25 августа 2005
2724

Максим АРТЕМЬЕВ. Меч для парламента

Приближающаяся годовщина трагедии в Беслане, помимо всего прочего, привлекла внимание и к деятельности парламентской комиссии, расследующей обстоятельства произошедшего в школе североосетинского городка.

В печати возникли разговоры о более чем скромных результатах ее деятельности, непрофессионализме участников, непубличности происходящего в ее недрах. Первоначальный шум вокруг "комиссии Торшина", пристальный интерес к ней со стороны СМИ, сменился безразличием и равнодушием. Теперь в поле зрения прессы она попадает лишь в связи с годовщиной или предполагаемым скандалом (якобы отказ В. Путина встречаться с Торшиным).

Можно предположить, что отчасти, виноваты и сами члены парламентской комиссии. Они могли бы вести свою деятельность более открыто, излагать, даже предварительные результаты, более внятно и определенно. Парламентская деятельность - по определению публична. Однако, с другой стороны, некоторую закрытость комиссии извиняет как давление традиций, так и отсутствие соответствующего закона. Несколько слов о первом факторе. Мы все помним, как еще буквально пять-шесть лет назад думцы регулярно требовали "правильного" освещения заседаний со стороны СМИ, пытаясь вмешиваться в их работу, а то, порой, лишая их допуска и аккредитаций. Преодолеть манию к закрытости и засекречиванию всего и вся ох как нелегко.

Но куда более существенным фактом, объективно сдерживающим работу комиссии, является отсутствие соответствующего закона. В известном смысле создание "комиссии Торшина" стало следствием доброй воли президента, его желания придать расследованию гласный характер, успокоив тем самым взбудораженную общественность. Формально комиссия действует в правовом вакууме. Уже появились сообщения, что итогами своей работы комиссия поделится только после принятия закона о парламентских расследованиях.

Так зачем же России нужен этот закон, чем он сможет помочь обществу?

В развитых современных странах институт парламентского расследования - важнейший инструмент демократии, один из способов действенного контроля граждан за своим правительством. В чрезвычайных ситуациях, когда острота проблемы такова, что к ней приковано внимание всего общества, чисто юридических процедур расследования, проводимых прокуратурой или другими органами, оказывается недостаточно. Тогда на арену выходит создаваемая парламентом комиссия, состоящая из членов всех представленных в нем партий. Авторитет ее и полномочия столь велики, что никому из государственных чиновников самого высокого ранга даже в голову не может придти проигнорировать ее заседания, или не отвечать на вопросы абсолютно честно и обстоятельно.

Особенно велика роль подобных комиссий в США. В новейшее время, начиная от известной "комиссии по расследованию антиамериканской деятельности" эпохи Маккарти, они заседают почти беспрестанно.

Их работа, материалы слушаний - неоценимый источник по исследованию общественных процессов в Америке. Почти ни одно значимое событие в истории этой страны не осталось обойденным вниманием Конгресса и Сената.

Самым ярким примером стали события 11 сентября 2001 года. Почти сразу же после осуществлением теракта была создана и начала работать соответствующая комиссия обеих палат. С итогом ее расследования может ознакомиться любой желающий, поскольку они находятся в открытом доступе и изданы отдельной книгой. На вопросы ее членов пришлось отвечать сотням высших чиновников из Вашингтона, ответственным за национальную безопасность.

Важно заметить, что парламентская комиссия работала помимо особой "независимой" комиссии, созданной Джорджем Бушем, и состоявшей на паритетных началах из республиканцев и демократов, и чьим первым председателем являлся Генри Киссинджер. Любопытна установка, которую дал американский президент ее членам: "Ничто и никто не должен устанавливать пределов в вашей деятельности, и вы должны зайти в своем расследовании настолько далеко, насколько этого потребуют интересы дела".

Но то в Америке, которую модно сегодня ругать. У нас же единственной попыткой парламентского расследования стала деятельность комиссии по вынесению импичмента в 1999 году, и то, закончившаяся полным провалом. Государственные чиновники открыто игнорировали вызовы на заседания, не предоставляли информацию, потешаясь над судорожными попытками оппозиции объявить импичмент Борису Ельцину. Пока депутаты заседали, собирая материал для пунктов обвинения, шустрые ребята из кремлевской администрации времени зря не теряли, и в итоге все завершилось необходимым голосованием "против". Борис Ельцин устоял, а устроители импичмента предстали в глупом виде.

Логика ожесточенной политической борьбы в России 90-х годов не позволила воплотить в жизнь многие инструменты демократии. Ельцин и его окружение боялись, что они будут использованы их противниками против них самих. В числе прочих пылиться на полку надолго была отправлена идея парламентского расследования. Ангажированные СМИ всячески представляли парламентаризм как нечто ублюдочное, противящееся реформам. В результате мы сегодня пожинаем то, что пожинаем.

Новый импульс старой идее придало последнее ежегодное послание Владимира Путина. Он, в частности, сказал: "Полагаю также, что надо утвердить законом процедуру парламентских расследований". После этого, законопроект, находившийся на рассмотрении в Думе с 2002-го года, обрел новую жизнь. Открывающаяся в сентябре новая сессия парламента, должна будет рассмотреть его в числе приоритетных.

В принципе, парламентское расследование - грозное оружие против бюрократической спайки, коллективной безответственности и разгильдяйства. Но в конкретных российских условиях оно может стать инструментом политической борьбы, используемой в своекорыстных интересах. Если победит эта опасность, то благой замысел выродится в свою полную противоположность. Чтобы этого не произошло, необходим такой закон, который бы гарантировал основные принципы работы комиссии с учетом международного опыта - полная гласность, представленность всех политических сил, сильное юридическое сопровождение, четко зафиксированные обязанности чиновников предоставлять всю информацию. Только в этом случае арсенал российского парламентаризма пополнится еще одним действенным инструментом.

Но в любом случае, работа "комиссии Торшина" имела и имеет большое значение для нынешней России как первый опыт демократического парламентского расследования. Наработанная ей методика проведения слушаний, затребования и подготовки документов, опроса чиновников имеет неоценимое значение. Будем надеяться, что ее наработки будут положены в основу подготавливаемого законопроекта, что поможет следующим комиссия избегать подводных камней, и сразу брать "быка за рога". К тому же Торшин не сказал еще свое последнее слово, держа паузу, как опытный политический игрок. Можно предположить, что факты, выложенные им в нужный момент, окажутся решающими.


25 августа 2005
http://www.novopol.ru/article3005.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован