11 августа 2006
2775

Максим АРТЕМЬЕВ. `Левый` идеал для России

Интерес к левой идее в России, особенно к ее социал-демократическому варианту, весьма велик. После многих лет пребывания у власти сил пусть и не отчетливой, но все же правоцентристской ориентации, это вполне закономерно. Левые взгляды сегодня востребованы хотя бы потому, что их представителям долго не удавалось и не удается придти к власти. Многие этого откровенно боятся и готовы пойти на все, чтобы только не допустить такой возможности.

В некотором смысле их понять можно. Негативный исторический опыт России в XX веке заставляет относиться с осторожностью к мечтам о всеобщем равенстве. Да и позиция таких сил как КПРФ, не говоря о тех, кто левее ее, внушает серьезные опасения. Это те силы, которые мало чему научились, да и, откровенно говоря, не желают извлекать уроки.

Но оглянемся на окружающий мир - как там обстоят дела с левыми идеями? Социалисты и социал-демократы - уважаемые политические силы, которые регулярно сменяют своих правых коллег в правительстве. Лейбористы в Англии возглавляют кабинет, равно как социалисты в Испании и левая коалиция в Италии. В Германии социал-демократы формируют правительство на пару с христианскими демократами.

Но то благополучная стабильная Европа. Ситуация в России куда ближе к ситуации в Латинской Америке, испытавшей в XX веке большие социальные и политические потрясения, революции и драматические перевороты. К исходу столетия, однако, ситуация там более-менее стабилизировалась и диктатур почти не осталось. По крайней мере, в основных странах у власти стоят законно избранные правительства. Это большое достижение для континента, где еще двадцать лет назад почти везде руководили военные, установившие свои диктатуры. В Чили и Бразилии, Парагвае и Уругвае, Аргентине и Боливии во главе режимов находились генералы и полковники, пришедшие к власти путем переворотов.

Но что любопытно - сегодня почти все эти страны возглавляют левые политики, еще вчера подвергавшиеся репрессиям. Причем раньше в качестве оправдания диктатуры называлась именно опасность прихода к власти левых. Но все меняется, изменились и левые лидеры и их партии.

Итак, что же сегодня представляют собой южноамериканские левые - успешные и перспективные?

Начнем с самой большой страны континента, Бразилии, давно обогнавшей Россию как по численности населения, так и по мощи экономики. Бразилия на 11-м месте в мире по размерам ВВП, а Россия - на 14-м, и это при том, что у Бразилии почти нет нефти и газа. Так что про "много-много диких обезьян" пора забыть.

После окончания правления военных в 1985 году, первыми президентами этой страны были либо левоцентристы, либо откровенные правые, которых представлял такой колоритный персонаж как Коллор ди Мелу - сорокалетний миллионер, губернатор маленького штата, каратист и автогонщик, кончивший, однако плохо - его отправили в отставку по обвинению в краже более чем миллиарда долларов. Его ошибки исправлял президент Фернанду Кардозу, более умеренных, но не левых взглядов. Час "икс" настал в 2002 году, когда на выборах победил Лула да Силва - бывший профсоюзный лидер, один из создателей и лидер Партии трудящихся (не путать с бразильской Рабочей партией - партией крупного капитала!), более умеренной чем коммунистическая, но левее традиционных социалистов. Выходец из беднейшей семьи, живший подростком с родителями и семью другими детьми в одной комнате жалкой лачуги, с двенадцати лет зарабатывавший на жизнь чистильщиком обуви, после работавший на автомобильном заводе, где потерял палец в результате производственной травмы, он олицетворял собой новых левых. Это была уже четвертая его президентская гонка, начиная с 1989 года. Ему удавалось занимать второе место, но он проигрывал ввиду опасений среднего класса. Но к 2002 году Бразилия устала от правой политики и восприняла левого президента, отказавшегося от неформального стиля в одежде и от первоначального обещания платить долги только после их тщательного аудита. Дабы дополнительно развеять опасения, Силва взял себе в напарники вице-президентом Жозе Аленкара от Либеральной партии.

Тем не менее, сильное влияние в его окружении имели бывшие троцкисты и прочие леваки. Главный троцкист, мэр города Риберайру Прету Антонио Палоччи, врач по образованию был назначен, к ужасу держателей крупного капитала, министром финансов. Но президентом бразильского Центробанка Силва назначил представителя Социал-демократической партии, Хенрике Мейрелеша, осторожного рыночника. Вообще курс бразильского президента отличается весьма осторожными действиями. Так он провел важные налоговые и судебные реформы, закон о госслужбе, инициировал программу "Нулевой голод" - дабы навсегда оставить недоедание в прошлом. Правда его противники возражали, что в Бразилии регулярно голодает лишь 3,8 млн. человек, тогда как от обжорства страдает более пятидесяти миллионов.

В начале 2006 года Палоччи пришлось убрать ввиду скандала. Его преемником стал профессиональный экономист, что не замедлили отметить на бразильских фондовых биржах.

Подводя краткий итог четырем годам правления Лулы да Силвы, можно отметить их как весьма успешные. Больших ошибок он не совершил, экономика при нем развивается. Благодаря своей левой риторике ему удается снимать напряжение у неимущих слоев населения, выполняя таким образом роль социального компенсатора. Сорок лет назад бразильские военные свергли президента Гуларта только по подозрению в левых симпатиях. Сегодня откровенно левый лидер стоит во главе страны, и ничто ее стабильности не угрожает. Военные более не вмешиваются в политику, а бывший профсоюзный активист, возглавляющий 176-миллионную страну, прекрасно сознает свою ответственность и рамки возможных действий, за пределами которых начинается анархия и хаос.

Вслед за Бразилией по своему экономическому и военному потенциалу, природным богатствам и величине территории идет Аргентина. Страна, бывшая маяком Южной Америки в начале XX века, обгонявшие многие европейские государства по уровню жизни, пала жертвой вмешательства военных в политику и популистских обещаний Хуана Перона и его последователей.

В 1989 году президентом Аргентины был избран перонист, или, как последователи этого течения в политике сами себя называют, хустисиалист (от слова "справедливость") Карлос Саул Менем. Хустисиалисты представляли собой аргентинский вариант массового левого некоммунистического движения. Во время избирательной кампании Менем давал самые разные обещания, хвалил вперемешку Фиделя Кастро и Пиночета, короче, вел себя как типичный демагог. Многие опасались, что он опять спровоцирует военных на резкие действия. Но Менем, заняв место в президентском дворце Каза росада, напротив повел себя в высшей степени адекватно. Он вел ответственную экономическую политику, урезал расходы, стабилизировал бюджет. Аргентинцам так понравились его действия, что ему позволили изменить конституцию, дабы баллотироваться на второй срок. В итоге Менем руководил страной десять лет - и весьма успешно.

Но стоило ему уйти, как его преемник из оппозиционной партии развалил за два года его достижения, и был вынужден уйти в отставку с позором. Страну постиг самый тяжелый в ее истории экономический кризис, пришлось объявлять дефолт и мораторий на уплату государственных обязательств. Миллионы людей лишились всех сбережений в одночасье. За три недели в Аргентине поменялось четыре президента. Пришлось ставить во главе государства в экстренном порядке в качестве временного президента соратника Менема хустисиалиста Эдуардо Дуальде, который начал приводить дела в порядок.

В 2003 году очередным лидером страны был избран Нестор Киршнер, также перонист, причем принадлежащий к радикально левому крылу партии. Именно в этом качестве он противостоял на выборах Менему, попытавшемуся вернуться в большую политику как независимый кандидат. Поддержку Киршнеру оказал Лула да Силва, тепло приняв его у себя накануне выборов.

Киршнер - наполовину швейцарец, наполовину хорват, прежде был губернатором самой удаленной и малонаселенной провинции Санта-Крус (нечто вроде нашего Ненецкого АО), однако сумел достичь впечатляющих результатов на этом посту. И хоть Менем получил в первом туре на два процента голосов больше, старый лис аргентинской политики понимал, что во втором туре его ждет неминуемое поражение с разгромным результатом. Поэтому он снял свою кандидатуру, и Киршнер автоматически стал президентом. Он отверг монетаристские рецепты оздоровления экономики, фиксировал цены, ренационализировал ряд крупных фирм, и создал государственные авиа и энергокомпании, проводил политику активного вмешательства в области торговли, промышленности и сельского хозяйства. В силу ли этих факторов, или по причине ранее начавшегося оздоровления, дела в Аргентине пошли на лад. Рост ВВП достиг почти 9 %. Сегодня позиции Кирнера весьма сильны и он готовится к переизбранию на второй срок.

И, наконец, Чили. В январе этого года, президентом республики впервые была избрана женщина - Мишель Бачелет, социалистка, обещавшая продолжать современную рыночную политику, делая упор на расширении социальных благ. После многих лет правления Пиночета и сменивших его христианских демократов, Чили руководят наследники социалистов Альенде и близкие к ним по мировоззрению политики. Однако страна успешно развивается, ВВП на душу населения у нее самый высокий в Южной Америке (кстати, больше чем в России).

В завершение обзора упомянем еще и Уругвай, где также совсем недавно, впервые в истории страны, избрали президентом левого политика, мэра Монтевидео Табаре Васкеса, который, как и вышерассмотренные президенты, не позволяет себе непродуманных действий, проводя взвешенный курс.

Подведем итог. Левые сегодня преобладают в политическом спектре Южной Америки. Они сделали выводы из своих неудач прошлого и представляют собой в высшей степени конструктивную силу, "играющую по правилам". Население континента, живущее до сих сравнительно бедно в сопоставлении с развитыми странами, психологически устало от традиционных партий, и обращается к социалистам. Особенность настоящего периода заключается в том, что социалисты перестали быть радикалами как прежде. Их приход к власти не угрожает национальному развитию, но они выполняют важную функцию аккумулирования социальных протестов. Можно спорить по поводу тех или иных аспектов их действий. Но трудно опровергнуть то, что именно левые, мирно инкорпорированные во власть, спасают свои страны от насильственных действий, бунтов и революций.



11 августа 2006
http://www.novopol.ru/article10635.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован