Эксклюзив
Андрианов Дмитрий Васильевич
06 мая 2022
1573

Лейтенант морской пехоты – Андрианов Дмитрий Васильевич: боевой путь, жизнь и судьба моего отца

Main 9ecce0dc f673 4b7e 8583 8aac63b9c66b

 

(31 октября 1918 – 5 апреля 2002)

 

Из деревни в Москву. Марьина роща – жизнь и учеба 

Андрианов Дмитрий Васильевич родился 31 октября 1918 г. в селе Зезюлино Ряжского района (ранее Желтухинский район) Рязанской (Московской) области в семье крестьянина Андрианова Василия Поликарповича. В возрасте 9 лет в 1927 г. поступил в начальную сельскую школу, где проучился до 4 класса. 

 В 1931 г. вместе с семьёй, матерью, братьями и сестрами переехал в Москву, к отцу, который жил и работал в столице с 1927 г. Отец жил в известном, легендарном районе Москвы - Марьиной роще. 

В 30-е и 40-е годы прошлого столетия район Марьиной рощи развивался как промышленный придаток столицы. Территориально Марьина роща входила в Дзержинский район г. Москвы. Здесь располагались крупные промышленные предприятия, в том числе оборонного значения – такие, как завод «Борец», комбинат твёрдых сплавов (КТС), завод «Станколит» и др.

Еще до революции Марьина роща была застроена одно- и двухэтажными деревянными домами для бедноты. Как и большинство москвичей семья Андриановых в то время, ютилась в двух маленьких комнатах общей площадью около 20 кв. м.

Дом был деревянный, одноэтажный, отапливался дровами, канализации не было, соответственно удобства были во дворе. Дом располагался по адресу Межевой проезд д. 15, кв. 3. 

В этом же доме жила его мать Андрианова Фекла Михайловна, его старшие братья Андрианов Иван Васильевич (1910-1978), Андрианов Василий Васильевич (1914 – 1941), Андрианов Михаил Васильевич и сестры Андрианова Мария Васильевна, Андрианова Антонина Васильевна.

Кроме того, здесь проживали жена старшего брата Андрианова И.В. Андрианова (Виноградова) Наталия Андреевна (1911 г. рождения) с детьми Андриановым Валерием Ивановичем (1940) и Андриановой Наталией Ивановной (1946 г. рождения).

В то время отец семейства работал ломовым извозчиком. Этот вид извоза предполагал доставку продуктов на рынки и в магазины, подвоз воды, доставку дров, обслуживание строек и др. Для ломового извоза использовались лошади тяжеловозных пород. Ломовым извозчиком работал и его старший сын Иван Васильевич.

Конюшня, принадлежавшая Василию Поликарповичу, располагалась прямо во дворе их жилого дома. Недалеко от дома, на Шереметьевской улице, располагался храм Нечаянная Радость (был построен в 1903 г. при правлении императора Николая II), где несмотря на тогдашние атеистические приоритеты и религиозные запреты, семья Андриановых крестила своих детей, а затем и внуков.

В октябре 1931 г. Андрианов Д.В. был зачислен в 203-ю среднюю школу Октябрьского района г. Москвы, располагавшуюся на Новослободской улице. Учился хорошо и среднюю школу окончил в июле 1937 г. 

В этом же году осенью Андрианов Д.В. поступил в Московский автодорожный институт им. В.М. Молотова, который в то время относился к Народному комиссариату внутренних дел (НКВД). Во время учебы в институте был принят в ряды ВЛКСМ. 

 

Митя Андрианов - студент Московского автодорожного института им. В.М. Молотова (24 августа 1939 г.)

Военные училища и первое офицерское звание

После окончания второго курса автодорожного института в августе 1939 г. по специальному комсомольскому набору руководством института был направлен в старейшее российское военное заведение - Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе (г. Ленинград). 

Именно с этого момента, т.е. с августа 1939 г. военными ведомствами Советского Союза стал отсчитываться стаж службы Андрианова Д.В. в рядах Красной Армии.

Через год курсант Андрианов Д.В. со всем курсом был переведён в Каспийское высшее военно-морское училище, которое было только что образовано и находилось в г. Баку (Азербайджанская ССР). Постановлением СНК СССР № 963 от 5 июня 1940 г. это училище было отнесено к разряду Высших учебных заведений I категории. 

Начальником училища в период учебы Андрианова Д.В. (с апреля 1940 г. по ноябрь 1941г.)  был капитан 2 ранга, затем капитан 1 ранга Сухиашвили Константин Давидович (1902-1955).

Учился Андрианов Д.В. видимо без особого энтузиазма, и прилежания. В результате посредственно, особыми успехами в освоении военных и морских наук не отличился, окончил училище с весьма посредственными оценками. 

Согласно архивным документам, за время обучения в военно-морском училище показал следующие результаты:

 

Морская астрономия – посредственно;

Навигация – хорошо;

Военно-морская организация – хорошо;

Девиация – посредственно;

Артиллерия – посредственно;

Основы марксизма-ленинизма – посредственно.

Тем не менее в сентябре 1941 г. Андрианов Д.В.  окончил Каспийское высшее военно-морское училище и ему было присвоено воинское офицерское звание лейтенант Военно-Морского Флота. 

Начало службы на Черноморском флоте, 

формирование 7-ой бригады морской пехоты

После окончания военно-морского училища, когда уже шла Великая отечественная война, Андрианов Д.В. был направлен в распоряжение Вооруженных Сил Черноморского Флота. 

В сентябре 1941 г. лейтенант Андрианов Д.В. был назначен на должность командира разведывательного взвода (около 55 бойцов) 1-го батальона 7-ой бригады морской пехоты Черноморского Флота в г. Севастополь. 

Формироваться 7-ая бригада морской пехоты начала в июле 1941г, под названием 1-го Черноморского полка морской пехоты, состоящего из трех батальонов. Это было первой соединением морской пехоты на Черном море.

Командованием Черноморского флота 3 августа 1941 г.  было принято решение о формировании 7-ой бригады в составе пяти батальонов, пяти батарей, сведенных в дивизион, минометного дивизиона и ряда более мелких военных подразделений.

Командиром 7-ой бригады 17 августа 1941 г. был назначен полковник Жидилов Евгений Иванович (1899-1977), до этого являвшийся помощником начальника штаба Черноморского Флота. 

Начальником штаба бригады был назначен подполковник Владимир Сергеевич Илларионов.

Жидилова Е.И, хотелось бы отметить особо. Во-первых, он был самоотверженным, выдающихся защитников г. Севастополя. Как свидетельствуют историки полковник Жидилов Е.И., был одним из последних советских военных начальников, которые покинули г. Севастополь, перед его оккупацией немецко-фашистскими захватчиками.

Во-вторых, после войны он выпустил книгу воспоминаний «Мы отстаивали Севастополь» (М.: Воениздат, 1960. — 240 с. «Военные мемуары»), где достаточно подробно описал историю защиты г. Севастополь бойцами 7-ой бригады морской пехоты Черноморского Флота, которой он командовал. 

В настоящее время это бесценный фактический материал об истории обороны Севастополя. Многие факты и документы об этом периоде военной службы лейтенанта Андрианова Д.В. взяты из военных мемуаров  Жидилова Е.И. 

Формирование 7-ой бригады проходило в г. Севастополе на Корабельной стороне, в казармах Севастопольского училища зенитной артиллерии (СУЗА). 

Официальное наименование «7-я бригада морской пехоты» было присвоено ей соответствующим приказом командования 10 сентября 1941 г. В соответствии с эти приказом печатным органом 7-й бригады морской пехоты стала газета «В бой за Родину».

Таким образом, в сентябре 1941 г. 7-ая бригада морской пехоты была сформирована в составе пяти батальонов и насчитывала 4860 человек личного состава, из них 3484 человека были призваны из запаса.

По приказу Командования войск Крыма 29 сентября 1941 г. два наиболее укомплектованных и подготовленных к боевым действиям батальона бригады были направлены на защиту Крымского полуострова в районе Перекопа. 

Это был 1-ый батальон бригады, под командованием капитана Г.Ф. Сонина, в составе 900 человек и двух батарей 76 мм орудий и 4-ый батальон в составе 800 человек, под командованием капитана А.В. Кирсанова. Батальоны были направлены на Ишуньские позиции.  

Вместо отправленных на Перекоп батальонов начали формировать новые. Прибыв в распоряжение 7-ой бригады в середине сентября 1941 г. лейтенант Андрианов Д.В. был зачислен в новый 1-ый батальон, командиром которого был капитан Просяк Моисей Иосифович (1906-1976). 

Подготовка личного состава к защите г. Севастополя

Батальон находился в стадии формирования, полностью были укомплектованы только 1-ая и 2-ая роты. Назначенный командиром первой роты лейтенант Андрианов Д.В. в течение двух месяцев занимался с личным составом взвода боевой подготовкой.

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «По приказу начальника разведки 7-ой бригады моего тезки, майора Красникова Дмитрия Васильевича, бойцы роты были выведены в полевые лагеря в окрестностях г. Севастополя для обучения тактике сухопутного боя и изучения материальной части, бывшего в то время на вооружении морских пехотинцев индивидуального и группового стрелкового и автоматического оружия. 

Из индивидуального стрелкового и автоматического оружия это была - автоматическая винтовка Симонова 7,62-мм образца 1936 г. Устаревшие винтовки постепенно заменялись на карабины и автоматы, в том числе на пистолет-пулемёт Дегтярёва 7,62-мм образца 1938 г. и его различные модификации, пистолет-пулемёт Шпагина (ППШ) 7,62-мм образца 1940 г. и др.

Из группового автоматического оружия на вооружении морских пехотинцев были - легендарный пулемёт «Максим» образца 1910 г., ручной пулемёт ДП (Дегтярёва Пехотный) образца 1927 г. Пулемёт массово использовался в качестве основного оружия огневой поддержки пехоты звена взвод—рота вплоть до конца Великой Отечественной войны. 

 

Боевое крещение, первый штурм Севастополя, оборона Мекензиевых гор 

Боевое крещение 7-ой бригады произошло в конце октября, командир бригады 27 октября 1941 г. получил приказ командующего Черноморским флотом – «выступить к Перекопу для поддержки 51-й и Приморской армий».  

В то время немецкие войска форсировали залив Сиваш на западе Азовского моря, отделяющий Крымский полуостров от материка. Началось движение 11-й немецкой армии под командованием генерал-полковника Эриха Манштейна тремя военизированными колоннами соответственно – на Керчь, Феодосию и Севастополь. 

Нашим бойцам необходимо было сдержать немецкие войска на Ишуньских позициях, на фронте протяженностью примерно 10-12 км. Однако несмотря на героизм бойцов 7-ой бригады удержать оборонительные позиции на этих рубежах не удалось. 

Немецко-фашистские войска, прорвав Ишуньские позиции и выйдя на степные просторы северной части Крыма, получили свободу маневра для наступления на Севастополь.

После прорыва немцами этого рубежа обороны 7-а бригада, почти в полном составе была брошена на перехват немецких войск на подступах к Севастополю. 

Командование 7-ой бригады получает приказ 28 октября 1941 г. занять оборону в районе Биюк-Онлар, Курман-Кемельчи, Айбары. Погрузка личного состава и боевой техники в эшелоны началась в восемь утра 29 октября 1941 г. сразу на четырех железнодорожных станциях — Сюрень, Бельбек, Мекензиевы горы и Инкерман.

Командир бригады Жидилов Е.И. на тот момент так оценивал потенциальные возможности вверенных ему военных подразделений: - «По привычке, приобретенной в академии, снова и снова пытаюсь взвесить нашу огневую мощь. Что мы сможем сделать там, на севере Крыма? Вес одного залпа наших орудий и минометов около тонны. Стрелковые подразделения способны выпустить свыше ста тысяч пуль в минуту.  Надолго ли? Местность там открытая, ровная — раздолье для танков. Но сутки-другие продержимся».

Прибыв на место дислокации подразделения бригады, в том числе разведроты по командованием лейтенанта Андрианова Д.В, прямо с марша, не дожидаясь строительных батальонов, начинают окапываться. Враг совсем рядом, в батальонах и ротах только и разговоров, что о предстоящем бое. 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «Оперативно проведя разведку боем подготовил донесение для командира бригады. «Вражеская автоколонна из трехсот машин с пехотой изменила путь своего движения. Минуя контролируемые нами и нашими соседями дороги, колонна, по-видимому, попытается обойти нас справа и прорваться на Евпаторию и Саки».

Командир бригады немедленно переслал донесение в штаб войск Крыма, с предложением о целесообразности, как можно быстрее занять шоссе, ведущее из Евпатории в Симферополь.

Однако оборонительные работы на вверенном участке обороны скоро пришлось прервать. Из штаба в Симферополе поступил новый приказ. В нем подтверждались данные нашего разведдонесения и сообщалось, что противник уже движется вдоль побережья на Саки. Нашей бригаде предписывалось к утру 30 октября 1941 г., то есть на следующий день занять новый рубеж обороны: Тюмень — Старый Карагут — Темеш и задержать там наступающего противника. 

Расстояние до нового места обороны оказалось примерно в 40 км. Несмотря на то, что бойцы практически не отдыхали на новый оборонительный рубеж, бригада добралась в приказанные сроки.  

Тем временем Жидилов Е.И. в штабе обороны докладывал боевую обстановку одному из руководителей обороны Севастополя генерал-майору Петрову Иван Ефимовичу (1896-1958), к которому перешел в непосредственное подчинение.

На всем протяжении Севастопольского фронта шли тяжелые бои, но активнее всего фашисты действовали против третьего сектора, в районе Мекензиевых гор, северный склон которых превратился в главный рубеж обороны города. 

«Выслушав меня, он прямо на моей карте пишет приказ:

«Командиру 7 БМП, полковнику Жидилову.

Вверенной Вам бригаде к утру 31 октября занять рубеж: Княжевичи, Старые Лезы, перехватывая дороги, идущие от Саки. 510-й и 565-й артполки к утру 31 октября выйдут на рубеж Софиевка.

Генерал-майор Петров. 16 ч. 45 м.».

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «Свой 23-тий день рождения 31 октября 1941 г. провел в очередном марш броске к новому рубежу обороны в районе между Старыми Лезами и Княжевичами, близлежащий поселок Саки к тому времени был уже захвачен фашистами». 

Не успели бойцы окопаться и обустроиться на новом рубеже как  вскоре от командующего Севастопольским оборонительным районом поступает новый приказ: «7-й бригаде морской пехоты к 8 часам 8 ноября сосредоточиться в районе безымянной высоты, что в двух километрах восточнее хутора Мекензи № 2, с задачей уничтожить прорвавшегося в этом направлении противника, восстановить положение на участке 3-го морского полка, заняв рубеж — высота 200,3, Черкез-Кермен, безымянная высота один километр севернее Черкез-Кермен. Переброску бригады в район сосредоточения произвести на автомашинах, которые будут выделены оборонительным районом». 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. Со своей разведротой добрались до Черкез-Кермена, наблюдали за передвижением вражеских войск. С севера подходили автомашины с пехотой противника, минометами и мелкокалиберными пушками. Выяснилось, что против нашей бригады и соседней 388-й стрелковой дивизии стоит 72-я немецкая пехотная дивизия и 1-я горно-стрелковая бригада румын. 

Резервы немцев размещались где-то в районе Уппа, Ай-Тодор, Старые Шули и в районе Варнутка, Сухая речка, Алсу. Таким образом, против нашей 7-ой бригады враг сосредоточил не менее двух полков». 

Бойцы бригады готовятся к новому дню тяжелой обороны. На батареях матросы протирают снаряды и мины, чистят прицелы и панорамы, тщательно маскируют орудийные дворики. Телефонисты проверяют линии связи.

В стрелковых окопах мелькают лопаты, морпехи поправляют разрушенные укрепления, углубляют ходы сообщения.

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «Матросы черноморского флота корабельные порядки перенесли на сушу, в окопы. Тесные сырые землянки величали кубриками, походные кухни — камбузами, поваров — коками. Никогда не говорили «скамейка», обязательно — «банка». Сменные дежурств называли вахтами. Если нужно было работать всем вместе, «играли аврал». Распределение бойцов по постам называли боевым расписанием». 

Фактически первый штурм города Севастополь начался 11 ноября 1941 г. Согласно приказу 1-ый батальон, в котором служил Андрианов Д.В. был введен в бой на оборонительном рубеже в районе высоты 137,5 и хутора Мекензия №2. На этой высоте фрицы установили целые батареи пулемётов, за что краснофлотцы назвали ее «пулеметной горкой». 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Противник молчит. Наш батальон трогается в путь. Лесными тропинками и просеками идем в обход вражеских войск, чтобы приблизится к флангу гитлеровцев на северных скатах «пулеметной горки». 

Вскоре враг начал наносить массированные удары по самой высоте и по артиллерийским и минометным позициям бригады. Не считаясь с потерями, немцы настойчиво лезли на высоту. 

Бойцы всех батальонов 7-ой бригады одну за другой отбивали яростные атаки фашистов, часто переходя к рукопашным схваткам.

Командир 1-го батальона приказал развернуть первую роту, которой командовал Андрианов Д.В. и вторую роту и начать атаку. Третья рота оставалась пока во втором эшелоне.

Во второй половине дня благодаря мужеству и самоотверженности бойцов 1-го батальона была взята стратегическая высота и «пулеметная горка» на этом участке нашим бойцам удалось остановить продвижение врага. 

На следующий день противник не хотел мириться с потерей такой выгодной позиции и начал новое наступление, открыл ураганный огонь из всех видов оружия, имевшихся у него на этом участке. 

Жаркий бой на участке обороны первого батальона продолжался более суток. Потери в личном составе и командном составе при боях у хутора Мекензия были значительными. 

В ходе «разведки боем» 1-й батальон, втянулся в перестрелку, и оказался окружен, был тяжело ранен командир батальона капитан Просяк М.И. В командование батальоном вступил командир третьей роты лейтенант Иван Максимович Мельников. 

Следующую ночь 13 ноября 1941 г. оставшиеся бойцы батальонов пребывали в напряженном ожидании новых атак немецких войск. С рассветом фашисты попытались вновь прорвать линию фронта бригады и обойти левый фланг третьего батальона, но, встретив сильный пулеметный и гранатометный огонь, откатились назад и больше не наступали.

В последующие два дня 14 и 15 ноября 1941 г. на линии обороны в районе Мекензиевых гор проходили редкие перестрелки и мелкие стычки, и локальные бои.

Таким образом первый фашистский штурм Севастополя закончился для немцев неудачно. Противник не достиг своей цели. Несмотря на превосходство в живой силе, артиллерии и танках, немецкой армии удалось незначительно вклиниться в передовую оборонительную полосу лишь на двух участках в направлении Дуванкоя на три-четыре километра и Мекензия - на один-два километра. 

Вследствие высоких потерь 11-ой немецкой армии 21 ноября 1941 г. фашисты приостановили наступление на Севастополь фактически до середины декабря 1941 г.

Руководитель обороны Севастополя генерал-майор Петров И.Е.  высокую оценку действиям 7-ой бригады по защите города.

Однако это временная победа досталась нам слишком высокой ценой.  Военное подразделение 7-ая бригада морской пехоты Черноморского Флота была окончательно рассеяна. Погибли и пропали без вести, тысячи бойцов, включая командиров батальонов и начальника штаба бригады.

В двух стрелковых батальонах оставалось всего около 800 бойцов из примерно 4500 на момент начала боевых действий по обороне города.

Сам командир бригады Жидилов Е.И. добрался до Севастополя отдельно от своих бойцов со взводом конной разведки. Удалось сохранить артиллерийский и минометный дивизион бригады

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «В ходе этих оборонительных боев и отступления от нашего первого батальона в составе 750 человек в живых осталось около 40-50 человек, а из моей роты из 55 человек выжили лишь пятеро». 

После боев на Мекензиевых горах командир 1-ой разведывательной роты лейтенант Андрианов Д.В., несколько его бойцов и около сотни бойцов из других батальонов 7-ой бригады оказались на оккупированной территории.  

Оставшиеся в живых бойцы, отступая мелкими группами, вдали от главных дорог, медленно двигались в сторону Севастополя, с целью присоединения к обороняющимся частям. 

Из воспоминаний Андрианова Д.В.: «Местные жители сообщили оставшимся в живых солдатам, что Севастополь был уже окружен плотным кольцом немецких войск и прорваться в город невозможно. Чтобы не попасть в плен к фашистам, советовали бойцам идти на Украину». 

Лейтенант Андрианов Д.В. с одним из своих сослуживцев приняли не простое решение пробираться на Украину. 

После ожесточенных боев за г. Севастополь Андрианов Д.В. считался пропавшим без вести, о чем свидетельствует Приказ начальника Командного управления ВМФ от 23 ноября 1942 г. № 0406, в соответствии с которым Андрианов Д.В. был исключен из списков несущих службу (личного состава) ВМФ как пропавший без вести 3 июля 1942 г. 

http://www.tombs-sevastopol.ru/files/doc1739.jpeg

Жизнь и выживание на оккупированной фашистами территории Украины

Перейдя из Крыма через Сиваш на Украину, после долгих скитаний Андрианов Д.В. вдвоем со своим сослуживцем добрались до села Новотроицкое Бердянского района Запорожской области, которое расположено в 27 км. западнее железнодорожной станции Новоалексеевка, недалеко от г. Мариуполя.

Село Новотроицкое находится на берегу реки Кильтичия. До войны здесь располагался крупный колхоз им. 30-летия ВЛКСМ. Колхоз обрабатывал 6890 га сельскохозяйственных угодий, специализировался на овцеводстве, выращивал зерновые и кормовые культуры. Чтобы как-то выжить, Андрианов Д.В. был вынужден выдать себя за местного жителя и устроиться на работу в этот колхоз.

Новотроицкое было захвачено фашистами 12 сентября 1941 г. Для устрашения жителей на улицах села оккупанты установили виселицы, а помещения школ использовали под казармы. Во время оккупации почти вся продукция колхоза использовалась немцами для снабжения провиантом своих войск. 

Во время оккупации около 500 жителей поселка было арестовано и брошено в тюрьму, 286 юношей и девушек гитлеровцы угнали на принудительные работы в Германию. 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Не знаю как, но чудом удалось трижды уклонится от вербовки в Германию. В первый раз хватило добровольцев из числа местных жителей. Во второй раз симулировал резкое обострение аппендицита. В третий раз сбежал ночью от хозяина, к которому был поставлен на ночлег перед отправкой в Германию, на железнодорожной станции Новоалексеевка».

После победы в Курской битве в августе 1943 г. Советская армия начала освобождение Украины. Поселки Новоалексеевка и Новотроицкое были освобождены от гитлеровских захватчиков соответственно 30 и 31 октября 1943 г. бойцами 263-й стрелковой дивизии и частями и 10-го стрелкового корпуса 51-й армии 4-го Украинского фронта. В боях за освобождение этих поселков погибло соответственно 76 и 126 советских воинов и офицеров 12 национальностей. 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Отступая из Новотроицка, фашисты разрушали все, что могли – машино-тракторную станцию (МТС), электростанцию, промышленный комбинат, маслосырзавод, сожгли школу, многие жилые дома, административные здания и др.». 

Всего за время оккупации немцами в Новотроицком были уничтожены 300 жилых домов, общественных и хозяйственных построек. Колхозу был нанесен непоправимый урон. 

По законам военного времени все бойцы Красной Армии, находившиеся на временно оккупированной территории, должны были пройти соответствующую проверку в войсковых отделах контрразведки (ОКР) Главного управления контрразведки «Смерш», сокращение от словосочетания - смерть шпионам), находившемся в ведении Наркомата обороны СССР (1943-1946).

В учетной карточке Дзержинского военкомата отмечено, что лейтенант Андрианов Д.В. находился на оккупированной территории почти два года с 5 июля 1942 г. по 25 октября 1943 г.     

После прохождения такой проверки Андрианов Д.В. был направлен в 476-ый стрелковый полк и назначен командиром взвода 320-ой стрелковой дивизии 28-ой армии 3-го Украинского фронта.  

 

Участие в боях за освобождение Украины, первое тяжелое ранение, госпиталь

Стрелковый полк, в котором служил лейтенант Андрианов Д.В., совместно с частями 4-го гвардейского кавалерийского корпуса под командованием генерал-лейтенанта Н. Я. Кириченко и 19-го танкового корпуса под командованием генерал-лейтенанта И. Д. Васильева в октябре - ноябре 1943 г. вели ожесточенные бои за освобождение Херсонской обрасти Украины от немецко-фашистских захватчиков.

Линия фронта в то время проходила в районе села Нижние Серогозы. После затяжных боев нашим воинам удалось 28 октября 1943 г. овладеть поселком, при этом погибли 132 советских воина.  

Стрелковый взвод под командованием лейтенанта Андрианова Д.В. участвовал в боях за освобождение этого села, находясь на передовой, сам лейтенант Андрианов Д.В. в одном из боев был тяжело ранен. 

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г.  – «Лейтенант Андрианов Д.В. с 9. 1941 г. в составе 476 СП 320 СД участвовал в боях против немецко-фашистских захватчиков на 3-ем Украинском фронте. 27.11. 1943 г. в бою был тяжело ранен в левую челюсть».

Осколок немецкого снаряда угодил в голову молодого лейтенанта, перебил левую челюсть и раздробил зубы. По счастливой случайности, осколок прошел по касательной, не задев лицевые нервы и головной мозг. Но ранение оказалось тяжелым и требовало длительного лечения.

Из воспоминаний Андрианова В.Д. – «После попадания осколка снаряда в голову потерял сознание. С поля боя меня вынесли санитары. Очнулся в близлежащем полевом госпитале. Учитывая сложность осколочного ранения, врачи решили эвакуировать меня в военный госпиталь № 1421, расположенный в г. Тбилиси (Грузинская ССР)». 

Военного госпиталя в г. Тбилиси не сохранилось, но здание пока осталось.

В госпитале Андрианов Д.В. проходил лечение в течение двух месяцев. Челюсть была восстановлена, однако зубы сохранить не удалось, питаться можно было только жидкой пищей, что на фронте было весьма сложно. После длительного лечения был выписан из госпиталя. 

В феврале 1944 г. соответствующим приказом был назначен командиром стрелкового взвода в 28-ую армию только что сформировавшегося 1-го белорусского фронта. В то время 28-ая армия участвовала в проведении Никопольско-Криворожской операции.

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г. – «После излечения в госпитале № 1421 г. Тбилиси  в мае 1944 г. был направлен командиром стрелкового взвода 174 СП, 20 СД 28 армии 1-го Белорусского фронта в составе которого участвовал с 10. 1944 г.»

Нарушение воинской дисциплины, что бы навестить родных в Москве

Следуя из г. Тбилиси до места нового назначения, должен был сойти с поезда на станции Тихорецкая – узловая станция Краснодарского региона Северо-Кавказской железной дороги, где формировались составы для отправки воинов на западный фронт.

 На этой станции лейтенант Андрианов Д.В. должен был пересесть на другой поезд, следовавший на Украину, но вдруг спонтанно, принял неординарное решение и, нарушая воинскую дисциплину, решил доехать до Москвы, чтобы повидаться с родными. 

Мотив такого безрассудного и неуставного поступка отца можно понять, об этом очень точно описал в своей известной песне актер, поэт и музыкант исполнитель авторских песен Михаил Иванович Ножкин.

Мы так давно, мы так давно
Не отдыхали,
Нам было просто
Не до отдыха с тобой.
Мы пол-Европы
По-пластунски пропахали,
И завтра, завтра, наконец,
Последний бой.

Ещё немного, ещё чуть-чуть,
Последний бой, он трудный самый.
А я в Россию домой хочу,
Я так давно не видел маму.
А я в Россию домой хочу,
Я так давно не видел маму.

Четвёртый год нам нет житья
От этих фрицев,
Четвёртый год солёный пот
И кровь рекой.
А мне б в девчоночку
Хорошую влюбиться,
А мне б до Родины
Дотронуться рукой.

Ещё немного, ещё чуть-чуть,
Последний бой, он трудный самый.
А я в Россию домой хочу,
Я так давно не видел маму.
А я в Россию домой хочу,
Я так давно не видел маму.

Последний раз сойдёмся завтра
В рукопашной,
Последний раз России
Сможем послужить.
А за неё и помереть
Совсем не страшно,
Хоть каждый всё-таки
Надеется дожить.

Ещё немного, ещё чуть-чуть,
Последний бой, он трудный самый.
А я в Россию домой хочу,
Я так давно не видел маму.
А я в Россию домой хочу,
Я так давно не видел маму.
 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. - «Добравшись на перекладных до Москвы, навестил маму и папу, братьев и сестер, которые были безумно рады видеть меня живым и здоровым. Мама рассказала, что не только я числился без вести пропавшим, но и мой старший брат Андрианов Василий Васильевич, первым ушедший на фронт тоже пропал без вести».

Эта фотография, где изображены Андрианов Дмитрий Васильевич - курсант Высшего военно-морского училища им. М. В. Фрунзе (г. Ленинград) и его старший брат - младший лейтенант Андрианов Василий Васильевич (1914-1941) была сделана в июле 1940 г. 

Судьба распорядилась так, что эта фотография стала уникальной, поскольку она была сделана во время их последней встречи и соответственно стала их единственной совместной фотографией. После этого они живыми друг друга не видели.

Андрианов Василий Васильевич, 1914 г рождения был призван на военную службу в 1940 г. В сентябре 1941 г младший лейтенант, командир стрелкового взвода 505 стрелковой роты Андрианов Василий Васильевич, согласно официальным документам, считался пропавшим без вести. 

 

Совершенно неожиданное появление, любимого всеми, Мити в семье, который так же, как и Василий считался пропавшим без вести в боях за оборону Севастополя, вселила надежду родителям, братьям и сестрам, что и Василий тоже когда-нибудь также неожиданно и внезапно, может появиться в доме в Марьиной Роще на радость родителей, братьев и сестер.  

Большинство граждан Советского Союза помнят, что в годы войны невероятной популярностью пользовалось стихотворение, известного советского писателя, Константина Симонова - «Жди меня и я вернусь».

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, -
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

 

Это очень трогательное стихотворение. Особую душевность и выразительность ему придает рефрен «жди меня». 

Во время войны и первые годы после ее окончания это произведение обладало поистине магической силой воздействия на человеческую душу. 

Для многих бойцов Красной армии оно стало настоящим, как бы сейчас сказали, мемом, потаенной клятвой близкому человеку, не вернувшегося с фронта. По своей эмоциональной окраске в какой-то степени это стихотворение близко к таинству молитвы. 

Миллионы людей расставались друг с другом. Уже первые дни войны показали, что для многих прощание было последним. Человек не был уверен, будет ли он жив через неделю, день, час. Официальная идеология отвергала веру в Бога, поэтому единственной надеждой и верой оставалось воспоминание о тех, кто ждет дома своих близких.

Так что появление Мити вселяло надежду, что и его родной брат Василий может когда-то вернуться домой. Однако этому не суждено было сбыться. 

Согласно приказу главного управления кадров Вооруженных сил Союза ССР от 10 мая 1948 г. № 0462 исключался из числа Вооруженный сил офицерский состав, пропавших без вести в боях против немецко-фашистских войск. В этом приказе упоминается имя младшего лейтенанта Андрианова Василия Васильевича. 

Удивительно, но во время войны сохранялся достаточно жесткий порядок контроля передвижения военнослужащих. Что подтверждает история с моим отцом. 

Военный Патруль Московского Военно-пересыльного пункта контрольно-пропускного отдела 5 марта 1944 г. в ходе регулярной проверке задержал лейтенанта Андрианова Д.В. у которого с собой не оказалось документов. 

По факту задержания 8 марта 1944 г. было заведено дело № 8 / 236 - составлена учетная карточка за номером 11, удивительно, но даже время указано 11.00. И еще более удивительно, что я нашел этот документ в интернете.

 

Позднее проверив командировочные документы и обнаружив нарушения маршрута следования к месту службы, патрульные отправили лейтенанта Андрианова Д.В. на 3 дня в КПЗ 56-го офицерского полка Отдельной офицерской бригады Московского военного округа (в/ч «Полевая почта № 24342»), располагавшейся на станции Кучино под Москвой. 

После очередной проверки лейтенант Андрианов Д.В. был 8 марта 1944 г. был направлен в район, расположения 1-го Белорусского фронт, к месту службы в рядах советской армии, приступившей в то время к освобождению Белоруссии

В распоряжении этого офицерского полка лейтенант Андрианов Д.В. находился до апреля 1944 г. и затем был вновь назначен командиром стрелкового взвода в 174-ый полк только что созданной 20-ой стрелковой дважды Краснознаменной дивизии 28-ой армии 1-го Белорусского фронта.

Участие в боях за освобождение Белоруссии 

 

Воинское соединение - 20-ая стрелковая дивизия, куда для прохождения службы был направлен лейтенант Андрианов Д.В., было сформирована 21 апреля 1944 г. путем преобразования 20-ой горнострелковой дивизии.

Первым командиром дивизии был назначен полковник, позднее генерал-майор Иоскевич Иван Федорович, который возглавлял дивизию до 3 июля 1944 г.  

В июне-августе 1944 г.  20-ая дивизия в составе 28-ой армии 1-го Белорусского фронта принимала активное участие в разгроме немецко-фашистских войск в Белоруссии. 

Командующим 1-го Белорусского фронта, второго формирования, был назначен выдающийся Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский (1896 – 1968).  Под его началом успешно воевали не только регулярные части, но и штрафбаты и штурмовые батальоны.

Как свидетельствуют историки, именно его больше всего боялись гитлеровцы, называя легендарного маршала «Генерал-Кинжал», а его штрафбаты «Банды Рокоссовского». 

И именно его, в знак глубокого уважения Сталин И.В. всегда называл исключительно по имени и отчеству - «Константин Константинович», почти никто из близкого окружения вождя не удостаивался такой чести.

В полной мере полководческий талант К. К. Рокоссовского проявился летом 1944 г. при проведении операции по освобождению Белоруссии. 

Белорусская наступательная операция «Багратион» («пятый сталинский удар») стала одной из самых крупномасштабных операций времен Великой отечественной войны.

В ходе этой операции предусматривался одновременный прорыв обороны противника на шести участках, чтобы расчленить немецкие войска и разбить их по частям. Особое значение придавалось разгрому наиболее сильных фланговых группировок гитлеровцев, оборонявшихся в районе Витебска и Бобруйска, 

В рамках широкомасштабного наступления Советской Армии бойцам 20-ой стрелковой дивизии в составе 28-ой армии было приказано обеспечить проведение Люблинско-Брестской операции. 

В течение первых десяти дней наступления по белорусской земле в ходе операции «Багратион» 20-я дивизия успешно прорвала оборону противника и прошла с боями более 230 километров. 

В трудных условиях лесисто-болотистой местности воины дивизии освободили свыше 200 населенных пунктов, уничтожили более 1200 солдат и офицеров противника, захватили 130 пленных, много вооружения и боеприпасов.

Боевые действия 20-ая стрелковая дивизия, в которой служил лейтенант Андрианов Д.В., начала 26 июня 1944 г. с форсирования реки Орса и овладения городом Любань. Бои на реке Морочь велись вплоть до 3 июля 1944 г., когда солдатам полка удалось захватить поселок Семежово.

Далее наступательные операции дивизии в Брестском и Минском районах Белоруссии развевались весьма стремительно. Бойцы дивизии 3-4 июля 1944 г. форсировали с боями реки Болвань, Цепра и Лань (приток реки Припять). За время этих боев овладели соответственно населенными пунктами Пузово, Цепра и Лань.

На следующий день 6 июля 1944 г. воины 20-ой дивизии с боем форсировали реку Щары в районе Козликов брод и Холькуно. В результате прорыва обороны противника и ведения наступательной операции полностью разгромили 1-ый кавалерийский венгерский полк в районе Нивище, Миниче и Дубице.

После успешного форсирования реки Машанка 7 июля 1944 г. были разгромлены части 4-ой танковой венгерской дивизии. Были освобождены населенные пункты Троцке, Ганцевичи, Щербинов, Городище и Буски.

Через день 8 июля 1944 г. бойцы дивизии обошли с юго-запада город Барановичи и совместно с фронтальным ударом частей 65-ой армии освободили город от немецко-фашистских захватчиков.

В это время новым командиром 20-ой дивизии 9 июля 1944 г. был назначен полковник Нестеренко Игнатий Гаврилович, который возглавлял ее до 29 января 1945 г. 

К утру 9 июля 1944 г. воины 20-ой стрелковой дивизии вышли на боевой рубеж в поселок Смольня- совхоз Будники и весь день вела бои за возможность организовать переправу на реке Шара. 

С трудом прорвав оборону противника, воины успешно форсировали реку Шара и 10 июля 1944 г. овладели поселком Гейно, затем городом Слоним, а 11 июля 1944 г. городом Ивацевичи.

 

Бои за освобождение села Шилина, второе ранение, официальное признание погибшим 

Особо ожесточенные бои развернулись 14-15 июля 1944 г. во время форсирования реки Яселда (левой приток Припяти) и освобождение села (деревни) Шилин, Береза-Картузского района Барановичской области. 

Поселок представлял собой хутор, располагавшийся на возвышенности, окруженной болотистой местностью. На бровке этой возвышенности располагались боевые, хорошо укрепленные позиции противника. 

В боях за освобождение села Шилин принимали участие воины 61-го и 67-го стрелковых полков и бойцы 174-го стрелкового полка, в котором командиром взвода был лейтенант Андрианов Д.В.

Поскольку 174-й стрелковый полк в ходе наступления значительно продвинулся вперед, его командиру Гончарову Григорию Петровичу была поставлена задача форсировать реку Ясельда с тем, чтобы прорвать оборону противника, освободить территорию Березовского района и до прибытия основных сил дивизии развить успех наступления. 

Во второй половине дня 13 июля 1944 г. 174-ый полк достиг реки Ясельда, за рекой находился поселок Шилин. После небольшого отдыха бойцы полка в 3 часа ночи были подняты по тревоге и прибыли на переправу, которая была оборудована в самом узком устье реки. Батальон за батальоном начали быстро переправляться на другую сторону реки. Во время переправы некоторые солдаты падали с брёвен и вынуждены были переправлялись вплавь.

Передовые отряды атакующих стали приближаться к немецкой обороне, но в это время немцы услышали, что идёт переправа и открыли огонь из крупнокалиберных, ручных пулеметов и автоматов. Советские солдаты открыли ответный огонь.   

Кроме того, в это время по дороге, идущей близ деревни Шилин, двигался немецкий артиллерийский полк, который оперативно сориентировавшись в обстановке, быстро развернулся, отцепил орудия и открыл огонь по подразделениям 174 – го полка, которые в этот момент преодолевали пойму за рекой Ясельда.

Первые же снаряды немцев, бивших почти прямой наводкой, разорвались среди цепей нашей пехоты. В этих непростых условиях бойцы вынуждены были принять бой. Завязался тяжелый, затяжной, неравный и, как оказалось потом, весьма кровопролитный бой.

Таким образом первый бой за поселок Шилин сложился неудачно для 174-го стрелкового полка. Противник занимал оборону на противоположном берегу реки, находясь в очень выгодном стратегическом положении, примерно в 300-500 метрах от наших наступающих подразделений. Немецким войскам удалось навязать характер боевых действий, не выгодных для наших солдат.

Подразделения 174-го стрелкового полка оказались в очень тяжёлом тактическом положении. Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Бой был полным кошмаром, даже для бывалых бойцов. Наступать на поселок Шилин пришлось после небольшого отдыха прямо с марша. При начале наступления не было достоверных разведывательных данных об оборонительных позициях противника. Отсутствовали надежные связи между воинскими подразделениями полка. Артиллерия полка отстала, поэтому не было соответствующей необходимой огневой поддержки. Командир 20-ой дивизии полковник Нестеренко И.Г. приказал вести наступление через пойменное болото. Окопаться солдатам на болотистой пойме было невозможно. Кроме того, по настоянию того же Нестеренко Г.И. командир полка Гончаров Г.П. отдал приказ наступать целым полком в линию рот, такая тактика во время Великой Отечественной войны показала свою неэффективность, давно изжила себя и почти не применялась. Фактически бойцы нашего полка оказались неприкрытой мишенью для противника».

В результате 174-ый полк понес большие потери среди личного состава. Погибли многие офицеры младшего командного состава. Наконец после седьмой контратаки во фланг превосходящими силами противника, во избежание напрасных потерь оставшиеся бойцы вынуждены были отступить и отойти на левый берег реки Ясельды.

Во время этого боя многие бойцы из роты лейтенанта Андрианова Д.В. были убиты, а сам командир был ранен в левое плечо осколком снаряда и не смог самостоятельно покинуть поле боя с отступавшими солдатами. 

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г. – «При форсировании реки Ясельды в районе деревни Картуз-Березы, южнее города Барановичи, при контратаке противника на плацдарм Андрианов Д.В., расстреляв боеприпасы был 15 июля 1944 г. пленен немцами». 

Во время этого боя по официальным данным погибло более 100 бойцов и офицеров полка. 

В частности, в одном из донесений СД № 027174 от 05.08.1944 г., подписанном начальником штаба 20-ой стрелковой дивизии полковником Шапошниковым и начальником отдела кадров дивизии лейтенантом Газизулиным «о невозвратных потерях бойцов» указаны фамилии 19 бойцов, в том числе фамилии 6 бойцов,  погибших 14 июля 1944 г. Среди них оказалась и фамилия лейтенанта Андрианова Д.В. Вместе с другими бойцами он был признан погибшим в боях против немецко-фашистских войск. 


 

https://obd-memorial.ru/html/images3?id=4485088&id1=038a0836b2e022f387f8ec2242342791&path=VS/002/033-0011458-0362/00000073.jpg

В донесении также отмечено, что первичным местом захоронения лейтенанта Андрианова Д.В. является юго-восточная окраина села Шилин, Береза-Картузского р-н, Барановичской обл. 

Позднее в уточненной информации из картотеки Центрального архива Министерства обороны (ЦА МО) указано последнее место службы лейтенанта Андрианова Д.В. - 174 стрелковый полк, 20 стрелковой дивизии, 28 армии, 3-Белорусского фронта. Первичным местом захоронения является Белорусская ССР, Брестская обл., Березовский р-н, село Шилин, юго-восточная окраина. 

На основании донесения из 20 стрелковой дивизии был издан секретный приказ Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР № 02891 от 28 августа 1944 г. об исключении офицерского состава, погибших в боях против немецко-фашистских войск, из списков Красной Армии. Приказ относился к бойцам, приписанным к Московскому горвоенкомату.

В приказе отмечается, что «лейтенант АНДРИАНОВ Дмитрий Васильевич, командир стрелкового взвода 20 стрелковой дважды Краснознаменной дивизии. Убит в бою 14. 07. 44 г.».

 

http://www.tombs-sevastopol.ru/files/doc1740.jpeg

На основании таких приказов в семью погибшего воина направлялась «похоронка», в которой официально сообщалось о гибели военнослужащего.

Трудно представить, какие горестные чувства испытали родители, получив известие о гибели своего сына, что пережили его многочисленные братья, сестры и другие близкие люди. 

Родственники говорили, что неожиданный, в нарушение устава и воинской дисциплины, приезд лейтенанта Андрианова Д.В. в Москву в феврале 1944 г., чтобы навестить своих родителей, братьев и сестер был своеобразным знаком судьбы, ни чем иным, как его прощанием с ними перед гибелью. 

Плен и побег из плена

Тем временем, Андрианов Д.В. попав в плен, находился в Брестском лагере для военнопленных и позднее вместе с другими солдатами и офицерами того же полка на поезде был отправлен в Варшаву. 

Через несколько дней, при этапировании колонны военнопленных по шоссе на запад Польши, Андрианову Д.В. вдвоём с товарищем удалось сбежать. 

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г. – «Во время плена до 30 июля 1944 г. находился в Брестском лагере. 30. 7. 1944 г. из колонны военнопленных на пути из Бреста в Варшаву в р-не Модлин-Радземин (Польша), воспользовавшись слабостью охраны совершил побег из плена».

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Спрятавшись в густых кустах на краю шоссе, мы проползли через картофельное поле с высокой ботвой и добрались до леса, где укрылись от погони». 

После побега в течение месяца Андрианов Д.В. с товарищем двигались в направлении расположения советских войск. Переходы осуществляли скрытно, в основном в ночное время. 

Днем прятались в стогах и копнах сена. Однажды Андрианов Д.В. и его однополчанин чуть не погибли от немцев, которые искали сбежавших пленных, протыкая стога сена винтовками с примкнутыми штыками.

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Положение было ужасным, для немцев это была своеобразная игра, возбужденные и весьма агрессивные они громко переговаривались между собой. Нам же нельзя было пошевелиться, штык несколько раз проходил буквально в нескольких сантиметрах от раненного плеча, груди и головы». 

Наконец, сбежавшим бойцам в конце августа 1944 г. удалось перейти линию фронта в районе польского города Радзимин, Варшавской губернии на участке расположения 47-ой армии 1-го Белорусского фронта. 

В то время 47-ой армией 1-го Белорусского фронта командовал генерал-лейтенант Гусев Николай Иванович (1897-1962). Армия под его руководством успешно прорвала оборону противника, освободила город Ковель, форсировала реку Западный Буг и развернула широкомасштабное наступление на территории Польши

Таким образом в общей сложности в плену Андрианов Д.В. находился около полумесяца с 15 июля 1944 г. до 30 июля 1944 г. и после этого почти месяц добирался до своих и 30 августа 1944 г. достиг расположения советских войск.   

Как мы уже отмечали, по законам военного времени все бойцы Красной Армии, находившиеся в плену, должны были пройти соответствующую проверку в войсковых отделах контрразведки (ОКР) «Смерш». 

Лейтенант Андрианов Д.В. был направлен в ОКР «Смерш» 47 -ой армии, где находился до 9 сентября 1944 г., после чего был откомандирован в отдельный полк резерва офицерского состава (ОПРОС) № 63. 

Резервные офицерские части (полки, бригады) во время войны были предназначены для подготовки военнослужащих перед отправкой на фронт в состав действующей армейских подразделений. 

В октябре лейтенант Андрианов Д.В. был откомандирован в отдел кадров 28 армии 1-го Белорусского фронта, после чего вновь был направлен на передовую. 

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г. – 20 ноября 1944 г. был назначен на должность командира стрелкового взвода 174 СП 20 СД 3-его Белорусского фронта, в составе которого участвовал в боях».

В официальном документе не была указана 28-ая армия, куда и пыл направлен лейтенант Андрианов Д.В., где он раньше служил. Решением командования фронта 28-ая армия 15 сентября 1944 г. была выведена в резерв. 

После небольшого отдыха, в середине октября 1944 г. 28-ая армия, была передана 3-му Белорусскому фронту. Командующим 3-его Белорусского фронта был назначен генерал армии Черняховский И.Д. (до 18 февраля 1945 г.). Командующим 20-той стрелковой дивизией был назначен полковник Нестеренко Игнатий Гаврилович.  (до –  29.01.1945).

Ставкой главнокомандующего руководству 3-его Белорусского фронта было поручено организовать и провести стратегически важное наступление в Восточной Пруссии («восьмой сталинский удар»: битва за Прибалтику). 

Возвращение на передовую и участие в наступательных операциях в Восточной Пруссии

Перед войсками 3-его Белорусского фронта была поставлена задача сковать на длительное время крупные силы противника, не позволив использовать их для удара против 1-го Прибалтийского фронта, вышедшего к побережью Балтийского моря и на реку Неман. 

Согласно директиве Ставки от 29 августа 1944 г., войска 3-го Белорусского фронта приступили к оборудованию боевых позиций по линии Расейняй — Раудане — Вилкавишкис — Любавас. 

С севера на юг располагались соответственно войска 39-ой, 5-ой, 11-ой гвардейской, 28-ой и 31-й армий.

Прибалтийская операция была осуществлена советскими войсками в период с 14 сентября по 24 ноября 1944 г. на территории Прибалтики с целью освобождения от немецко-фашистских захватчиков Эстонии, Латвии и Литвы. 

Наступлению советских войск в Прибалтике способствовали успешные действия 3-го Белорусского фронта по реализации Гумбиннен-Гольдапской операции (16—30 октября 1944 г.). 

Советское командование рассчитывало в ходе этой операции овладеть значительной частью территории Восточной Пруссии и расчленить противостоящие войска группы армий «Центр».  

Введённая в сражение из 2-го эшелона фронта, 28-ая армия осуществила прорыв нескольких долговременных глубокоэшелонированных рубежей обороны противника в приграничной полосе и продвинулась в Восточную Пруссию и Северо-Восточную Польшу примерно на 30-60 км. 

Таким образом боевые действия наших войск были перенесены непосредственно на территорию Германии.

Бойцы 20-ой стрелковой дивизии 28-ой армии продвинулись на 50—100 километров, освободили свыше 1000 населённых пунктов, прорвали на разных направлениях от одного до трёх укрепленных рубежей противника. 

Бойцы 28-ой армии особо отличились 25 октября 1944 г. в прорыве обороны города Шталлупенен (ныне Нестеров) и его освобождении от немецко-фашистских захватчиков. Позднее были захвачены города Голдап и Сувалки.

Ожесточенные бои велись 21-27 октября 1944 г. за город Гумбинен (ныне Гусев), однако овладеть городом в то время нашим войскам не удалось.

Заняв глубоко эшелонированные, хорошо укреплённые позиции на рубеже Швенау – Фридланд – южнее Фридланд по реке Алле, противнику удалось остановить наступление 28-й и 2-й гвардейской армий. 

Враг отчаянно сопротивлялся и 22 октября 1944 г. предпринял контрнаступление, пытаясь окружить выдвинувшуюся вперёд группировку наших войск 20-ой дивизии 28-ой армии.  

Таким образом, узел немецкой обороны Фридланд стал серьёзной помехой для наших войск, стремившихся выйти к Хайльсбергскому укрепленному району, прикрывавшему г. Кёнигсберг с юга. 

Одновременно неприятель пополнял действующие части личным составом и техникой за счёт расформирования разбитых частей, тыловых подразделений и полиции. Таким образом немцам удалось поддерживать высокую численность личного состава и сдерживать продвижение частей Красной Армии. 

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «В Восточной Пруссии немецкие войска опирались на мощную оборону, оказывали исключительно упорное и умелое сопротивление. Была высока вероятность попытки деблокировать огромную немецкую группу армий «Север», оказавшейся в Курляндском котле».

Армия блокировала восточно-прусскую группировку противника, но сразу разгромить вражеские войска бойцам Красной армии не удалось.

Командующий 3-им Белорусским фронтом генерал армии Черняховский И.Д. 29 декабря 1944 г. отдал приказ о переходе к обороне.

Поэтому задачи Гумбиннен-Гольдапской операции в полном объёме достигнуты не были, хотя в целом успех остался за советскими войсками. 

Одновременно завязались затяжные бои за городское имение Зодинелен. 

Во всех этих наступательных и оборонительных военных операциях в период с ноября по конца декабря 1944 г. непосредственное участие принимал лейтенант Андрианов Д.В., командир стрелкового взвода 174 стрелкового полка, 20 стрелковой дивизии в составе 28-ой армии 3-го Белорусского фронта. 

Наиболее ожесточенные бои развернулись в декабре 1944 г. в ходе операции по удержанию и расширению плацдармов в Польше на реке Висле (Мангушевский плацдарм) и реке Нарев (Сероцкий и Ружанский плацдарм). 

Войска, в которых служил Андрианов Д.В. готовились к масштабному зимнему наступлению. Ставка главнокомандующего планировала мощное наступление четырёх фронтов, 1-го, 2-го и 3-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов с целью оттеснить немецкие войска к реке Одер.

Однако в конце декабря 1944 г. из района боевых действий под г. Кенигсбергом (ныне г. Калининград) лейтенант Андрианов Д.В. неожиданно в очередной раз был направлен для дополнительной спецпроверки в сборно-пересыльный пункт (СПП) 28 -ой армии. 

В этом подразделении он находился до марта 1945 г., а затем был переведен в специальный проверочно-фильтрационный лагерь (ПФЛ), располагавшемся в г. Подольске Московской области. 

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г. – «В последующий период проходил спецпроверку с 12. 1944 по 3. 1945 в СПП № 50  28 армии с 3. 1945 г. по 4. 1945 г. в спецлагере № 174 в г. Подольске Московской области».

Еще одно чистилище «Смерша» - проверочно-фильтрационные лагеря

Во время Великой Отечественной войны в крупном районном центре в г. Подольске, рядом с железнодорожной станцией Щербинка, что в 42 км от Москвы находился большой проверочно-фильтрационный лагерь (ПФЛ) № 174.

Проверочно-фильтрационные лагеря НКВД СССР — это специальные учреждения органов внутренних дел, созданные для проверки и отбора лиц, побывавших в немецком плену, на оккупированной территории, а также воевавших в составе союзнических армий и формирований европейского Движения Сопротивления.

Кроме того, через такие лагеря прошло большинство «репатриантов», т.е. советских граждан, вывезенных германскими оккупационными властями в годы войны за пределы СССР, а затем принудительно доставленных назад. 

В народе такие особые проверочные лагеря называли «чистилищем Смерша».

Руководил работой ПФЛ генерал-майор Никита Ионович Шитиков (1896 — 1974) — начальник отдела проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР. 

Подольский фильтрационный лагерь № 174 был одним из крупнейших в СССР, лагерь располагался на огромной территории двух военных училищ. 

До войны в Подольске располагалось сразу два училища -Подольское пехотное училище (ППУ, ранее Стрелково-пулеметное училище СПУ) и Подольское и артиллерийское училище (ПАУ). 

В самые критические дни октября 1941 г. все курсанты этих училищ были брошены на защиту южных подступов к Москве и практически все полегли там, но немцев к Москве не пропустили. Сами училища, потеряв в боях огромную часть личного состава, в декабре 1941 г. были переведены в г. Иваново.

После отъезда личного состава училищ здания, которые были спроектированы под учебные заведения были приспособлены под лагерь со всеми необходимыми для его функционирования подразделениями и службами.

В лагере был оборудован следственный изолятор, с помещениями для производства следственных действий, пищеблок, медсанчасть, туалеты, баня, карцер, комнаты охраны, и т.д. 

Отделения лагеря раскинулись по всему региону, а список обслуживаемых организаций насчитывал более 200 объектов, в том числе собственное подсобное хозяйство.

Согласно приказу НКВД СССР был установлен общий лимит охраны лагеря в 6% к численности контингента. В подольском лагере в марте 1945 г. насчитывалось 7943 человека. Таким образом в соответствии с этими нормами число охранников в подольском лагере составляла примерно 500 военнослужащих.

Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «Прежде, чем разместить спецконтингент в лагере мы все проходили санобработку, мылись в бане, которая находилась за железной дорогой. Затем прожаривали всю свою одежду, чтобы избавится от вшей. Кормили очень скромно – дневной рацион состоял из пайки ржаного хлеба, кусочка соленой рыбы, черпака горячей баланды неизвестно из чего приготовленной и чайной ложки сахара. После ранения в челюсть я мог питаться преимущественно жидкой пищей, поэтому хлеб размачивал в баланде и пил кипяток с сахаром». 

В подольском ПФЛ № 174 содержались в основном офицеры, попавшие разными путями на сторону противника. Относящиеся к начальствующему составу бывшие военнослужащие, начиная от младшего лейтенанта, размещались в лагере отдельно от рядовых и сержантского состава.

Для проверки спецконтингента и выявления изменников Родины, шпионов и диверсантов в лагере действовал Особый отдел НКВД. 

Согласно приказу особым отделам поручалось «организовать тщательную личную проверку содержащихся в лагерях бывших военнослужащих Красной Армии и необходимую агентурно-оперативную работу».

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «Особый отдел располагался в большом одноэтажном бревенчатом доме. Переступив порог этого заведения, я оказался в узкой, длинной комнате с одним окном, выходящим на дорогу. Яркий электрический свет слепил глаза. Нижняя часть окна была завешена газетами, верхняя — открыта для дневного света. У окна стояла железная армейская койка, тумбочка, две табуретки и обычный стол. Такова была скромная обстановка комнаты, в которой мне пришлось находиться в долгие следственные, проверочные часы».

На каждого содержащегося в лагере военного заводилось учетное дело, состоящее из опросного листа и материалов проверки.

    Из воспоминаний Андрианова Д.В. – «В опросном листе, или как официально назывался этот документ «Анкета арестованного», на трех листах содержался 21 вопрос. При этом одни вопросы были вполне понятны и логичны, например – «Когда, где и при каких обстоятельствах Вы попали в окружение или в плен? Сколько времени там находились? Однако были вопросы, с явно политическим подтекстом, прямо не связанные с участием в боевых действиях, например пункт № 20 – «Примыкал ли к антисоветским партиям и организациям (меньшевики, с.-р., анархисты, троцкисты, правые и т.д.), где и когда?».

Для каждого бойца, период проверки длился по-разному от месяца до года. Моему отцу, лейтенанту Андрианову Д.В. повезло в ПФЛ № 174 он находился чуть более месяца с марта 1945 г. по апрель 1945 г.

По окончании проверки на каждого бывшего военнослужащего Красной Армии составлять соответствующее заключение, утверждаемое начальником Особого отдела лагеря.

После проверки лица, в отношении которых не были обнаружены компрометирующие материалы, передавались соответствующим военным комиссариатам по территориальной принадлежности.

Согласно открытой статистики через спецлагеря НКВД за период с декабря 1941 г. по июль 1944 г. прошло 85 368 человек спецконтингента, из них 38 365 человек - бойцы, находившиеся в плену или окружении. На 1 января 1946 г. спецконтингент ПФЛ насчитывал 125319 человек. 

После проверок в действующею армию было возвращено примерно 80% военных, при этом 12 808 бойцов были направлены на формирование 15 -ти отдельных штурмовых стрелковых батальонов (ОШСБ). 

Причем военные других специальностей и родов войск, в том числе летчики, танкисты, связисты, артиллеристы и др. – как правило все становились обычными бойцами регулярных войск в составе специальных штурмовых батальонов, полков и др.

Именно в такое подразделения и был направлен лейтенант Андрианов Д.В. 

Из наградного листа лейтенанта Андрианова В.Д. № 271 МВО от 4 сентября 1957 г. – «с 4. 1945 по 11. 1945 г. находился в 30 отд. штурмовом стр. батальоне, в составе которого участвовал в боях рядовым до дня победы».

Слово «рядовой» в этом документе означает не то, что Андрианов Д.В. был разжалован из офицеров в рядовые. Дело в том, что Штурмовые батальоны формировались исключительно из офицеров, поэтому официально личный состав батальонов называли «рядовые-офицеры».

Русские камикадзе - отдельные штурмовые стрелковые батальоны  

К сожалению, до сих пор даже по сравнению со штрафбатами, мы очень мало знаем об отдельных штурмовых стрелковых батальонах. 

В самый разгар войны стало ясно, что мощные инженерно-оборонительные сооружения, разветвлённая сеть минных заграждений и большая плотность огня противника часто сводили на нет испытанные методы ведения боевых действий и использование традиционных военных подразделений. 

Поэтому ставкой было принято решение формировать специальные штурмовые подразделения – своеобразные отряды русских камикадзе.

Формирование отдельных штурмовых стрелковых батальонов (ОШСБ) в Красной армии началось на основании приказа наркома обороны № Орг/2/1348 от 1 августа 1943 г.

Как я уже отмечал штрафбаты и штурмовые батальоны воевали под командованием легендарного Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовского, которого фашисты называли «Генерал-Кинжал», а его штрафбаты и штурмовые батальоны - «Банды Рокоссовского». 

Штурмовые батальоны формировались исключительно из офицерского состава, поэтому такие батальоны называли офицерскими или истребительными по принципам формирования личного состава и выполнению поставленных задач. 

Указанные батальоны отличались от штрафных батальонов поскольку формировались в основном из офицеров РККА, ранее попадавших в окружение или плен, или проявивших пассивное пребывание на оккупированной территории.

Личный состав таких батальонов штрафниками не считался. Офицеры штурмовых батальонов не были осуждены военным трибуналом и офицерских званий не лишались.

 В батальоне все бойцы были в одном звании — «рядовые – офицеры», официально обращались к ним – как «товарищ рядовой».

В красноармейских книжках делали запись «красноармеец-лейтенант», «красноармеец-майор», «красноармеец-полковник» и др.

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «В то время в армии не было такого термина как «штурмбатовцы», поэтому все нас называли «штрафниками». Мой младший брат Андрианов Михаил Васильевич, до войны имел судимость, поэтому попал в штрафбат. Воевал, был ранен, но ему тоже повезло, он вернулся с войны живым».

«Штурмовикам» - личному составу батальонов устанавливались оклады содержания по занимаемым в батальоне должностям.  Семьям личного состава, назначенного в батальоны из спецлагерей НКВД, предоставлялись все права и преимущества, определённые законом для семей начальствующего состава. 

Поскольку основу таких батальонов составляли офицеры, имеющие не только военное образование, но и большой опыт ведения боевых действий, данные батальоны имели очень высокую боевую эффективность. 

Поэтому «штурмовиков» бросали на выполнение самых опасных и рискованных военных операций. Штурмовые батальоны были, фактически, батальонами прорыва и предназначались для использования на наиболее активных, сложных участках фронта. 

Вооружение данных подразделений ничем не отличалось от вооружения штатных стрелковых воинских частей.

Согласно приказу срок пребывания личного состава в ОШСБ был установлен в два месяца участия в боях, 

Покинуть штурмовой батальон можно было и не дожидаясь истечения этого срока, в случае ранения, представления к награде или проявления «рядовым-офицером» исключительной доблести.

При выполнении этих условий личный состав при наличии хороших аттестаций мог быть назначен в полевые войска на соответствующие должности командно-начальствующего состава. 

В штурмовых батальонах бойцы гибли в шесть раз чаще, чем в обычных частях, что было обусловлено повышенной сложностью задач, которые они обязаны были решать. 

Из воспоминаний Андрианов Д.В. «Личного состава хватало обычно на один-два, редко на три серьезных боя. Во время наступательных операций практически никто более месяца в строю не держался».

После месяца боев в составе 30-го отдельно штурмового стрелкового батальона на Западном фронте Андрианов Д.В. в начале мая 1945 г. для прохождения дальнейшей воинской службы приказом командования был направлен в Прибалтийский военный округ (ПриВО) - оперативно-стратегическое формирование на территории стран Прибалтики. На место назначения Андрианов Д.В. прибыл 11 мая 1945 г. 

В то время основные военные действия в Прибалтийском военном округе, были связаны с ликвидацией Курляндской группировки противника, которая попала в котел советских войск. 

На территории около пятнадцати тысяч квадратных километров были сосредоточены две ударные немецкие армии общей численностью около 70 тыс. солдат. В составе этих армий находилось до 30 дивизий, причем три из них танковые. 

Ожесточённые бои шли с начала мая 1945 г. с небольшими перерывами. Ни на одном участке фронта от Тукумса до Лиепаи советским войскам не удалось продвинуться больше, чем на несколько километров.

Однако узнав о капитуляции Германии, 10 мая 1945 г. Курляндская группировка во главе с генералом Карлом Гильпертом объявила о своей капитуляции.

Несмотря на объявленную капитуляцию, разрозненные части немецких войск оказывали сопротивление советским бойцам в Курляндском котле вплоть до июля 1945 г. Многочисленные группы фашистов пытались скрыться, некоторые пытались прорваться в Восточную Пруссию. 

Лейтенант Андрианов Д.В. в составе 30-го отдельно штурмового стрелкового батальона участвовал в окончательной ликвидации Курляндской группировки на территории Прибалтийских стран.

В июле 1945 г. Прибалтийский военный округ был еще раз переформирован и включал в себя территории Латвийской ССР, Литовской ССР, Эстонской ССР, а затем и Калининградскую область.

Командующим округа 9 июля 1945 г. был назначен маршал Советского Союза Баграмяна Ивана Христофоровича (1897-1982). 

В состав округа входили две армии - общевойсковая и воздушная. Значительный корпус противовоздушной обороны (ПВО), состоящий из 16 дивизий, в том числе 4 авиационных, 3 танковых, 7 мотострелковых 1 ПВО и 1 артиллерийской.

Кроме того, было большое количество бригад, в том числе, ракетная, артиллерийская, бригады связи и тыла и др.

Главная группировка войск округа размещалась на территории Калининградской области, Латвии и Литвы. Штаб округа находился в г. Риге.

После реформирования Прибалтийского военного округа в его войсках лейтенант Андрианов Д.В. в составе своего подразделения прослужил более четырех месяцев.

Приказом командующего Прибалтийского В.О. № 0383 от 13 ноября 1945 г. в звании «Лейтенант» Андрианов Д.В. был уволен в запас. Согласно приказу убыл в распоряжение Дзержинского Райвоенкомата (РВК) г. Москвы по месту прописки. 

Так завершился нелегкий боевой путь лейтенанта морской пехоты Андрианова Д.В. длиною более пяти лет с сентября 1941 г. – по ноябрь 1945 г. Несмотря на все ужасы войны, судьба оказалась к нему благосклонна, он остался жив.

С воинского учета в Дзержинском Райвоенкомате (РВК) г. Москвы был снят 17 апреля 1957 г.

Послевоенная трудовая деятельность и семейная жизнь

После окончания войны Андрианов Д.В. 20 февраля 1946 г. поступил на работу в Проектно-пусковое управление треста «Союзтеплострой» (ППУ) техником Экспериментально-пускового отдела (ЭПО). Через год был повышен в должности до старшего техника того же отдела.

Работал на различных кирпичных заводах страны. Осуществлял наладку тепловых режимов сушки и обжига кирпича. В целях повышения квалификации изучал специальную литературу по основам теплоэнергетики, современным технологиям производства кирпича.

По итогам работы через полтора года 15 июля 1948 г. был переведён на должность и.о. инженера ЭПО. Еще через два года 29 ноября 1950 г. занял должность и.о. старшего инженера Экспериментально-пускового отдела. Новая должность предполагала частые командировки по всей стране.

В 1949 г. во время очередной рабочей командировки в Казахстан в городе Кокчетав Северо-Казахстанской области мой отец познакомился с молодой красивой девушкой - Симоновой Раисой Петровной (1929-1977), которой в то время было 20 лет. Многие говорили, что она похожа на популярных американских актрис, голливудских звезд того времени.

Через год совместной жизни в Москве, они поженились. Брак был зарегистрирован в Отделе ЗАГС Исполкома Дзержинского райсовета г. Москвы 29 октября 1950 г. (запись № 2204). Октябрь оказался для молодожен счастливым и весьма символичным месяцем, оба родились в октябре – мама 26 октября, папа 31 октября, брак заключили – 29 октября.

 

Андрианова Раиса Петровна и Андрианов Дмитрий Васильевич после заключения брака (октябрь 1950 г.)

Позднее к семье присоединились мать жены, моя бабушка Симонова Анастасия Григорьевна (1909- 1998). и брат мамы, мой дядя Половцев Виктор Степанович (1937-2018). Они переехали из Казахстана в Москву в 1950 г. и поселились в том же доме в Марьиной роще, в Межевом проезде.

В браке родилось два сына - Андрианов Сергей Дмитриевич (октябрь 1950 г.) и Андрианов Владимир Дмитриевич (31 мая 1952 г.). 

Весьма трагичной оказалась судьба старшего сына Сергея. На лето в 1953 г. Сереженьку отвезли в деревню Байдиково. Ребенок неожиданно почувствовал себя плохо, вероятно чем-то отравился. Андрианов Д.В. понес на руках ребенка из деревни Байдиково в больницу, которая располагалась в поселке Малино (или Секирино) Ступинского района Московской области. По дороге ребенок умер на руках отца.  

Сильный стресс и переживания по поводу потери сына сказались на состоянии здоровья Андрианова Д.В. В связи с плохим самочувствием осенью 1954 г. обратился к врачам, которые диагностировали серьезное сердечно-сосудистое заболевание. 

Срочно был госпитализирован на четыре месяца. После болезни работать на ответственной должности стало сложно. В итоге 1 апреля 1954 г., учитывая состояние здоровья, был переведён на должность инженера ЭПО.

В августе 1955 г. трест «Союзтеплострой» был реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский институт (ВНИПИ) «Теплопроект».

В том же году, пройдя очередное медицинское обследование в районной поликлинике, Андрианов Д.В. получил инвалидность II-ой группы, со статусом нетрудоспособен. На основании этой справки об инвалидности 7 мая 1956 г. он был уволен из ВНИПИ «Теплопроект». 

Жизнь на пенсии и общественная деятельность  

В мае 1959 г. решением врачебной комиссии ВТЭК Андрианову Д.В. был переведен на III группу инвалидности. Как инвалиду ему полагалась дополнительная жилплощадь, которую он получил в центре Москвы по адресу Колокольников переулок д. 9/10 кв. 3. В то время мой отец жил отдельно от семьи.

После выхода на пенсию часто ездил в деревню Байдиково Ступинского района Московской области, где жила его мать Андрианова Фекла Михайловна и старшая сестра Андрианова Мария Васильевна. 

Вместе вели домашнее хозяйство, выращивали овощи и фрукты, часть которых продавали на рынке, что было существенной прибавкой к их небольшим доходам. 

Рядом с деревней Байдиково на станции Сотниково, Павелецкой железной дороги поселился младший брат Андрианов Михаил Васильевич. В Байдиково у него жила дочь от первого брака – Татьяна, которую он регулярно навещал.

Андрианову Д.В увлекся сельским хозяйством, изучал научную литературу по агрономии. Достиг определённых успехов в выращивании картофеля, фасоли, помидоров и других садовых культур на своем огороде в деревне Байдиково. В деревне помогал родственникам по хозяйству.

Активно занимался общественной деятельностью. Был одним из инициаторов отмены работы кондукторов в автобусах, троллейбусах и трамваях выступал за введение бесплатного проезда в городском общественном транспорте, о чем неоднократно писал письма с обоснованием этой меры в ЦК КПСС (1957 г.), Совет министров СССР, Министерство коммунального хозяйства РСФСР, Исполком Моссовета и др.

Кроме того, писал о необходимости погашения гражданам государственных облигаций массовых выпусков, рациональном использовании вторичного сырья, о раздельном сборе мусора и др. 

Еще в начале 60-х годов прошлого столетия пропагандировал удобство безналичной формы оплаты коммунальных услуг через сберкассы. 

Его близкие друзья, те кто его хорошо знал, отмечали его доброту, ум, жизненную мудрость, активную гражданскую позицию и ласково, с уважением и любовью называли его «Шеф Планеты», «Шеф планеты Земля» или «Шеф Вселенной».

В 1973 г. как участник Великой отечественной войны получил новую отдельную квартиру в Чертанове, по адресу: Чертановская ул. д.  54 к. 2 кв. 172 

Практически пять лет войны, из которых многие дни были на грани жизни и смерти, два ранения, одно из них тяжелое, трагическая смерть первого сына оказали негативное влияние на состояние здоровье Андрианова Д.В. 

Долгое время он страдал пароксизмальной ишемической болезнью сердца (ИБС), которая является формой мерцательной аритмии, У него диагностировал гипохромную анемию, эмфизему лёгких и другими сопутствующие возрастные заболевания. 

На основании этих заболеваний была установлена бессрочная II группа инвалидности, нетрудоспособен (справка ВТЭК № 012701 от 28 мая 1978 г.).

С возрастом здоровье Андрианова Д.В. ухудшилось, стал плохо видеть, образовалась неоперабельная глаукома. В связи с обострением хронических заболеваний несколько раз был госпитализирован в различные клиники г. Москвы.

 С 12 сентября 2001 г. находился на стационарном лечении в терапевтическом отделении Государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Госпиталь для ветеранов войн №1» Департамента здравоохранения г. Москвы, где и скончался от остановки сердца 5 апреля 2002 г. на 84 году жизни.

Незадолго до смерти отец написал небольшую записку, в виде пожелания: - «Ф. Энегльс завещал: - тело кремировать, пепел рассейте над океаном и никаких памятников. Мое завещание: - тело кремировать, пепел рассыпать над селом Зезюлино, где родился».

 К сожалению, село Зезюлино, практически не сохранилось, поэтому завещание отца выполнили частично. Кремировали 9 апреля 2002 г. на Николо-Архангельском кладбище. Захоронили 24 мая 2003 г. на Долгопрудненском кладбище, участок № 111, в семейной могиле. 

Семья моей мамы – Андриановой Раисы Петровны

Родилась Раиса Петровна 26 октября 1929 г. в селе Балкашино, Молотовского района, Акмолинской области Казахской ССР.  Ее родной отец был Симонов Перт Харитонович, мать - Симонова Анастасия Григорьевна (1909- 1998). Родной отец мамы Симонов П.Х. работал в колхозе. При перевозке зерна у него нашли недостачу, за что посадили в тюрьму, где он вскоре умер или погиб.

Девичья фамилия моей бабушки была Ибряева. Родом Ибряевы были из г. Могоча Забайкальского края Росии, административный центр поселения Могочинское. У бабушки были две родные сестры Юля и Маша и брат Сергей.

Однако воспитывал мою маму ее отчим – Половцев Степан Александрович, второй муж бабушки, от которого в 1937 г. родился ее брат, мой дядя Половцев Виктор Степанович (1937-2018).  

Семья моей мамы жила в городе Кокчетаве на улице Советская д. 14. Жили бедно, семья еле-еле сводила концы с концами. Бабушка работала на нескольких работах. В самом начале войны у нее образовался сепсис, после нескольких недель лечения в больнице врачи констатировали смерть.

Санитары отнесли тело в морг и бросили на нары. На улицы был мороз. Позднее работник морга увидел, что у одного из трупов из носа идет пар. Оказалось, бабушка жива, видимо после удара о нары сердце забилось вновь. Бабушку перевели в палату, где она вскоре поправилась и вернулась домой.

Моя мама Андрианова Раиса Петровна долгое время страдала бронхиальной астмой, в результате по этому заболеванию 13 марта 1974 г. получила II группу инвалидности (справка Сер. ВТЭК-42 № 085599). 

Несмотря на хронические заболевания последние десять лет (примерно с 1967 по 1978 гг.) она продолжала работать гардеробщицей в Московском станкостроительном институте. Часто подолгу болела, лежала в больницах, рано умерла 31 декабря 1978 г. на 49 году жизни. Похоронена на Долгопрудненском кладбище, участок № 111, в семейной могиле. 

Интересное совпадение, ее мать и моя бабушка Симонова Анастасия Григорьевна пережила дочь на 20 лет и умерла на 89 году жизни почти в тот же день - 1 января 1998 г. Захоронена в той же могиле.

Дед мой – тоже герой

Муж моей бабушки Половцев Степан Александрович 25 августа 1941 г. был призван на действительную военную службу в ряды Рабоче-Крестьянской Красной армии в звании рядового. 

В рядах красной армии с боями он дошел до Польши и участвовал в ее освобождении от немецко-фашистских захватчиков. В августе 1944 г. воевал в воинской части № 43636. Судя по наградам, воевал достойно, за время службы получил звание сержанта, был награжден орденом «Красной звезды», медалями «За отвагу», «За боевые заслуги». 

Погиб Половцев Степан Александрович 25 сентября 1944 г. В официальной похоронке сообщается, что «сержант Половцев Степан Александрович погиб в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество». Похоронен с воинскими почестями на хуторе Дрымск Красно-Краковского воеводства. 

 

Я посылал запрос в Польшу, где выходило второе издание книги «Память». Составители сообщили, что на основании имеющихся в их распоряжении данных прах Половцева Степана Александровича покоится на кладбище г. Дукля Кросненьского воеводства. Позднее нашел место его перезахоронения.

Информация из списков захоронения

ID 86383994

Фамилия Поливдиев

Имя Степан

Отчество Александрович

Дата рождения/Возраст __.__.1907

Воинское звание сержант

Дата смерти 25.09.1944

Страна захоронения Польша

Регион захоронения Подкарпатское воев.

Место захоронения г. Дукля, ул. Почтова

Откуда перезахоронен гм. Дукля, Дрымак

Могила 45

 

Позднее нашел место перезахоронения. Хотя фамилия написана с ошибкой по всем другим данным эта, несомненно, это мой дедушка. 

Государственные, правительственные и иные награды 

Заслуги моего отца Андрианова Д.В. как участника Великой отечественной войны по защите Родины от немецко-фашистских захватчиков были отмечены многочисленными государственными, правительственными и другими наградами.

 

Андрианов Дмитрий Васильевич - участник Великой отечественной войны (1995 г.) 

  1. Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.» (Е № 0279490), в соответствии с Указом ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 9 мая 1945 г. Медаль была вручена 23 января 1946 г.

2. Награжден медалью «В память 800-летия Москвы 1147-1947» (А № 437504) от имени президиума верховного совета СССР 24 июня 1948 г.

3. Согласно наградному листу № 271 МВО (Московского военного округа) от 4 сентября 1957 г. за участие в Отечественной войне и тяжелое ранение, полученное в бою, был представлен к награждению медалью «За боевые заслуги». 

 

Однако этой награды не получил, а вместо неё был награжден орденом «Отечественной Войны II степени» «за отвагу, проявленную в боях с фашистскими захватчиками или при совершении побега из плена в период Великой отечественной войны» в соответствии с Указом ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР №: 267/12 от 8 февраля 1958 г.

 

.


 

4. Вторым орденом «Отечественной Войны II степени» (Г № 605631), № ордена 5174231 был награжден в 1985 г. Указ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 11 марта 1985 г.

5. Награжден юбилейной медалью «Сорок лет победы в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 гг.» в соответствии с указом ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 12 апреля 1985 г. Медаль вручена 30 апреля 1985 г.

6. Награжден юбилейной медалью «70 лет Вооруженных Сил СССР» в соответствии с указом ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР от 28 января 1988 г. Медаль вручена 4 апреля 1988 г.

7. Награжден юбилейной медалью «50 лет победы в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 гг.» (П № 12483162) в соответствии с Указом президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 23 марта 1995 г.

8. Награжден «медалью Жукова» (Г № 0893300) в соответствии с Указом президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 19 февраля 1996 г.

9. Награжден медалью «В память 850-летия Москвы» (А № 0078493) в соответствии с Указом президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 26 февраля 1997 г.

10. Награжден знаком «Фронтовик 1941 – 1945», Российского организационного комитета по подготовке к проведению празднования 55-ой годовщины победы в Великой отечественной войне, за подписью Генерала армии В.Л. Говорова. 9 мая 2000 г.

Временное Удостоверение участника Великой отечественной войны – серия З № 357017, выдано 20 июля 1980 г.

Бессрочное Удостоверение участника войны Великой отечественной войны –– серия Ж № 224659, выдано 9 мая 1985 г
 

Поздравления от Президентов РФ и Председателя Правительства РФ 

Поздравления Андрианову Д.В. с днем Победы от Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина (1996 г., 1997 г., 1998 г., 1999 г.)

Поздравления Андрианову Д.В. с днем Победы от Первого Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации М.М. Касьянова (2000 г.)

Поздравления Андрианову Д.В. с днем Победы от Президента Российской Федерации В.В. Путина (2000 г., 2001 г., 2002 г., 2003 г.).

Никто не забыт, ничто не забыто 

Всероссийская книга памяти

Как многие участники Великой Отечественной войны Андрианов Д.В. был занесен во Всесоюзную книгу памяти, выпущенной в 1995 г. В книге присутствует следующая запись:  

«Андрианов Дмитрий Васильевич, род. в 1918 г. Рязанском р-он, Рязанской обл. Призван Московским ГВК. Лейтенант 20 сд. Погиб 14.07. 1944 г. Похоронен в Барановичском р-не Брестской обл.»

К сожалению, в записи несколько ошибок. Во-первых место рождения не Рязанский р-он, а Ряжский р-он, и во-вторых, не был убит, а попал в плен, выжил и продолжал воевать до победы и даже после победы.

 


 



 

Защитник г. Севастополя 

После исторического воссоединения Крыма с Россией в 2014 г. в г. Севастополе начал реализовываться проект «Виртуальный некрополь Севастополя».

Проект инициирован патриотически настроенными энтузиастами-поисковиками и волонтерами с целью создания специального сайта, на котором будет формироваться и храниться база данных всех воинских захоронений Севастополя.

Кроме того, в рамках проекта ведется уточнение и установление судьбы каждого из участников второй обороны города, 250 дней героически сражавшихся с превосходящими силами немецко-фашистских захватчиков. 

В 2018 г. на этом сайте появилась информация о защитнике г. Севастополя Андрианове Дмитрии Васильевиче - лейтенанте 7-ой бригады морской пехоты Черноморского флота. Данные подтверждены найденными и сохранившимися секретными архивными документами Центрального архива Министерства обороны (ЦА МО). 

Как видим, здесь та же недостоверная информация, о том, что Андрианов Д.В. попал в плен, освобожден и погиб 14 июля 1944 г. Из плена он бежал, а не был освобожден и не погиб в боях за Белоруссию. 

 

Боевой дух и героизм морских пехотинцев Черноморского флота прекрасно отобразил художник Дейнека Александра Александровича в своей работе «Оборона Севастополя 1942 г.» 

Оборона Севастополя 1942 г. 

картина художника Дейнека Александра Александровича (холст, масло, Государственный Русский музей, Санкт Петербург).

Когда смотрю на эту картину всегда с гордостью вспоминаю своего отца - одного из защитников Севастополя.

Из воспоминаний Андрианова Д.В. «Фашистов в ужас приводило не только мужество и героизм морских пехотинцев, но и их внешний вид, овеянные славой легендарные тельняшки и бескозырки. 

Обычно в разведку мы ходили в пилотках и касках, тельняшки носили постоянно. В момент атаки вместо касок надевали бескозырки и на показ выставляли тельники – символ отваги русских морпехов. Вид этой легендарной матросской бескозырки с развевающимися лентами и легендарной тельняшки пугал фрицев не меньше, чем обстрелы, наши штыки и гранаты». 

В таком героическом образе, немцы называли наших бойцов морскими дьяволами.

Участник освобождения белорусского села Шилин 

Бои за освобождение села Шилин в Белоруссии 14-15 июля 1944 г. оказались тяжелыми, кровопролитными, привели к гибели большого количества бойцов советской армии. Вплоть до конца войны многие местные жители говорили примерно о 640 погибших.

Недаром после первого боя 14 июля 1944 г. к обеду следующего дня в расположение 20-ой дивизии прибыл офицер особого отдела, который опрашивал оставшихся в живых бойцов о ходе наступательной операции и характере боя, пытаясь понять причины больших потерь живой силы.

Следует выразить особую благодарность жителям села Шилин и других близлежащих поселений за сохранение памяти об этих трагических событиях.

В конце 60-х годов прошлого столетия (примерно в 1969-1970 гг.) в селе Шилин был открыт Обелиск Славы в честь воинов, погибших при освобождении деревни. На надгробных плитах были высечены 105 имен солдат, сержантов и офицеров.

Обелиск Памяти в с. Здитово 8 мая 2021 г.

Примерно в те же годы по инициативе руководства и учителей Шилинской средней школы был создан музей боевой славы 174 -го стрелкового полка 20 - ой стрелковой Барановичской дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизии. В 2011 г. музей был переведен в село Здитово и в 2015 г. вновь открылся после реставрации.

В музее хранится книга «Память» и стенд, куда внесены имена 140 солдат, сержантов и офицеров, погибших 14 июля 1944 г. в боях за освобождение деревни Шилин.

Музей боевой славы с. Здитово 8 мая 2021 г.

Однако было известно, что по официальным данным здесь погибло 185 солдат и офицеров, в том числе 100 бойцов 174 -го стрелкового полка.

За поиск неизвестных героев взялись юные следопыты – пионеры, комсомольцы и учителя Шилинской восьмилетней школы, чтобы восстановить подлинную историю освобождения села Шилин. 

После открытия военных архивов Министерства обороны и появления сайта «мемориал» юным следопытам удалось найти много интересных документов.

В частности, они обнаружили донесение штаба 20-ой стрелковой дивизии о безвозвратных потерях №53964 от 17.08. 1944 г., в котором указаны фамилии солдат и офицеров, пропавших без вести в боях за село Шилин 14.07.1944 г. Всего в донесении отмечены фамилии 72 бойцов (номера в списке со 113 по 184).

Кроме того, в этом же донесении приводятся фамилии 15 рядовых и сержантов 20-ой стрелковой дивизии, погибших 14.07. 1944 г. в боях при освобождении села Шилин.  

В другом донесении о безвозвратных потерях 20-ой стрелковой дивизии № 027174 от 05.08.1944 г. указаны фамилии 6 офицеров, погибших 14. 07 1944 г. в боях за освобождение села Шилин. В этом списке была и фамилия лейтенанта Андрианова Дмитрия Васильевича.

Во всех указанных донесениях в качестве первичного места захоронения солдат, сержантов и офицеров указаны юго-восточная окраина села Шилин, Береза-Картузского р-н, Барановичской обл. и кладбище поселка Береза Барановичской обл.

В подлинности найденных архивных документов никто не сомневался. Поэтому учителя школы в 2014 г. решили ходатайствовать перед Здитовским сельским советом, отделом культуры райисполкома о внесении дополнительно установленных имен солдат, сержантов и офицеров, погибших в боях за освобождение села Шилин на стенд, который находится в музее для увековечивания их памяти.

Так фамилия лейтенанта Андрианова Д.В.. – командира взвода 174 -го стрелкового полка 20 - ой стрелковой Барановичской дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизии вместе с фамилиями других солдат и офицеров появилась на стенде в музее. 

 

 Хотелось бы поблагодарить руководство района, школы, музея за правильное воспитание молодежи в духе патриотизма, сохранения памяти павших воинов в боях за освобождение белорусской земли от немецко-фашистских захватчиков. 

Большое спасибо пионерам, юным следопытам, членам клуба «Гвардеец» средней школы деревни Здитово, которые поддерживают порядок у Обелиска Славы, несут Вахту Памяти и продолжают поиски неизвестных героев.

Вахта памяти в с. Здитово 8 мая 2021 г.

В Белоруссии в районной газете «Маяк» г. Береза, Березовского района, Брестской области и на ее электронном портале 29 ноября 2019 г. в разделе «Люди и судьбы» был опубликован мой очерк об отце, под названием «Выживший».

Маяк

Портал массово-политической газеты Березовского района

г. Берёза (Картуз-Берёза, до 1940 г. Берёза - Картузская), Березовский район, Брестская область, Республика Беларусь

29 ноября 2019 г.

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

alt

ВЫЖИВШИЙ!

В анонсе публикации отмечалось: «Пропал без вести под Севастополем, тяжело ранен на Украине, считался погибшим у д. Шилин в Белоруссии».

Приятно, что в наш братский белорусский народ хранит память о своих освободителях и чтит героев, боровшихся с фашистами в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

2020 г.

Клуб «Гвардеец» средней школы деревни Здитово к юбилею Победы 9 мая 2020 г. прислал мне поздравление с этим замечательным праздником.

 

9 Мая — не только прекрасный весенний день, но и незабываемая, памятная и волнующая дата — День Победы! Желаем Вам, чтобы над головой всегда было мирное небо, чтобы этот мир каждый день дарил только счастье, радость, веселые улыбки и звонкий смех детей. Пусть отголоски войны останутся только в книгах и фильмах, пусть в сердцах людей живет гордость за подвиги героев Отечества. С праздником Вас и Ваших близких! 

В 2020 г. белорусские военно-исторические клубы сняли фильм – реконструкцию о событиях в Великой отечественной войне в 1941-1944 г. Фильм посвящен освобождению Березовского района от немецко-фашистских захватчиков и боям за д. Шилин. 

В съемках участвовали Военно-исторический клуб «Западный рубеж» г. Береза, Клуб исторической реконструкции «Две войны» при ГУК «Ивацевический историко-краеведческий музей», Военно-исторический клуб «Гарнизон» г. Брест. Фильм можно посмотреть по этой ссылке. 

https://www.youtube.com/watch?v=o_UAzfMizBo

2021 г.

По устоявшейся традиции ко дню Победы 9 мая 2021 г. клуб «Гвардеец» средней школы деревни Здитово прислал мне очередное поздравление с этим замечательным праздником.

Поздравляем Вас и всю Вашу семью с Днем Победы!

Светлая память героям, благодарность за мирное небо над головой, поклон земной за право на жизнь без ужаса войны, страха и боли. Пусть ни одно поколение не узнает скорби, утрат, вражеского гнета. Пусть подвиги, отвага, мужество вдохновляют людей, а праздник оставляет слезы счастья и трогательную радость в сердцах, объединяя души!

Открытки с Днем Победы 9 мая

Бессмертный полк 

Участие в шествии «Бессмерный полк онлайн» в 2021 г. noreply2@polkrf.ru

Ваш герой Андрианов Дмитрий Васильевич пройдёт в шествии - Москва, Колонна № 1, 15 мая 2021 г. в 15:50 по местному времени.

2022 г.

По устоявшейся приятной традиции ко дню Победы 9 мая 2022 г. клуб «Гвардеец» средней школы деревни Здитово и его руководитель Светлана Коздоева прислала мне очередное поздравление с этим замечательным праздником.

 



 


 

*            *             *

Жизнь и судьба моего отца Андрианова Дмитрия Васильевича с одной стороны типична для бойцов, которым удалось пройти всю войну, с другой стороны его судьба по-своему уникальна. 

Ему удалось пережить и мужественно преодолеть все мыслимые и немыслимые тяготы войны, которые выпали на его плечи. 

Защищал легендарный город Севастополь. Два года жил и выживал на Украине на оккупированной фашистами территории. Воевал на многих фронтах, участвовал в освобождении Украины, Белоруссии, Восточной Пруссии, г. Калининграда, стран Прибалтики. Попал в плен, бежал из плена. 

Воевал в штурмовом батальоне почти 7 месяцев, хотя по законам военного времени, срок службы в штурмовом батальоне как правило не превышал и двух 2 месяца, боец или погибал или комиссовался.

Прошел через фильтрационные лагеря, выдержал неоднократные длительные, унизительные и изнуряющие проверки «Смерша». Уже после победы еще полгода служил в вооруженных силах в странах Прибалтике.

Официально он считался пропавшим без вести при боях за оборону г. Севастополя в Крыму и убитым в бою за освобождение села Шилино в Белоруссии. Много раз находился на волоске от смерти, был дважды ранен, один раз тяжело.

Но судьба была к нему благосклонна, он выжил. 

За провяленные мужество и героизм во время войны награждён многими правительственными наградами.

Очень жалею, что не успел при его жизни подробно узнать все военные, боевые и просто жизненные человеческие перипетии, выпавшие на его долю. 

Светлая ему память.

Андрианов Владимир Дмитриевич, 

Профессор МГУ, д.э.н., академик РАЕН,

Помощник Председателя Правительства РФ (2000 - 2008)

andrianov_vd@mail.ru

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован