Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
16 мая 2016
4994

Либеральная парадигма и противоборство ЛЧЦ в XXI веке: последствия для международной обстановки (вектор «А»–«Д»–«Б»)

Main 16052016 2

… Наконец, важная ключевая тема, которая находится в эпицентре
идейной борьбы, – историческая
перспектива[1]

К. Русаков,
секретарь ЦК КПСС

Эта (стратегия – А.П.) продвигает
американское лидерство, основанное
на экономическом и технологическом
могуществе и ценностях американского
народа[2]

Стратегия национальной безопасности США, февраль 2015

Развитие либеральной парадигмы в СССР и России катастрофически повлияло на положение нации и всю международную, военно-политическую и стратегическую обстановку в мире (СО), что видели хорошо уже не только некоторые бывшие советские руководители, но и идеологии западной ЛЧЦ. В своей известной книге «Великая шахматная доска» Зб. Бжезинский написал: «…постсоветский кризис русского государства (так сказать, его «сущности») был осложнен тем фактом, что Россия не только внезапно лишилась своей имперской миссионерской роли, но и оказалась под давлением своих собственных модернизаторов (и их западных консультантов), которые … требуют, чтобы Россия отказалась от своей традиционной экономической роли ментора, владельца и распорядителя социальных благ»[3].

Возвращаясь вновь к нашей логической модели политического процесса, мы можем условно обозначить влияние российского либерализма на МО как (вектор «А»–«Д» –«Б»), хотя (и в этом со Зб. Бжезинским, безусловно, можно согласиться) у российских либералов были влиятельные западно-либеральные советники, покровители и спонсоры, чье значение отнюдь не ослабло и сегодня.

Либералы-западники – отнюдь не только явление современной российской действительности. Их влияние было очень сильно и в XX веке как на коммунистическое, так и собственно демократическое движение. Но не только. Можно говорить, что западничество и либерализм, как политический и даже религиозный феномен, «существовал в России всегда – от «западников-бояр» и сторонников сближения с католиками до западников-дворян в XVIII и XIX веках о которых писал достаточно подробно еще Ключевский. Примечательно, что В.Даль относит западников к слову «западать» («начать падать»), а также – «к западу относящийся», «последователь и защитник Запада»[4].

В конце XX века эти «защитники Запада» стали доминирующей группой правящей элиты СССР и России, сохранив во многом свое влияние и в настоящее время. Поэтому можно определенно констатировать, что западная система ценностей и интересов (группа факторов «А» в нашей модели политического процесса) оказывает по-прежнему существенное влияние как на всю правящую элиту и общество (группа факторов «Д»), так и на формирование всей международной и военно-политической обстановка.

Как видно из рисунка, либерально-западническая идеология и мировоззрение, представляющее систему определенных ценностей, в XXI веке оказывает влияние на целый комплекс факторов:

во-первых, собственно развитие системы западно-либеральных ценностей, которые не только стремительно превращаются и силой навязываются в качестве «универсальных», но и приобретают все отчетливее антинациональной и антитрадиционный характер (поощрение наркомании, гомосексуализм, «толерантность» и пр. атрибуты новой системы ценностей), причем западная ЛЧЦ декларирует детали президента США Обамы свою готовность их «силовой защиты и продвижения»;

во-вторых, эта новая система западно-либеральных ценностей предназначена для вытеснения национальных интересов, их замены «цивилизационными» интересами, что неизбежно ведет к: а). десуверенизации государств; б). ликвидации системы международной безопасности, основанной на интересах безопасности отдельных стран, и ее институтов (в т.ч. ООН и др.);

в-третьих, новая система западно-либеральных ценностей наносит удар по национальной идентичности правящей элиты и общества (вектор «А»–«Д»), деформируя их представления в неадекватном восприятии реалий мира и международной обстановки. Типичный пример – Россия и восприятие ее правящей элитой и обществом Запада в 80-е и 90-е годы XX века, которое позже назвали «романтическим», «оптимистичным» и т.п., но суть которого тем не менее с политической точки зрения не изменилась и называется только как «неадекватная» (в мягком варианте) и «предательская» по отношению к национальным интересам (в реалистическом варианте);

в-четвертых, западно-либеральная система ценностей и политическая практика, возникшая на её основе, привели к деформации всей системы МО в мирной двухполярной системы в остро-конфликтную многополярную систему. Последствия этого влияния настолько радикальны и многочисленны, что их можно охарактеризовать как качественные изменения международной и военно-политической обстановки (МО и ВПО), развитие которых естественным образом и неизбежно привело во втором десятилетии XXI века к конфликту между несколькими ЛЧЦ и фактическому началу системной и сетецентрической войны[5].

Таким образом можно констатировать, что развитие либерально-западной парадигмы ведет к формированию сценария военно-силового противоборства в мире[6]. Это необходимо обязательно учитывать, понимая, что оставаясь политико-идеологически под влиянием либерально-западнических идей Россия неизбежно будет играть по правилам, разработанным для нее в этом сценарии, а именно – на поражение в военно-силовом противоборстве с Западом.

Рассуждая таким образом, я исхожу из того, что с конца 80-х годов XX века до второго десятилетия XXI века в российской элите господствовали (и во многом продолжают) либерально-западнические представления о будущем России и ее ценностях, которые по сути являлись упрощенным заимствованием американо-европейской модели развития. При этом не отдавалось отчета в том, что эти ценности и интересы западной ЛЧЦ естественно и закономерно не соответствовали (и не могли соответствовать) российским интересам и ценностям. Более того эти ценности и интересы прямо направлены на ликвидацию российского государства и русской идентичности, т.е. на уничтожение. Это противопоставление – бескомпромиссно и не должно быть замаскировано никакими иллюзиями.

Парадокс однако заключался в том, что все десятилетия любые попытки попытаться представить себе собственно ценности российской ЛЧЦ и ее национальные интересы встречали яростную критику со стороны значительной части правящей элиты СССР, а потом и России. Автор хорошо прочувствовал это на себе, издав в конце 80-х и начале 90-х годов несколько работ, посвященных этой теме, среди которых хотелось бы выделить «Национальную доктрину России»[7], «Русская идея и государство» и несколько изданий книги «Русский путь»[8].

Таким образом идеологическое господство либерально-западнической парадигмы привело в определенной период и господству этой парадигмы не только во внешней и военной политике М. Горбачева–А.Яковлева, которая привела к катастрофическим последствиям для МО и ВПО, но и во внутренней политике и экономике, что хорошо иллюстрировал процесс отвальной приватизации, о котором даже А. Чубайс сказал, что он «был сделан по идеологическим мотивам»[9]. Соответственно и правящая элита страны (СССР, РСФСР и РФ) формировалась с установками либеральной идеологической и политической парадигмы весь конец XX и начало XXI века. Но, главное что в соответствии с этой парадигмой трансформировалось (точнее – деформировалось) государство и его институты, в том числе и прежде всего, военная организация государства. Это привело к тому, что к 1996 году (началу, «первой чеченской» войны) вся военная организация России не могла обеспечить даже боеспособную 50-и тысячную группировку, хотя военных округ на Северном Кавказе превышал численность в 300 000 человек. Первая «чеченская война» показала со всей очевидностью, что западно-либеральная идеология и модель развития привела:

– к международному «дефолту» России;

– развалу экономики и кризису общества;

– краху государственных институтов.

Дальнейшее последовательное следование этой либерально-западной парадигме означало полную потерю власти правящей российской элиты, которая шантажом и обманом смогла «вырвать победу» у не сопротивлявшегося Г. Зюганова на президентских выборах 1996 года. Но уже выборы губернаторов 1996–1997 года показали, что почти во всех областях побеждают не столько формальные сторонники НПСР и КП РФ, сколько противники западников-либералов, а кризис 1998 года окончательно «подвел черту» под претензиями либералов на монополию на власть.

Здесь мы наблюдаем классический пример социологического закона «забегания вперед – откат – стабилизация», о котором в своё время со ссылками на классиков марксизм очень хорошо написал Н. Симония: «Даже потерпевшая поражение непосредственно в ходе своего развития революция 1905–1907 гг. в России не закончилась полной политической реставрацией», а В.И. Ленин, говоря об итогах этой революции, подчеркивал, что «… самодержавие возникло в новую историческую эпоху»[10]. «Либеральная революция» в России «забежала» к концу 1990-х годов настолько далеко, что «развалила общество, экономику и государство. В начале нового века, пришедший к власти В. Путин, оказался у их обломков, которые с огромным трудом он принялся собирать.

Таким образом к первому десятилетию XXI века доминирование либеральной парадигмы в политике и общественном сознании России привело к двум фундаментальным изменениям:

– деформации значительной части политической, финансово-экономической и общественной элиты страны, чьи интересы и ценности стали не соответствовать интересам и ценностям российской ЛЧЦ, но отражать интересы и ценности основного противника – западной ЛЧЦ;

– деформации общества, экономики и государства и его институтов, в том числе силовых, в соответствии с интересами и ценностями либеральной части правящей элиты. Фактически борьба с государством и его институтами была начата еще Л. Троцким, па позже – А. Яковлевым «под флагом» «антиэтатизма», но подлинных масштабов она достигла при Б. Ельцина, когда сторонники либеральных реформ добились того, что основные институты государства фактически перестали выполнять свои функции. Это относится прежде всего экономическому и социальному блоку и к МВД и МО, но также и СВР, ГРУ, МИД и др. институтам. Эту ситуацию ко второму десятилетию XXI века можно охарактеризовать следующим образом, если говорить собственно о военной организации России: к приходу В. Путина во власть остатки этих институтов, потерявшие свои функциональные возможности, уже не могли играть сколько-нибудь эффективной роли. В 1999 году государство практически перестало существовать, разбившись на «уделы».

«Вторая чеченская война» стала с приходом В. Путина к власти основным мотивом для реанимации государства и его институтов, что категорически не соответствовало интересам и ценностям западно-либеральной части правящей элиты. Именно этим, а не любовью к чеченскому периоду, объясняется та либеральная атаки, которая была предпринята на В. Путина в 1999–2003 годы. Эта либеральная элита попыталась консолидироваться, выдвинув М. Ходорковского, и попытавшись использовать апробированные институты захвата власти – выборы и СМИ, но столкнулась с жесткой реакцией В. Путина, ушла от прямых политических выступлений в активную оппозицию.

Как видно из рисунка, либеральная политическая идеология и ее носители – часто российской правящей элиты оказывают прямое давление на все «блоки», которые должны составлять военную организацию государства и ЛЧЦ, – но по-разному. Если говорить коротко, то основной традиционный блок, составляющий институты военной организации государства (блок № 2) не только находился под разрушительным давлением «либеральной» парадигмы, но и до сих пор продолжает его испытывать. Это привело к разрушению ОПК и ВС России, других государственных институтов, которые стали медленно восстанавливаться с приходом к власти В. Путина по мере вытеснения либеральной элиты из управления.

Еще хуже ситуация с двумя другими блоками (блок № 3, блок № 4), которые:

– игнорировались государством, обществом и властью последние десятилетия, а поэтому были фактически исключены из военной организации. Напомню, что в США произошел обратный процесс: общество и бизнес были интегрированы в военную организацию.

Вплоть до настоящего времени в России не существует всеобъемлющей и эффективной военной организации, которая включала бы в себя все слои общества, нации и все ресурсы. Так, как это было при И. Сталине и позже в СССР, когда существовал единый общенациональный центр, управляющий всеми силами, возможностями и ресурсами нации, а также привлекающего для решения этих задач внешние ресурсы. Под влиянием политико-идеологической либеральной парадигмы все военная организация нации и общества сузилась только до военной организации собственно государства, что видно на следующей логической модели, которая представляет собой «идеальную» и «реальную» военные организации;

– эти институты, которые испытывали на себе влияния «либеральной парадигмы» в максимальной степени, были превращены в антигосударственные и антинациональные в своем большинстве институты.

Наконец, последний, пятый блок, только начал восстанавливаться из остатков советского влияния и могущества при  втором сроке В. Путина – «Россотрудничество», «Россия сегодня» и другие институты «мягкой силы», активизация евразийского процесса, сотрудничества в рамках БРИКС и ШОС, двусторонних связей и пр. действия России стали по сути дела ее новой политикой в мире. Именно эта активность, наравне с конкретными политическими примерами «непослушания» России, стали истинной причиной ускорения антироссийской кампании со стороны США.

Вместе с тем следует признать, что именно из-за позиции западно-либеральной части правящей российской элиты не произошло воссоздания всей военной организации России и ее ЛЧЦ. Это привело в конечном счете к тому, что российская ЛЧЦ во втором десятилетии XXI века до сих пор не имеет полноценной военной организации, роль которой выполняет ее единственный («второй» – на нашей схеме) блок – силовые и политические институты государства.

Кроме того, влияние «либеральной парадигмы» сохранилось на все российское общество и институты государства, что крайне опасно. Возможность повторения либерального реванша, аналогичного реваншу М. Горбачева, – А. Яковлева во второй половине 80-х годов является очевидной угрозой российской ЛЧЦ. Маловероятно, что обанкротившаяся политика снова станет ведущим трендом, но то, что она препятствует восстановлению могущества и влияния России – очевидный факт.

К середине 2015 года в российской элите сложилось хрупкое равновесие между сторонниками либеральной парадигмы развития и российского пути, но это хрупкое равновесие не может долго сохраняться: западная ЛЧЦ использует все свои возможности, чтобы реанимировать либеральный лагерь и отстранить национально ориентированную элиту от власти. Война на Украине стала для откровенных и скрытых российских либералов не борьбой локальных (российской и западной) цивилизаций не на жизнь, а на смерть, а всего лишь неприятным и достаточно неожиданным политическим эпизодом. В этой войне они увидели «угрозу демократии», а также потенциальную угроз возвращения России на независимый внешнеполитический и национально ориентированный (т.е. антизападной) путь развития, о котором еще  в конце 40-х гг. XX в. предупреждал И. Ильин[11], который писал: «Или внутри России встанет русские национальная диктатура … или же … в стране начнется непредставимый хаос передвижений, возвращений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия»[12]. По их мнению, либеральная парадигма в России оказалась под угрозой, т.е. прозападный, антинациональный курс «посмели поставить под сомнение».

Причем во всех проявлениях этого хаоса и анархии. Правящий (во многом по-прежнему) в России либеральный лагерь увидел во внешней политике В. Путина явную угрозу своим интересам и базовым ценностям, а западную политику по отношению к Москве рассматривает как «естественную», «допустимую», даже «неизбежную» и «справедливую». Это становится вполне понятно, если признать, что интересы России – коммунистической, монархической, любой – противоположны.

Представители этого западническо-либеральногополитического лагеря и с этими же идеями остаются частью правящей российской элиты и – скрыто или «из-под полы» – лоббируют интересы западной ЛЧЦ вопреки интересам российской ЛЧЦ, которую они категорически не хотят признавать за полноценную и равноправную цивилизацию. В этом смысле их позиция удивительно точно совпадает с позицией официального Киева. И не случайно: русофобство лежит в основе идеологии либерализма. Просто в Киеве это признается открыто, а в России – полуофициально. з этого вытекает, как минимум, несколько выводов:

– находясь у власти и отрицая право российской нации на цивилизационную идентичность, либералы изначально обрекают ее на поражение, а государство – на потерю суверенитета в противоборстве с западной ЛЧЦ, потерю сложившейся столетиями системы культурных и духовных ценностей;

– так или иначе, но отрицается и право нации на самостоятельность политический суверенитет и государственность, «что ведет неизбежно (как заметил еще Н. Данилевский) к исчезновению нации в скором времени». Во многом это стало следствием отказа от идеологической и формационной парадигмы советского периода, когда, как признает академик А. Чубарьян, «открылись возможности плюралистического взгляда на ход мировой истории»[13]. Но именно в этих новых условиях возникает потребность развития национального ориентированного мировоззрения и идеологии;

– отрицается сама необходимость и возможность противодействия давлению Запада, в т.ч. необходимости национальной мобилизации, обеспечения безопасности и др. мер по укреплению государства и развитию ЛЧЦ в условиях противоборства, что наглядно продемонстрировал демарш министра финансов Л. Кудрина, который ушел в отставку из-за роста расходов на безопасность и оборону. Сторонники российского либерализма, как идейно-политического течения, не видят, что в XX–XXI веке «чистого либерализма» уже не существует, что с конца XX века происходит сближение этих идей с идеями консерватизма и социал-демократии[14], ориентированными на систему ценностей и интересы западной ЛЧЦ.

Таким образом можно констатировать, что в 2013–2015 годах произошло не только резкое, обострение международной обстановки (МО), которое привело к радикальным изменениям в военно-политической обстановке (ВПО) в мире и в Евразии, но и проявились все признаки глубокого политико-идеологического кризиса международными в отношения между локальными человеческими цивилизациями. Это в свою очередь означало фактическое начало первой фазы войны между двумя наиболее мощными в военном отношениями локальными цивилизациями – западной и восточной, – вокруг которых резко ускорился процесс формирования военно-политических коалиций. Очень наглядно этот процесс проявился в обычно спокойный июльский месяц 2015 года, когда в Уфе прошел саммит ШОС и БРИКС, а в Европе – разразился финансово-политический кризис в Греции и были продлены антироссийские санкции. Другими словами, налицо – все политические признаки начавшейся войны, которая формирует сегодня конкретную современную стратегическую обстановку (СО)[15]. а та – в свою очередь (и об этом будет ниже подробнее сказано в книге) – влияет на формирование ВПО и в конечном счете МО.

[1] Русаков К.В. Обострение идеологической борьбы на мировой арене и политическое воспитание трудящихся. – М.: Политизд, 1982. С. 34.

[2] National Security Strategy White House. 2015. February. P. 1.

[3] Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2010. С. 120.

[4] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 1. А–З. – М.: Терра, 1995. С. 611.

[5] Подберезкин А.И. Третья мировая война против России: введение к исследованию. – М.: МГИМО-Университет, 2015.

[6] Подберезкин А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. – М.: МГИМО-Университет, 2015.

[7] Подберезкин А.И. Национальная доктрина России. – М.: РАУ-корпорация, 1993; Современная русская идея и государство. – М.: РАУ-корпорация, 1995 и др.

[8] Подберезкин А.И. Русский Путь. – М.: РАУ-корпорация, 1996.

[9] Подберезкин А.И., Мунтян М.А., Стреляев С.А. Приватизация и приватизаторы. – М.: Книга. 1995.

[10] Ленин В.И. Полн. СОБР. Соч. – М.: Политиздат, 4-е изд. 1980. Т. 19. С. 243.

[11] Ильин И. О русском национализме. Сборник статей. – М.: Российский Фонд Культуры, 2007. С. 87.

[12] Ильин И.А. О возрождении государственности / Эл. версия: Viperson. 2005. 9 марта / http://viperson.ru/

[13] Чубарьян А.О. Всемирная история: взгляд из XXI века / Всемирная история: В 6 т. / гл. ред. А.О. Чубарьян, Ин-т всеобщ. ист. РАН. – М.: Наука, 2011. С. 5.

[14] Краткая российская энциклопедия. – М.: БРЭ ОНИКС XXI век, 2003. Т. 2. С. 323.

[15] Подберезкин А.И., Мунтян М.А., Харкевич М.В. Долгосрочные сценарии развития стратегической обстановки, войн и военных, конфликтов в XXI веке: аналитич. доклад. – М.: МГИМО-Университет, 2014.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован