03 октября 2006
3517

Максим АРТЕМЬЕВ. Философский круиз по русской земле

С 19 по 26 сентября проходил пресс-круиз теплохода "Федор Достоевский" по маршруту Москва-Пермь. Он был организован по инициативе Российской партии ЖИЗНИ и при помощи Камского речного пароходства. Участниками плавания стали журналисты из самых разных регионов России, столичные политологи, социологи, руководители молодежных движений РПЖ, "Родины" и Партии пенсионеров. По пути "Федор Достоевский" останавливался в Ярославле, Нижнем Новгороде, Казани, Чайковском.

Тем, кому посчастливилось оказаться на борту корабля, выпала редкая возможность совместить знакомство с различными уголками России с возможностью напряженного интеллектуального общения. Каждый день проходили круглые столы, продолжавшиеся затем бесконечно в кулуарах, на которых обсуждались самые разные вопросы - от положения региональных СМИ до перспектив социал-демократии в нашей стране. Диспуты сменялись встречами с видными писателями и поэтами - редкой возможностью по нашим временам, особенно для провинциальной публики. На берегу же участников круиза ждали разнообразные мероприятия и встречи, организованные местным активом РПЖ - посещение законодательных органов власти (в Ярославле), знакомство с их работой, общественные мероприятия, такие как демографический патруль РПЖ в Казани, те же круглые столы (в Нижнем Новгороде), творческие обсуждения (в Перми).Это все - внешняя канва событий. Но едва ли не важнее то, что происходило в душе каждого пассажира "Федора Достоевского". Говорить за других не буду, поскольку чужая душа - потемки. Расскажу о своих впечатлениях, замечаниях и наблюдениях.

Первая мысль, которая приходила не раз, - как велика наша Россия. Шутка ли - плыть по реке шесть дней кряду и все в пределах одного государства, за тысячи верст от границ! Такое возможно еще разве что в Штатах, Бразилии и Китае. Бесконечность пространства, несомненно, накладывает отпечаток на все в России - вот что понимаешь, плывя ("идя", говоря языком матросов) так долго. Каждая пройденная область - размером с европейское государство типа Бельгии или Швейцарии. А Татарстан или Пермский край - вообще размером с типичную балканскую страну. А мы ведь видели лишь малую часть российской территории! Одно дело читать в книгах о влиянии на отечественный характер гигантских, незащищенных горами и морями, пространств, другое - понять это, что называется, на своей шкуре. Впрочем, к определенным выводам об этом влиянии я так и не пришел. Больше мысли касались истории - как в XVII-XVIII веках управляли из Москвы или Питера всей этой гигантской территорией без телеграфа и железных дорог? Как осуществлялся контроль, как доводилась монаршая воля до губерний и местечек?

Чрезвычайное разнообразие местных условий - вот еще один урок, который я получил из этой поездки. Под общим понятием "провинции" прячется необычайно пестрая палитра культур, обычаев, экономических условий и политических режимов. Разумеется, за краткие часы пребывания уловить специфику почти нереально, но, все же, кой-какие выводы сделать, думается, можно. Порой я вставал в пять утра, только чтобы не пропустить вид Чебоксар, оставляемых за бортом, или караулил часами Набережные Челны, дабы рассмотреть их во всех подробностях с глади Нижнекамского водохранилища. Такие наблюдения давали возможность для анализа положения в них по таким признакам как количество новых домов, число башенных кранов, наличие рекламных щитов. Во время экскурсий на берегу я жадно всматривался в состояние зданий, вывески магазинов, разнообразную рекламу, транспорт, которые также являются индикаторами экономического развития.

Различие между близлежащими и схожими по численности населения Нижним Новгородом и Казанью, показалось значительным. Столица Татарии изобилует новостройками, будучи похожей на какой-то из новых районов Москвы. Или, точнее, на то, что мы видим по телевизору из Китая, где на пустом месте за считанные месяцы вырастают города. В Нижнем увидеть новостройку куда труднее. В обоих городах я выбирал такие точки, откуда открывался широкий обзор. В Нижнем это была круча над слиянием Оки и Волги, откуда прекрасно можно было рассмотреть Канавино, где проживает большая часть населения города. В Казани - обзорная точка в Кремле, с видом на реку Казанку. В первом случае новые дома - строящиеся и уже возведенные - можно пересчитать по пальцам. Во втором - реальность подавляет воображение - так их много. Причем наряду с жилыми домами в Казани строят много общественных зданий - спорткомплексы, ВУЗы и т.д. Но, тем не менее, Казань оставила впечатление чего-то искусственно накаченного, словно выросшего на стероидах. Стоит свернуть буквально на несколько шагов в сторону от новостроек или подкрашенных фасадов старых зданий, как натыкаешься на мерзкие трущобы, запущенный жилой фонд, развалины, разбитые бордюры, распавшийся асфальт. Понятно, что показная роскошь Казани держится на искусственных вливаниях нефтедолларов. В Нижнем пусть все гораздо скромнее, зато надежней, и не зависит от административной или конъюнктурной составляющей. Те немногие новостройки, которые я видел, отличаются вкусом и архитектурным изяществом.Еще больше порадовала меня Пермь, о которой я вообще имел мало представления. Утром, выйдя на палубу (мы прибыли туда ночью), я увидел сразу пяток прекрасных многоэтажных домов, самой модерной архитектуры прямо над речным берегом. Дальше - больше. Поколесив по городу, мы обнаружили, что новостройки напичканы повсюду - от центра и до окраин, причем дома не повторяются, очень разнообразны, многие из них было бы не стыдно увидеть и в столице.

А Чебоксары? Город выглядит как конфетка и буквально весь истыкан стрелами башенных кранов. И это при том, что там нет ни нефти, ни мощной промышленности. Однако местные власти и бизнес как-то ухитряются находить возможности финансирования столь масштабного строительства.

Россия активно развивается, Россия бурлит - вот главный вывод из путешествия.

В Казани и Перми - столичные пробки, столь велико количество машин у населения. Рекламы - самой яркой и красочной - полно во всех городах. А все это - свидетельство бурно развивающейся экономики, потребительского бума, приходящих инвестиций.

Кончено, я прекрасно понимаю, что "простому человеку" нет дела до шикарных витрин, элитных домов и прочих примет здоровеющего рынка. Когда у бюджетника мизерная зарплата, едва позволяющая перебиваться от получки до получки, его могут только злить мои восторги. И это также оборотная сторона жизни современной России - сочетание пышного разгула нефтяного бума и невзрачности повседневного существования "маленького человека", коего большинство, и которому мало что перепадает с барского стола.Но не одной экономикой жив человек. Культура, религия, политика, социальная активность - все это важно не в меньшей степени. Как оказалось, вопреки стереотипам, общественная жизнь в регионах весьма насыщенна, и, не в пример столичной, сосредоточена на местных проблемах, тогда как в Москве никто не думает о делах своего района или квартала, оставляя все на произвол Лужкова, а переживает за всю страну. Но еще Гете писал: "пускай каждый подметает у своей двери, и тогда будет чисто во всем городе". И это примета нашего времени.

Лет десять назад регионы также жили заботами федерации, переживая за или против Ельцина, "реформаторов", Чубайса и иже с ними. Недавно мне довелось читать размещенные в интернете дневники некоего тульского преподавателя ВУЗа десятилетней давности. Скромный работник высшего образования фиксировал все, что казалось ему важным в наступившем времени. Более всего меня удивило то, что из его заметок и записей почти невозможно понять, чем жили туляки в начале и середине 90-х. Его внимание сфокусировано на событиях в Москве, о которых он узнает из газет и телевидения. Непонятно, для чего стоило выписывать высказывания Ельцина, которые и так будут известны потомкам, и полностью обходить общественную и политическую жизнь в Туле? Местные сплетни, интриги, борьба за власть - то, что действительно окажется уникальным материалом спустя лет пятьдесят, остаются вне поля его зрения.

В Ярославле мы узнали об активной деятельности местных экологов, о друзьях птиц, которые, казалось, остались в советском детстве. Мы увидели, как местная Дума активно бомбардировала центральную власть призывами обратить внимание на демографию еще за долго до послания президента. Кончено, в ее обращениях к правительству был перебор по части национал-православия (требования на государственном уровне возрождать православную культуру и т.д.), но сам факт ее неравнодушия показателен.

В Татарстане мы обнаружили реальное становление гражданского общества, во главе которого - местное отделение РПЖ, издающее свою очень боевитую газету, проводящее различные публичные мероприятия. Конечно, стена молчания и равнодушия еще не пробита, но капля камень точит. Любопытно было отметить даже во вполне официозных по духу изданиях, как сильна в Татарстане тяга к Европе, что для национально ориентированных кадров отнюдь не свойственно уповать на азиатские ценности типа твердой руки и общества-семьи. Они, скорее,мечтают о европейских ценностях и потому не смотрят на Москву, которая не может им их предложить.

В Нижнем Новгороде, как мы смогли убедиться, сохранилась сильная политологическая школа, лучшие журналистские традиции, что обеспечило высокий уровень дискуссии. Правда, ухо резало постоянное упоминание неких "москвичей", "Москвы" вообще, о которых говорили с какой-то провинциальной тоской и мелкотравчатостью. Подумалось, что только в России понятие "столицы" получает такой смысл. В европейских странах она не является чем-то далеким, одновременно чуждым и манящим. У нас же Москва предстает универсальным символом "чужого", опасного и притягательного, источником внезапных изменений, deus ex machina. Казалось бы - Нижний Новгород, город с населением 1 370 тыс. человек, что больше чем почти во всех известных европейских городах, равный Мюнхену, превосходящий Амстердам, Марсель и Стокгольм. Почему же он - "провинция", когда там сверкают тысячи талантов во всех сферах, людям есть, чем заняться? В чем заключается ловушка? Где то слабое звено, которое нарушает гармоничность существования? И опять порадовала Пермь, которая вообще явила собой образец демократии и разнообразной насыщенной жизни. В местных газетах, причем высокого полиграфического качества, смело обсуждаются реалии пермской политики, журналисты задают нелицеприятные вопросы чиновникам, политикам и бизнесменам. Нам показали документально-постановочный фильм, снятый пермским режиссером Варварой Кальпиди - интересный, неожиданный, заставляющий думать, с участием голландского профессора. В нем, хоть он был и посвящен "тайнам старой Перми", не чувствовалось никакой провинциальности. Представитель комитета по молодежной политике обладминистрации оказался неформальным парнем, одетым не в официальный костюм, а на вольный и удобный европейский манер. Он много говорил об усилиях своего подразделения по развитию волонтерства и некоммерческих структур (!), строительству гражданского общества, об интенсивном сотрудничестве с заграницей. Тогда как в Москве власти с параноидальным страхом борются с НКО, с зарубежными активистами, в глубине России люди куда более продвинуты и незашорены. Нам показали молодежный пермский журнал - шикарно напечатанный, с увлекательным рассказом о жизни подростков и юношества. Никакого сюсюканья или гнусного официоза, а просто то, что действительно интересно юношеству - ролики, скейтборд, компьютерные игры и прочие увлечения. Есть раздел о молодежной ипотеке и прочих реальностях практической жизни.

Приято поразило и то, что наши, "пароходные" журналисты смело, а, главное, заинтересовано задавали вопросы, размышляли о своем месте в общественной жизни, о том, куда движется страна и их регионы, обменивались опытом.

Не могу не отметить, что по всему пути мы видели на берегах рек храмы, новые и реконструируемые. Расцвет религиозной жизни также налицо. Впрочем, на Верхней Волге хватает еще разрушенных церквей, чьи опустелые остовы напоминают о временах государственного атеизма. Ислам также активно возвращает свои позиции: в Казани мы посетили недавно построенную на территории Кремля мечеть Кул-Шариф - якобы самую большую в Европе, а в Набережных Челнах видели большую мечеть у воды. Я это к тому, что религиозная активность - важная составляющая любой общественной активности.

У России есть будущее, но оно будет не таким, каким его хотят видеть правые или левые. Все гораздо сложнее. Вот главный вывод из поездки по Волге и Каме.


03 октября 2006
http://www.novopol.ru/article11945.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован