Эксклюзив
Сумароков Леонид Николаевич
12 июля 2012
11694

Леонид Сумароков: Комментарий (тезисы) к избранным фрагментам материала генерала В.Грушко в публикации `Кто готовил и причины развала СССР`

ОБ ЭПИГРФЕ. Читаю А.Пушкина. Помните его слова: -Дела давно минувших дней, преданье старины глубокой. Разумеется, они, по понятной причине, не могут служить эпиграфом к ссылаемому тексту, хотя по мнению автора, аналогия в чем-то проглядывается. Думаю, дело в том, что материал Грушко в его полном виде претендует на долгую жизнь. Это часть нашей истории, и потому я решил обратиться к этой аналогии. Тогда слова поэта, если их переиначить, могли бы звучать, например, так: -Дела не столь уж давних дней, которые войдут в преданье... *ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ. СТАНОВЛЕНИЕ И КРУШЕНИЕ ИМПЕРИЙ. (Материал из публикации автора "Прозрение", февраль 2003). Вот что я писал тогда, теперь уже почти десять лет тому назад. А сейчас почему-то посчитал уместным привести выдержку из того материала, хотя, выдержка эта, пожалуй, имеет отношение скорее ко всему материалу Грушко, а не к его выбранной части. Возможно, это просто причуда стареющего автора... Итак, передо мной солидная, почти 700-страничная книга Пола Кеннеди "The Rise and the Fall of the great powers", выпущенная в Нью-Йорке издательством Random House. Книга была подарена моим доброжелательным и мудрым помощником Куртом Пройсером при расставании по окончании моего контракта в ЮНИДО. Когда начинал работу в этой организации, был избран на соответствующей Генеральной ассамблее от имени блока Восточно-европейских государств. Когда уходил, за плечами оставалась только Россия. Ну что ж, понятно, это тоже совсем не мало... В книге содержатся сведения об истории развития и падения великих государственных конгломератов, начиная с "прединдустриального" средневековья Китая и Оттоманской империи. В предисловии к ней пишется о том, что на протяжении известной человечеству истории могучие империи возникали, развивались и терпели крушение. Развалились недолговечная, но оставившая яркий след огромная Французская империя Наполеона; величественная, правившая Центральной Европой Австрийская империя Габсбургов; могучая Британская империя, над территорией которой, как говорили, никогда не заходило солнце. На их месте ныне находятся современные высокоразвитые государства. Затем книга подходит к нынешнему этапу развития, и в ней появляется раздел о Советском Союзе, великой, наряду с ее основным конкурентом - США, державе и основе "советской империи". Книга издана в конце 80-х годов, но в ней не содержится и намека на предстоящее вскоре крушение. В начале 90-х на американских телевизионных экранах появились лица сперва тогдашнего президента Буша - старшего, бывшего директора ЦРУ, заявившего о победе США в холодной войне, а затем радостно - изумленное лицо бывшего президента Рейгана, который заявил, что всегда знал, что крушение должно произойти, но никак не ожидал, что это случится столь неожиданно и быстро... Признаться, мы и сами ничего подобного до поры до времени не ожидали. Так, что же произошло с нашим обществом в последние годы, что пришло сегодня на смену недавно еще великой державе и, главное, куда и как нам двигаться дальше? Кто мы теперь, по-прежнему самая крупная и одновременно потенциально богатейшая страна мира, затаившийся перед прыжком "евразийский экономический тигр" или сырьевой придаток развитых государств? И вот появился материл Грушко. На наших глазах мир продолжает стремительно меняться. Что явилось причиной развала Советского Союза, и был ли это процесс исторически предопределен? Каково соотношение объективных и субъективных факторов, и можно ли было этот процесс предотвратить или хотя бы как-то смягчить? И ещё. Остановился ли процесс распада империй? Что ждет нашего недавнего конкурента и потенциального военного соперника? Хватит ли у американского руководства мудрости переломить процесс распада или это объективный циклический процесс, у которого есть начало и всегда есть конец? И если это так, каким он будет и как повлияет на остальной мир? Но перейду к прямой задаче, непосредственно связанной с её заголовком. *МОЁ ОБЩЕЕ ОТНОШЕНИЕ К МАТЕРИАЛУ ГРУШКО. Недавно в Интернете я почти случайно наткнулся на материал "Кто готовил и причины развала СССР. Часть 2-я". (Dokumentika). Материалов такого рода в последние годы вышло немало. Ориентироваться в них, если только не ставить такой задачи специально, думаю, не просто. Вот и я мог бы материал пропустить, что было бы ошибкой. Но этого не произошло, и так или иначе, он попался мне на глаза. Документ, в подготовке которого, возможно, задействовано несколько хорошо информированных исполнителей (их имена мне не всегда удавалось установить, и потому далее буду ссылаться на него, как на "материал Грушко"), несомненно, представляет ценность. Формально он состоит из трех частей, но в Гугле я нашел ссылки только на 2-ю и 3-ю. Для начала сделаю такое замечание. Я не пытаюсь апеллировать ко всему многостраничному документу. По разным причинам сосредоточусь в своем комментарии на сведениях, относящихся к части 2-й. Да и то только по отношению к тем фрагментам, о справедливости которых могу судить по своим личным впечатлениям (кстати, некоторые из них ранее были отражены в публикациях на моём персональном сайте, а какие-то, со ссылкой на меня, содержатся и в материале Грушко). В итоге именно в этом аспекте фундаментальный материал генерала Грушко представил для меня специальный интерес. Ознакомившись с ним, я обнаружил целый ряд положений, которые совпадают с моими представлениями, а также знакомых, хотя и в разной степени, имён. В документе содержатся, в частности, сведения об острой борьбе за власть в период позднего Брежнева. Писал об этом и я. Вместе с тем, по моему мнению, в целом верном описании событий у Грушко, есть неточности и ошибки (при этом готов признать, что м.б. в чём -то ошибаюсь как раз я). Неточности эти и ошибки, полагаю, связаны с тем, что обладая, уже в силу своего высокого положения, значительной, подчас уникальной информацией, Грушко, тем не менее, в силу объективных причин, смотрит на ситуацию несколько односторонне. Отмечу, кроме того, что хотя имеющие отношение к событиям люди в основном указаны верно, взаимоотношения между ними, порой, даются, образно говоря, с точностью "до наоборот", что приводит к неверным суждениям и искажает общую картину. В связи со сказанным я и подготовил свои замечания. Некоторые из них (помечены звездочкой) включены в комментарий и приведены ниже в виде тезисов. В данную публикацию включены не все мои замечания, кроме того, их можно было бы развернуть и дополнить, но я не стал этого делать. Не хочу увеличивать размер текста, считая, что достаточно и сказанного (желающие могут что-то взять из моих публикаций). Я же, не будучи ни историком, ни политологом, думаю, что вряд ли буду заниматься этой темой в дальнейшем. На сегодня особых намерений нет, впрочем, пока не знаю. В целом считаю, что сказанного в материале Грушко, в основном, достаточно. *АНДРОПОВ СТРЕМИЛСЯ К ВЫСШЕЙ ВЛАСТИ В СТРАНЕ. Теперь уже хорошо известно (можно привести соответствующие ссылки, хотя сегодня мало кто станет это отрицать), что Андропов неудержимо рвался к власти. Он двигался в этом направлении очень последовательно и методично. Причем, начиная с некоторого времени, достаточно обоснованно не видел для себя серьёзных конкурентов. Тщательно оценивал ситуацию, в том числе используя специальную информацию в её различных аспектах. А во многом имея в виду то, что среди членов Политбюро, за редким исключением, преобладали довольно пожилые, подчас уже малоактивные люди. Последних интересовало прежде всего то, чтобы подольше продержаться в их тогдашнем положении и получить свои, впрочем, не столь уж высокие по нынешним меркам льготы. Конечно, это были разные люди, в том числе и очень честные, но мало способные в плане руководства развитием страны. Например, впрочем, весьма уважаемый мной, Черненко. *ОТНОШЕНИЯ В ТРЕУГОЛЬНИКЕ: ЦВИГУН - АНДРОПОВ - СУСЛОВ. У Суслова не было напряженных отношений с Цвигуном (и здесь Грушко совершенно не прав, откуда у него противоположная бездоказательная информация - мне не известно). Скорее, дело обстояло как раз наоборот. Суслов никогда не согласился бы взять в партнеры на потенциально очень важную и ответственную встречу с Брежневым нежелательную фигуру, и никто не смог бы настоять и переубедить его в ином решении. Скорее, напряженные отношения у Суслова постепенно складывались с прямым начальником Цвигуна - Андроповым. Последний, скажу так, порой намеренно и бесцеремонно (если не получал отпора) пытался "влезть" в область идеологии, курируемую Сусловым, а тот не допускал подельщиков. Впрочем, другой пример напряженных отношений с Андроповым был у Косыгина, а кстати, и с зятем последнего - Гвишиани, который упоминается в документе, и которому позднее была уготована не самая лёгкая судьба, из-за чего он очень переживал. Знаю об этом из наших личных встреч, хотя, слава богу, здесь обошлось без плохо обоснованного ареста, как в случае с Чурбановым. Эта тема имеет свою историю, о которой здесь не вижу смысла говорить. Но перейду к несколько другой теме. Речь пойдёт о дочери Брежнева - Галине и некоторых её, впрочем, порой, сильно и односторонне раздутых "похождениях". КГБ занималось этой темой. Формально дело о "цыганском бароне" - любовнике Галины и спекулянте драгоценностями Буряце по линии КГБ вел Цвигун (о чем он обязан был докладывать своему непосредственному руководителю - шефу КГБ Андропову). Но реально заинтересован в сборе компромата против Брежнева был не Цвигун, а именно Андропов, тщательно копивший, оценивающий эту информацию и имевший свою точку зрения по этому вопросу. Однако, до поры до времени, Андропов в этом плане старался держаться в тени. Цвигуна же, который, впрочем (разумеется, не без помощи вездесущего Чазова) хорошо знал о своей роковой болезни, недаром считали "недреманным оком Брежнева". Полагаю, вполне логично, что на предполагаемой встрече у Брежнева вместе с Сусловым 22 января планировалось участие не Андропова, а Цвигуна, и можно с уверенностью предположить, оба готовились действовать "в единой команде". Своему старому испытанному коллеге Цвигуну Брежнев доверял абсолютно, в том числе и в вопросе о своих семейных проблемах. Имелось в виду, что он даст действительно объективную оценку (а не обязательно ту, которую, как уже становилось ясно, формировал Андропов). И не ту, которая впоследствии будет муссироваться в СМИ и использоваться в падких на сенсационную информацию телесериалах и фильмах. *ГЛАВНЫЙ ВОПРОС, ПРЕДПОЛАГАВШИЙСЯ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ НА ВСТРЕЧЕ 22 ЯНВАРЯ. - РЕФОРМА ВЫСШЕЙ ПАРТИЙНОЙ ВЛАСТИ. Главный вопрос о реорганизации высшего руководства партии и обсуждение деталей и соответствующей процедуры на встрече с Брежневым отводился Суслову, который уже достаточно давно и планомерно готовил эту тему. Андропов очень боялся этой встречи. Фактически его карьера и планы на будущее были поставлены на карту, и Андропов это прекрасно понимал. Чисто внешне ранее ему всегда удавалось демонстрировать свою бесконечную лояльность, включая, порой, плохо прикрытую, а то и вовсе нескрываемую лесть Брежневу (о чем с известной долей беспощадной иронии пишет, например, Громыко). Однако, имея в виду перспективные амбиции руководителя КГБ, постоянно скрывать действительную позицию становилось всё труднее. Ведь потенциально на карту ставилась, если не карьера, то репутация самого Брежнева. Дело Галины, при определенной раскрутке, могло быть представлено, как намеренная акция против самой партии (ещё не ушла память о Берии). Именно потому Цвигун и получил пулю в голову из пистолета своего сотрудника. Кстати с подписями под некрологом о члене ЦК Цвигуне, опять вышла какая-то неразбериха. Впрочем, Чазов проштамповал свое заключение, и дело, заслоненное другими серьезными событиями, быстро затихло. А менее чем через три дня - последовала смертельная таблетка Суслову. Исполнителем был сравнительно недавно заступивший и не пользующийся ни авторитетом, ни расположением самого Суслова и членов его семьи, личного врача (формально сотрудника Чазова и одновременно аттестованного работника КГБ). Таблетки, таблетки... о них и у Грушко и у других авторов позже в разных ракурсах стали говорить всё больше. И вот тщательно спланированная и намеченная на 22 января встреча так и не состоялась. Вопрос о реформе высшего партийного руководства оказался отложен, а потом, с приходом нового лидера, а главное - смертью Брежнева (и опять - таблетки) и вовсе как бы "потерял актуальность"... *ГРУШКО НЕ УПОМИНАЕТ О ГЛАВНОЙ ТЕМЕ ВСТРЕЧИ 22 ЯНВАРЯ. Грушко (и, пожалуй, это главный недостаток его анализа), нигде не упоминает о главном вопросе - готовившейся при самом активном участии Суслова - реформе высшей партийной власти. Возможно, и даже почти наверняка, у аналитика столь высокого уровня, Грушко просто не было достаточной информации по этому поводу. Это выходило за круг курируемых им вопросов. Сам же Грушко, был сосредоточен на других, как ему казалось, более важных делах. И ошибся. Правду сказать, по понятным причинам, указанная тема реформы до поры до времени держалось в строгом внутрипартийном секрете. При этом, как стало известно позднее, Брежнева должен был сменить Щербицкий (не знаю, когда именно созрело в окончательном виде такое решение), а Брежнев переходил на пост Председателя партии. Таким образом, Грушко, вероятнее всего просто не знал о главной цели и роли встречи Брежнева с Сусловым 22 января (где Цвигуну, который должен был в ней участвовать, отводилась в основном щепетильная, но отнюдь не первостепенная тема о Галине, и, по понятным причинам, никак не более). Думаю, если бы Грушко обо всем этом знал, его оценки, как аналитика, могли бы быть иными. Но, если не знал, тогда что требовать? Суслов, после реализации указанной партийной реформы и в связи с приближающимся 80-летием, собирался покинуть свою позицию второго лица в стране, и выйти на пенсию. Он, несомненно, так бы и поступил. Об этом хорошо знали в семье, но едва ли в офисе Грушко (сами подумайте - откуда?). Других амбиций у Главного идеолога и второго лица в руководстве страной не было. Но был ещё один хорошо информированный человек. Обо всём сказанном буквально из первых рук знал ближайший помощник и давний соратник Суслова - С.П.Гаврилов. Впрочем, об этом - чуть ниже. *О ФИГУРЕ И РОЛИ КРЕМЛЕВСКОГО ВРАЧА ЧАЗОВА. Считаю уместным обратить внимание в своих комментариях на следующий, казалось бы не столь уж значительный, но недооцененный факт. Речь пойдёт о докторе Чазове, которого в плане обсуждаемой здесь темы, никак нельзя считать нейтральной фигурой. Он сыграл свою важную и очень специальную, отведенную ему Андроповым роль. В каком-то смысле я сравнил бы его с другим человеком, жившим около ста лет тому назад - "восточном доктором" Бадмаевым, с его значительным, хотя и очень специальным влиянием. Конечно, это был не всесильный Распутин, но и он, в силу ряда объективных, но, наверное, ещё в большей мере субъективных факторов, оставил некий след в отечественной истории. Чазов со своей структурой, находящейся в ведении КГБ, курировал вопросы и соответственно информацию, связанные со здоровьем высшей партийной верхушки. Академик и признанный ученый находился в подчинении и в какой-то мере личной зависимости у всесильного руководителя КГБ Андропова. Был его осведомителем, причем в этом качестве исключительно ценным, прежде всего по такому важному вопросу, как здоровье членов Политбюро и других высокопоставленных партийцев, которые потенциально могли бы претендовать на лидерство. Чазов, впрочем, и не отрицает того факта, что, давая свои оценки, регулярно встречался с Андроповым. При этом по причинам, о которых можно лишь догадываться, не в офисе КГБ, а на ведомственных квартирах. Вполне допускаю, что он искренне верил, что выполняет свой служебный долг, а возможно, просто не хотел думать, что его в каком-то качестве используют, и это когда-нибудь в том или ином виде может выйти наружу. Позднее, выступая в телевизионном интервью, он сравнит Андропова с Макиавелли. Случайно ли? Не знаю, но почему-то думаю, что он сожалеет об этом. Очень двусмысленная, мягко говоря, характеристика, бросающая тень и на самого Чазова. Кто такой Макиавелли? Читаем в БЭС (2002): "Итальянский политик, мыслитель, историк... (1469-1527). Ради упрочнения государства считал допустимыми любые средства. Отсюда термин - "макиавеллизм" для определения политики, пренебрегающей нормами морали". Был бы Андропов, когда речь идет о пренебрежении нормами морали, доволен таким сравнением? Не думаю. Всегда ли Чазов сравнивал своего могущественного шефа с Макиавелли или эта мысль пришла к нему уже позже? Откуда мне знать? *ВСТРЕЧА АВТОРА С ПОМОЩНИКОМ СУСЛОВА ГАВРИЛОВЫМ. Обо всём сказанном выше я писал в своих публикациях в портале www.viperson.ru , посвященных Суслову. Почему у меня вызрело решение обо всем этом написать? Здесь позволю себе привести выдержку из своей публикации, посвященной годовщине со дня смерти Суслова. Скажу откровенно, я, по своей профессии и складу ума системщик, стал о сказанном активно думать и пытаться понять в совокупности с тем, что было известно ранее самому, лишь после состоявшейся в конце мая 1982г. встречи с помощником Суслова Гавриловым. К моему тогдашнему, впрочем приятно поразившему меня, удивлению Степан Петрович счел необходимым разыскать и неожиданно приехать ко мне в офис буквально за несколько недель до своей смерти (о скором приближении которой хорошо знал). Тогда он и поделился со мной своими мыслями. Помощник работал вместе с Сусловым много лет, ещё с тех пор, когда Суслов был Секретарем крайкома и начальником штаба партизанских отрядов, воевавшим против гитлеровцев на Северном Кавказе. Гаврилов пользовался его полным доверием, о чем свидетельствует такой, например, факт. Степан Петрович, узнав, что серьезно болен, в самом начале 1981г. обратился к своему шефу и сказал, что готов уйти и освободить место для другого. Ответ звучал так: -мне сравнительно не долго осталось до восьмидесяти, и тогда я уйду сам. Но сейчас, я просил бы вас остаться, вы мне нужны. *О ЧЕМ ХОТЕЛ И РАССКАЗАЛ ГАВРИЛОВ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ. Гаврилов остался, и оказалось, что даже пережил Суслова. Позднее я понял, что приехав ко мне, Гаврилов просто не хотел уносить с собой в могилу, все, что тогда мне сказал. Ставлю себя на его место и скажу, я бы поступил примерно так же. Кстати, через несколько недель Гаврилов действительно умер от рака. И надеюсь, простят мне читатели, иные из которых могут при этом скептически улыбаться, такое сопоставление. Может быть, помните известное произведение литературного классика Дюма (знаменитая книга "Граф Монте-Кристо")? Так вот мой посетитель оказался для меня тем аббатом Фариа, который перед смертью раскрыл глаза Эдмону Дантесу на происшедшие с ним события. Кстати, тогда, среди прочих, ответил на интересовавший меня вопрос о взаимоотношениях Суслова с Цвигуном: - нормальные, рабочие отношения, без каких-либо намёков на неприязнь. Играл ли Степан Петрович при этом какую-то свою игру? Убежден, что нет. Единственно, что он хотел тогда - правды. Андропов стал всесилен и стремительно приближался к полному захвату власти, что и произошло менее чем через полгода. И, думаю, Степан Петрович нутром своим почувствовал, что у него, возможно, нет другого, пусть очень проблемного, шанса, как перед смертью поделиться мыслями с человеком, которому он мог бы абсолютно довериться. И выбрал меня - зятя Суслова, который прожил бок обок с ним в его семье ровно четверть века и воспитывал его внуков. Вряд ли он думал, что я когда-нибудь об этом напишу, и все же обратился ко мне. Я бы, наверное, о многом думал по-другому, если бы ни моя беседа с Гавриловым. *ЧТО ОБЩЕГО В СМЕРТЯХ ДВУХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ - НОМЕР ОДИН И ДВА. Понятно, что о приближающейся смерти Брежнева, Гаврилов знать не мог, к тому времени, когда она случилась, его самого уже не было в живых. Зато он хорошо знал об амбициях Андропова. Что же объединяет эти две смерти (Суслова и Брежнева)? Обе были направлены против так и не состоявшейся реформы высшей партийной власти, обе случились "очень вовремя" и фактически по одному и тому же сценарию, различаясь лишь техникой исполнения. И вот ещё такое совпадение - объективно всё складывалось так, что обе произошли в интересах одного и того же человека, вскоре ставшего единоличным лидером страны. *АНДРОПОВ - РЕФОРМАТОР. ТРАКТОВКА ГРУШКО И ЕЁ КРИТИКА. И вот, по не понятной мне причине, в материалах 2-й части публикации Андропов, как мне кажется, представляется чуть ли ни предтечей чубайсовско-ельцинской реформы. Возможно, я ошибаюсь, но Грушко рассуждая на эту тему, приводит в качестве примера, хотя и не столь убедительные данные о некой, повлиявшей на будущее кадровой политике Андропова последнего времени. Других данных - нет, то что есть - догадки. О партийной же реформе Брежнева - Суслова, после прихода к власти Андропова, вопрос даже не поднимался, и никто из знавших о ней, по понятным причинам не осмелился этого сделать. Разумеется, Андропов тоже думал о реформах. То, о чем мне известно, включает очень интересные и действительно радикальные идеи, но у Андропова был собственный взгляд на вопрос о значении и порядке проведения этих реформ. И всё могло пойти по-другому. Лучше ли, хуже, я не стану строить предсказаний, я не бабка Ванга. Но то, что по-другому - это сто процентов. *АНДРОПОВ - РЕФОРМАТОР. ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ КАРТИНА, КОТОРОЙ НЕ СУЖДЕНО БЫЛО СБЫТЬСЯ. ВЫВОД - КАК С ЦАРЁМ У БУЛГАКОВА: РЕФОРМУ БРЕЖНЕВА "ПОДМЕНИЛИ". Например, одним из его приоритетов был вопрос об изменении самой структуры государственного деления. Об этом есть записи, например, у помощника Андропова Вольского, с которым, так уж сложилась судьба, мне довелось неоднократно беседовать (кстати, его тогдашний зять, большой бездельник, одно время бесславно работал в моей организации, слава богу, позже тесть это понял). Вольскому, которому Андропов очень доверял, вместе с Велиховым было дано соответствующее конфиденциальное поручение. Оно до поры до времени содержалось в глубоком секрете, и по промежуточным результатам работы имел место ряд встреч у Андропова. Знаю об этом от Вольского и, хотя и в меньшей степени, - от Велихова. Другой приоритет - вопрос об укреплении дисциплины и порядка и жестких мерах по борьбе с коррупцией. Об этом есть разные материалы, в частности, заметки помощника Андропова - Александрова-Агентова и др. К сожалению, Бог не дал ему времени на посту генсека, которое было у Дэн Сяопина или у Премьера государства Сингапур и автора соответствующего экономического чуда Ли Куана Ю. (Не знаю, встречались ли они с Андроповым во время посещений Советского Союза, но вполне допускаю, что это имело место; кстати, по счастью, тот и другой великие деятели прожили почти на 30 лет дольше нашего генсека и многое успели). Но, разумеется, о чубайско-гайдаровском аспекте реформы у Андропова не могло быть и речи (см., к примеру, его доклад, посвященный столетию со дня смерти Маркса - там совершенно иные мысли и идеи). Это просто чепуха. И всё же, если я неверно понял глубокоуважаемого мной Грушко и, возможно, его коллег, участвовавших в подготовке документа, с их некими ссылками и оценками, связанными с подбором кадров, то приношу извинения. Возможно, у них есть больше информации, чем та, которая содержится в "материале Грушко". Грушко - аналитик и умница, но партийная информация (а это очень специальная часть тогдашнего управления страной) не находилась в его ведении. Впрочем, отдаю должное материалу Грушко в целом, в той части, где говорится о борьбе за власть в период позднего Брежнева. Он, повторяю, представляет большую ценность и, как мне кажется, не теряет своей актуальности и сегодня. Но нужно признать: тем политикам, от которых в какой-то мере зависит ход нашей дальнейшей истории, следует не только тщательно изучить материал, но и скорректировать имеющиеся в нём ошибки и неточности. Журналист, член-корр. АН СССР (1984), РАН (1991) Леонид СУМАРОКОВ. viperson.ru

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован