01 ноября 2004
2841

Максим АРТЕМЬЕВ. На смерть Зюганова

Успехи в деле консолидации политического режима, складывающегося у нас на глазах, точнее, уже сложившегося в основных своих чертах, неминуемо привели к глубокому кризису старых политических сил. В первую очередь, это отразилось на такой еще вчера мощной партии как КПРФ. Демократические партии изначально были неизлечимо хилы, и их исчезновения с политической сцены по большому счету никто и не заметил.

Не то коммунисты-зюгановцы. Они считали себя неотъемлемой частью политического ландшафта, уверовав в длительную прочность собственного положения. Акционеры ЗАО "КПРФ" предполагали получать гарантированные дивиденды, не затрачивая особенных усилий по управлению своими активами.

Но приход нового президента спутал все их карты. Вместо необременительной синекуры перед вождями КПРФ наглядно замаячила участь полунищих маргиналов, вытесненных на обочину общественной жизни. После разгрома КПРФ на прошлогодних выборах и затяжного внутрипартийного кризиса, вызванного борьбой с "семигинщиной", руководство компартии получило наконец-то небольшую передышку, чтобы осмотреться и решить - как быть дальше? Это вопросу был посвящен последний пленум ЦК КПРФ с программной речью Геннадия Зюганова "О новой ситуации в стране и задачах по выполнению решений Х Съезда КПРФ".

Доклад лидера КПРФ весьма показателен. Зюганов, а вместе с ним вся верхушка партии, находятся на перепутье. Необходимость коренных изменений в стратегии и тактике вроде бы и осознается, но движение вперед, к новым целям и задачам, дается с большим трудом. Скажем так - за словесными признаниями неизбежности перемен, не видится серьезного желания что-либо менять.

Остановимся на этом подробнее. Зюганов, наконец-то, вроде бы признал, что "главное тактическое видоизменение претерпевает самый общий и давний лозунг нашей партии и всей народно-патриотической оппозиции: СОХРАНЕНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ. Стало окончательно ясно, что в такой общей форме этот лозунг уже не действует и может быть легко "перехвачен" кем угодно... Сегодня на этом лозунге активно паразитирует бонапартистский режим".

Но что левые предлагают взамен? Зюганов провозглашает... некую "народную государственность"?! "Огромную роль в мобилизации народных масс на ... борьбу должно сыграть возрождение "национальной гордости великороссов", русского и советского национального самосознания, советского патриотизма. Возрождение великой дружбы народов, гордости за свою Державу".

Коммунисты никак не могут расстаться с милой их сердцу идей "державности" (государственности - кому как нравится), и упрямо носятся с ней как с писаной торбой. А ведь коммунизм по сути своей - учение антигосударственническое, проповедующее в идеале отмирание государства (см. основоположников К. Маркса и Ф. Энгельса). Тут мы выходим на основное противоречие сегодняшней КПРФ. На самом деле это партия не левая, и не коммунистическая (в классическом понимании), а партия, скорее, консервативно-патриотическая, но "патриотическая" в сталинско-казенном смысле слова.

Даже на последнем пленуме, когда ситуация, как говорится, "не до жиру - быть бы живу", и надо бы сбросить мешающие идти вперед вериги, ее странный, возможный только в России эклектизм, проявился во всей силе.

Кто такие левые в современном мире? Это те, кто выступают за такие ценности как нонконформизм, защита прав меньшинств (в т.ч. женщин, гомосексуалистов, инвалидов), и против "традиционализма" вообще. КПРФ же - глубоко традиционалистская партия, чьими базовыми принципами являются поклонение "русскости", общинному образу жизни, консервативная мораль и антизападничество. Все это, в совокупности с марксизмом, - невероятный винегрет, от которого В. И. Ленин пришел бы в ужас.

При этом традиционализм КПРФ - невнятен и избирателен. Он оставляет православие, но выкидывает царя, преклоняется перед Сталиным, но чтит им же уничтоженное патриархальное крестьянство.

Вот только два примера идейных блужданий современных коммунистов. Пленум принял специальное воззвание в поддержку Лукашенко и проведенного им референдума. КПРФ откровенно противоречит самой себе - то, что абзацем выше она клеймит в России как бонапартизм, в Белоруссии партия призывает поддержать! То есть когда в соседней "братской" республике президент попирает конституцию и ничтожные остатки демократии, лишает парламент признаков самостоятельности, - это хорошо, но в России подобные действия - явно плохи. Это противоречие, наиболее вопиющее на сегодняшний день, ярко демонстрирует всю хаотичность сознания руководства КПРФ.

В принятых КПРФ тезисах провозглашается борьба за "ликвидацию принципа отделения местного самоуправления от государственной власти". И тут же подчеркивается, что: "Самоорганизация народа, самоуправление народа, самозащита народа - вот меры, единственно способные восстановить в России справедливость, законность, покой и порядок". Если во всем мире левые - первые противники смертной казни, то Зюганов предлагает вынести на общенародный референдум вопрос о ее восстановлении.

Такие вот шатания, пропитанные с одной стороны ориентацией на отсталые антидемократические устремления народных масс, с другой отражающее понимание, что только в условиях гражданской активности партия сможет выжить, составляют программный багаж КПРФ.

И уж чем, если не цинизмом назвать призыв Геннадия Андреевича - "...знать кадры, тщательно изучать достоинства и недостатки каждого кадрового работника. Знать, на каком посту смогут легче всего развернуться способности работника", - эта мысль И. В. Сталина сегодня как никогда актуальна". Каково - учиться у человека истребившего сотни тысяч этих самых кадров!

А такие перлы как "на Всероссийском собрании предстоит отделить навязываемые нам чуждые мелкобуржуазные наросты от здоровой ткани партийного организма", вполне уместные в устах Хрущева или Брежнева, способны оттолкнуть от партии любого, искренне желающего ей помочь.

Создается впечатление, что все слова о возможном союзе с либералами, о борьбе с "бонапартизмом" - вымучены и, конечно, чужды как широким партийным массам, так и их вождям. Никаких серьезных уроков из своих бесконечных поражений КПРФ так и не извлекла. Так нахулиганивший школьник, чтобы его поскорее отпустили из учительской, виновато кивает головой, обещая впредь не баловаться, но про себя мечтает поскорей вырваться на улицу, и устроить очередной шухер.

Отчего более всего страдают нынешние коммунисты? От отсутствия свободы слова, в первую очередь на телевизионных каналах, от административного ресурса и пассивности населения. Какое противоядие существует? Борьба за независимость СМИ, минимизация вмешательства государства во все сферы жизни, в том числе в избирательный процесс, усилия по создания гражданского общества. Но готовы ли лидеры КПРФ идти в бой под этим лозунгами?

Достаточно почитать партийную прессу, чтобы увидеть, что на ее страницах по-прежнему "разносят" "продажных" журналистов а ля Савик Шустер, не понимая, что коммунистам надо бы на последнего молиться, так как только в "Свободе слова" они имели хоть какой-то выход на зрителя. Партийцы в массе своей по-прежнему воспринимают СМИ как априори враждебную им силу, и никак не могут осознать тот нехитрый факт, что гостелеканалы изничтожают КПРФ не по душевной склонности к тому, а повинуясь установкам Суркова.

Но из-за боязни обвинений в предательстве интеллигентная, потенциально "социал-демократическая" часть руководства КПРФ не может найти в себе сил отказаться от мифов и догм. Многие коммунисты в частных беседах признаются, что вспоминают эпоху правления Ельцина как золотое время. Тогда, в условиях слабого государства, достаточно было бросить лозунг "Банду Ельцина - под суд", чтобы получить широкую поддержку.

Но коммунисты не ценили тогдашние свободы. Теперь, когда согласно их пожеланиям, державность в почете, для них наступили мрачные времена. Оказалось, что все сливки от укрепления государственности сняли другие персонажи. Приход Путина к власти не укладывается в их схемы, как исчезновение пролетариата - в схемы основоположников марксизма-ленинизма.

Вспомним классиков, Ленин советовал Демьяну Бедному не идти за читателем, а быть немножко впереди. Сегодня КПРФ именно плетется за своим избирателем, неуклонно теряя авторитет и популярность. Ветераны, пенсионеры, бюджетники и село ориентируются на Путина. У левой идеи в России есть будущее, но оно не связано с нынешней КПРФ. Скорее всего, кристаллизация оппозиционных левых групп произойдет вокруг неизвестных еще доселе лидеров. Кто знал в России Ленина в феврале 1917 года? Кто вспомнит Зюганова после 2007-го?



01 ноября 2004
http://www.novopol.ru/article785.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован