27 февраля 2006
4465

Магомедов ушел. Да здравствует Магомедов?

В последние недели Дагестан превратился едва ли не в главного российского "ньюсмейкера". В один день с окончанием очередной спецоперации федеральных сил в селении Червленные Буруны Ногайского района глава республики Магомедали Магомедов, занимавший пост председателя Госсовета Дагестана более 20 лет, досрочно снял с себя полномочия.

Новым президентом Дагестана стал бывший спикер Народного собрания Муху Алиев, а его место получил сын Магомедова - Магомедсалам, завкафедрой экономики Дагестанского госуниверситета.

Есть ли связь между витками тотального насилия, продолжающими накручиваться в этом самом многонациональном субъекте РФ, и произошедшими в нем "паркетными" подвижками? Приведет ли ротация власти в регионе к стабилизации удручающей экономической и политической ситуации внутри Дагестана? Об этом "Делу" рассказал главный редактор независимого дагестанского еженедельника "Черновик" Гаджимурад КАМАЛОВ.
- Почему Магомедали Магомедов подал в отставку раньше истечения срока своих полномочий?

- По нашей информации, Магомедов просил у Путина продления полномочий на два года, затем на полгода, но Путин ему мягко отказал. На вопрос президента, кого бы он хотел видеть своим преемником, Магомедов назвал Муху Алиева. Это была фигура, наиболее подходящая требованиям Дагестанбаши: слабенький, умный, честный, разговорчивый и т.п. Для Магомедова главное - сохранить четкие гарантии безопасности всего того, что он и его люди построили: не допустить передела собственности, кардинального изменения законодательства и т.п. Теперь же, когда реальная власть сосредоточена в руках его сына, ему не о чем беспокоиться.
Власть в республике фактически не поменялась. Речь может идти лишь о некоторых трансформациях. С одной стороны, на место Магомедали в главной властной тройке пришел его сын - доктор экономических наук, сухой прагматик, человек новой формации, так сказать, индустриального мышления, который сейчас будет готовить соответствующие изменения в законодательной базе Дагестана. Думаю, через год он снимет с себя полномочия спикера и станет председателем правительства (кандидатуру на эту должность утверждает Народное собрание (НС) по представлению президента). Тогда нормативно-законодательную базу, подготовленную для своего правления, он станет использовать на благо собственного бизнеса, на освоение инвестиционно привлекательных сегментов экономики, а также на благо реальной экономики в республике в целом.

Его отец был далек от таких преобразований. Но, с другой стороны, старая власть - в том числе в его же лице! - все же сохранила себя. Поэтому практически все министерские посты останутся за теми же людьми, вследствие чего стагнация экономики будет продолжаться. Это приведет к тому, что в ближайшие полтора-два года настроения тех, кто сегодня не видит иной альтернативы справедливому устройству Дагестана, кроме исламской, только усилятся...
Что касается президента Муху Алиева, то это больше декоративная фигура: вся власть теперь сосредоточена в руках НС с Магомедсаламом во главе, и сегодня есть большой шанс превратить Дагестан в парламентскую республику, которой регион, по сути, никогда не был.

Вершиной пирамиды республиканской власти был Госсовет, состоявший из представителей 14 этнических групп Дагестана. Их выбирали члены Конституционного собрания республики (242 человека, из которых 121 - депутаты НС). Глава Госсовета Магомедали Магомедов имел исключительную поддержку среди депутатов НС, которые были фактически обязаны ему своей победой на выборах. Ни один законопроект даже мягкого интеллигентного Муху Гимбатовича, шедший вразрез с мнением председателя Госсовета, не мог быть принят.
Правительство тоже было декоративным органом. Все органы власти работали только во благо частных интересов Дагестанбаши. Граждане республики никогда не знали больше 90% членов Госсовета. Госсовет для них - это Магомедов. Теперь члены Госсовета вместе с ним ушли в отставку.
- Но откуда у Вас такая уверенность в том, что сын Магомедова станет готовить законы, нацеленные на интересы населения региона в целом, а не на сугубо семейно-личные?

- Думаю, иногда младший Магомедов даже локти грыз по поводу того, что его отец не понимал некоторых вещей! Магомедсалам четко знает, что такое западная система либеральных ценностей, что такое предпринимательская свобода. К слову, свой бизнес он ориентирует на развитие по западному образцу. А папа его не такой! Это "большой тамада", который хотел получать дивиденды со всего. Даже от своего досрочного ухода. Обозначив своим преемником Алиева (которого поддержал парламент), он фактически поставил Путина в такие рамки, в которых любое другое решение оказалось бы непопулярным. "Владимир Владимирович, парламент поддержал моего преемника, - наверняка сказал он. - Значит, другого кандидата выдвигать нельзя - а то народ Дагестана не поймет, и будет социальный взрыв!"
Политическую систему Магомедов-старший фактически выстраивал, исходя из своих личных убеждений. Это очень инертная и примитивная "социально-феодальная" система. Максимум, что он делал, - это продавал должности министров и создавал новые, чем иногда даже путал планы своих сыновей-бизнесменов.

Его сын - амбициозный бизнесмен, под контролем которого нефтяная отрасль, морской транспорт, виноградарство и винодельческая промышленность, заводы безалкогольных напитков и хлебопродукции. В его распоряжении огромное количество имущества, но пока он не является его собственником. Чтобы приватизировать бизнес и провести качественные преобразования в этих крупнейших отраслях промышленности (ликвидировать массу бюджетных организаций, не несущих никаких социальных функций, приватизировать и сделать рентабельными массу ГУПов), ему необходимо издать ряд законов. Можно сказать, что в данном случае его личные интересы до известной степени совпадают с государственными...
- Выходит, Дагестан остается под властью Магомедовых. Как Вы тогда прокомментируете слова полпреда в ЮФО Дмитрия Козака о том, что Путин назначил Муху Алиева, вдохновившись его "программой социально-экономического развития", в которой значилось, в частности, обещание "навести порядок во власти"?

- Как говорят в исламской религии, по намерениям да воздастся ему! Может, в намерениях Муху Гимбатовича и были подобные шаги, но реализовать их ему не удастся. Все это пустые слова. Слова Козака - попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Он уже подорвал доверие своего начальника, когда в Кабардино-Балкарии, где Козак вроде бы "подвинтил все гайки", всё равно "сорвалась резьба". После такого провала он не стал брать инициативу на себя... При этом Козак прекрасно понимает, что с приходом Алиева ситуация в регионе принципиально не меняется, что проблемы останутся теми же, по крайней мере, еще год-полтора, пока не будет принята новая законодательная база и спикер парламента Магомедсалам Магомедов не перейдет в кресло председателя правительства.

Но ведь Козак не может сказать, что Путин ошибся в выборе! Поэтому и приплел "программу", которая никакого отношения к Муху Алиеву не имеет. Этот документ был разработан минэкономики по заказу Магомедали Магомедова, чтобы побыстрее убедить Владимира Владимировича в том, что с приходом к власти преемника, подобранного самим Магомедовым, ВРП в регионе увеличится в три раза. Это обычная агитка!
- Нет ли у Вас опасения, что в Дагестане повторится то, что случилось в КБР? Там после ухода президента Валерия Кокова власть также перешла в руки "продвинутого бизнесмена" - Арсена Канокова. И ситуация довольно быстро вышла из-под контроля...

- Невозможно, посадив в январе яблоню, собрать в марте урожай! Думаю, у Канокова еще есть шанс стабилизировать ситуацию в КБР... К тому же Каноков - чекист, а не экономист. Магомедсалам Магомедов возглавляет в университете кафедру социологии и труда, и он хорошо знает, что главный потенциал республики - ее трудовой ресурс. Я полагаю, что развитие его бизнеса приведет к тому, что на основе новых законов постепенно станут развиваться и будущие представители среднего класса, в том числе занятые в сфере производства. У нас ведь до сих пор более 60% ВРП составляет торговля - дармовые расхищенные федеральные деньги просто обваливались на наш потребительский рынок...
- Нет ли у Вас ощущения, что Вы до известной степени абсолютизируете личностный фактор? Если система остается прежней, а меняется лишь первое лицо, может ли в итоге измениться курс, пусть даже в чисто хозяйственной сфере?

- Система - это те люди, которые когда-то купили у Магомедали место во власти. Теперь отец будет делать то, что нужно его сыну. Надо будет прогнать какого-то чиновника, он прогонит. Это вам не кровно-повязанная "семья" Ельцина! Магомедов-старший с легкостью может выгнать любого из своих министров. "Я тебя породил, я тебя и убью!" - его принцип. В Дагестане не было никогда "системы", которая существует в вашем понимании. У нас система - это "хочу" или "не хочу" Магомедали Магомедовича.
- Но где гарантии того, что у старшего и младшего Магомедовых не будет никаких кадровых и прочих разногласий?

- Если так произойдет, то, думаю, новые члены так называемой системы (новый президент, председатель правительства и т.п.), уже де-факто присягнувшие новому спикеру Народного собрания, сумеют вежливо и тихо объяснить папе, что его время прошло. Магомедов-старший сам себя ограничил, заставив всех присягнуть его сыну.

При этом ошибочно полагать, что система власти в Дагестане строится по национальному признаку. Это интернациональная система, где роль играет прежде всего общий бизнес и которую можно обозначить как "социал-феодализм". В регионе нет "буржуазно-демократических" свобод и нет никаких национальных доктрин. За пост президента, к примеру, боролись друг против друга два аварца - Муху Алиев и руководитель управления федерального казначейства Сайгидгусейн Магомедов.
- Отразятся ли изменения в высшем руководстве Дагестана на радикально-силовых процессах, все более активно развивающихся "внизу"?

- Если бы Магомедов-старший сохранился во власти (в любом статусе), война была бы неизбежной. Но сегодня появился маленький шанс предотвратить эскалацию активности боевиков, пик которой может наступить через 3-4 года. Когда мы видим, что для борьбы против 12 боевиков федералы используют два батальона спецназа, а чтобы уничтожить двух окопавшихся в подъезде ваххабитов привлекают 400 человек, становится понятно: для полного выведения ситуации в Дагестане из-под контроля нужно лишь 3-5 тысяч человек и 15-20 лидеров. Примерно через 2-3 года и закончится "воспитательный цикл" этих людей. В такой маленький отрезок времени Магомедсаламу Магомедову нужно успеть переломить ситуацию - даже исходя из личных интересов: если начнется война, то его бизнес также будет уничтожен.

В противном случае, ситуация станет неконтролируемой, и тогда столкновения, по своим масштабам, будут значительно превосходить, например, теракты в КБР, где власть не была настолько зацементирована, как в Дагестане в течение 23-летнего правления главы Госсовета. К тому же дагестанские исламисты по численности, боевой подготовке и жертвенности гораздо превосходят кабардинских.
- По Вашему мнению, федеральный центр в курсе такого варианта развития ситуации?

- К сожалению, Кремль вряд ли что предвидит. Назначив Муху Алиева и фактически оставив старую власть в республике, Путин не стал заморочиваться тщательным изучением ситуации в регионе. Главное для Москвы - соблюсти текущий консенсус ныне действующих элит на Северном Кавказе и избежать их открытого конфликта. О том, чем это чревато в недалеком будущем, Кремль уже не думает...


Взгляд 27/2/2006


Оксана ПОПОВА
http://www.idelo.ru/408/9.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован