25 ноября 2004
4177

Лучше поздно, чем никогда

Начальник ГУВД Юрий Горлов, начальник Регионального управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Андрей Синильщиков, главный федеральный инспектор по Пермской области Николай Фадеев



Инициатор очередной встречи в редакции Главный федеральный инспектор по Пермской области Николай Фадеев обещал прибыть в "Звезду" с первыми руководителями областных силовых ведомств. В том числе с начальником местного ФСБ Юрием Лопаревым и прокурором области Александром Кондаловым. Кворума не получилось: кто-то внезапно заболел, кто-то ушел в отпуск. Несмотря на это, два генерал-майора - начальник ГУВД Юрий Горлов и начальник Регионального управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Андрей Синильщиков - вместе с инициатором встречи успешно выступили в роли компетентных собеседников, ответив на самые острые наши вопросы.



- Юрий Георгиевич, вопрос к вам. Недавно Президент России в интервью центральным каналам дал нелицеприятную оценку работе правоохранительных органов. Мол, хватит вмешиваться в экономику, шастать по ларькам, мелкими купюрами набивать карманы. Ваши комментарии? Вы согласны?
- Не согласиться с Президентом я не могу. Думаю, он обладает всей полнотой информации и правильно делает, что заостряет эти проблемы. Они существуют и в Пермской области. Некоторые заинтересованные лица пытаются решать хозяйственные споры с помощью милиции. По их заявлениям возбуждаются дела, проводятся оперативные мероприятия. Милицию пытаются втравить в конфликты по переделу собственности, как было, например, на Пермском фанерном комбинате. Но есть и другие факты, где наше вмешательство абсолютно оправданно. Это когда организованные сообщества, пользуясь обширными связями в милиции, в прокуратуре, судах, органах власти, создают преступные схемы уклонения от налогов. Более того - эти люди уже открыто идут в политику. Кто, если не я, должен с ними скандалить? Государство для того меня и поставило, чтобы им противодействовать.
- Что вы имеете в виду?
- Да тот же "Камкабель" и еще ряд предприятий и организаций, о которых так много шумела пресса. Я, конечно, готов принести извинения вполне законопослушным гражданам, на которых мы вынуждены были воздействовать, чтобы выявить преступные схемы уклонения от налогов, но другого способа уничтожения этой сети у нас нет. Для этого и существуют репрессивные меры и правоохранительные органы.
Но мы вовсе не стремимся во что бы то ни стало всех пересажать. Сегодня методы совсем другие. Нужно просто создать невыносимые условия для существования теневого бизнеса, сделать его прозрачным.
- Назовите все-таки конкретные фамилии!
- Фамилий фигурирует много. Это и всем известный кандидат в депутаты Законодательного собрания, и начальник его выборного штаба. Многие стремятся уйти от наказания, прорвавшись в депутаты. Но если эти люди займут депутатские кресла, то с кем потом будем бороться? С избирателями! Это очень опасно. Опасно для общества.
- Вы уже год руководите ГУВД области. Были попытки вас подкупить?
- Неоднократно. Приходили, говорили: "Мы знаем, что у вас очень низкое денежное содержание, готовы доплачивать и ничего от вас не требуем". Были предложения из администрации области, от того же кандидата, который через Генеральную прокуратуру добился встречи со мной. Но все эти попытки быстро прекращаются, когда я отвечаю: "Вы, собственно, где находитесь?" Да, много пишут о ценах генеральских погон и начальственных должностей. Но я за все свои должности и звания никому ничего не платил.
- Существует в Пермской области единая преступная пирамида, где все стыкуется? Есть человек, который возглавляет криминалитет? Общак у кого?
- Такого нет. Есть отдельные группировки. Кстати, они сами нередко страдают от преступлений. У всех машины угоняют, квартиры чистят. Каждый из них неоднократно обращался к нам за помощью.
- Сколько организованных преступных групп выявлено в этом году?
- В общеуголовной сфере - двенадцать банд. Много преступлений в экономической сфере. Это и мошенничество, и фальшивомонетничество, и преднамеренные банкротства. Всего выявлено преступлений на восемьдесят процентов больше, чем в прошлом году.
- "Российская газета" пишет, что недавно в Екатеринбурге авторитеты провели сходку по поводу обострения отношений с кавказцами, что там чеченские комитеты хотят подмять под себя славян. У нас в области есть подобное?
- Я не понимаю, что подразумевается под контролем. Действительно, на нашем Центральном рынке торгуют в основном азербайджанцы. Но никто там не притесняет русских. В Пермской области этническое влияние наблюдается только в сфере незаконного оборота наркотиков. Это цыгане и таджики.
Андрей Синильщиков:
- Я дополню. Действительно, наиболее организована преступность в сфере незаконного оборота наркотиков. Это сетевой маркетинг. Граждане Таджикистана занимаются в основном доставкой, а их распространением - цыгане. Сами понимаете, цыгане - это готовая система распространения чего угодно: наклеек, паленой водки, наркотиков. Они традиционно этим занимаются. Торгуют и беременные женщины, и несовершеннолетние. Выявлено около 130 преступлений в этой сфере, что в пять раз больше, чем за любой предшествующий год. Практически по всем состоялись приговоры.
- Вопрос Юрию Горлову. Есть сведения, что рынок "Гача", где торгуют техническим спиртом, контролируется мафиозной группировкой. Причем милиция прекрасно знает, кто там хозяйничает. Как такое может происходить?
- Да, всех торговцев мы знаем. Но они торгуют на законном основании, а мы ухитряемся при действующем законодательстве или даже при отсутствии такового привлекать их к ответственности. При покупке спрашиваем, можно ли пить, и в этот момент хватаем за руку. Но не понимаю, что значит "рынок контролируется".
Можно решить проблему на законодательном уровне - убрать возможность распространения суррогатных спиртов. Областное Законодательное собрание, кстати, обратилось в Госдуму с соответствующими предложениями, но там существует мощнейшее лобби этого бизнеса. Корни - в этом.
Андрей Синильщиков:
- Это очередной вариант, когда мы боремся с ветряными мельницами, сами их создав. Не просто так создав, а на законодательном уровне. А ведь нужно лишь признать спиртосодержащую продукцию подлежащей контролируемому обороту, и предложение упадет.
Кстати, проблема наркоторговли имеет подобное звучание. Ну, ловим мы тех, кто продает и распространяет, но корень-то проблемы не в этом. А в том, что есть рынок. Да, безобразный, да, теневой. Хотя одним изменением законодательства как раз-таки в сфере незаконного оборота наркотиков не обойтись. Весь комплекс проблем, и культурных, и социальных, надо решать.
- Андрей Алексеевич, год назад на встрече в редакции вы говорили, что в наследство от налоговой полиции вам достался список лиц и организаций, через которые легализуются прибыли от наркоторговли. Работает этот список?
- Я не утверждал, что у нас есть некие черные или белые списки, а говорил лишь о том, что та информация, которой мы располагали в период деятельности налоговой полиции, может способствовать раскрытию наркопреступлений. Что одна из задач - это выявление фактов легализации преступно нажитых доходов. Не скажу, что мы достигли многого, но некоторый результат есть. Один из примеров - деятельность подпольной лаборатории по производству средств синтетических наркотиков. В производстве еще несколько подобных дел.
- Вопрос к обоим генералам. Что делается для защиты свидетелей? Например, недавно было оказано давление на семилетнюю девочку, которая оказалась свидетельницей жестокого избиения русского парня группой таджиков.
Юрий Горлов:
- С этим фактом я лично разберусь. Если же говорить в целом, то законодательно защита свидетелей обеспечена. Есть возможность менять и фамилии, и место жительства, и даже внешность. Сложно бывает только обеспечить это финансово. К счастью, в большинстве случаев нашим свидетелям и очевидцам ничто не угрожает.
Андрей Синильщиков:
- У нас около десятка уголовных дел, где проходили засекреченные свидетели. Все давали показания. По всем делам состоялись обвинительные приговоры, ничего со свидетелями не случилось.
- Юрий Георгиевич, что вы считаете самым большим своим успехом в этом году и самой серьезной неудачей?
- Главное - удалось значительно улучшить показатели работы милиции, в принципе не меняя ничего. За счет внутренних резервов. Даже при росте количества преступлений мы достигли хорошей раскрываемости. По этому показателю область находится на втором месте после Эвенкийского автономного округа. А своей неудачей считаю кадровые прорехи. Я почти год проработал без первого заместителя. По всей видимости, это кончится тем, на эту должность прибудет человек со стороны.
- В своей работе вы используете телефон доверия. Какова его эффективность? Помог ли какой-то звонок раскрыть какое-то преступление?
- Конечно. Любое сообщение так или иначе помогает нам. Ежедневно на телефоны доверия ГУВД поступает более тридцати сообщений. Кроме того, есть телефоны доверия в районных отделах. Это очень хорошая форма. Кстати, успешно работают и передвижные пункты милиции. Мы постоянно общаемся с населением, собираем информацию. И люди охотно идут на сотрудничество.
- Года два назад сводным отрядам милиции, служившим в Чечне, Президент вынес благодарность. Теперь текст этой благодарности помещен рядом с вашим портретом на рекламном щите возле здания ГУВД. Вам это надо?
- Это обращение к гражданам. Направлено на то, чтобы милиция была ближе к людям, чтобы они знали нас в лицо, знали, куда обращаться.
- Долго еще будут посылать пермских ребят в Чечню?
- Я в Чечне в этом году был три раза. Местное население настроено, чтобы федеральные структуры там присутствовали, иначе война между тейпами перерастет в гражданскую. Но сегодня нормальной оперативной работы там не ведется. На мой взгляд, структуру там нужно в корне менять. Какой смысл посылать туда из Гремячинска оперуполномоченного? Разве он может за несколько месяцев создать агентурную сеть? Там нужно создать профессиональное, постоянно действующее подразделение.
- Существует ли единая областная программа обеспечения общественной безопасности? В свое время был разработан документ, подписанный генералом Герценом. Там было подробно расписано, что планируется сделать в каждом городе, районе, на улице и даже доме. Все это ушло в областную администрацию и, по всей видимости, кануло в Лету. Сегодня разрабатывается подобная программа, понятная каждому человеку?
- Стратегии в области нет. Мы занимается планами мероприятий. В этом году, на наше счастье, был профицит бюджета, и мы получили существенную помощь. Но что ждет в следующем году, не знаем. И я не согласен, когда вся ответственность за наведение общественного порядка ложится на одну милицию. Ведь уличные преступления из-за чего совершаются? Нет освещения, нормальных парковок для автомобилей, регламента работы ночных баров. То есть порядок нужно наводить в первую очередь в городском хозяйстве.
Николай Фадеев:
- Правильно, это не столько вопросы к милиции, сколько к властям. Какие у нас есть места досуга? В основном, казино, кабаки. А это та среда, где воспроизводятся клиенты уважаемого Юрия Георгиевича. Поэтому охрана общественного порядка - это прежде всего внятная социальная политика и направленная на эту социальную политику деятельность администрации, соответствующий подход к бюджетному процессу. Если не будет корпоративной работы в микрорайонах, мы не обеспечим комплексной системы безопасности.
- Вопрос Юрию Горлову о реформировании силовых структур. Сверху этот процесс уже начался. Объясните, в чем суть реформ.
- Действительно, Министерство внутренних дел видоизменилось. Управления теперь называются департаментами. Федеральная структура будет называться полицией, а местная - милицией. Нас это коснется в следующем году, когда мы должны будем перейти на федеральный бюджет.
- Административная реформа как вас коснется? Когда губернаторы будут назначаться, видимо, органы внутренних дел войдут в двойное подчинение: министру и губернатору
- Конечно, подчинение будет более жесткое. Сегодня губернатор возглавляет антитеррористическую комиссию, но на федеральные органы он не имеет влияния. Только может рекомендовать. А после реформы его влияние будет прямое.
- Николай Анатольевич, недавно, выступая по радио, вы сказали, что большинство населения якобы не готово к демократии. Но тогда получается, что этот неразумный народ выбрал и Путина.
- Общественное мнение - это миф. Особенно в нашем обществе, где большинство простых людей всю свою жизнь были отчуждены от собственности. А когда у человека нет постоянного экономического интереса, когда у него только личное подсобное хозяйство в виде двух соток, такое общество называется маргинальным. У такого массового сознания нет корней, экономических якорей. И из него можно вить любые веревки. Поэтому мы легко ввязываемся в ваучеризацию, потом эти ваучеры сбрасываем волной за бесценок, не получив ту самую "Волгу", что обещал Чубайс.
Мне кажется, Президент имел в виду как раз то, что за десять лет реформ мы не смогли, к сожалению, сформировать тот самый средний слой. Мы имеем олигархический капитализм. Очень узкий слой людей, имеющих доступ к ресурсам страны, полностью контролируют богатства страны, а остальные живут на уровне бедности. Причем понятие бедности у нас занижено многократно. Вот почему простой человек, которого приглашают на избирательный участок, накрывают ему стол, устраивают чаепития, откликается на предвыборные призывы, вне зависимости от того, что за человек пытается воспользоваться его голосом. Люди покупаются на эти вещи. Поэтому даже несовершенный механизм полуназначения губернаторов лучше, чем отсутствие возможности влиять на руководителей регионов. Губернаторскую вольницу мы с вами десять лет видели. К чему она приводит, тоже понятно.
- Вы имеете в виду годы правления Игумнова и Трутнева?
- ?!.
- Но если раньше миллиарды тратились на то, чтобы, как вы говорите, старушек чайком попоить, то сейчас все это повезут в чемоданах в Москву?
- Когда применяется механизм назначения, кандидат проходит через несколько игольных ушков: согласование с МВД, ФСБ, прокуратурой. Биография должна исключать какие-либо страницы криминального свойства. Только если человек по всем трем ведомствам не имеет обстоятельств, препятствующих назначению, идет согласование с Администрацией Президента и с Законодательным собранием. Все в теме. Все друг за другом смотрят. И втиснуть куда-то чемодан или даже маленький дипломат в этих условиях просто невозможно.
- Насчет назначения Трутнева. Он что, кристально чистый человек?
- В церковь не хожу, не исповедуюсь, грехи не замаливаю, соответственно, и других судить не буду.
- Но все-таки его проверяли?
- Безусловно.
- Вы согласны, что это называется власть бюрократии, а не демократия?
- Согласен, но настоящей демократии никогда не было. Власть всегда была отчуждена от народа. По определению.
- С Нового года, благодаря монетизации льгот, за которую проголосовало большинство в Думе, мы будем отброшены еще дальше...
- Выскажу свою личную точку зрения. Партия "Единая Россия" по большому счету не может называться политической партией. Это лишь прототип. Заготовка, из которой в перспективе может что-то получиться. Будет либо раскол, либо свертывание ее идеологии до чего-то внятно выраженного. Но пусть хотя бы такой механизм будет, чем разноголосица, которая не позволяет принимать никаких решений. Пусть сегодняшнее решение по той же монетизации льгот не совсем нас устраивает, но это все-таки решение.
- Есть слухи, что среди кандидатур на пост губернатора Пермской области рассматривается и ваша. Можете как-то прокомментировать это?
- Полнота наших с вами знаний по данному вопросу совпадает. Я знаю об этом тоже только на уровне слухов.
- Идут разговоры об упразднении института полномочных представителей после введения института назначения губернаторов. Насколько это реально? Если да, то где вы себя видите: в науке, бизнесе, во власти?
- Этот вопрос я задаю себе практически каждый день. Когда создавался институт полпредов, он имел чрезвычайный характер. Нужно было выстроить бюджетно-финансовую вертикаль, чтобы Россия не расползлась. Исторически задача выполнена. Теперь, когда губернатор станет федералом по природе, чрезвычайные функции ГФИшников, которых Кириенко назвал управленческим спецназом, перейдут к нему. Это однозначно. Думаю, это произойдет уже к середине следующего года. А функции федерального инспектора будут изменены. Должность останется, но это будет сотрудник Главного контрольного управления Президента. То есть контролер за контролером. Оставить губернатора одного, без политкомиссара - такого никогда не будет. Но те управленческие навыки, которые были нам привиты за эти четыре года, гораздо шире контрольных. И я лично контролером работать точно не буду. Поэтому пока нахожусь на развилке. Думаю, можно сделать и перерывчик на год-два, восстановить навыки корпоративного управления. Поэтому и появился проект на "Авиадвигателе".
- Несколько месяцев назад вы собрали у себя руководителей масс-медиа и выразили озабоченность, что СМИ оказались поделены, и это может существенно повлиять на безопасность в нашей области. Ситуация изменилась?
- Невысказанным поводом для той нашей встречи было понимание того, что за летние месяцы ряд представителей криминальных структур предпримут попытку обработать общественное мнение и избраться в Законодательное собрание. Как я и предполагал, целый ряд СМИ откликнулись на эти заказы и разместили известные публикации. Мы знаем, что существуют методы финансового, экономического контроля за СМИ. Существует целый холдинг, контролируемый определенными силами. Он работает на то, чтобы криминал прошел во власть. Но все мое существо протестует, чтобы люди, нарушающие закон, сами эти законы писали!
- Если вы ставите вопрос о независимости СМИ, то позвольте сказать и о действенности наших публикаций, в которых поднимаются серьезные проблемы нарушения законности. Это статьи о серьезных нарушениях земельного законодательства в природоохранных зонах, о злоупотреблениях в Фонде медицинского страхования, об алмазных приисках. Реакция на публикации практически нулевая, хотя есть Указ Президента от 1996 года, в котором сказано, что должностные лица обязаны реагировать на выступления в СМИ в трехдневный срок. У меня не столько вопрос, сколько просьба: взять это на контроль.
- Согласен: серьезные, общественно значимые публикации мы должны брать на контроль.
- И последний, традиционный вопрос: читаете ли вы газету "Звезда" и что можете ей пожелать?
Андрей Синильщиков:
- Газету читаю. Не может нравиться все, но в целом позиция издания импонирует своей открытостью, наличием собственной точки зрения и объективностью.
Юрий Горлов:
- Читаю, конечно. Это одна из основных газет, которые позволяют мне выполнять Указ Президента 1996 года. Но после публикации об небезызвестном кандидате в депутаты Законодательного собрания у меня появилось некоторое негативное отношение к газете. Хотя в любом случае мы должны сотрудничать, вместе формировать непримиримое отношение к преступным проявлениям.
Николай Фадеев:
- Газету читаю, а это уже оценка. Пожелание касается в целом СМИ. Вроде бы информации много, но нет настоящей аналитики, журналистских расследований. Например, по вопросам управления в городе Перми. В это надо нырять. Потому что как только мы оставляем власть в покое, она стыкуется с бизнесом и преступным миром, и мы получаем мафию. Прозрачность государственного и муниципального управления достигается через анализ в СМИ. Ваше издание одно из немногих способно на такого рода анализ. К счастью, "Звезда" - единственное из местных изданий, которое берется за такие расследования и позволяет себе "роскошь" быть независимой.


Текст: Елена ВЕСЕЛКОВА. Фото: Владимир БИКМАЕВ.

www.nevod.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован