так называют некоторых депутатов, которые меняют свои партийные убеждения и переходят в "Справедливую Россию" - вы не опасаетесь такого конкурента, что и ваши ряды могут поредеть?

Л.ГОЗМАН: Нет, вы знаете, мне кажется, поскольку мы последние годы к власти имеем отношение, в общем, никакое - я бы сказал - мы партия оппозиционная, то у нас те, кто хотели от нас уйти, те, кто хотели быть в партии власти - первой, второй, 25-й - сколько их построят, я не знаю, - те давно уже отошли от нас. Поэтому я не вижу среди наших товарищей людей, которые могут перейти к Миронову, или еще к кому-нибудь - думаю, что нет. Нам такие вещи не грозят. Пускай "Единая Россия" беспокоится.

Э.ГЕВОРКЯН: Почему так сразу "Единая Россия"? Из других партий тоже люди уходят. Как вам кажется, в принципе, эта тенденция - это есть следствие какого-то здорового политического процесса - что люди уходят из одной партии в другую? Или это действительно что-то ненормальное?

Л.ГОЗМАН: Что такое нормальное-ненормальное? Нормальное в смысле "хорошее"? - нет. Нормальное в смысле естественное для политической жизни нашей страны? К сожалению, да. Вы сказали, как они друг друга называют - депутаты - ну конечно, это правильно. Разумеется, в "Справедливую Россию" из "Единой России", или из ЛДПР уходят не по идейным соображениям, естественно, а потому, что считают это для себя более выгодным - мне так кажется, по крайней мере.

Э.ГЕВОРКЯН: Почему - по идейным? Вы считаете эту партию лишенной идеологии? Новая партия, люди увидели в ней какую-то более...

Л.ГОЗМАН: Слушайте, это не я ее лишаю, там нет по определению - вот в вашем эфире Шендерович как-то сказал, что есть одна, правая нога, левая нога, и обе растут из одной кремлевской администрации - в смысле, эти ноги. Ну, какая тут может быть идеология? Это другая реинкарнация, это реинкарнация партии власти, это кремлевский проект, совершенно очевидный, как и многое другое на нашей политической арене. Но говорить о другой идеологии или об оппозиционности партии, которая возглавляется человеком, который много раз говорил, что главное для него то, что он в команде президента - самое главное - то о чем тут говорить?

Э.ГЕВОРКЯН: Может быть, тут дело не столько в оппозиционности, а в том, что это другая партия, и у людей теперь будет выбор, какие-то более социальные, более левые взгляды?

Л.ГОЗМАН: Знаете, в конце советской власти была такая идея - создать вторую КПСС, чтобы она была точно такой же, как первая КПСС, но чтобы народ имел выбор голосовать за КПСС No1 или No2, и тогда это будет как бы такая обратная связь - недовольны, давайте выберем другую КПСС. Тогда какой-то умный человек сказал, что нельзя создавать вторую партию, потому что вторую партию народ просто не прокормит - одной КПСС было достаточно. Мне кажется, что в виде фарса такого мы сейчас встречаемся ровно с тем же самым - те же самые чиновники, те же самые люди, есть определенные разнарядки, где кому быть. Ну. Разумеется, они схватываются в такой смертельной схватке, и, разумеется, они ненавидят друг друга - это понятно - потому что сверху там откуда-то из Кремля, или откуда-то - оно хорошо, конечно, начальникам там рассуждать - это сюда, а это сюда, а тут конкретные люди.

Э.ГЕВОРКЯН: Вы думаете, не хватит депутатов-миллионеров для того, чтобы прокормить две партии - сегодня об этом беспокоитесь?

Л.ГОЗМАН: Знаете, миллионеров обкладывают разными налогами - и на партии, и НАТО. Чтобы Россия встала с колен, и на то, чтобы были олимпийские игры, еще на что-то, еще и на партии. Так можно обеднеть, наверное. Правда, я не знаю, я не миллионер, так что им виднее. Нет, я очень спокоен за финансирование всех кремлевских проектов - я как-то уверен, что все с ними будет в этом смысле в порядке. Просто мне кажется, что это не имеет никакого отношения к реальной политике. То есть, к изменению жизни в стране. Вот представьте себе, что Госдуму возглавляет не тов. Грызлов, а тов. Миронов - вот они поменялись. А Грызлов возглавляет теперь Совет Федерации, например - и как вы думаете, что-нибудь в стране изменится? Ни черта же не изменится. Как голосовали, так и будут голосовать. Как сейчас в думе тоска, потому что все решения принимаются заранее, так и будет тоска - что Грызловым, что с Мироновым - ну, какая разница? Поэтому мне кажется, что вот эти все переходы - Митрофанов в "Справедливую Россию", кто-то там откуда-то куда-то - это все очень важно, конечно, с точки зрения конкретной судьбы тов. Митрофанова. Например - вот он что там получит, что ему дадут - для него это важно, для его семьи это важно может быть, или для его водителя или охранника. А для страны это не имеет вообще никакого значения. Это что-то - вот как преданные КПСС выступали - доярка оттуда, слесарь отсюда, они что-то говорили, и все это не имело никакого отношения к реальной жизни - вообще никакого.

Э.ГЕВОРКЯН: Тогда не будем перемывать кости другим партиям, а перейдем к вашей. Здесь тоже очень много непонятных информационных сообщений.

Л.ГОЗМАН: Это правда.

Э.ГЕВОРКЯН: 5-го сентября вроде бы как были заявлено, что СПС представить свою основную тройку, которая пойдет на выборы, сейчас заявляется, что нет, никто этой тройки не увидит, а вообще в числе этой тройки обязательно должна быть женщина - уже пожалуйста развейте все эти слухи - не слухи, и расставьте точки над "и".

Л.ГОЗМАН: Пожалуйста. Смотрите - значит, прежде всего, есть устав партии, по которому утверждение тройки и вообще всех кандидатов - исключительно прерогатива съезда партии - вчера наш политсовет назначил его на 21 сентября. Соответственно, любе решения, любые договоренности о том, кто будет в тройки, кто будет возглавлять какие корзины, являются предварительными - до 25 сентября. У нас партия демократическая, значит - непредсказуемая. Вот вера до политсовета все были уверены, и я, грешный, в том числе, что съезд мы проводим 19 сентября - мы уже в график себе это поставили. Потом была небольшая дискуссия, решили - нет, не 19-го, 21-го. Это, конечно, мелочи, но все остальное у нас так же - решают люди, которые собрались. Разумеется, президиум наш, куда и я вхожу, готовит варианты - естественно, готовит варианты, которые будут представлены политсовету. Мы их обсуждаем, у нас всего мы говорили, обсуждали возможность тройки в целом из списка нескольких десятков человек. Мы просматривали с этой точки зрения. У нас сейчас есть шорт-лист, у нас сейчас есть какое-то понимание высокой вероятности определенной тройки.

Э.ГЕВОРКЯН: Это сейчас держится в секрете?

Л.ГОЗМАН: Знаете, во-первых, мы должны еще поговорить с одним из людей, которые или которой предложено входить в тройку, - просто данная персона взяла время подумать - это совершенно нормально. Конечно, у нас будет шорт-лист - до последнего момента у нас будет не один вариант, а несколько вариантов. И дальше эти несколько вариантов, уже в самые последние дни, мы будем считать, смотреть, и так далее. Ведь для нас очень важно, чтобы тройка, которая у нас будет - чтобы она, во-первых, была прагматически выгодной - электорально-выгодной, чтобы мы могли голоса собрать - нам, между прочим, нужны не шашечки, а доехать, 7% пройти в условиях достаточно большой информационной блокады - спасибо "Эхо Москвы".

Э.ГЕВОРКЯН: Кстати, Валерий Павлович вас сразу спрашивает - сколько вы планируете процентов набрать в думу?

Л.ГОЗМАН: Знаете, видимо, тут уже настал этап, когда сначала надо перепрыгнуть, потом говорить "гоп", но я Валерию Павловичу сказал бы следующее - за кампании последнего года региональные, которые были, и которые охватили где-то 22 млн. избирателей из ста миллионов в стране, мы набрали 7,78%. Вот это наш общий результат за последний период. Мы надеемся получить немножко больше. Потому что мы все-таки - ну, конечно, мы делаем глупости и ошибки, и стыдно бывает за то. Что сделали, но, тем не менее, мы все-таки стараемся на ошибках учиться. Поэтому какие-то ошибки мы, по крайней мере, не повторим - это уж точно. Можно предположить, что мы сделаем новые.

Э.ГЕВОРКЯН: Что такое можно сделать, чтобы на ближайших выборах, вопреки всем прогнозам. Прошло не 2 и не 3 партии, - "Справедливая", "Единая" и КПРФ, а еще чтобы СПС ворвалось в эту думу.

Л.ГОЗМАН: насчет прогнозов - есть такой удивительный феномен, связанный именно с СПС - мы всегда, по крайней мере, в последние годы, получаем по прогнозам у людей, которым верим, верим в их квалификацию, честность, - я сейчас не говорю про каких-то кремлевских товарищей, которые говорят, что им положено говорить - я говорю про настоящих социологов, - так вот мы получаем прогноз в несколько раз меньше, чем результата. Я не знаю, почему так получается. Кстати, началось это с 1999 г. Тогда нам говорили, что СПС - это братская могила, и больше 2% мы не возьмем - мы взяли 9. В Перми выборы в октябре прошлого ода. Уже где-то накануне выборов нам давали аж 5%, мы взяли 16. Мартовский цикл выборов, где около 27 млн. человек избирателей жили на этих территориях - больше 2% нам не давал никто. Мы взяли немножко больше 7. Поэтому если нам сегодня дадут 3, значит, мы возьмем 10.

Э.ГЕВОРКЯН: То есть, вы в данном случае на эту тенденцию, на эту фортуну так и надеетесь?

Л.ГОЗМАН: Нет, это не фортуна. Это на самом деле демонстрация того, что в принятых социологических методах заложена некая системная ошибка, - я сейчас не говорю о подтасовках, я сейчас говорю о честном анализе - заложена некая системная ошибка, которая некоторым группам дает увеличение в сравнении с реальностью, некоторым группам дает уменьшение в сравнении с реальностью. Мы попали в ту группу партий, которым дается уменьшение в сравнении с реальным результатом - нас это вполне устраивает. Было бы значительно хуже, если бы нам социологи давали 10, а мы бы получали 3. Потому что из всех опросов общественного мнения самый важный тот, который проходит в день выборов - все остальные менее важные. Поэтому я думаю, что все будет в порядке.

Э.ГЕВОРКЯН: Я вполне понимаю, что вы просто обязаны верить и быть уверенными в том, что вы пройдете на этих выборах.

Л.ГОЗМАН: Не совсем так. Я не был бы на том месте, где я сижу. Если бы я не верил в результат. Мы бы не пошли на выборы - это стоит очень больших усилий всяких. Вот у меня есть факт, за мной есть факт - 7,78% за прошедшие кампании, кампании последних месяцев. Про которые нам тоже все говорили - ребята, у вас никаких шансов вообще, вы ничего не можете, вас нет, и так далее - 7,78.

Э.ГЕВОРКЯН: Хорошо, какой вы делаете прогноз, потому что вы уже не согласны с общепринятым прогнозом о том, что пройдет только три партии.

Л.ГОЗМАН: Я рассчитываю на 8-9%.

Э.ГЕВОРКЯН: Еще у кого-то есть шансы? Вы сколько партий видите в парламенте?

Л.ГОЗМАН: Пять. "Единая", "Справедливая", коммунистическая, ЛДПР и мы.

Э.ГЕВОРКЯН: А почему вы пропускаете ЛДПР и себя, а не то же "Яблоко".

Л.ГОЗМАН: Вы же меня не спрашиваете, какой бы я хотел видеть структуру Госдумы. Я бы хотел, чтобы нас было большинство, а еще чтобы там было "Яблоко" и какая-нибудь нормальная социалистическая партия.

Э.ГЕВОРКЯН: на чем основывается ваш прогноз?

Л.ГОЗМАН: На результатах последних выборов. Посмотрите последний цикл - нет же другого способа, кроме экстраполяции - последний цикл проходило 5 партий в большинстве случаев - те, которые я вам назвал. Вы спрашиваете про "Яблоко" - к сожалению...

Э.ГЕВОРКЯН: Но тогда не было "Справедливой России".

Л.ГОЗМАН: как это не было - в марте "Справедливая Россия" еще как была.

Э.ГЕВОРКЯН: Но опыта такого, чтобы существовала вторая такая большая, сильная партия, "вторая нога".

Л.ГОЗМАН: Нет, простите, "вторая нога" уже была любовно выращена, обута во что-то такое справедливое и отечественное, и вперед - она была. И эта "вторая нога" создала массу хлопот и неприятностей КПСС No1, "Единой России" - она была, и был ровно тот же расклад, что и сегодня. Другие партии не приблизились даже к 7%-ному барьеру - в частности, "Яблоко" - по-моему, где-то взяли 3%, в остальных случаях значительно меньше. Поэтому и получается, что шанс есть только у этих партий. А если говорить уже - поскольку мы на "Эхо Москвы", а не на какой-то национал-патриотической станции, то я хочу сказать, что это означает? Что выбор у нас такой - либо демократы будут представлены в Госдуме в виде "Союза правых сил" - при всех его недостатках, сложностях, я могу вам перечислять вообще недостатки СПС - дольше, чем любой из слушателей. Потому что я внутри, и знаю все наши проблемы. Но, тем не менее - либо демократы, демократически настроенные граждане, будут представлены в Госдуме в виде СПС, либо они не будут представлены в Госдуме - вот так сложилось на сегодняшний день. Причем, будут или не будут представлены - это не в автомате. Если бы у нас было 15%, если бы мы получали на выборах не 7,78%, как мы получили - мы преодолели 7;%-ный барьер по стране, но, тем не менее, чуть-чуть преодолели - если бы у нас было 15, мы могли бы сказать - конечно, мы проходим, все будет нормально. А сейчас на самом деле мы знаете, от чего зависим? Мы зависим от явки наших людей. Я даже не говорю от явки наших сторонников - так неправильно говорить. Потому что людей, которым нравится партия, думаю, что немного - причем, любая партия - это нормально, совершенно естественно. Есть люди, которые разделяют общий курс, общую идеологию. Так вот все зависит от того, придут ли люди - такие как вы, такие, как я - придут ли они на выборы. Это очень важно. И если они не придут, то мы сильно в зоне риска. Если они придут, то мы пройдем - их достаточно. На региональных выборах мы смогли убедить придти, и пришло около 8% наших людей, проголосовали - около 8%. Если нам не удастся убедить в декабре, мы проиграем. Это и есть на самом деле главное дело. А мне кажется очень важно, чтобы СПС там был. Не в коем случае не с точки зрения трудоустройства отдельных политиков - мне совершенно наплевать, кто будет числиться в думе, не числиться в думе - конкретный человек, а важно вот, почему - у нас сегодня люди - такие, как мыс вами по взглядам.

Э.ГЕВОРКЯН: Подождите, я, как журналист, свою позицию в данном случае еще не озвучила.

Л.ГОЗМАН: ну и не озвучивайте. Тем не менее - понятно, какая категория людей - мы не имеем вообще своего представительства в парламенте. Наш голос там не слышан вообще - просто нас нет. А нас много в стране на самом деле. Причем, мы не самые глупые, не самые ленивые - мы вообще активные люди, а нас в парламенте нет вообще. Вот когда там что-то обсуждается, выходит фракция. Фракция обязательно имеет голос при обсуждении любого вопроса. Выходит "Единая Россия", что-то говорит, Жириновский что-то говорит, коммунисты что-то говорят, а мы ничего не говорим - потому что нас там нет. А страна наша, на самом деле. И мне кажется исключительно важным - я хочу, чтобы мой голос там тоже был услышан. Голос мой, моих друзей. Потому что сейчас получается, что вот эта вся система т нас уехала куда-то бесконечно далеко.

Э.ГЕВОРКЯН: В таких разговорах всегда остается отметить, что мы имеем только то, что имеем. И если сегодня в парламенте и в стране расклад такой...

Л.ГОЗМАН: А вот мы и хотим поменять.

Э.ГЕВОРКЯН: ... значит, большинство в обществе...

Л.ГОЗМАН: Что значит - большинство? Мы хотим поменять. Что такое вообще политика? Мы хотим сделать, мы хотим страну, структуру, двигающуюся в ту сторону, в которую мы хотим. Я не хочу, чтобы она двигалась в сторону власти какой-то вообще - знаете, вот этих, которые "старые песни о главном поют", например - не хочу. Я хочу, чтобы она продвигалась в нормальном направлении.

Э.ГЕВОРКЯН: Хорошо, ответьте тогда на вопрос Алексея из Москвы: "Вы сказали про свою оппозиционность, тогда почему вы не присоединитесь к "Другой России" - какой смысл в системной оппозиции? Она наоборот придает легитимность авторитарному режиму".

Л.ГОЗМАН: Я понимаю вопрос. Я придерживаюсь другой точки зрения. Я считаю, что смысл системной оппозиции просто огромный. Я с огромным уважением отношусь к людям, которые выходят на митинги протеста, и так далее, и, в общем, имел такой опыт при советской власти достаточно большой - были у нас все эти великие события конца 80-х - начала 90-х. Но я думаю, что сейчас немножко другая ситуация. "Другая Россия" не участвует в парламентских выборах, и М.Касьянов даже призывал нас и "Яблоко" отказаться от участия в выборах. Что это означает по факту? Это означает, что мы отдаем парламент - просто отдаем, говорим - делайте, что хотите - выбирайте без нас. Значит, мы оставляем в парламенте монополию "Единой России", - кстати говоря, есть расчеты, согласно которым, если мы проходим, то у "Единой России" меньше 50%, - это значит заканчивается монополия - это очень важно. Поэтому, я думаю, они сделают все, чтобы мы не прошли. Значит, мы отдаем все нынешней правящей бюрократии, а сами отходим в сторону, и говорим - все они такие-сякие, я вообще ни в чем не виноват, все идет не туда, и так далее. Мы так себя вели при советской власти, пока она была такой сильной и мощной. Вот мы сидели на кухнях и ругали коммунистов. А сегодня это ответственность демократии - сегодня правила игры плохие, неправильные, они их перестраивают в свою пользу постоянно. Но мы что-то можем сделать. А если мы что-то можем сделать, значит, мы обязаны что-то сделать - я в этом совершенно убежден. В России политическая традиция - все или ничего. Долой царя, или ура царю. Ребята, а давайте попробуем в диалог вступать.

Э.ГЕВОРКЯН: Кстати, Мария поэтому и спрашивает: "Что толку иметь представительство в думе в 7%, если ничего решать там будет нельзя?" Понятно, что уже не 50%, а меньше у "Единой России" в этом случае будет. Но как вы повлияете - тем, что их меньше?

Л.ГОЗМАН: Во-первых, тем фактом, что их меньше, мы уже повлияем. Потому что им для того, чтобы проводить законы, нужно будет не где-то у начальника договориться, как голосовать, а им будет нужно договариваться с другими политическими силами - это уже фантастически важный шаг. Это раз. Во-вторых - у нас есть опыт. У нас была относительно небольшая фракция в 1999 г. - фракция СПС, у нас было из 450 мест в Думе 32-33 - меньше 10%, - вообще как бы ничто. Я могу сказать Марии и остальным слушателям, что порядка половины законов, принятых Госдумой в 1999-2003 было инициировано и проведено нашими депутатами. А из этой половины, наверное, все хорошие.

Э.ГЕВОРКЯН: Здесь мы сделаем паузу, прервемся на 5 минут, и затем продолжим знакомиться с особым мнением Л.Гозмана.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжается программа "Особое мнение", в студии Эвелина Геворкян, и мы беседуем сегодня с Леонидом Гозманом, заместителем председателя федерального политсовета партии СПС. Напомню номер телефона для СМС - 970-45-45, а сейчас несколько вопросов с Интернет-сайта - несколько вопросов затрагивают личность В.Рыжкова, спрашивают - если в первой тройке будет Рыжков, партия будет иметь больше сторонников? Каково ваше мнение? Кто-то предлагает в место Рыжкова поставить Немцова, а третьей Ясину. Тут, как вы понимаете, достаточно много мнений.

Л.ГОЗМАН: Могу сказать, что Рыжков шорт-листе, его кандидатура постоянно обсуждалась. А насчет решения, какое будет, я не могу сейчас говорить - это невозможно.

Э.ГЕВОРКЯН: А по поводу "вместо" или не "вместо", по поводу личностей, которые вызывают массу негативной реакции по старым...

Л.ГОЗМАН: У нас есть несколько человек в демократическом лагере, которые пользуются очень широкой известностью, их знают очень многие, ионии взывают очень противоречивые чувства по отношению к себе. И поэтому мне кажется, честно говоря - я понимаю, есть прагматический подход, наш штаб, специалисты по выборам, ион там считают, - здесь больше минусов, здесь больше плюсов, а я могу высказать свое личное мнение. Оно состоит в том, что нужно ориентироваться вот, на что - на правду. Если хотите. То есть, не на то, кто к кому плохо или хорошо относится, а на то, в какой степени вот этот конкретный человек действительно является носителем нашей идеологии, символом нашего движения, и так далее. Я бы исходил из этого. Но естественно, прагматические вещи мы обязаны тоже учитывать.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну и?

Л.ГОЗМАН: И все решит съезд 21 сентября.

Э.ГЕВОРКЯН: Каким образом меняется список вашей партии? Никаким.

Л.ГОЗМАН: Список нашей партии будет объявлен 21 сентября. Я не имею права говорить заранее, до решения съезда, тем более, что до решения съезда действительно никто не знает до конца. Вот это тот вопрос, переговоры по которому будут вестись вплоть до ночи на 21 сентября включительно - это всегда так бывает, списки утрясаются очень сложно, это человеческие судьба. Отношения, и так далее - это очень сложный процесс.

Э.ГЕВОРКЯН: Подождем две недели. Владимир из США: "Прокремлевское движение "Наши" начинают широкомасштабную кампанию против Касьянова, я видел этих ребят по телевидению, как они преследуют Касьянова - это не молодежное движение, а боевые отряды. Кто их финансирует, кто руководит этими отрядами? Я читал выступление Якименко, что "Наши" - это будущая элита России. А вы как думаете? Вызывают ли у вас опасение вот такие молодые конкуренты, наступающие на пятки?"

Л.ГОЗМАН: Знаете, они, конечно, нам не конкуренты. И хочу сказать - если это элита России, то это просто страшный сон. Должен сказать, что среди всех безобразий и неприятных вещей, которые у нас происходят, наибольшее отвращение - вот такое эмоциональное - просто отвращение - у меня вызывают даже не скинхеды, а вот это вот движение "Наши" - просто отвращение. Потому что это действительно что-то такое омерзительное - с моей точки зрения, - не знаю, подпадаю я сейчас под закон об экстремизме, разжигании розни, или еще чего-нибудь. Мне кажется, что это совершенно ужасное явление в нашей стране, когда берут ребят, из них делают таких каких-то там типа роботов каких-то, которые чего-то орут там.

Э.ГЕВОРКЯН: С другой стороны, может быть, молодые ребята сами хотят в этом участвовать, и они действительно исповедуют эту идеологию?

Л.ГОЗМАН: Знаете, в любой стране среди молодых ребят есть люди, которые с огромным удовольствием идут во всякие хунвейбины, различные "югенды" и прочее - в любой стране есть такие ребята. Но ответственность государства, мне кажется, ответственность взрослых - я, кстати, самого г-на Якименко к этим ребятам не отношу - он ведает, что творит, - это 14-летние девочки и мальчики что-то кричат, не понимая, что делают, а г-н Якименко все понимает, - для тех, кто не знает - самый главный "нашист". А ответственность взрослого общества и государства - не допускать, чтобы дети попадали в такие организации. Почему, если государство принимает на себя ответственность за то. Чтобы дети не кололись наркотиками - вот это все понимают, что нельзя допускать, чтобы дети кололись наркотиками - давайте, продавайте их свободно, - ЛСД, и прочее, и у вас наркоманов будет в несколько раз больше - потому что просто пробуют, для интереса. Почему же не принимают на себя ответственность за то, чтобы детям не дурили голову вот так вот, чтобы они не участвовали в каких-то совершенно бессмысленных, мерзких акциях?

Э.ГЕВОРКЯН: А ваша партия работает как-то с молодежью?

Л.ГОЗМАН: наша партия работает с молодежью. Вот мы с вами сейчас разговариваем, а у нас сегодня проводится большой семинар - он несколько дней уже длится, третий день работы, по-моему, или четвертый с нашими молодыми активистами - большой, хороший семинар. Отличные ребята - я вчера там выступал, - умные, сильные, активные, свободные - отличные ребята. То, что по телевизору показывают - либо "скинхедов", либо "Наших" - это вообще не значит, что молодежь нашей страны сводится к этим двум странным группам.

Э.ГЕВОРКЯН: Кстати, по телевизору опять вопрос от Владимира: "Почему вся оппозиция не выступит с одним общим требованием к властям - прямой эфир для всех партий и движений - только в этом случае партии смогут иметь своих избирателей", - то есть, в данном случае вас даже и в пассивности обвиняют.

Л.ГОЗМАН: Да нет, понимаете - что значит - мы все вместе выступили? Ну, выступили. Но таких всяких хуралов, на которых все вместе собирались и говорили про честные выборы и так далее - очень много, и Кремль их с удовольствием возглавляет. А эфир все равно не дают. Ну, просто потому, что пока - кстати говоря, пока нет в парламенте оппозиции, пока нет в парламенте демократов - нет способа вступить в нормальный диалог. Нас в этом смысле никто не услышит. Поэтому мы воспринимаем информационную блокаду на телевидении как данность. Вот это данность определенная. Мы будем вести кампанию, мы понимаем, что ведем кампанию в условиях информационной блокады - спасибо "Эхо Москвы", которое позволяет ее немножко прорывать.

Э.ГЕВОРКЯН: У нас остается буквально минута, поэтому очень коротко - здесь опять крик души буквально Александра Шевелева - по поводу пересмотра приватизации. И он говорит, что "Как-то Немцов сказал - что, вы снова хотите отнять и разделить, совершенно забывая, что смысл совсем в другом - не отнять, а вернуть то, что тебе не принадлежало. Как вы относитесь к этому тезису?"

Л.ГОЗМАН: Знаете, я отношусь крайне отрицательно к тезису пересмотра итогов приватизации. Потому что нам просто чудом каким-то удалось провести фантастическое изменение структуры собственности в стране без войны. Предыдущее изменение структуры собственности стоило 10 млн. жизней - это была Гражданская война начала 20-го столетия. Столь же масштабное изменение в ходе приватизации прошло без войны. В то же время это, разумеется, не означает, что...

Э.ГЕВОРКЯН: Но не все довольны итогами.

Л.ГОЗМАН: Знаете, не все довольны итогами, естественно, и не могут все быть довольны итогами, зато у нас сейчас работает экономика. То, что у нас сейчас работает экономика, это последствия, результат того, что была проведена приватизация. Те еж случаи захвата, грабежа, и так далее - это индивидуальные случаи, которые должны рассматриваться независимым судом. Но для этого в стране должен быть независимый суд, который решает не по тому, кто ему позвонил, или кто ему больше занес, а решает по закону. Независимый суд бывает тогда, когда есть парламент. Парламент это когда там представлено много партий. Идите на выборы, господа, идите на выборы 2 декабря.

Э.ГЕВОРКЯН: Вы так филигранно подошли к самому концу прямого эфира, на этом программа завершена, спасибо вам за участие. И до свидания. .

Л.ГОЗМАН: Вам спасибо.






Радиостанция "Эхо Москвы"
06.09.2007
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000005464
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован