14 мая 2005
3597

Максим АРТЕМЬЕВ. Процесс над ЮКОСом - подведение черты

Финал суда над владельцами ЮКОСа - Платоном Лебедевым и Михаилом Ходорковским - подведение жирной черной черты под значимым этапом в новейшей российской истории. Перенос же его заключительной сессии и новые обвинения, которые планирует выдвинуть прокуратура - повод для более пристального осмысления событий последних лет.

Президент Путин в своем обращении к федеральному собранию дважды упомянул про олигархов, сказав: "Олигархические группировки - обладая неограниченным контролем над информационными потоками - обслуживали исключительно собственные, корпоративные интересы". Затем он вспомнил про "освобождение крупнейших средств массовой информации от олигархической цензуры".

Можно сказать, что главной целью первой путинской каденции была именно борьба с крупнейшими финансово-политическими группировками, оказывавшими огромное воздействие на жизнь в стране. Для населения их олицетворяли такие одиозные персонажи как Борис Березовский, Владимир Гусинский, Михаил Ходорковский. Конечно, без элемента демонизации не обошлось. Вполне возможно, что завистники приписывали им влияние куда более значительное, чем было на самом деле, тем не менее, трудно оспорить, что власть в России к исходу 1999 года фактически была приватизирована. Режим, отчаянно нуждавшийся в поддержке, был вынужден поступить на содержание к новоявленным олигархам, что особенно стало заметным после президентской кампании 96-го года.

За свои ценные услуги бизнесмены-политики были щедро вознаграждаемы - тот же Березовский последовательно получил посты заместителя секретаря совета безопасности и секретаря исполкома СНГ.

Надо отметить, что олигархи, к тому времени уже частично расколовшиеся, опять-таки спасли режим и в 99-м. Борис Березовский инициировал и возглавил, находясь в тени, процесс по созданию "Единства", одновременно борясь с помощью принадлежащих ему СМИ против лужковского "Отечества".

Став депутатом от взбаламутившейся Карачаево-Черкесии, Борис Абрамович внезапно через полгода сложил свой мандат, уехал в Англию, и продал принадлежащие ему акции ОРТ, передав контроль над первой кнопкой в руки государства.

Таким образом, Березовский - хитроумный профессор математики, специалист по проблемам моделирования и управления, перехитрил самого себя, ничего не выиграв от проведения операции "Наследник". Буквально в считанные месяцы его империя была разгромлена, а сам он мог считать за благо, что ему позволили беспрепятственно покинуть страну, и бороться в лондонской эмиграции наподобие Герцена.

Несколько иначе сложилась судьба "олигарха номер два" - Владимира Гусинского. Обиженный в период приватизации "Связьинвеста" он еще раньше отошел от Кремля, и блокировался фактически с "Отечеством". Неудивительно, что молот репрессий обрушился на его голову еще раньше. Буквально через несколько дней после инаугурации Путина Гусинский был задержан и препровожден в тюрьму на три дня. Сегодня, в ретроспективе, после пребывания Ходорковского и Лебедева в тюрьме более полутора лет, тогдашний шум, поднятый в прессе, кажется сильно преувеличенным.

С Гусинским также обошлись сравнительно мягко, отпустили в Израиль, а процесс перехода НТВ из рук олигарха в руки "Газпрома" занял почти год. Можно сказать, что на том этапе борьбы с олигархией Кремль выбрал тактику мягкого их выдавливания из страны. Лишний шум был никому не нужен, и никто не хотел делать из Березовского и Гусинского мучеников.

Эти два олигарха были публичными и самыми известными фигурами. Но их реальная роль в экономике была сравнительно небольшой. "Мост-банк" рухнул, не пережив финансового кризиса 98-го года, "Сибнефть" оказалась принадлежащей на самом деле Абрамовичу, НТВ - обременено долгами и т.д.

Зато у Михаила Ходорковского в этом смысле все было "как надо". Его главный промышленный актив - ЮКОС, только рос в цене. И после того, как политическое поле оказалось зачищенным от наиболее одиозных олигархов, на него с фатальной неизбежностью выдвинулась команда владельцев ЮКОСа. Они провели своих лоббистов в парламент, затормаживали невыгодные для них законы, создали широкую сеть общественных некоммерческих организаций, вкладывали деньги в самые разные партии - от "Яблока" до КПРФ.

Все это шло вразрез с общей антиолигархической линией. Столкновение с государством становилось неизбежным. Сегодня, спустя два года после знаменитой пикировки Путина и Ходорковского на круглом столе, когда олигарх "наехал" на "Роснефть", президент дал ему отлуп, становится очевидной удивительная слепота владельцев ЮКОСа, полагавших, что пробил их час. Их трагедия заключалась в том, что они не услышали голос времени. Кремль вовсе не собирался останавливаться на полпути, а был намерен пройти путь до конца.

Ходорковский воспринял свое поражение с каким-то странным спокойствием и покорностью, не пожелав покинуть страну вслед за Невзлиным. Возможно, он понял свою обреченность, был ею парализован, растерян, не видел для себя пути на Запад, и не стал противиться неизбежному. Его письма из тюрьмы, речи в суде отражают сумбур в его голове. Трудно выявить в них какую-то общую идею. В репортажах из зала суда Ходорковский улыбается, но его улыбка - это улыбка неживого человека, надетая маска, призванная скрыть растерянность и безнадежность.

Но конец ЮКОСа - это не только конец одной компании, пусть даже и ведущей в своей отрасли, и не только завершающий аккорд в битве с олигархатом. Бесславный конец ЮКОСа - это завершение целой социально-экономической фазы в развитии страны, это конец эпохи "новых русских", конец бизнеса по принципу война всех против всех без всяких правил. Время хищников, урывавших куски пожирнее, уходит, и приходит время другой формации бизнесменов и цивилизованных отношений между бизнесом и властью.


14 мая 2005
http://www.novopol.ru/article2375.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован