18 октября 2005
861

лучшать качество знаний врачей и провизоров

Какие пути сегодня есть у специалистов для углубления знаний о рациональном использовании лекарственных препаратов? Кто научит врача и провизора в далеком селе особенностям работы по программе ДЛО? Какие проблемы есть в этом процессе? Об этом сегодня наша беседа с ректором Института повышения квалификации специалистов здравоохранения Минздрава Хабаровского края акад. РАЕН, проф. Салаватом Шейховичем СУЛЕЙМАНОВЫМ.

- Салават Шейхович, когда был создан институт? Какие задачи он ставит, кто финансирует деятельность?

- В 2001 г. Институт повышения квалификации был учрежден краевой администрацией, ею он и финансируется. Возникла необходимость более интенсивно работать по повышению квалификации специалистов, факультеты федеральных вузов не успевают решать все задачи, которые в этой области стоят. Мы совершенствуем подготовку специалистов с высшим и средним специальным образованием, врачей и провизоров, обучаем медсестер и фармацевтов. Обучение и переподготовку прошли около 6 тыс. специалистов с высшим образованием и более 12 тыс. со средним.

Формально повышение квалификации в здравоохранении и фармации обязательно 1 раз в 5 лет. Но кто, к примеру, знал, что придется учить льготному лекарственному обеспечению? А ведь это иные алгоритмы действия и управленцев, и врачей, и работников аптек. Необходимо более глубокое изучение некоторых ЛС, о которых часть врачей и провизоров ничего не знает. В медицине, в здравоохранении, там, где знания часто обновляются, вузы без работы не останутся. Кто еще несколько лет назад говорил о доказательной медицине? Сегодня мы должны показать врачам, что это не просто красивый термин, а принцип повседневной работы, этому надо обучить. А внедрение формулярной системы? На многих территориях оставили только элементы этой системы и жалуются, что она не работает.

Остановимся на лекарственных препаратах. Сейчас у нас на фармрынке более 17 тыс. ЛС. Для врача и провизора стоит проблема выбора между действительно эффективными и, мягко говоря, не очень эффективными лекарствами, хотя по формальным признакам они могут быть идентичны. Кто учил врачей, как правильно выбирать? Но эффективность должна сочетаться еще и с экономическими возможностями государства, ЛПУ. А такого направления, как фармакоэкономика, раньше просто не существовало. Эти знания мы и преподаем на курсах с выдачей соответствующего документа. Особенность нашего вуза еще в том, что мы можем проводить обучение с выездом на рабочее место, причем как в Хабаровском крае, так и на сопредельной территории. Мы - составная часть здравоохранения края. После каждой коллегии Минздрава Хабаровского края мы получаем задание по исправлению какой-то ситуации.

- Какие образовательные ресурсы есть у вуза?

- Сегодня есть все возможности - хорошая информационная база. Мы можем проводить конференции в режиме реального времени, с участием московских, зарубежных специалистов, проводим уже в 4-й раз конференцию по доказательной медицине как основы современного здравоохранения. На наши научные форумы приезжают специалисты, признанные лидеры в различных областях медицины, у нас с ними хорошие контакты. Используются наш опыт, знания, вместе выпускаем справочники, методические пособия; есть и другие проекты. Нам нравится развиваться.

- Салават Шейхович, каковы на сегодняшний день, по-вашему, знания специалистов в глубинке? Могут ли и хотят ли они учиться?

- Судя по знаниям, которыми обладают специалисты - врачи, провизоры на местах, в деревнях, открытие института было своевременным и правильным решением. У нас тяжелые транспортные схемы, для многих оказываются непосильными большие расходы на транспорт, недостаточно информации и специальной литературы, высока ее цена, кроме того, приходится иметь в виду, что на прессу специфически воздействуют фармпроизводители, что искажает информацию. Так что далеко не всегда у специалистов есть возможность получить актуальную добросовестную информацию. В село молодежь едет неохотно, происходит старение кадров, у врачей привычки и знания по диагностике и лечению 30-летней давности, а ведь тогда и разговоров о доказательной медицине не было. Фармакотерапии тоже почти не обучали.

Главной проблемой остается сохранение интереса к профессии. Общество должно не только осознавать ее необходимость, но и достойно оценивать. А заработная плата в государственных учреждениях у врачей и провизоров унизительная, нельзя эксплуатировать идею бескорыстного служения обществу бесконечно.

Надо изменять и подготовку современного провизора. В реальной жизни провизору нужно больше знаний, связанных с ответственным самолечением. Конечно, фармработник не должен подменять врача, но реально его роль как консультанта возросла многократно.

Хочу обратить внимание на беспрецедентное количество отпуска рецептурных препаратов без рецепта. Аптечные работники не несут никакой реальной ответственности за это. Контролирующие органы этот процесс не отслеживают. Значительно меньше в аптеках нарушений по отпуску наркотических, сильнодействующих ЛС, спирта. А разве современные антибиотики не сильнодействующие вещества? Но посмотрим на другую сторону медали: фармкомпании не хотят работать сегодня над созданием новых антибиотиков, нужны большие инвестиции, короток срок жизни препарата в силу быстрого развития резистентности - вот обратная сторона бесконтрольного употребления антибиотиков. А к нему причастны провизоры и фармацевты, поскольку продают их без рецептов. Это нужно специалистам разъяснять!

- Есть такие мифы, которые приходится развенчивать?

- Есть традиции, которые приходится переламывать, особенно установку специалиста на то, что если выдан диплом один раз, то ты на всю жизнь специалист. Вторая традиция - пренебрежение к нормам права. Никогда у нас нормативную базу глубоко не изучали и не следовали ей. А врач и провизор не боги, они должны принимать решения относительно здоровья человека только с его добровольного информированного согласия. Почему-то наши специалисты сразу не осознают, что исполнение законодательных норм и правил - это не только защита пациента, но и защита врача и провизора. Понимание приходит, когда в деятельность здравоохранения и медицину включаются следователь и прокурор.

В отношении лекарственных препаратов тоже много устаревших правил. От многих из них весь мир отказался. Но врач - частица той системы здравоохранения, в которой мы живем. Управленцы, врачи, медицинские сестры, законодатели, которые должны обеспечить правовую базу, фарминдустрия - мы все связаны одной цепью. В ней же находится и все население, поскольку в нем живет идея о том, что наши личные привычки не важны, что забота о здоровье людей - проблема медиков.

- Приходится ли вузу обучать врачей взаимодействию с фарминдустрией, ведь контактов много, как и специфической информации?

- Доказательная медицина в базовые курсы пришла не так давно. А вера в информацию СМИ, в достоверность того, что написано на бумаге, давняя. И будет разрушаться еще долго. Пришел медпредставитель, принес красиво напечатанный материал - в большинстве случаев ему верят. Если приезжает известный специалист и продвигает определенное лекарство - ему верят безусловно. Как этому противостоять? Только благодаря разъяснениям и в т.ч. нашему влиянию специалисты начинают понимать, что все не так просто. Конечно, сегодняшние и вчерашние врачи и провизоры - это разные специалисты. Но сказать, что мы кардинально продвинулись в процессе обучения доказательности, - увы, пока не могу. Фирмы ведут себя активно, даже агрессивно. Мы и сами испытываем давление фармкомпаний, когда проводим конференции, конгрессы, получаем материалы в журнал "Здравоохранение Дальнего Востока". Пытаемся объяснить провизорам, врачам, что лекарство, кроме того, что это средство борьбы с болезнью, еще и товар, живущий по своим законам.

- Чем институт занимается в рамках программы ДЛО?

- Вуз разработал краткосрочный курс, и вместе со специалистами - организаторами здравоохранения и фонда ОМС ездим по территориям, объясняем, что это за система ДЛО, как она должна реализовываться. Приказ должен дойти до сознания исполнителя, и образовательная сторона - наше дело.

Кроме того, проводим анализ ситуации, лекарственного обращения в крае. Так что организаторы здравоохранения, фармации и клинические фармакологи загружены полностью. Выпускаем методические рекомендации, т.к. у врача и провизора в отдаленном районе должны быть под рукой материалы, которыми он может в любой момент воспользоваться. ЛС, МНН, воспроизведенные ЛС, кто раньше над этим задумывался?! А это - реалии нашей сегодняшней жизни, приходится все это объяснять. Готовы ли специалисты так работать? Есть требования - значит, их придется выполнять. Правда, некоторые компьютерные технологии облегчили практику аптеки и врача и уже не вызывают отторжения. Хотя, нужно сказать, не все принимают "на ура" дополнительную работу при низкой зарплате. Поэтому раздражение понятно. Но надо ведь получать в лице врача и провизора единомышленника, а не человека, формально выполняющего приказ.

Выполнять приказ будут, но на многие вопросы у специалистов нет ответов: каков принцип формирования списков ЛС по ДЛО? Их включения и исключения? Кто этим занимается? К кому апеллировать при возражениях? Когда Формулярный комитет работал при Минздраве, ясно было, кто и по каким принципам включает ЛС в списки и исключает, были фамилии разработчиков. Сегодня нам говорят "препарат необходим" - и врач должен поверить списку. А у каждого врача на счет его больного свое мнение. Сегодня же врача заставляют просто быть исполнителем. Задача вуза - сделать исполнение осмысленным.

Есть опасность и в том, что провизорам отдали целый ряд функций врача. И опасность лоббирования продаж торговых наименований ЛС, выписанных по МНН, через провизоров тоже существует. Мы это через некоторое время увидим. Фармработники еще более морально уязвимы: они работают ради больного, а по сути должны ориентироваться на коммерческую составляющую. А есть ли для оптимального выбора достаточные знания? Достаточно ли их дал провизору вуз? Ведь и программы, и количество часов пока что остаются прежними, нужна их коррекция. Фармакологии и клинической фармакологии должно быть по новым подходам больше, поскольку количество ЛС увеличилось многократно.

Главная наша цель - научить наших слушателей, ориентироваться в информационном поле, отличать достоверные данные и оценивать их для решения практических задач. Преподать основы формулярной системы, научить оценивать экономическую составляющую использования ЛС, т.к. ЛС будут меняться. То есть вуз должен обеспечить доступное и качественное обучение оказанию медицинской помощи. Для этого курсы ежегодно обновляются, проводятся анонимные анкетирования, которые учитывают мнение медиков и провизоров, особенно тех, у кого большой опыт практической работы.

Еще одна проблема, которую хотелось бы поднять, это отсутствие базы побочных действий ЛС. Приказ о регистрации такой информации, о создании центров в регионах есть, но он мертв, работают только несколько энтузиастов. А с современными ЛС так беспечно нельзя обращаться. У побочных действий ЛС в России должен быть свой "портрет", в стране проживают люди разных этносов, это накладывает отпечаток, эти особенности должны быть заложены в сознание врачей. Большее место должна занимать фармакогенетика. Скорость метаболизма, синтез ферментов различен, а причину находят мгновенно: "Больной принимает ЛС неправильно".

Это требует изменения качества подготовки клинических фармакологов, серьезного отношения к лабораториям клинической фармакологии.

Программа ДЛО высветила многие недоработки нашего здравоохранения, значимость проблемы рационального выбора ЛС - того, чем занимается клиническая фармакология. Сейчас есть реальный шанс сделать выводы и работу над ошибками.

Интервью И. Власовой

www.old.pharmvestnik.ru

18.10.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован