22 февраля 2007
118

Ловушка регулятора

Стремясь максимально подробно и жестко регламентировать работу коммерческих банков, ЦБ загоняет себя и всю российскую экономику в ловушку недофинансирования

Стали уже общим местом слова о пассивности российских банков, неохотно кредитующих отечественную промышленность или задирающих до небес процентные ставки. Мне кажется, что подобные взгляды требуют пересмотра, а соответствующие факты становятся все больше исключениями, чем правилом. Действительно, с 2000-го по 2005 год фактические среднегодовые темпы прироста кредитов были свыше 40% и намного опережали среднегодовые темпы прироста ВВП и промышленного производства страны. Причем кредиты активно выдавались не только самым крупным российским предприятиям, но и малым фирмам. Лишившись после кризиса 1998 года возможности много зарабатывать на рынке государственных ценных бумаг, банки начали активно конкурировать друг с другом на рынке коммерческого кредитования. Результатом этого и стал резкий рост объемов и числа выданных кредитов. И хотя отношение банковских кредитов к ВВП у нас составляет уже порядка 30% и по данному показателю Россия догоняет некоторые страны Центральной и Восточной Европы, ситуация с кредитной поддержкой развития российской экономики все еще не отвечает запросам отечественных предприятий.

Есть ли шанс обеспечить еще более высокие темпы роста кредитования без ущерба для устойчивости банковской системы? Ассоциация российских банков положительно отвечает на этот вопрос. Активно увеличивать (с нынешних 7%) долю кредитов в составе финансовых ресурсов предприятий, направляемых на инвестиции, можно. Рост объемов коммерческого кредитования напрямую связан с четырьмя главными условиями.

Странная неотзывчивость

Первое условие - наличие у банков источников значительных финансовых ресурсов, которые можно было бы направить на эти цели. Говоря другими, "банковскими", словами, у кредитных организаций должна быть длинная пассивная база. А сейчас главный источник длинных ресурсов для банков всего мира - деньги населения - в России таковым не является. Причина давно известна: срочные банковские вклады граждан могут быть изъяты ими в любой момент, причем на законном основании. Не будучи безотзывными, срочные вклады являются срочными лишь для граждан, а для банков они, по существу, приближаются к текущим. В результате банки боятся выдавать в больших количествах долгосрочные кредиты, опасаясь массовых, панических изъятий срочных вкладов, каждый раз случавшихся при кризисном развитии событий в банковском или любом ином финансовом секторе рынка. Как в такой ситуации можно всерьез говорить о решении популярной задачи "превращения сбережений населения в инвестиции" - загадка.

Поэтому длинные ресурсы сейчас - это собственные средства банков, облигационные и иные займы плюс (что бывает довольно редко) размещенные на большой срок депозиты предприятий и организаций. Для организации более высоких темпов роста кредитования банками долгосрочных инвестиционных проектов российских предприятий этого мало. Без принятия предложенных депутатом А. Г. Аксаковым и поддержанных Центральным банком и Минфином России поправок в 837-ю статью Гражданского кодекса о безотзывных срочных вкладах граждан доля банковских кредитов в структуре финансовых ресурсов предприятий, направляемых на инвестиции, будет расти медленно.

Госгарантии под инвесткредиты

Второе условие - повышение качества подготовки документов, предоставляемых заемщиками в банки. Рост профессионализма основной части российских банков сейчас идет более динамично, чем процесс улучшения качества материалов, прилагаемых большинством предприятий к своим кредитным заявкам. В результате из этих документов далеко не всегда виден реальный бизнес заемщика, перспективы его развития и качества обслуживания получаемых кредитов. Отсюда подозрительность банкиров, их медлительность при принятии кредитных решений.

Подобное недоверие банков к предприятиям, конечно, постепенно снимается, особенно по прошествии нескольких лет интенсивной работы банка с клиентом-заемщиком. Но, к сожалению, это требует времени. Несколько сократить период качественного повышения профессионализма российских менеджеров могло бы более активное продолжение президентской программы подготовки квалифицированных кадров для реального сектора экономики. Причем в первую очередь не путем направления их на обучение за рубеж, а посредством выделения дополнительных государственных средств на переподготовку по программам МВА в российских вузах. Уж чего-чего, а готовить грамотные бизнес-планы уже в ближайшем будущем обязан уметь каждый заместитель руководителя по финансам на всех российских предприятиях. Кстати, это было бы очень важным вкладом в один из четырех национальных приоритетов - образование.

Низкое качество передаваемых заемщиками в банк документов отчасти компенсируется надежностью и привлекательностью обеспечения, предоставляемого ими под кредит. Однако в российских условиях залоги и иные формы обеспечения обычно недокапитализированы, что не дает банку гарантий полного возврата средств при неудаче инвестиционного проекта заемщика. Полагаем, что для всех инвестиционных проектов размером более 100 млн рублей, особенно в несырьевых отраслях экономики, федеральный и региональные бюджеты могли бы автоматически предоставлять государственные гарантии в объеме до 50% кредитной заявки. Со временем интенсивность использования такого инструмента могла бы быть снижена. Однако сейчас, когда российская промышленность нуждается в радикальной модернизации производственного потенциала, он должен быть задействован очень широко.

Как бы чего не вышло

Третье условие роста объемов коммерческого кредитования - у банков должны быть развязаны руки для активизации этих операций, снята хотя бы часть многочисленных барьеров, которыми сегодня обставлены кредитные организации. Речь идет в первую очередь о разнообразных требованиях Центрального банка, не прописанных в федеральных законах, но тем не менее имеющих императивный характер и регламентирующих практически все сферы деятельности коммерческого банка. Обязательность требований, во-первых, нацелена на повышение надежности и качества работы банков, а во-вторых, жесткость регулирования призвана оградить клиентов от возможного недобросовестного поведения банков. Это воспитательная и защитительная функции Центробанка, не вытекающие напрямую из Конституции России (и даже противоречащие пункту 3 статьи 55,), но прописанные в Законе о ЦБ.

С другой стороны, жесткость и многочисленность обязательных требований приводит к чрезвычайному нагромождению отчетности банков, исчисляемой за год сотнями справок и документов. А это тысячи страниц. Естественно, это приводит к раздуванию бухгалтерских и налоговых подразделений банков, к ненужным дополнительным расходам, уменьшает эффективность работы банков и увеличивает процентные ставки по кредитам в целях компенсации этих расходов. Кто от этого выигрывает? Не знаю. А вот то, что однозначно проигрывают предприятия-заемщики, - знаю наверняка.

Однако еще большие проблемы возникают у банков не с формами отчетности, а с их содержанием. Например, требования о размерах резервов на возможные потери от выданных ссуд. В развитых странах размер резервов, оценка качества выдаваемых кредитов и потенциальной платежеспособности заемщиков - дело самого банка и его аудитора. Как сказал один европейский банкир, самый надежный заемщик тот, кому кредит дают вовсе без обеспечения. Почему это так? Потому что там считается, что поведение банкира рационально, а его бизнес и имя всегда значат для него несравненно больше, чем "доход", который он получит преступным образом путем разорения банка. Но попробуй объяснить эту нехитрую мудрость нашим проверяющим органам! Особенно в условиях молодого российского рынка, когда длительные и положительные кредитные истории еще только формируются, вследствие финансовой нестабильности в стране предприятия раньше пытались обойтись вовсе без займов и инвестиций.

Объективное противоречие между защитой клиентов и обеспечением большего динамизма в развитии банков разрешается в рыночной экономике путем активного использования страховых механизмов. Депозиты граждан и предприятий, как и любые иные формы вложения средств, лучше застраховать от рисков потери. Недаром же страхуют недвижимость от пожаров и ураганов, товары от затопления при морских перевозках или от порчи при хранении на складах и т. д.

Однако в России навыки страхования активов, включая банковские вклады, гораздо менее развиты, что и вызывает к жизни излишне жесткие защитительные реакции у регуляторов. Между тем есть два новых и принципиально важных момента, наличие которых должно подвигнуть Центральный банк к предоставлению добросовестным коммерческим банкам большей свободы. Это уже введенное обязательное страхование вкладов граждан и качественное изменение в поведении подавляющего большинства банкиров, начавших понастоящему дорожить своей репутацией.

Поэтому должны быть упрощены процедуры и обязательные требования, если деятельность банка прозрачна, застрахована и проверяется авторитетной аудиторской организацией. Скажем, можно перейти к уведомительному порядку регистрации увеличения капитала такого банка (с отзывом этого решения при обнаружении нарушений), сделать более гибкими и рекомендательными требования к формированию групп рисков и резервов. И таких предложений можно внести десятки. Они известны, неоднократно обсуждались на различных форумах, однако дело практически не движется. Причина - деятельность регулирующих органов по-прежнему ориентирована на принцип "ловить, а не развивать", они боятся либерализовывать банковскую сферу: как бы чего не вышло.

В наше время большая часть элементов регулирования в финансовой сфере означает реализацию неконституционного по своей сути принципа презумпции виновности каждого банкира. Пусть завуалированно, но провозглашается, что каждый банкир склонен к преступному поведению и разорению собственного банка. Ну и как на этом фоне будут чувствовать себя банки и их вкладчики?

Кстати, если следовать этой логике, столь же жесткому регулированию должны подлежать все компании, оказывающие публичные услуги, в особенности монополисты всех мастей, крупные магазины, небанковские пункты приема платежей от населения. Однако ничего подобного не наблюдается - для этих компаний нет ни специальных регуляторов, ни громадной нормативной базы. Несправедливо.

Стратег, а не цербер

Четвертое условие - приемлемый уровень инфляции при активной политике развития, проводимой государством. Действительно, для банков, пассивы которых формируются в рублях, а не посредством значительных зарубежных займов, снижающаяся инфляция напрямую влияет на ставку процента в сторону ее уменьшения. Это выгодно всем, в первую очередь предприятиям. С другой стороны, провозглашение борьбы с инфляцией целью номер один, как это фактически вменено Центральному банку, зачастую вступает в противоречие с долгосрочными задачами развития экономики. На поверхности инфляция - это избыток денег в обращении. Но в основе своей инфляция - это недостаток конкуренции, узость рынка товаров и услуг, сбои и ограничения в их производстве, транспортировке и продажах. Если дополнительные денежные средства способствуют росту производства и расшивки узких мест при доставке продукции потребителям, то инфляционный эффект носит краткосрочный характер, а в перспективе сменяется длительным дефляционным эффектом.

Именно поэтому ФРС США почти четыре года держала ставку процента ниже инфляции, что, естественно, противоречило либеральным канонам ("ставка процента всегда должна быть положительной"). Однако, отвечая на вопрос о причинах такой политики, глава этого ведомства Алан Гринспен подчеркивал, что преодоление низких темпов роста экономики США - более важная задача, чем борьба с инфляцией, неизбежной при отрицательных ставках процента. Для России это еще более важно. Отсюда необходимость расширения инструментов рефинансирования, особенно в направлении пополнения ресурсов, предоставленных коммерческими банками в виде инвестиционных кредитов. Только всемерное стимулирование инвестиционного процесса и роста конкурентоспособности российских предприятий может победить инфляцию.

Последовательно реализовав названные меры, мы сможем говорить о том, что у нас созданы условия для формирования суверенной банковской системы, активно и в достаточной мере обеспечивающей экономику кредитными ресурсами. Но боюсь, что это потребует очень больших усилий банковского сообщества в течение нескольких лет. Пока же регулятор продолжает больше "ловить" банки, вводя обязательные, а не рекомендательные нормы, нежели активно способствовать развитию банковской системы. Не загоняет ли он сам себя в инфляционную ловушку?

В развитых странах оценка качества выдаваемых кредитов - дело самого банка и его аудитора. Там считается, что поведение банкира рационально, а его бизнес и имя всегда значат для него несравненно больше, чем доход. Но попробуй объяснить это нашим проверяющим органам!

Антон Данилов-Данильян

Эксперт
23 Января 2006 г., Москва

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован