15 февраля 2007
12340

М.А. Мунтян: Настоящее будущего или будущее настоящего (по мотивам статьи Д.А. Медведева)

Главными показателями профессионализма политиков высокого государственного уровня выступают, согласно М. Веберу, степень самоотдачи делу (страсть), чувство ответственности ("главная путеводная звезда"), глазомер - способность адекватно воспринимать реальность и соответственно ей принимать решения и действовать. Именно в них проявляются личностные особенности, мировоззрение, образ мышления, интеллектуальные и нравственно-психологические качества политиков - все то, за что избиратели отдают им предпочтение в избирательных кампаниях и наделяют их легитимным правом управлять общественными делами

Статья "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию" первого заместителя премьер-министра правительства Российской Федерации Д.А. Медведева также связана с парламентско-президентским электоральным циклом, в котором он выступает одним из основных кандидатов на высший государственный пост в Российской Федерации. Нет, это еще не программа политического деятеля, который претендует на должность руководителя государства, это скорее отчет о состоянии дел в той сфере деятельности правительства, за которую он несет непосредственную ответственность - приоритетные национальные проекты в области образования, здравоохранения, строительства доступного жилья и АПК. Но это уже и программа прорывных стратегических направлений в созидании "другой страны" - России второй половины первого десятилетия XXI века, когда появились ресурсы и возникли условия для перехода к решению задач не просто выживания, "латания дыр", а формирования стратегии развития. Упомянутая статья Д.А. Медведева богата новыми постановками вопросов и проблем социально-гуманитарной сферы жизни россиян, идеями, которые к тому же самым непосредственным образом связаны с актуальными научно-теоретическими представлениями о путях продвижения всего человечества в новый этап его цивилизационного развития - информационно-постиндустриальное будущее.
С этой точки зрения приоритетные национальные проекты являются отражением стратегии встраивания России в современный мир не какой-то ее отдельной частью, а целиком, сути ее постиндустриальной трансформации, имея в виду выравнивание преобразования всей социально-экономической и политической жизни российского общества на индекс развития человеческого потенциала в качестве общепризнанного критерия информационного общества. Человек в этом случае перестает восприниматься как один из факторов производства и рассматривается в качестве главной цели всего социального прогресса, а развитие потенциала личности напрямую связывается с доступностью и качеством образования, здравоохранения, информации, коммуникации, достаточно высоким и комфортным уровнем жизни и т.д. В России наших дней стратегическая цель повышения качества жизни людей тесно связана с ПНП - конкретной и, как уже ясно, удачной организационной формой и средством достижения этой цели.
Российские ПНП, призванные улучшить социальное самочувствие общества и внести определенные коррективы в его отношения с властью, вместе с тем характеризуются и целым рядом других особенностей:
- во-первых, они основаны на менеджерском подходе к осуществлению перемен в социально-гуманитарной сфере, который соединил в себе два фактора - потенциал политического приоритета и возможности проектной формы организации работы, что "позволило добиться эффективного взаимодействия на федеральном, региональном и местном уровнях". С другой стороны, такой подход позволил отработать новые формы бюджетного финансирования, когда деньги доходят непосредственно до адресата, что в принципе весьма важно для рационального расходования всех государственных денег;
- во-вторых, национальные проекты изначально связывались не с идеей подъема сразу всей социальной сферы жизни общества, а с расширением жизненных горизонтов наиболее активной части населения страны, в том числе и за счет государственных вложений, что должно было создать благоприятные условия для преобразования всего материального и духовного бытия народа. Именно поэтому те 5-7% средств (из всего государственного финансирования сферы образования, здравоохранения, АПК и жилищного строительства), которые были выделены в распоряжение ПНП, использовались в первую очередь для:
а) стимулирования "личных усилий активных, здоровых, образованных граждан";
б) содействия уже существовавшим "точкам роста";
в) инициирования инновационного творчества в областях, где реализуются национальные проекты;
г) поощрения местных инициатив и т.д.
Ставка на лидеров в профессии, на активность отдельных индивидов и успешную их коллективную деятельность, на вовлечение в социальные преобразования всех пассионарных сил общества позволяет предполагать, что нынешние позитивные результаты реализации ПНП могут быть подкреплены еще более впечатляющими достижениями в ближайшем будущем;
- в-третьих, ПНП, самым непосредственным образом связанные с "вложениями в человека", становятся своеобразными локомотивами приобщения российского общества к "экономике знаний, к экономике ежедневной технологической революции". Глубинная суть такой экономики заключается в образовании органической связи науки с производством, в превращении производства в широкомасштабный инновационный процесс, в возникновении нового способа производства, основанного на информационных технологиях, во "взрывном" приобретении информацией более важной роли в росте материального производства, нежели традиционных сырья и энергии.
С инновационной сущностью реализуемых ПНП связаны некоторые их кумулятивные эффекты. Дело в том, что экономика знаний отнюдь не ликвидирует вопрос о самом существовании сферы применения инноваций, то есть производства. Наоборот, она требует разработки и реализации полноценной промышленной политики государства, чтобы не задумываться о том, нужна ли инновационная экономика, если в 2004 году в России были изготовлены только 32 самолета, 95 вертолетов и 2 сложные автоматические линии для машиностроения? С другой стороны, экономика "ежедневной технологической революции" действительно обуславливает необходимость преодоления чрезмерных, угрожающих национальной безопасности диспропорций в развитии отдельных регионов. Но ведь без ликвидации глубокой бедности значительной части населения страны в целом решение проблемы региональных экономических перепадов вряд ли возможно;
в-четвертых, важность конкретных результатов реализации приоритетных национальных проектов подкрепляется ростом авторитета такого подхода к решению различных общенациональных, региональных и местных проблем: в частности, к четырем ПНП были "подверстаны" демографические меры по "сбережению нации"; В.В. Путин в связи с реализацией образовательного проекта поднял вопрос о состоянии сельских дорог; в аналитических материалах продолжает обосновываться идея разработки национальных проектов в области науки и культуры; в регионах инициируют собственные проекты в социально-экономической сфере. Речь может идти, таким образом, об активном и эффективном взаимодействии в реализации ПНП политических и общественных сил на всех уровнях Российской Федерации;
в-пятых, открытость, публичность национальных проектов и бюджетных расходов на них, дискуссии относительно действенности проектных подходов к вечно проблемным зонам социальной жизни, включение в реализацию ПНП миллионов наиболее авторитетных и социально активных граждан страны способствовали некоторому смягчению сохраняющегося отчуждения достаточно широких слоев россиян от государственных интересов, приоритетов, программ. ПНП также содействовали расширению среднего класса (хотя бы за счет 1,5 миллиона семей врачей и учителей, которые в первый же год их реализации получили дополнительные выплаты). А это, в свою очередь, оказалось в целом весьма благоприятным для развития в стране гражданского общества и развития демократии, без которых Россия вряд ли сможет выйти на лидерские позиции в современном мире. Совпадение во времени создания Общественной палаты и инициирования ПНП представляется в этой связи отнюдь не случайным.
Есть еще два момента, без хотя бы упоминания которых нельзя считать сколько-нибудь удовлетворительной характеристику места и роли национальных проектов в социально-экономической и политической стратегии России. Это, прежде всего, внедрение современных, эффективных методов управления, взаимодействия и контроля в ходе реализации ПНП. С самого начала проекты осуществлялись максимально открыто, что ставило процесс их реализации под постоянный общественный контроль. Вместе со специальными электронными системами мониторинга гласность осуществления проектов дисциплинировала соответствующие бюрократические службы в центре и на местах, повышала отдачу управленческих усилий связанных с их реализацией чиновников, серьезно снижала коррупционную емкость проектных мероприятий. Поэтому можно говорить о вкладе национальных проектов не только в борьбу с коррупцией, но и в совершенствование форм и методов работы российского государственного аппарата, в выдвижение и подготовку кадров, способных результативно работать с социально ответственными бизнес - структурами.
Более чем годичный положительный опыт осуществления приоритетных национальных программ, благодаря которым, как справедливо отмечает Д.А. Медведев, "наша большая страна пришла в движение", позволяет "укрупнить" разговор об организации, управлении серьезными социальными проектами, контроле над их реализацией до обсуждения места и роли в этих процессах политической элиты страны. Нынешняя элита России и по своему происхождению, и по характеру решаемых задач является переходной, но естественно желающей воспользоваться всеми преимуществами своего положения. Она генетически близка тому "золотому миллиону" россиян, которые получили от экономического реформирования все, чего желали, поэтому заинтересованы преимущественно в стабилизации своего положения и в значительно меньшей степени - в каких-либо переменах, в том числе связанных и с развитием страны. Поэтому одной из первоочередных задач в реализации новой стратегии социального развития Российской Федерации, где ПНП выступают уже не "пробным шагом", а удачной "пилотной" формой гуманитарного развития, должно стать воспитание, формирование нового, современно мыслящего и преданного интересам страны "управляющего класса".
Л.В. Милбрайт писал о таких людям как о "гладиаторах", которые "особенно хорошо подготовлены для того, чтобы управлять окружающими. Они чувствуют свою компетентность, знают себя и доверяют своим знаниям и способностям, их "я" достаточно сильно, чтобы выдерживать удары, они не отягощены грузом сомнений и внутренних конфликтов, умеют контролировать свои импульсы, они сообразительны, общительны, склонны проявлять свою индивидуальность, ответственны. Хотя у них может появиться желание доминировать над другими и манипулировать ими, но такие склонности не проявляются у них сильнее, чем у людей, выступающих в других ролях".
С суждениями Д.А. Медведева о начавшемся новом этапе развития России можно соглашаться или оспаривать их. Можно разделять рационалистическую манеру его утверждений или же сомневаться в эвристичности некоторых выдвигаемых им тезисов. Но вряд ли ознакомившийся с его идеями читатель останется равнодушным и пройдет мимо следующих такого же рода трудов этого автора. Ибо он размышляет "в интересах развития и процветания России. В интересах каждого из нас". И это самое главное.

М.А. МУНТЯН, профессор.

2007-02-15

www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован