13 января 2006
2394

Максим АРТЕМЬЕВ. Последняя битва Ариэля Шарона

В первые дни нового года внимание всего мира было приковано к Иерусалиму. В этом священном городе развернулась последняя битва - битва за жизнь одного из самых известных лидеров второй половины двадцатого столетия, выдающегося израильского политика Ариэля Шарона. В наше время он принадлежит к числу бесспорных могикан давно ушедшей эпохи, являясь героем событий, происходивших почти шестьдесят лет назад.

Ариэль Шарон (первоначально, Ариэль Шейнерманн) родился в феврале 1928 года в Палестине в семье еврейских эмигрантов из России. Они жили в общине, исповедовавшей уравнительно-коммунистические взгляды, и выделялись своим нежеланием следовать этим принципам. Когда Ариэлю было пять лет, его родителей изгнали из этой общины.

В возрасте четырнадцати лет, в 1942 году он вступил в Гадну - полувоенную юношескую организацию еврейских поселенцев, а после в Хагану - нелегальную военную структуру, послужившую основой для формирования израильской армии после создания государства.

Ариэль Шарон подобно многим другим израильским политикам (Ицхак Рабин, Беньямин Нетаньяху, Эхуд Барак) вышел из военной среды. Избрав карьеру военного в ранней молодости, он оставался верен ей почти тридцать лет. Шарон принял непосредственное участие во всех четырех арабо-израильских войнах, начиная с первой - 1948-49 годов. Тогда он получил свое первое назначение - командование взводом в александронийской бригаде. Во время второй битвы за Латрун - неудачной попытки снять осаду с еврейского квартала в Иерусалиме, он был тяжело ранен в пах. С сентября 1949-го Шарон - командир подразделения разведки. Параллельно он успевал изучать историю и культуру Ближнего Востока в университете.

В неполных двадцать пять лет он стал во главе только что образованного "Отряда 101" - первого израильского подразделения спецназа. На этом посту ему пришлось вести упорную борьбу с арабскими диверсантами, осуществлявшими рейды на Израиль. Он произвел ряд дерзких ответных рейдов на базы террористов, существенно подняв дух военных. Тогда же Шарон впервые был обвинен в том, что преследовало его в дальнейшем на протяжении всей карьеры - в жесткостях против мирного населения. В 1953 его спецназовцы убили в деревне Кибья 69 мирных палестинских жителей, половину из которых составляли женщины и дети.

В мире поднялся большой шум, молодого Шарона впервые вызвал к себе тогдашний премьер Давид Бен-Гурион - уже достаточно пожилой человек, и сказал ему знаменитые слова: "Совершенно не важно, что мир говорит об Израиле, совершенно неважно, что вообще говорят о нас, где бы то ни было. Единственное, что важно - это чтоб мы могли существовать на земле наших предков. И до тех пор, пока мы не покажем арабам, что они должны платить высокую цену за убийство евреев, мы не выживем". Эта заповедь стала основой для действий Шарона на все последующие времена.

В 1956 году во время Синайской войны Шарон командовал 202-й парашютной бригадой, в которую преобразовали "Отряд 101". Он со своими солдатами захватил стратегически важный проход Митла. Но как командир Шарон подвергся острой критике. Он выслал вперед на разведку отряд, который из-за поломки автомобиля увяз, и был окружен египтянами. В последовавшей перестрелке погибло 38 израильских солдат. Шарона обвиняли в том, что он сознательно послал их на верную гибель, чтобы втянуть в бой египтян, а также в том, что сама битва была ненужной, поскольку противник и так собирался отходить и не сражаться за проход в горах. Эпизод в Митле стал первым публичным скандалом в израильской армии.

На несколько лет этот инцидент затормозил карьеру Шарона. За это время он успел получить юридическое образование в университете Тель-Авива. Кода Ицхак Рабин стал начальником Генштаба, Шарон опять резко пошел вверх. Шестидневную войну он встретил генералом - командующим бронетанковой дивизией на Синайском фронте, и именно он осуществлял решающий прорыв позиций египтян.

В 1973 году Ариэль Шарон решил покинуть армию и заняться политикой. Его назначили главой избирательного штаба блока "Ликуд", но неожиданно началась третья арабо-израильская война. Шарона срочно возвращают на службу и вновь назначают командовать резервной бронетанковой дивизией. Ему принадлежит честь обнаружения слабого места в египетских позициях. Нанеся по нему удар, он захватил мост через Суэцкий канал и перешел на африканский берег. Он сознательно нарушил приказы верховного командования и наступал по собственному усмотрению. Тем самым ему удалось нарушить пути снабжения Третьей египетской армии и окружить ее, остановившись в сотне километров от Каира, где торжествовавший было противник, пребывал в панике. Действия Шарона рассматривал военный суд и нашел их оправданными. С тех пор многие израильтяне видят в нем героя войны, спасшего государство от уничтожения. Знаменитая фотография, на которой Шарон с перевязанной головой стоит у танка с одноглазым Моше Даяном обошла газеты всего мира, став его визитной карточкой.

Но, тем не менее, в 1974 году Шарон навсегда уходит с военной службы, окунаясь с головой в политику. Он становится депутатом Кнессета, но уже через год, разочаровавшись в парламентской говорильне, складывает с себя полномочия. Поработав специальным помощником премьера Рабина, Шарон предлагает свои услуги различным партиям, начав с "Ликуда", пытаясь убедить его руководство, что с ним партия скорее выиграет выборы, чем с Менахемом Бегиным. Но его предложения "Ликуд" отверг, как это сделали затем и другие ведущие партии Израиля. Тогда Шарон организует свой собственный блок "Шломтцион", который получает в Кнессете всего два места. После выборов Шарон незамедлительно сливает "Шломтцион" с "Ликудом", за что получает пост министра сельского хозяйства в кабинете Бегина. В это время Шарон - среди самых агрессивных "ястребов" израильской политики, он проповедует заселение палестинских земель еврейскими поселенцами, голосует против мирного договора с Египтом.

В 1981 году Бегин вручает ему за важные услуги, оказанные во время избирательной кампании, пост министра обороны. Уже на следующий год Ариэль Шарон подготавливает и осуществляет вторжение израильских войск в Ливан - четвертую арабо-израильскую войну. Эта война стала одновременно его триумфом и его позором. Разгромив в считанные дни палестинцев, уничтожив сирийские ПВО, израильтяне позволили устроить резню палестинских беженцев в лагерях Сабра и Шатила. Хотя специальная комиссия нашла его виновным в том, что он не предусмотрел возможности резни, и Шарон вынужден был уйти с поста министра обороны, он, тем не менее, оставался в кабинете на различных поста до 1992 года.

Все это время он боролся за власть в "Ликуде" с премьером Ицхаком Шамиром. Борьба дошла до высшей точки кипения в так называемую "ночь микрофонов", когда на заседании Центрального комитета "Ликуда" Шарон выхватил микрофон у Шамира и воскликнул: "Кто за борьбу с терроризмом?", подразумевая, что именно он способен выполнить эту задачу.

Когда в 1996-м "Ликуд" под руководством Нетаньяху вернулся к власти, Шарон занял должность министра инфраструктуры, а после - министра иностранных дел. Казалось, что песенка семидесятилетнего генерала уже спета, и он, уйдя в отставку после поражения "Ликуда" в 1999, уже никогда не станет премьером. Но все изменилось в 2000 году. Восхождение Шарона на Храмовую гору в сопровождении нескольких сот полицейских, взорвало ситуацию и привело к новой палестинской интифаде. Правительство Барака ничего не могло с ней поделать, и в феврале 2001 года ликующий Шарон победил на выборах, став премьером.

Наконец-то, в возрасте семидесяти трех лет, осуществилась его места, к которой он шел тридцать лет. Пожилой политик проявил огромную энергию, возглавив кабинет. С одной стороны он нанес решительные удары по гнездам палестинского терроризма, блокировал Арафата в его резиденции, с другой - пошел на подписание плана "Дорожная карта", передал сектор Газа под палестинский суверенитет, вывел из него еврейские поселения. Ариэль Шарон продемонстрировал, что может быть одновременно и "ястребом" (его привычный имидж) и "голубем" мира. Человек, еще вчера противившийся изо всех сил любым попыткам налаживания диалога с палестинцами, открыл новый этап палестинско-израильского мирного диалога.

Столь решительные и неожиданные действия вызвали замешательство среди его сторонников. Эвакуация еврейских поселений стало последней каплей, переполнившей чашу терпения правых. Сознавая это, семидесяти семилетний Шарон сыграл на опережение - 21 ноября 2005 года он вышел из собственной партии "Ликуд", объявил о досрочных выборах и о создании собственной партии "Кадима" ("Вперед"). Это стало последним значительным политическим поступком неутомимого старца, перед тем как его поразил сердечный удар.

В личной жизни Шарон был не особенно счастлив. Он дважды вдовец. Первая жена погибла в автомобильной аварии. После он женился на ее младшей сестре. Сын от первого брака погиб, играясь с товарищем отцовской винтовкой. Но настоящая жизнь была им прожита именно в армии и политике, где он достиг самых больших высот. Как настоящий солдат, он до последний минуты оставался на передовой политики, изумляя противников неожиданными ударами и ходами. Мало кто мог похвастаться такой несокрушимой мощью в конце восьмого десятка лет.

Теперь, без Шарона израильская политика будет неизбежно выглядеть мелкотравчатой и скучной. Среди нового поколения политиков нет никого, кто мог бы стать вровень с ним и подхватить знамя, выпавшее из его рук...


13 января 2006
http://www.novopol.ru/article5524.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован