31 августа 2005
2560

Максим АРТЕМЬЕВ. Беслан - год спустя

Жизнь в России после Беслана стала ощутимо другой. Первое сентября воспринимается уже в первую очередь не как День знаний, а как день принятия чрезвычайных мер по безопасности школ. Еще пятнадцать лет назад было немыслимо представить себе милиционеров на торжественной линейке в первый учебный день. Сегодня, это, увы, норма. Вот только одно из сообщений прессы: "...более четырех тысяч 200 зданий образовательных учреждений столицы уже оснащены тревожными кнопками и подключены к управлениям вневедомственной охраны города... Мобильная группа должна прибыть в образовательные учреждения в течение 7 минут... Власти города также потратили 600 миллионов рублей на установку заборов вокруг школ". Впечатление такое, что перед нами - репортаж с поля боя или с тренировочного полигона спецназа.

Да, вся Россия сегодня - это поле боя с террористами. И невидимый фронт проходит везде - в метро и в больницах, детских садах и школах, аэропортах и вокзалах. Никто не застрахован от смертельной атаки где угодно в любую минуту. Беслан показал это со всей очевидностью.

Главный урок, который Россия должна извлечь из прошлогодней трагедии заключается в том, что безответственность и беспечность в сфере национальной безопасности сегодня недопустимы вдвойне, поскольку ценой ошибок становятся сотни человеческих жизней.

Вспомним, что накануне Беслана террористы успели нанести три зловещих удара далеко от Северного Кавказа, взорвав бомбу у метро "Рижская", и осуществив взрывы на борту двух пассажирских самолетов. В последнем случае гибель людей и самолетов была обусловлена именно халатностью охраны и прямой коррумпированностью работников авиакомпаний.

Накануне 1 сентября 2004 года в воздухе, казалось, было разлито грозовое напряжение, министр обороны Сергей Иванов даже успел предупредить нас, что "России объявлена война", но традиционная надежда на авось пересилила. На пути к бесланской школе No 1 грузовик террористов не встретил никаких препятствий ни в Ингушетии, ни в Северной Осетии, и спокойно доехал до своей цели. Не стоит забывать, что за два месяца до того, отряд во главе с Шамилем Басаевым захватил на целую ночь столицу Ингушетии Назрань и похитил со склада МВД тысячи единиц оружия. Казалось бы, бдительность правоохранительных органов после этого должна была быть особенно напряженной...

Захват более 1200 человек в заложники стал беспрецедентным событием в мировой истории. Особый трагизм ситуации придавало то, что большинство из них был дети. Три дня Беслана стали уникальной демонстрацией всего высокого и всего низкого, что есть в человеческой природе. Преступление, совершенное террористами, высветило всю смрадность духа тех, кто во имя своих целей, не брезгует ничем, весь нигилизм сепаратистов, их пребывание за границей "человеческого".

С другой стороны, беспримерное мужество малолетних заложников, их потрясающее терпение и воля, неослабевающая надежда на спасение показали противоположный потенциал, таящийся в человеке, потенциал добра, дающий веру на конечное торжество справедливости, пусть не сегодня, но когда-то в будущем.

В политическом плане эхо бесланской трагедии будет звучать еще долго. До сих пор не ясны все последствия этого теракта. В известном смысле террористы своего добились, всколыхнув целый регион Северного Кавказа. Александр Дзасохов, президент Северной Осетии был вынужден уйти со своего поста, не сумев преодолеть очевидное отчуждение земляков. Невероятный всплеск общественной активности не утихает до сих пор, и даже разгорается все сильнее, в связи с приближением трагической годовщины. Комитет матерей Беслана заявил о себе как о серьезной политической силе, с которой вынуждены считаться не только во Владикавказе, но и в Москве. Его акции, вроде перекрытия дорог или мирного захвата здания суда, привлекают внимание наблюдателей во все мире.

Суд над единственным оставшимся в живых террористом - Нурпаши Кулаевым, вопреки ожиданиям, не только не утихомирил страсти, а только разогрел их, став катализатором новых волнений. Матери убитых детей не согласны с вырисовывающейся перспективой - осуждением одного Кулаева как "козла отпущения", с сохранением в тени высокопоставленных чиновников, ничего не сделавших для спасения детей. Своим напором они добились того, что государство услышало их, и второго сентября президент Путин примет в Кремле делегацию несчастных женщин. Грустно, конечно, сознавать, что поводом для, в иное время похвальной, гражданской активности, стало столь мрачное событие.

Вообще стоит отметить один очевидный парадокс. Кавказ - территория, считающаяся погрязшей в коррупции и клановости, с возрождающимися чертами феодализма, с засильем вековых обычаев и религии, короче говоря, отсталый по всем параметрам, являет нам пример невероятного, по общероссийским меркам, общественного неравнодушия и активности.

Но не только Кавказ, но и все российское общество ожидает ответов на горькие вопросы. Как проходила операция по спасению? Кто ею командовал на самом деле? Почему было столько откровенной "дезы", например, априори ложной цифры "354 заложника", или "террористы не выдвигают никаких требований"?

Почему прокуратура только недавно признала факт использования огнеметов и танков при штурме школы? Если это было необходимо и безопасно для уже убежавших заложников, почему нельзя это было объявить сразу же?

Всем нам - и властям и простым гражданам еще только предстоит научиться жить и взаимодействовать в условиях постоянной террористической опасности. Долг последних - адекватно реагировать на опасность, быть к ней готовым, не подаваться слухами и панике. Долг же первых - быть до конца честными со своим народом, опираться в борьбе с террористами именно на него, выбивая тем самым почву из-под ног у злоумышленников. Только вместе мы победим.

31 августа 2005
http://www.novopol.ru/article3061.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован