18 февраля 2007
3028

Ливано-израильский конфликт: уловка Ирана или план США?

На Ближнем Востоке продолжают взрываться дома и мосты. Ливанское движение "Хезболлах" отказывается участвовать в переговорах, а израильтяне выставляют заведомо неприемлемые условия. Первоначальная причина войны - похищение двух израильских солдат - уже практически забыта, тем более, что появились данные о том, что они на самом деле выполняли диверсионные задачи на территории Ливана. Кто из сторон выступил инициатором конфликта, и кто добился больших результатов? Насколько развитие событий соответствует американо-израильким планам и возможно ли мирное урегулирование? На эти и другие вопросы в эксклюзивных интервью Накануне.RU ответили президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский и генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров .

Евгений Сатановский: Ливано-израильский конфликт - первый, сопровождающий становление Персидской империи

Вопрос: Евгений Янович, как сейчас можно охарактеризовать происходящее между Ливаном и Израилем?


Фото: www.aen.ru

Евгений Сатановский : Ирано-американская война для Ирана развивается успешно. Для Ливана это, конечно, катастрофа. Для Сирии ситуация чрезвычайно опасная. Для Израиля это первая в истории война, когда уже три тысячи ракет обрушились на израильскую территорию. Почти половина страны сейчас обстреливается, и выиграть войну пока не удается.

Вопрос: Чем можно объяснить разницу в потерях Израиля и Ливана?

Евгений Сатановский: Разница в потерях вполне понятна. В Израиле вся страна оснащена бомбоубежищами. Обстреливают не военные базы, а города, в которых нет военных объектов.
Около 40% потерь на территории Израиля - это мусульмане, потому что обстреливается в основном арабский север. А на территории Ливана, к огромному сожалению, организована тактика, которую впервые ввел в практику Ясир Арафат. Военные действия ведутся из районов, населенных гражданскими жителями. Более того, дома с гражданским населением используются как склады боеприпасов, как огневые точки, как места для пуска ракет.


Это было уже в Газе, на западном берегу. Понятно, что мирное население здесь сделать ничего не может - вы не можете противостоять вооруженным боевикам. Кроме того, израильтяне своих людей вывезли из-под обстрела - около миллиона человек вывезли из северных территорий. Страна длинная, вытянутая до самого Красного моря, так что есть, куда уйти.

А в Ливане выехать с юга, с районов, закрепленных за "Хэзболлах", народ не может просто физически. Эта тактика тоже впервые была применена именно в Палестине. И вот это, видимо, главный урок не только для израильтян, но и для всех. Мы видим новый тип технократического терроризма, - берутся под контроль значительные территории с гражданским населением, основной принцип, фактически звучит как "чем больше потерь среди

Фото: Reuters


собственного населения, тем лучше". Мы это видели в том числе в Афганистане, мы видим проявления в Ираке. Дело в том, что мусульман убеждают, что те, кто погибнет - это мученики, шахиды, и это очень активно пиарится. Эта система была действительна еще во вторую интифаду в 2001-2002 году.

Вопрос: В Израиле впервые за долгое время начало набирать силу движение уклонистов. С чем это связано?

Евгений Сатановский: Уклонисты в этой стране появились не впервые, потому что движение ультралевых, компартия существовали всегда и вне зависимости от того, что происходит вокруг. На протяжении последних 10-15 лет мирного процесса чрезвычайно сильно под влиянием европейцев была изменена система школьного образования. Условно говоря, патриотизм заменили безудержным пацифизмом.

Это, естественно, принесло свои результаты. Но уклонисты были всегда, и в войну 82 года, и в 73, и в 67. Например, в одном из регионов есть группа населения, которая никогда не признавала государства и выступала яро против него, иногда и в качестве разведчиков государств, которые с Израилем воевали. Я говорил с израильтянами по этому поводу много раз - они разводят руками и говорят, что это, наверное, демократия, дошедшая до состояния почти анархии. Что делать, если мы сказали, что мы демократическая страна? Арестовывать этих людей? Сажать в тюрьму? Да, согласно воинской присяге, да, они изменники родины. Давайте вздохнем и, что называется, перетерпим. Это израильская позиция.


Вопрос: Кому вообще выгоден этот конфликт?

Евгений Сатановский: Это конфликт, который первый, но далеко не последний, к огромному сожалению, из той серии проблем, которые возникли сейчас в Персидском заливе, в сирийско-иранском треугольнике вследствие бурного и очень жесткого старта будущей персидской империи.
Иран становится региональной сверхдержавой. Так же, как в 20-30 годы Советский Союз спровоцировал в Восточной Европе ряд революций, затем поддержал национально-освободительные движения и революции в Азии, обрушил колониальную систему в Африке, после чего Африка не оправилась до сих пор. Точно также сегодня действует Иран.


У него сейчас начальная фаза. Это, если хотите, тот экспорт революций и партизанских движений, который у нас в свое время начинал еще Троцкий.

Вопрос о том, что это лишь ливано-израильское противостояние, просто не стоит. Можно говорить, как американцы спровоцировали этот конфликт, сколько было упущено возможностей ввести Иран в общемировую табель о рангах в качестве вполне легитимного государства, не пытаясь заставить иранцев сменить режим. Иран сейчас очень похож на старый СССР.

То, что происходит, не затрагивает Исламскую республику Иран напрямую. Точно также, как в свое время немцы действовали руками венгров, итальянцев, румын или хорватов, сателлитов, точно так же и сейчас. Сирия играет для Ирана роль, которую играла для Германии Италия. Сказать, что эта политика не успешна для Ирана нельзя. Не ядерное досье Ирана сейчас является главным вопросом, обсуждается именно кризис в Ливане. Жертвы, которые сейчас наблюдаются - это неизбежные жертвы любой войны. Израильтян много обвиняют в жесткости, но в сравнении с американцами в Ираке, в сравнении с тем, что делают оккупационные войска в Афганистане,израильтяне добиваются поразительной минимизации живых потерь. При этом на Среднем и Ближнем Востоке идут другие кровопролитные конфликты, где жертв и беженцев уже миллионы. В Ираке тысячи людей уничтожаются без малейшего внимания мирового сообщества. В Афганистане то же самое. В Судане и Сомали это уже дошло до сотен тысяч погибших. О

Фото: Reuters


продолжающихся конфликтах в Египте и Алжире я уже молчу. И на это не обращается вообще никакого внимания. Все внимание обращено на конфликт между Ливаном и Израилем, который Иран блестяще развязал и не намерен заканчивать.

Вопрос: Каковы перспективы развития события?

Евгений Сатановский: Ближайшая перспектива мрачна. Израиль готовится к эвакуации всего севера. Это означает, что израильская армия, которая столкнулась с вполне понятной ситуацией, в которой армия просто не имеет необходимого вооружения для борьбы с партизанами, действующими на профессиональной основе, не умеет подавлять такое движения. Израильтяне готовятся к длительным боевым действиям.

Если удастся отсечь "Хезболлах" от территории Израиля, ввести на границе вооруженные силы, которые будут пресекать похищения людей, боевые столкновения, пуски ракет, то Ливан окажется в состоянии мира - последнее, что хотят израильтяне - это воевать где угодно. Но каким образом этого добиться? Во-первых, надо уничтожить сирийский мост, по которому из Ирана поступает вооружение, либо необходимо, чтобы руководство Ливана и Сирии почувствовало опасность продолжения этого конфликта, после чего они быстро с "Хэзболлах" договорятся. Роль России в качестве посредника в этом процессе может быть весьма существенна.
В долгосрочном плане ближайшие 30-50 лет на Ближнем Востоке мира не будет - это одно-два поколения. Так называемые мирные переговоры 90-х годов принесли хорошие дивиденды чиновникам, которые их вели, но никаким миром там и не пахло. На Ближнем Востоке базировались террористические движения, а сегодня, поскольку дестабилизация в регионе весьма выгодна Тегерану, то до той поры, пока не переформируется центр сил, не наступит баланс сил, не наступит в первую очередь ирано-израильское согласия, мира не будет.

А иранское руководство уже заявило, что стремится уничтожить Израиль. Похоже, что через 2-3 года Иран будет обладать ядерным оружием и его никто пальцем не тронет, как не трогают Северную Корею. Ситуация будет чрезвычайно болезненная на протяжении достаточно длительного времени. Потом, на руинах, которые останутся, возможно, настанет какое-то спокойствие. Кроме того, великие державы не заинтересованы в стабилизации. Они заинтересованы в присутствии, но отнюдь не в стабильности. Давайте различать слова и реальность. Слова говорятся замечательные, но реальность немного другая.

Раджаб Сафаров: Израиль проиграл войну, начатую американцами

Вопрос: Раджаб Саттарович, как Вы могли бы охарактеризовать происходящее сейчас между Ливаном и Израилем?


Фото: www.safarov.ru

Раджаб Сафаров: Нынешнее противостояние, на самом деле, является частью очень большой и серьезной программы по дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке. Совершенно очевидно, что и Израиль, и Ливан, как две стороны конфликта, не обладают достаточным потенциалом для разрешения этого конфликта, ибо не они являются на самом деле причиной этого противостояния и этой войны. На самом деле причины кроются очень глубоко, и они находятся вне пределов Ближнего Востока. Развитие или свертывание конфликта зависит в первую очередь от Соединенных Штатов. Я считаю, что пока все, что происходит в израильско-ливанской сфере противостояния, полностью отвечает внешней политике Соединенных Штатов

и, соответственно, сейчас имеются ресурсы и потенциал для развития и продолжения конфликта.

Вопрос: В чем выгода таких действий для этих стран?

Раджаб Сафаров: Стратегия этого конфликта для Израиля заключается в том, чтобы под предлогом безопасности от всяких нападений и возможных вылазок "Хезболлах" на территорию Израиля, начать крупномасштабную кампанию по уничтожению этой организации. Совершенно очевидно,
Фото: mignews.com.ua
стратеги в Вашингтоне думают, что с расширением масштабов операции, учитывая ливано-сирийские и иранские отношения, обязательно рано или поздно и 19-миллионная Сирия, и 70-миллионный Иран вовлекутся в этот процесс. Даже если они будут пассивными в этом конфликте, будет сделано все, чтобы найти повод для провокаций. И эти провокации, естественно, будут изощренными, на первый взгляд не имеющими никакого отношения к военной операции. По сути, это будет все же прямая провокация с целью получения необходимой реакции со стороны Сирии или Ирана. Поскольку между Сирией и Ираном есть договор о взаимопомощи, то вовлечение даже одного из этих государств в конфликт означает и вовлечение другого. Как раз этого и хотят американцы.

И все идет к тому, чтобы именно этого уровня противостояния достичь. Операция, естественно, не будет сейчас свертываться, поскольку это не в интересах Израиля и США.

Вопрос: Насколько успешно стороны добиваются своих целей?

Раджаб Сафаров: Сейчас, если посмотреть на итоги первого месяца, то это тысячи погибших, миллионы беженцев, миллиарды нанесенного ущерба инфраструктуре и, может быть, десятки погибших членов "Хэзболлах". Теперь посмотрим, чего добилась группировка "Хэзболлах". Они раньше представляли меньшинство в ливанском обществе и правительство страны максимально старалось от них отмежеваться, поскольку это шиитская группировка, а ливанцы-мусульмане в основном сунниты и Ливан по большей части все же опасался радикальной части "Хэзболлах". Но "Хэзболлах" все-таки не только радикальная военизированная группировка, но и совершенно нормальная политическая группа, которая имеет полноценную структуру, имеет обширную социальную программу. В результате конфликта сейчас практически 90% ливанцев уже однозначно симпатизируют этой группировке.

Эффект оказался абсолютно противоположным - Израиль рассчитывал, что в ходе операции в Южном Ливане среди местного населения найдутся оппозиционные "Хэзболлах" группировки и организации, которые симпатизируют Израилю и они будут изнутри помогать Израилю, но этого не получилось. Членов "Хэзболлах" начали активно защищать, пуская их в свои дома, тайники, убежища и уберегать их от информаторов и агентов Моссада. В таком положении проигравшим является Израиль, и зафиксировать это и вернуться на свои позиции уже не имеет смысла, поскольку это было бы крупнейшим поражением Израиля. Не нужно это и Соединенным Штатам - они не достигли главной цели - вовлечения Ирана.

Вопрос: Возможно ли еще мирное урегулирование ситуации?

Раджаб Сафаров: Я думаю, что
резолюции, которые будут приниматься Совбезом ООН и все предложения мирного урегулирования не будут реализованы, так как не решена главная задача - вступление Ирана в этот конфликт. На протяжении очень многих лет Америка не может остановить Иран в его развитии ядерной программы. США боятся самостоятельности этой страны, ключевой страны исламского мира, поскольку наряду с потенциальным обладанием ядерными технологиями, Иран ведет очень агрессивную и самостоятельную экономическую политику


и хочет, в том числе, создать и свою нефтяную биржу.

Фото: АР


Американцы боятся этого проекта гораздо больше, чем ядерной программы. Очевидно, что торговаться нефть будет либо за евро, либо за местную валюту - реал. Я думаю, что это может нанести серьезный удар по американской экономической мощи и это может стать началом заката американской империи. Этого как раз они и бояться.

Они не смогли через МАГАТЭ, через Совбез повлиять на ход развития Ираном своих ядерных технологий и не знают, как разрешить проблемы, связанные с этой страной, а они сейчас для США на первом месте. Американцы спровоцировали этот конфликт, зная, что у иранцев особое отношение к Сирии и к Ливану. Фактически, нужен формальный повод для того, чтобы ввести санкции против Ирана. Им должно стать участие Ирана в этом конфликте. Тогда американцам не нужно будет получать разрешение мирового сообщества - мы, мол, защищаем своего партнера - Израиль, а в рамках этого можно наносить ракетно-бомбовые удары, в том числе и по почти построенному комплексу зданий нефтяной биржи.

Итог - лишение Ирана возможностей для противодействия, а возможно, вдруг получится - поставить своего человека во главе Ирана. Россия в этом может сыграть значительную роль. Ахмадинежад уже просил Владимира Путина взять на себя посредническую миссию между Ливаном, Сирией, Ираном и "Хэзболлах" с одной стороны и Израилем с США с другой. Иран предложил тогда полную посредническую миссию России, и Россия могла от имени исламских государств заявить их позицию. К сожалению, Владимир Путин не воспользовался этой возможностью.

Сейчас посредником может быть только сам Иран. "Хэзболлах" в 1982 году был создан по инициативе Ирана и является прототипом Корпуса стражей Исламской Революции. В Иране этот корпус является самой мощной, самой дисциплинированной военизированной организацией и на протяжении уже почти 28 лет ведет очень актичную борьбу по противостоянию внешним угрозам. Эта эффективная структура была перенесена в Ливан для противостояния израильскому нашествию. Естественно, поддерживается она в Иране не только морально, но и материально, не говоря уже о том, что стратегия, методы ведения военных действий абсолютно подобны методам Корпуса стражей. В данном случае
группировка "Хэзболлах" в большей степени управляется из Тегерана, нежели из Бейрута. Думаю, что если бы мировое сообщество содействовало мирному процессу, то Иран мог бы попросить "Хэзболлах" и эти несчастные солдаты израильские были бы освобождены за два часа. Но слишком много государств заинтересовано в этом конфликте.


Мы можем стать свидетелями того, что конфликт будет набирать размах.

Вопрос: Некоторые эксперты утверждают, что на самом деле в первую очередь конфликт выгоден Ирану - после его начала на ядерную программу страны в мире перестали обращаться внимание. Насколько оправдана такая точка зрения?

Раджаб Сафаров: Американцы и израильтяне действительно оказали огромную услугу Ирану. Действительно, внимание переключилось на израильско-ливанский конфликт. По своей актуальности он более важен, чем ядерная программа Ирана, но это не означает, что Иран спровоцировал этот конфликт.
Фото: Reuters
Когда говорят, что этот конфликт выгоден Ирану, то намекают, что Иран его и инициировал. Я говорю, что Ирану выгодна эта ситуация только в плане отвлечения внимания. Но он не заинтересован развивать конфликт, а уж тем более - участвовать. Сейчас в Иране проходят многотысячные манифестации в поддержку "Хэзболлах" и Ливана. Властям еле-еле удается контролировать это, чтобы добровольцы не поехали и не стали участниками ливанского сопротивления.

Не Иран создал это положение, не он этому способствует.

Вопрос: Чем вызвана большая разница в числе потерь со стороны Израиля и Ливана?

Раджаб Сафаров: На самом деле это очень просто.
Израильтяне знают, что рано или поздно им придется остановиться, поскольку главные спонсоры этого мероприятия договорятся на каком-то уровне. Сейчас, пока есть возможность, пока американцы снабжают, то почему бы не реализовать свой план по большему входу на ливанскую территорию и не напугать исламский мир своим потенциалом, попытаться покончить с "Хэзболлах"? Но на самом деле такой тактикой они не только не уничтожат эту группировку, но и сделают ее олицетворением патриотизма.


После этого в ряды группировки войдут тысячи новых членов, которые раньше настороженно к ней относились.

Разрушенная инфраструктура тоже имеет свою задачу. Для того, чтобы заблокировать Сирию и Ливан, на границе они бомбят и уничтожают все, от мостов и коммуникаций до передвигающихся автомобилей. При этом прекрасно израильтянам известно, что в этих районах живут мирные люди - дети, женщины и старики. Если даже 100 детей и мирных жителей погибнут на одного члена "Хэзболлах", в Израиле считают это приемлемым вариантом. Они уничтожают систематически инфраструктуру не взирая на то, насколько это вписывается в рамки озвученной задачи. Телецентр, аэропорт, больницы, жилые дома, мосты...



Это же не объект для вылавливания и уничтожения террористов. Между тем "Хэзболлах" научилась вести партизанскую войну. Сейчас в конкретной группе не более 5-7 человек и они не находятся на одном месте более 30 минут - одного часа. Уловить их, найти эти места, невозможно, поскольку они готовились к этой ситуации.

Вопрос: Какие перспективы дальнейшего развития событий?

Раджаб Сафаров : Израиль является побежденным государством. Этот конфликт может привести к катастрофе государства, поскольку на самом деле такие действия приведут к непредсказуемым последствиям. А вот "Хэзболлах" стала не только ливанской, а уважаемой частью всего исламского мира. Она может привлечь не только финансы, но и людские ресурсы, которые будут готовы к самопожертвованию. Спокойной жизни у Израиля точно не будет.

10.08.06

Накануне.Ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован