18 сентября 2007
10667

Людмила Картофеева: `Долгая дорога в космос`

Юрий Михайлович Батурин удивителен для многих современников: мог бы занять престижную хлебную должность, а выбрал место, где даже воздуха нет
В наше время, к сожалению, перестали понимать людей, у которых есть мечта... не о деньгах. Помните, в 2001 году первый космический турист Денис Тито шокировал весь мир, отдав за 8-дневное путешествие к звездам 20 миллионов долларов. А он десятилетиями шел к своей мечте и теперь считает, что 60 с хвостиком лет, которые он прожил, и 8 дней в космосе - две разные жизни.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В том же полете с космическим туристом на борту обязанности бортинженера выполнял прославленный выпускник Физтеха, Герой России Юрий Батурин, окончивший МФТИ в 1973 году по специальности "Динамика полёта и управление космическими аппаратами". У миллионера-американца и российского космонавта есть одно общее: готовность изменить свою жизнь ради космоса.

Юрий Батурин изменил ее так, что, прочитав его биографию, трудно поверить, что все в ней написанное об одном и том же человеке. События, смена профессий, иностранные языки, плавание, написанные книги (полтора десятка) и законы страны, фотоработы и живопись, журналистика, юриспруденция, математика-физика, докторская степень, близость к руководителям страны, 2 полета в космос... 5 высших, совершенно разноплановых, образований: МФТИ, юридический институт, факультет журналистики МГУ, Высшие курсы академии Генштаба и Дипломатическая академия МИД...

 

 

 

 

 

 



Еще в начальных классах становится понятно, ребенок "гуманитарий" или "технарь". Определение наклонностей Юрия Батурина представляло в каком-то смысле для учителей сложность - с пятого по восьмой класс он мечтал стать летчиком, штудировал соответствующую техническую литературу, но после того, как у него обнаружилась близорукость, решил, что летчика из него не выйдет. Он увлекся международными отношениями и журналистикой - даже начал писать рассказы. Но в журналистику тогда не пошел, решив, что для такой работы сначала нужно "посмотреть жизнь", и поступил в МФТИ. По его собственному признанию, его бросало из стороны в сторону, прямо как у канадского юмориста Стивена Ликока: "Он вскочил на коня и поскакал в разные стороны". Появилось ощущение, что жизнь утекает между пальцев, а столько интересного вокруг, все хочется успеть... Пока едешь в метро, например, учить иностранный язык...


На третьем курсе Физтеха (он учился на Факультете радиотехники и кибернетики - ФРТК) у Батурина опять появилось ощущение, что скачет не туда. И он перевелся на аэромех. Посчитал, что с ФАКИ распределят работать инженером в космическую фирму, а в оттуда можно и в космос стартануть (действительно, в 70-х годах в состав космических экипажей стали включать бортинженерами и не военных специалистов). После института работал во всемирно известной Ракетно-космической корпорации "Энергия" имени С.П. Королева (тогда - сверхсекретном Центральном конструкторском бюро экспериментального машиностроения (ЦКБЭМ) инженером, затем старшим инженером, разрабатывал систему управления космическим кораблем "Союз", на котором впоследствии летал. В 1975-ом подал заявление о приёме в отряд космонавтов "Энергии". Но близорукость опять сделала такую, казалось бы, близкую цель, трудноразличимой. Юрия Михайловича опять "забраковали" из-за проблем со зрением.


В 1980 году окончил вечернее отделение Всесоюзного юридического института по специальности "Правоведение" и начал работать в Институте государства и права АН СССР. Затем - вечернее отделение факультета журналистики МГУ и диплом журналиста. Правда, образное мышление Батурина все равно давало математический уклон: например, один из его любимых образов - невозможная фигура (например, треугольник Пенроуза, который несложно нарисовать, но нельзя воспроизвести в трехмерном пространстве; их активно использовал в своем творчестве знаменитый график Мауриц Эшер, также один из любимых хужожников Юрия Батурина).

Чем бы не занимался Юрий Михайлович, он делал на грани физики и лирики, и, наверное, поэтому сейчас трудно найти, например, второго такого журналиста, который сыграл бы для своей "отрасли" столь эпохальную роль: в 1989 г. написал в соавторстве с Михаилом Федотовым и Владимиром Энтиным проект закона СССР "О печати и других средствах массовой информации". Поистине революционный для тех времен закон был принят 12 июня 1990 года и провозглашал свободу массовой информации и отсутствие цензуры. Затем они же в 1991 году разработали российский закон "О средствах массовой информации", который, по сути, до сих пор сохраняется в практически неизменном виде. За исключением "некоторых глупостей", по словам Михаила Федотова, "которые туда понатыкали" за эти годы. Но, по большому счету, кардинально испортить его так и не удалось - как всякое качественно сделанное изделие, по словам Юрия Михайловича, он обладает хорошим запасом жизненного ресурса.    
 

 

 

Политические события начала 90-х затянули в свой круговорот. Работал постоянным консультантом программы "Итоги" Российской государственной телерадиокомпании "Останкино", советником председателя телекомпании по юридическим вопросам и по совместительству - старшим научным сотрудником Института государства и права Академии наук СССР.
 

Попал в команду Горбачева, был помощником Ельцина по юридическим вопросам, по национальной безопасности, секретарем Совета обороны РФ и т.д. Помимо работы на государственной службе, с 1993 года преподавал в Школе права СМИ, созданной при Фонде защиты гласности. Руководил Комиссией по высшим воинским должностям и званиям, а также Межведомственной комиссией по химическому разоружению. Почти пять лет с президентом Ельциным - поистине немыслимый срок в то нестабильное время. Но в 96-ом, после обновления президентской команды, во власть пришли пиарщики, которым, по словам Юрия Михайловича, было все равно, какой будет политика, главное - как она выглядит по телевидению. Многие государственные должности превратились в личный бизнес. Высоколобые принципиальные ученые во власти стали не нужны.
 


Именно тогда Юрий Михайлович мыслями вернулся в космос. Испытания - на центрифуге и другие - прошел блестяще, а нормативы по зрению уже перестали быть столь строгими, как в 70-х. В августе 1998 года Батурин выполнил свой первый космический полет на орбитальный комплекс "Мир" в качестве космонавта-исследователя, а во второй на Международную космическую станцию, в 2001 г. пошел в качестве бортинженера первой экспедиции посещения. Он стал 90-м космонавтом по нумерации, принятой в Советском Союзе и продолжаемой в современной России, а в мире - 382-й по счету.

 



Он вернулся в космическую отрасль из политики и ни разу не пожалел, хотя многих удивил своим поступком: мог подыскать себе хлебную должность, а выбрал место, где даже воздуха нет...


Юрий Михайлович называет годы работы в Звездном городке самой яркой частью своей жизни. Космос притягивает и сильно изменяет человека. Конечно, его воздействие на человеческую психику можно объяснить рационально - с помощью физико-химических реакций, но другое объяснение Юрия Михайловича лучше и понятнее: посреди бесконечной черноты и безмолвия в маленьком корабле с 3,5-миллиметровыми стенами легче понять, что такое жизнь и как она хрупка. И как прекрасна дождливая серая осень на земле...


Сложно сказать, в какую сторону завтра поскачет Юрий Батурин, или сразу в две? В принципе, он мог бы и сейчас без труда занять престижное место в руководстве какого-нибудь банка. Но почему-то кажется, что он сядет писать книгу об одном из своих любимых поэтов - Высоцком, или роман о космонавтах...


Людмила КАРТОФЕЕВА


Источник: журнал "За науку" (МФТИ), 2007, осень, с.58-61.

viperson.ru

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован