25 февраля 2009
680

Любовь и доллары

Глядя на нее, кто-то недоумевает, кто-то говорит: "сама виновата".
А она просто верила, доверяла, сопереживала. Потому что она - женщина. Потому что она была женщиной любящей.
И эта жесткая правда о ее судьбе не для тех, кто готов бросить ей "сама виновата", а для остальных, которые легко могут оказаться на ее месте.

Да и что ж его было не полюбить-то? Собой хорош. И, как говорится, мужчина вполне состоявшийся. И благороден, что в наши дни не часто встретишь. Любая женщина обратила бы на него внимание. Вот он бы точно обратил внимание не на всякую женщину. Всякая ему даже по большой любви не нужна была бы.

Мария Волкова и Сергей Гуздь* познакомились в кафе осенью 2005 года. Мария - преуспевающая бизнес-леди, Сергей - не менее преуспевающий бизнесмен, генеральный директор и владелец известной строительной компании. Оба были одиноки: она - в разводе, он - вдовец. Но с детьми: у Марии - сын, у Сергея - два. "...Встретились два одиночества". Чем не сюжет для сериала со счастливым концом?

Они стали встречаться, и очень скоро Сергей стал говорить о семье. В серьезность намерений отца-одиночки Мария поверила. Особенно ее тронуло то, что любимый мужчина трепетно и нежно относится к детям. Для русской женщины это значит не мало.

Далее, как и положено в сериалах, наступили трудные времена. У него. Бизнес дал трещину. А может, и не дал, и все это была просто выдумка. Важно то, что она поверила и по его просьбе ринулась спасать близкого человека. Ему нужны были деньги. Много. 250 тысяч евро. Конечно, ненадолго! И возврат - с процентами.

Мария собирала эти деньги по друзьям и знакомым. Ей, конечно же, давали, так как верили, что она вернет. А она верила ему.

Но пришел срок возврата долга, и Сергей попросил Марию вернуть деньги за него. Проблемы, понимаете ли! И она снова вошла в его положение, и выкручивалась, и краснела перед своими друзьями. Свое состояние Мария объясняет так: она была словно кролик перед удавом. А ненасытному удаву все было мало. И осенью 2006 года Гуздь, поклявшись жизнью и здоровьем своего младшего сына, упросил Марию влезть в новый долг. На сей раз был заключен кредитный договор между Сергеем Гуздем и гражданином по фамилии Кудрявцев на сумму 120 тысяч долларов. Мария выступала в качестве поручителя, а залогом по договору выступал нотариально заверенный договор купли-продажи ее трехкомнатной квартиры. К слову, принадлежала она на правах собственности несовершеннолетнему сыну Марии - Антону.

Мария Волкова уже тогда понимала, что происходит что-то не то. И отнюдь не пылкая любовь и страсть лишали ее трезвого разума. Во-первых, удав умел так давить на женщину, что она стала бояться его, а он, хвастаясь татуировкой барса или пантеры, доверительно сообщил ей, что является тайным сотрудником некой спецгруппы, в которую очень серьезные люди входят. И второе. В это можно верить, можно в этом сомневаться, но люди, обладающие сильной волей, способны подавлять других людей.

Будучи по самые уши в долгах, фактически без квартиры, Мария, подчиняясь воле Сергея Гуздя, берет в двух банках потребительские кредиты на суммы 120 тысяч и 149 тысяч рублей под 22 и 25 процентов годовых. Деньги у нее, разумеется, тут же забирает возлюбленный.

Вот такая дорогая любовь длиной в два года. Цену этой любви сосчитать несложно. Наверное, она увеличилась бы, если бы в один из дней Мария не восстала против душившего ее удава.

Она наконец-то нашла силы признаться самой себе в том, что ее нагло обманули, и начала свое собственное расследование. Правда, которая выплыла при этом, убивает наповал.

Во-первых, "почившая" во время родов супруга Сергея таинственным образом "воскресла". Оказалось, что живет она вместе с ним и детьми, нигде не работая и ни в чем при этом себе не отказывая. Во-вторых, к своему ужасу Мария обнаружила, что за любовь альфонса ей пришлось заплатить не только рублем, но и квартирой сына, которая отошла в распоряжение кредитора Кудрявцева уже через несколько дней после заключения договора между ним и Сергеем Гуздем. Конечно, рекордной скорости, с которой в УФРС по Санкт-Петербургу и Ленобласти было зарегистрировано право частной собственности на квартиру, не грех было бы и удивиться. Однако учитывая небольшую зарплату регистраторов, можно допустить, что столь оперативная работа иногда помогает им пополнить свой скудный бюджет. Смущает другое: тот факт, что отчуждение квартиры произошло на основании распоряжения муниципальных органов, под номером которого на самом деле был издан совершенно другой документ, не вызвал абсолютно никакого интереса у сотрудников правоохранительных органов предлоги, которыми ОБЭПовцы прикрывали свое нежелание "заморачиваться", гарантированно могут войти в анналы юридической казуистики.

"В ходе работы по материалу опросить гражданина Гуздь не представилось возможным, так как в указанном месте гражданкой Волковой он не проживает. Таким образом, в установленные законом сроки в действиях гражданина Гуздь признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, не усматриваются". Такую поразительную причинно-следственную связь выявил оперуполномоченный ОБЭП УВД Центрального района. Между тем, как выяснилось, "неуловимого" господина Гуздя хорошо знают не только бывшие коллеги по бизнесу, сумма долга перед которыми исчисляется у альфонса в многонулевом долларовом эквиваленте, но и судебные органы Невского района, куда отчаявшаяся женщина обратилась с иском к бывшему возлюбленному.

- Оказалось, что до меня в суде побывали уже три женщины с денежными претензиями к Сергею, - рассказала нам сама Мария. У меня сохранились его расписки, в которых он обязался отдать мне все долги, сумма которых на ноябрь 2008 года составляла более 250 тысяч долларов США. Суд постановил взыскать лишь часть долга - 525 тысяч рублей. Остальные деньги до сих пор пытаюсь вернуть с помощью милиции. Хотя, честно говоря, я потеряла всяческую надежду и веру в справедливость нашего закона и правосудия. Меня гоняют по кругу, занимаясь отписками, не предпринимая никаких мер, чтобы виновный был наказан.

Доказать мошенничество со стороны альфонсов действительно сложно. Как правило, ослепленные любовью или, напротив, запуганные угрозами женщины оформляют кредит на свое имя и редко с кем делятся подробностями - на чьих "счетах" на самом деле оседают полученные в банке или взятые взаймы у друзей средства. Но, к сожалению, в практике российского законодательства нередки случаи, когда понятие "сложно доказуемое" подменяется понятием "отсутствие состава преступления". Возможно именно поэтому, по словам петербургских юристов, случаи "доверительного" обмана сегодня приобретают массовый характер и, учитывая латентный характер подобных преступлений, грозят перерасти в серьезную проблему "кризисного" времени.

25 Февраль 2009 г.

Статья из газеты "Новости Петербурга".
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован