20 января 2009
2207

Людмила Аринина: `Искусство-это чувство меры`

Одним из лауреатов прошедшей недавно в Челябинске пятой народной премии "Светлое прошлое" стала актриса Людмила Аринина. С 1956 по 1963 год она выступала на сцене Челябинского театра драмы имени Цвиллинга. Наше интервью - с любимой южноуральцами актрисой кино и театра.

Людмила Аринина - заслуженная артистка РСФСР, снялась в более чем 50 фильмах. Среди них "Гостья из будущего", "Строговы", "Белорусский вокзал". И хотя главных ролей (таких, как, например, в картине "На всю оставшуюся жизнь") у нее было не так уж и много, ее второплановые героини все равно сделали ее довольно известной актрисой.
Последней лентой в фильмографии Людмилы Михайловны значится картина "Чизкейк". Она была показана на фестивале "Киношок" в программе "Кино без площади" и рассказала историю о том, как три незнакомых друг другу человека (один из которых 12-летний мальчик) снялись в рекламе торта. На экране они изображали счастливую семью. А после съемок не смогли вернуться в прежнюю реальность.

Помимо кинематографа Людмилу Михайловну также связывают не менее крепкие узы с театром. С 1956 по 1963 год она была актрисой Челябинского театра драмы имени Цвиллинга. Челябинский зритель должен особенно помнить ее по ролям Женьки Шульженко в "Фабричной девчонке" и Нади в "Старшей сестре" (обе пьесы принадлежат перу Александра Володина). А всего два года назад Любовь Михайловна рассталась с московским театром "Мастерская Петра Фоменко".


- Вы, как известно, ушли из театра, но продолжаете сниматься в кино. И недавно вот снялись в фильме "Чизкейк". Не могли бы поподробнее рассказать об этом проекте?
- Я согласилась на съемки (хотя соглашаюсь я далеко не на все), потому что в этой работе, как мне показалось, был очень необычный сценарий. В нем была интересная мысль. Она как-то хорошо оформлялась. И после разговора с режиссером (Евгением Звездаковым. - Прим. ред.) я поняла, что мы, в принципе, думаем с ним об одном и том же. Но когда я пришла сниматься и стала предлагать какие-то дополнения, которые изобрела, я поняла, что это режиссеру совсем не нужно: у него уже, вероятно, была выстроена в голове сухая линия главного героя - мальчика. Мне же казалось, что этот мальчик должен был изменяться при взаимодействии с новыми людьми. И после встречи с добрым человеком (соседкой) он должен был чуть-чуть оттаять (до он был весь как замороженный Кай). Но - этого не понадобилось, и я жутко огорчилась. Поэтому даже не хочу смотреть этот фильм.

- А вообще следите за громкими российскими кинопремьерами?
- Конечно, меня это интересует. Однако смотрю я выборочно. Перед поездкой в Челябинск, например, я посмотрела "Стиляг" и "Обитаемый остров". И поскольку "Остров" все равно похож на эти "Турецкие гамбиты" - это не мое кино. Я его не понимаю. Если это не про человека, а про спецэффекты, мне это неинтересно. Что касается "Стиляг": он, естественно, сделан мастерски, учитывая, что там был хороший, думающий режиссер (Валерий Тодоровский. - Прим. ред.), и мысль интересная. Однако мысль эта, как мне кажется, все-таки резко выражена. Ее можно было подать и помягче. Помните эпизод, когда Фрэд дает Мэлсу книжку (та оказывается "Камасутрой". - Прим. ред.)? Зачем мне эту книгу нужно было листать, как зрителю? Гораздо дороже было бы, если бы по глазам этого юноши можно было понять, что там что-то такое, нечистое. Я протестую против таких резкостей. Искусство - это все-таки и чувство меры.

- Вы вроде бы не любите сериалы. За что?
- Я не то чтобы не люблю сериалы, просто я не могу в них работать. Наверное, не потому, что они плохи, а потому, что надо иметь другую технику профессии. Там все суматошно: скорее-скорее! давайте снимать! время - деньги! Но, подождите, давайте разберемся: что происходит по сюжету? кто кому кем приходится? И - это ужасно. Все как-то недодумано, быстро сворачивается, нет воздуха. А чтобы преподнести все выпукло, нужен воздух. Недавно, кстати, я снялась в роли бабушки-следователя, Пуаро своего рода. Там за основу было взято произведение Татьяны Устиновой "Закон обратного волшебства". И получилось вроде бы неплохо.

- Вы говорили, что, работая в челябинском театре, были баловнем этого театра. Были ли вы таким же баловнем в других театрах?
- Тут я имела в виду то, что я была баловнем не внутри театра, а среди зрителей, так как (тем мне еще и дорог Челябинск) здесь я знала, чувствовала своего зрителя. В других же театрах такого не было.

Ткачев Евгений Валерьевич

20.01.2009

www.up74.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован