25 ноября 2005
2375

Максим АРТЕМЬЕВ. Косовский тупик

Бывший президент Финляндии Мартти Ахтисаари все никак не обретет счастливой и спокойной старости. Сегодня он задействован в тяжелейшей дипломатической миссии. Ставший спецпредставителем генерального секретаря ООН, Ахтисаари должен разрешить неразрешимое - подвести итог косовского кризиса, который длится десятилетиями, и примирить непримиримое - требование косовских албанцев о предоставлении им независимости, и решимость Белграда не давать им таковой.

Всю эту неделю бывший президент совершал вояж по Балканам, встречаясь с заинтересованными сторонами. Он посетил Приштину и Белград, провел переговоры с лидерами сербского меньшинства в Косово в лице деятелей православной церкви, потребовавшими защитить их святыни от посягательств. Кроме того, его ждут столицы соседних государств - Подгорица, Тирана, Скопье.

Визит Мартти Ахтисаари стал закономерным итогом шести лет межеумочной ситуации в Косово. В июне 1999-го года, после подписания мирных соглашений, по сути - капитуляции Югославии, край перешел под юрисдикцию ООН. В нем была образована ооновская администрация - UNMIK. Эта администрация развернула бурную деятельность - напечатала собственные паспорта, ввела новые удостоверения личности, номера автомобилей, создала почтовую систему. Правда, все эти новшества принимаются только теми странами, которые признают авторитет UNMIK. Ею также сформированы полицейские части, скомпонованные в основном из бывших албанских боевиков.

Существенным дополнением к UNMIK служат натовские войска KFOR, контролирующие воздушное пространство над Косово. В 2001 и 2002 годах UNMIK провела выборы в Ассамблею Косово, которые сербы в массе своей бойкотировали. Из 120 мест двадцать зарезервированы за этническими меньшинствами, в том числе 10 - за сербами, которые до сих пор остаются вакантными.

Результаты шести лет "хозяйничания" ооновской администрации довольно противоречивы. С одной стороны была восстановлена мало-мальски нормальная мирная жизнь - водоснабжение, подача электричества, движение транспорта, функционирование торговли, работа школ и т.д. С другой - остаются нерешенными вопиющие проблемы. Главная из них - возвращение сербских беженцев назад в Косово. В 1999 случилась этническая чистка "наоборот", в результате которой из края было изгнано более 200 тысяч сербов. По оценкам 2002 года, их общее число превышает 277 тысяч, из которых 201 тысяча находится в Сербии, 30 000 в Черногории, а в самом Косово 46 000 живут в лагерях для перемещенных лиц. Изгнание сербов сопровождается уничтожением их домов, сожжением православных церквей, вообще следов сербского присутствия. Не стоит забывать, что Косово - колыбель сербской цивилизации, место знаменитой битвы на Косовом поле.

В добавление ко всему, сегодня Косово играет большую роль в международном трафике людей, поставляя для притонов женщин и детей, служит рассадником проституции, сексуальной эксплуатации и торговли людьми.

Понятно, что ситуация, которую удалось "заморозить" летом 1999 года, не могла находиться вечно в подвешенном состоянии. С начала этого года различные силы и внутри и вне Косово побуждали ООН вплотную заняться определением статуса края, фактически выпавшего из-под юрисдикции Белграда. Ввиду того, что позиции сторон были и остаются совершенно противоположными и непримиримыми, ООН избрало стратегию челночной дипломатии, при которой избранный посредник (в данном случае - Ахтисаари) поочередно осуществляет контакты то с Белградом, то с Приштиной.

Исходные позиции таковы - косовские албанцы требуют признания их безусловной независимости, Сербия готова "дать больше чем автономия, но меньше чем независимость", требуя уважения ее территориальной целостности. Формулировка "больше чем автономия, но меньше чем независимость" довольно туманна, на что указал министр иностранных дел России Лавров, порекомендовав сербским властям точнее обрисовать - что они имеют в виду. В противном случае России просто непонятно, что она должна отстаивать перед Западом?

Судя по откликам в белградской прессе, многие сербские политики расценили слова Лаврова как недвусмысленный намек на то, что Россия не собирается портить отношения с Западом ради интересов сербов. Возможно, стремлением объяснить Москве свою позицию, и заручиться ее поддержкой объясняется недавний визит в нашу страну президента Сербии Бориса Тадича.

Беседуя с ним, Владимир Путин отметил недопустимость двойных стандартов и сказал, что "сегодня из Косова вынуждены уйти 200 тысяч сербов, и все об этом молчат, а когда из Косова ушли 30 тысяч албанцев, мир кричал о гуманитарной катастрофе". Одновременно Тадич заверил Путина, что возможное вступление Сербии в Евросоюз никоим образом не направлено против России, и выразил уверенность, что наша страна всегда будет оставаться одним из столпов сербской внешней политики. Но реально Россия мало чем может помочь Сербии в косовском вопросе. Ее возможности по влиянию на НАТО и Евросоюз - основных игроков на Балканах весьма ограничены.

В то же самое время многие официальные представители США и Европы в неофициальных беседах и комментариях вполне допускают независимость Косово. В противном случае, считают они, не избежать нового витка вооруженного противостояния. Глава ооновской администрации в Косово Соран Йессен-Петерсен высказывается более осторожно. Он выдвигает следующие принципы мирного урегулирования:

*

Сохранение целостности Косово;
*

Отказ от возможности возврата к ситуации, сложившейся до марта 1999 года;
*

Косово не может объединяться с соседними государствами;
*

Права этнических меньшинств должны быть защищены.

Мартти Ахтисаари вообще избегает каких-либо комментариев. Безусловно он отрицает только одно - раздел автономного края на два анклава - албанский и сербский - по модели Боснии и Герцеговины. "Не следует оглядываться на пример Боснии при решении косовской проблемы. В отношении Косово необходим специфический подход".

Скорее всего, челночная дипломатия затянется надолго, но перспектива выделения Косово из состава Сербии вполне реальна. И очевидно, что ни у Белграда, ни у Москвы - последнего союзника Сербии, которую, видимо, скоро покинет даже Черногория, нет серьезных возможностей это предотвратить.

Но чем грозит миру подобное решение косовского вопроса? Уже сегодня за переговорами внимательно следят в Степанакерте и Ереване. Самопровозглашенная Нагорно-Карабахская республика видит в признании независимости Косово шанс для себя. И, действительно, если можно албанцам, то почему нельзя армянам?

Отделение Косово от Сербии может сыграть саму негативную роль в начавшихся переговорах по объединению Боснии и Герцеговины. Сегодня последняя состоит де-факто из сербской и мусульмано-хорватской республик. Десять лет назад мировое сообщество вооруженным путем запретило сербам покидать Боснию, теперь же может оказаться, что в случае с Косово оно подойдет с двойным стандартом.

Вообще, под угрозу поставлен основополагающий принцип мировой политики - территориальная целостность и невмешательство во внутренние дела суверенных государств. Вестфальская система мира начинает рушиться на глазах. Если ООН поддержит территориальный раздел Сербии, то на очереди окажется два-три десятка государств. Только на территории бывшего Советского Союза таковыми "проблемными" зонами являются Приднестровье и Чечня, Абхазия и Южная Осетия, упомянутый Нагорный Карабах. В мирной пока Европе дополнительные козыри могут получить баскские, корсиканские, североирландские сепаратисты. Обострится проблема курдов, особенно в Ираке и так далее. В интересах ли ООН создавать в высшей степени опасный прецедент?


25 ноября 2005
http://www.novopol.ru/article4437.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован