06 октября 1991
5267

Любви все возрасты покорны

Она не похожа на звезду. Без макияжа и косметики она не очень-то и похожа на ту "диву" Катю Семенову, которую зрители обычно видят на концертах и экране телевизора.

- Я не светская дама и не богема - больше "домашняя",- говорит певица.- Вне сцены никогда не крашусь, не мажусь и лицо "не делаю". Дома предпочитаю быть такой, какой сделала меня природа... Другое дело на сцене.
Мой сын Ванечка долго не мог понять, почему его маму показывают по телевизору, а вот Сережину - нет, хотя она всегда такая нарядная. Правда, теперь, когда он немного подрос, стел понимать, что дома я просто его мама, а на экране телевизора или на концерте - для всех других - артистка, певица.
- И какая же ты ему нравишься больше!
- По-моему, и такая, и такая.
- Наверное, трудно сочетать дом и семью со сценой!
-- А что делать? Жизнь артиста - это поезда, машины, самолеты, гостиницы. Конечно, бывает тоскливо и трудно. Скучаю по дому, по сыну ужасно. Для меня Ванечка - как свет в окошке. Сама я рано лишилась родителей и знаю, что должен испытывать ребенок, когда, мамы нет рядом.
- Твои песенные герои каждому близки и понятны. Это придает им какую-то особую привлекательность и силу. Чем ты сама объясняешь такую тематическую избирательность?
- Я никогда не была "конъюнктурной" певицей. Никогда не пела о партии родной, вождях народа, великих стройках коммунизма и битвах за урожай. Я пела о любви. Пела о женщинах - счастливых и не очень, о верности и измене, мечтах о красивом и благородном принце. Мои песни не заумны, не ложно многозначительны. В них все всем понятно. Я трогательно люблю своих песенных героев, переживаю за них вместе с ними. Свои чувства стараюсь передать слушателям. Наверное, это и привлекает, располагает их ко мне. Реакцию зала я всегда интуитивно чувствую. Его настроение сразу передается. Для меня это очень важно. Я не могу выступать, если не ощущаю сопереживание слушателей, если с ними нет обратной связи.
- А такое случалось?
- В первые годы бывало. Из-за моей неопытности или излишней самоуверенности.
- Но эти "излишки", наверное, и помогали пробиться на эстраду? Ведь без связей и "спонсоров" разного рода тебе было не просто занять лидирующее место среди певцов.
-- Конечно, непросто. Я же не из потомственных артистов, а тем более певцов, которые своих чад толкают на сцену, используя свое имя и связи. Жизнь приучила меня к борьбе за существование. Она кружила меня со страшной силой. Одно я поняла на всю жизнь, что всего надо добиваться только своими руками, самой. Я научилась не только жить, но и выживать. Мечта о сцене не давала покоя. Однажды в "Комсомолке" прочитала о телевизионном конкурсе "Золотой камертон", с помощью которого хотели выявить тех, у кого есть способности к вокалу. Это должно было быть что-то вроде передачи "Алло, мы ищем таланты". Я набралась смелости. Подумала: а, где наша не пропадала, терять мне все равно нечего, и решила заявить о себе. Правда, прибегла к некоторым авантюрным ходам. Сама себе написала характеристику, заявку и даже отзывы. Все это отнесла в штаб конкурса и особой надежды на успех не питала. Однако прошло какое-то время, и я вдруг получаю приглашение.
Пришла на телевидение, и тут выяснилось, что выступать-то мне по существу не в чем. Не в том же, в чем хожу обычно по улице и дома. Об "экипировке" я и не подумала. Режиссер посмотрел на меня, недоуменно пожал плечами и срочно отправил в костюмерную, чтобы подобрала что-нибудь из "реквизита". Примерила одно, другое платье. А они все с бантиками, оборками, рюшечками, блестками. Я была похожа в них на чучело огородное, даже не на барышню из прошлого века. Отчаявшись, надела современный комбинезон, кроссовки и решила - будь что будет.
Конкурсантки, мечтавшие стать звездами, облили меня презрением. С шикарными прическами, благоухающие французскими духами, они снисходительно и свысока взирали на меня, как на дурнушку и золушку.
И тем не менее. Мне было не до них. Я шла отважно на свой "решительный бой", как на Голгофу. Шла петь для себя, для людей. Я пела тогда с упоением. Пела так, как будто это было в последний раз. И... победила. Зрители выбрали меня. Их не смутили ни мой будничный "наряд", ни моя прическа - обычная короткая стрижка. По-моему, именно это их, наоборот, как раз и привлекло. То, что я пришла к ним только с песней и ничем другим обольщать не собиралась.
С тех пор на довольно продолжительное время комбинезон и кроссовки стали моим талисманом, моей сценической "униформой". Они помогли мне создать определенный имидж, стиль. Ну а потом уже по мере "взросления" я стала переходить в другую ипостась - из подростковой в женскую. Но и в таком качестве никогда не прибегаю к излишним блестящим и ярким, позванивающим "цацкам" и вычурным фасонам. Вообще считаю, что внешний облик певицы должен соответствовать ее возрасту. Преображение девушки в старуху и наоборот, если, конечно, актриса делает это талантливо и правдоподобно, может быть оправдано только в драматическом театре.
- А что было после "Золотого камертона"? Как дальше складывалась твоя теперь уже творческая жизнь?
- Потом были: "Шире круг", "Утренняя почта" и другие передачи. Сейчас, правда, у меня некоторый телевизионный "простой". Дело в том, что на ТВ стало трудно пробиться. Ужесточились условия, но отнюдь не художественного порядка. Особенно для тех, кто уже завоевал себе на эстраде какое-то имя. Мы же не будем платить бешеные деньги и ставить на стол "автомобиль", чтобы нас "показывали". Это они должны нас упрашивать, чтобы мы выступили, если действительно хотят, чтобы телевидение пользовалось и популярностью, и уважением у народа.
На деле же все происходит наоборот. Эфир нередко предоставляют охотнее тем, кто больше платит. Обидно, конечно, но я от этого не схожу с ума. У меня и без телевидения много концертов, много гастролей. По всей стране, за рубежом - ближнем и дальнем. Я чувствую, что нужна своим слушателям, что они ждут моих песен. Так что пусть телевидению платят за рекламу те, кто в ней нуждается, потому что выступают в полупустых залах. Своим слушателям, которых люблю и которые верны мне, я с удовольствием и наслаждением отдаю свое сердце и душу, которые вкладываю в каждое свое произведение.
- Именно "свое". Ведь ты сама стала писать песни. Они душевны, умны и жизненны. Как случилось, что ты стала "сочинителем"?
- Баловаться сочинительством я стала много раньше, чем заявила о себе в таком качестве. Тогда стеснялась об этом говорить, а тем более что-то показывать. Считала, что поднимут на смех, скажут: ты - певица и пой себе на здоровье, а сочинять предоставь другим, кто этим специально занимается, имеет к тому призвание.
Но мои личные переживания, наблюдения, мысли не могли оставаться во мне и просились наружу. Мне нужно было их выплеснуть, поделиться с другими. Словом, реализоваться еще и в таком плане. Попробовала, даже не прибегая к какой-либо мистификации на всякий случай, чтобы не позориться, если не получится. Но все получилось. Зрителям понравилось и даже очень. Успех окрылил меня, и с тех пор я выпустила уже две пластинки со своими собственными песнями: "Чудес не бывает", "Демьян", "Дом за бугром", "Телеграмма", "Жизнь меня кружила".
Сейчас на эстраде появилось великое множество всевозможных певиц и групп. Не кажется ли тебе, что эти "факиры на час" оказывают на молодежь отрицательное воздействие при всей их кажущейся популярности. Портят ее представление о прекрасном. Создают ложное понимание о том, что такое настоящее искусство, какой должна быть настоящая музыка! Между тем их безудержно рекламируют на все лады.
Раньше был все-таки какой-то отбор, а теперь царит беспредел. На эстраду хлынул поток смазливых, с мизерными голосами исполнителей. Получается парадокс: чем совершенней радиотехника, тем больше таких, которые делают ставку на микрофон. Хотя, казалось бы, он должен служить именно искусству, а не халтуре. Запоминать нынешних исполнителей становится все труднее и труднее: индивидуальность исчезает все больше и больше. Не хочу никого называть персонально, как образец близости. Кто пожелает и сам разберется.
- Катя, ты сейчас осваиваешь вторую профессию - киноартистки. Нашла ли ты себя в этой новой для тебя роли?
- Все получилось тоже совершенно случайно. Однажды после концерта ко мне подошла женщина, представилась - Оксана Байрак, режиссер Киевской киностудии, и предложила сниматься. Я, конечно, дала согласие. А что? Интересно ведь увидеть себя на экране. Прошло какое-то время, и меня вызвали на съемки. Я уже заранее знала, что для меня специально написана главная роль в фильме "Оплачено заранее". Сюжет таков: Кристина (это я), бывшая певица, остается не удел. Подруга предлагает ей новую работу... в сумасшедшем доме по реабилитации больных, за которых родственники платят большие деньги. У Крестины положение безвыходное, и она принимает предложение подруги. Своих подопечных она старается вернуть к нормальной жизни всеми доступными ей средствами - песнями, танцами, прежде всего. Но все оказывается напрасным. Тогда она упрашивает отпустить их вместе с ней в путешествие. Они отправляются в поездку по разным города и даже странам. Общаются с людьми и постепенно возвращаются к нормальной жизни. Вместе со мной снимались артисты из Риги, Харькова, Киева. Все было очень увлекательно, но трудно. Работа в кино для меня непривычна и своеобразна. Но я осталась довольна. Столько новых впечатлений, встреч, контактов...
- Сейчас многим трудно живется, и твои песни о любви, как живая вода. Ведь нельзя же, в конце концов, думать только о магазинах и еде. Знаешь, есть у Чехова в "Дяде Ване" монолог, который начинается словами "Мы увидим все небо в алмазах". Так вот сегодня их переиначили: "Когда же мы увидим "все небо в колбасах".
- Кому что. Я, например, думаю, что как бы трудно ни было - победит любовь. Во все времена влюбленные видели небо, именно в алмазах. Колбасы - удел ограниченных, пошлых, примитивных людей. От голода у нас в стране никто не умрет, я в этом твердо убеждена, и не надо делать культа из колбасы. Я остаюсь неисправимым романтиком, и верю, что "любви все возрасты покорны" при любых обстоятельствах. От нее не застрахованы ни пионеры, ни пенсионеры. Поэтому я и говорю, и пою о любви.

Валентина Терская
1991г.

www.katya-semenova.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован