01 апреля 2005
1750

Максим Дианов: Анализ региональных выборов: Адмресурс по России не больше 15 процентов

С начала года в России прошло уже довольно много выборов в региональные законодательные органы. Дать им оценку мы попросили директора Института региональных проблем Максима Дианова.

- Есть отличия между прошлогодними выборами и теми, что прошли в этом году?

- После вступления в силу нового закона о выборах, сравнивать собственно нечего. Нет смысла сравнивать октябрьскую серию выборов с теперешней, прошедшей в январе-марте. Все они идут по одному и тому же закону, примерно одинаково.

- Последнее время на региональных выборах постоянно побеждает "Единая Россия". Это уже устоявшаяся тенденция?

- То же самое было и на осенних выборах прошлого года.

- Но сейчас многие заявляют о различных нарушениях, о том, что используется административный ресурс. Это так?

- Это так. Но, "Единая Россия" является партией власти. И никакого отличия от применения административного ресурса другими партиями власти, такими как "Наш дом - Россия", "Отечество - вся Россия", "Единство", не существуют. По регионам примерно известно, какой процент составляет административный ресурс. В среднем по России он где-то равен 15 процентам. Где-то чуть больше, где-то чуть меньше. И особых нарушений, по сравнению с тем, что было, нет.

Я могут сказать, почему, начиная с осени 2003 года, это появилось в публичной политике. Раньше эти технологии применялись только в ущерб КПРФ. Кстати, обратите внимание, что КПРФ практически перестала протестовать публично, а занимается только юридическими проблемами нарушения избирательного законодательства.

Либеральные партии никогда не подвергались такому административному нажиму со стороны федеральной и региональных властей, как это вошло в практику, фактически, с выборов в Государственную думу 2003 года. А поскольку основное информационное пространство принадлежит как раз людям, ориентированным на либеральные ценности, то, естественно, этот вопрос всплыл на поверхность.

На самом деле таких нарушений, которые были в 1996 году, у нас уже в дальнейшем никогда не повторялись. И близко еще к этому не подошло. То есть, по сравнению с 1996 годом административный ресурс уменьшился. И нарушений на выборах стало меньше, по сравнению с тем, что было 9 лет назад.

- Сейчас, на Ваш взгляд, региональные выборы, приобрели больший вес, имея в виду, что от региональных законодателей зависит выбор губернатора?

- Нет, не приобрели они больший вес, потому что еще не было случая и, я думаю, не будет, чтобы региональные законодательные органы как-то повлияли на позицию президента. Можно просто посмотреть на последние назначения. Я совершенно точно знаю, что администрацию президента совершенно не устраивали ни Дарькин, ни Михайлов, ни нефтяное и газовое лобби в Тюменской области, в Ханты-Мансийске и на Ямале. Нет ни одного примера того, чтобы они входили в команду президента.

Теперь посмотрим на последнее назначение в Тульской области. На предварительном этапе там проводился опрос законодателей по поводу того, кого они в конце концов выбрали бы. Только 10 процентов готовы были голосовать за Вячеслава Дудку, а проголосовали 100.

Другое дело, что теперь законодатели в регионах стали просто более профессионально работать, и единственный рычаг, который они имеют и которым начали лет пять назад эффективно пользоваться в большинстве регионов, это - бюджет. И вся борьба идет именно на этом участке, потому что законодательное собрание стало менее послушно региональным лидерам. Не федеральной власти, а именно региональным лидерам. И они торгуются, создают различные лоббистские группировки в законодательных собраниях регионов. Торгуются по вопросам бюджета.

Если внимательно посмотреть на уровень публичных акций, которые проходят в различных регионах, то очень легко можно определить, что к выборам они почти никакого отношения не имеют. Все их влияние находится в пределах статистической погрешности. А вот как только начинаются бюджетные процессы в октябре, ноябре и декабре, то в центральных городах почти всех субъектов Федерации проходят реальные публичные акции по различным статьям региональных бюджетов.

Второй момент, который приведет к увеличению влиятельности выборов в законодательные собрания, наступит скоро, после реального введения в действие 131-го закона о местном самоуправлении, потому что, если федеральный центр действительно будет регулировать финансовые потоки, то более 60 процентов региональных бюджетов уйдет как раз в местное самоуправление.

- Давно пора.

- Но тогда все дороги будут строиться только за счет федерального бюджета и никакого отношения региональные власти к ним иметь не будут. Но зато 60-80 процентов регионального бюджета будет так или иначе связано с местным самоуправлением. А понятно, что региональные законодатели живут в каком-то определенном муниципалитете, и каждый из них будет защищать свое местное самоуправление. И когда они поймут, какие там крутятся деньги, значимость места в законодательном собрании повысится очень сильно.

- То есть переток власти пойдет в сторону местного самоуправления?

- Да. Раз деньги пошли вниз, то и власть пойдет вниз. Интересы бизнеса, властей пойдут на уровень взаимоотношений региона и местного самоуправления, а не на уровень отношений региона с федеральным центром, как это мы наблюдаем сейчас.

- С изменением законодательства как-то изменились избирательные технологии в регионах?

- В определенном смысле изменились. Во-первых, естественно, подорожали услуги политконсультантов, потому что они привыкли к более высоким ценам. И, естественно, в большинстве регионов важными становятся политтехнологии проведения группы депутатов. Раньше это встречалось достаточно редко, в 10-15% случаев, когда продвигалась команда сразу из нескольких депутатов. Теперь, с учетом нового закона, предполагающего, что не менее половины парламента должно состоять из людей, выбранных по партийным спискам, это становится нормой. Логичнее пытаться провести сразу целый список из нескольких депутатов. Причем, если они одновременно еще идут и по округам, то вырабатываются новые технологии. Вернее, они не вырабатываются, а переносятся с федерального уровня на региональный.

Их очень сложно адаптировать, потому что федеральные округа состоят в среднем из 500 тысяч человек, а региональные - из 10-15 тысяч. То есть в 20, а то и в 30 раз меньше. Поэтому технологии несколько другие. Это видно по тому, как существенно снизилось в регионах число независимых депутатов. Причем, как правило, на самом деле, они не независимые, а явно или косвенно поддерживаемые "Единой Россией". Они не хотят идти под ее лейблом, но в итоге, после выборов так называемые независимые депутаты в большинстве своем оказываются в местной "Единой России". Но торговую марку "Единой России" использовать не хотят.

- Почему?

- Потому что это непопулярный лейбл в регионах.

- Исходя из этого можно прогнозировать, что "Единая Россия" все-таки уйдет на второй план?

- Тут есть одна интересная особенность. В избирательном цикле 1995-2000 партия власти, НДР, набрала примерно 11 процентов голосов на федеральном уровне. А на региональных выборах, начиная с 1996 года, НДР меньше 20 процентов нигде не получала. Иногда доходило до 40, но в среднем получалось где-то около 25 процентов. То есть, увеличила свой результат по с равнению с федеральным в 2,5 раза.

В 2000-2004 "Единство" и ОВР, поделив регионы, получили на федеральных выборах 23 и 13 процентов соответственно. На региональных выборах, они стали получать не менее 40 процентов в каждом регионе. То есть число голосующих за этот блок выросло в два с половиной раза. Такой же примерно результат, какой был и у НДР.

А сейчас правящая партия набрала 36 процентов. И, если я не ошибаюсь, только на Ямале она повторила этот результат. И то с сильными сомнениями, если уж Жириновский выступил с обвинениями в фальсификациях, и с учетом того, что губернатор Неелов возглавлял список. Я что-то не уверен, что он пойдет в законодательное собрание. А во всех остальных случаях очевидно уменьшение количества избирателей, голосующих на региональном уровне за эту партию, за партию власти, за партию, использующую административный ресурс.

- О чем это говорит?

- Это говорит о том, что если вычесть те 15 процентов, которые "Единая Россия" имеет возможность использовать в качестве административного ресурса, то будет ясна реальная популярность этой партии. При этом надо понять, почему это так.

Потому, что Путин обвинил региональных чиновников в плохом проведении закона о монетизации. А кто у нас региональные чиновники в регионах? Они все члены партии "Единая Россия". Но если на федеральном уровне это несколько смазывается, то в регионах это совершенно конкретный чиновник, которого обвинил Путин. И социология показывает очень четкую тенденцию в оценке деятельности партии. Федеральный уровень у нее самый сильный. Оценка регионального уровня ниже, а на уровне местного самоуправления она становится совсем плохой.

Партия в народном сознании считается президентской. За счет этого она и держит свой рейтинг. Ну а когда президент начинает ее критиковать, то, естественно, люди, которые голосовали за "Единую Россию" как партийную ипостась Путина, не голосуют за эту нее в лице тех людей, которых Путин критикует.

- Возможен ли перенос киргизского варианта на региональные выборы в России, в первую очередь, в национальных республиках?

- Проблема в том, что когда оппозиция составляет 30-40 процентов, то нечто подобное можно провести. А сколько у нас набирают СПС или "Яблоко"? Во сколько парламентов они вошли? У них даже нет публичной трибуны. Вот в Белоруссии тоже ребята решили посидеть на площади. Полдня сидели. Все 50 человек сидели на площади, только что-то их не показали ни по одному каналу. Потом их попросили к вечеру освободить площадь. И все. А в Башкирии, если даже когда-то оппозиция и имела те самые 40 процентов, так они уже вычищены Рахимовым.

- Но все-таки в Башкирии идут волнения. И в Ингушетии тоже.

- В Башкирии успешно прошел непонятный референдум. Когда я начинаю у ребят выяснять, о чем был референдум, они мне не могут ответить. Говорят, что голосовали за выборы, а не назначение. На вопрос о том, шла ли речь о прямых выборах, говорят "нет". Ну, тогда выборы ничем не будут отличаться от назначения. А точно такой же референдум по поводу выборов мэра Саратова закончился со средней явкой 7,2 процента при необходимых 50.

- Ну и о чем это говорит?

- Я думаю, это говорит о том, что всем по фигу.

- То есть, у нас нет базы для таких революций?

- И базы нет, и лидеров нет. И проблема киригизской революции в том, что там нет лидеров. У них была единая общая цель - убрать Акаева. Убрали. Но они все без исключения птенцы гнезда Акаева. Он их всех и вырастил.

У нас возглавить выступления в регионах может только КПРФ. Но как только она их возглавит, она же всех очень быстро организует. Когда начались волнения по поводу монетизации, Познер задал вопрос Зюганову: "А ваши люди участвуют вот во всех этих митингах?". Зюганов ответил: "Мы их организовываем". Помните крики о необходимости найти зачинщиков? А что их искать? Они все зарегистрированы, и зачинщики все зарегистрировались в местных органах власти при проведении митингов и разрешение получили.

А помните скандалы с митингами нацболов, "Яблока" которые, они проводили несанкционированно. Естественно, их всех разогнали. А КПРФ даже и тронуть не могли. Потому что они уже все прошли давно, в 1993, 1995, 1996 годах. Они теперь работают только исключительно в юридических рамках. А новая либеральная, правая оппозиция, к этому еще не привыкла и не готова так работать. Они привыкли к благоприятной юридической обстановке, когда им все было разрешено.

- С падением авторитета "Единой России" кто должен выдвинуться на первый план? Или появится новый проект?

- У нас на четырех выборах уже было пять партий власти. И каждый раз новые.

- Но нельзя бесконечно изобретать новые проекты?

- Четыре раза можно, почему пятый нельзя? Люди-то все те же, что в первой партии были, что в пятой.

- Но вокруг люди другие. Они уже верить перестают.

- Ну как? С каждым разом партия власти получает все больше голосов.

- Зато такого плохого отношения к партии власти, по-моему, никогда не было.

- Отношение - одно, а голосование - другое. Поэтому я не думаю, что будущей партии власти чего-то грозит. На последних выборах партия власти впервые выиграла выборы. До этого ни одна партия власти не занимала первого места. Ни одна.

Если в регионах отношение к партии власти действительно ухудшается, то на федеральном уровне пока этого не происходит. Поэтому, наконец-то, партия власти победила в парламенте, и может делать все, что хочет. И я не вижу тенденции, которая уменьшает этот потенциал. Пока она только идет вверх.

- Мне кажется, что более слабого парламента у нас не было, и это видно всем.

- Правильно. Именно потому, что партия власти может делать в парламенте все.

- Но ведь каждый работяга имеет телевизор, и все на это смотрят.

- На самом деле для "Единой России" не так все плохо. И говорить о ее закате рано. В регионах - да. А вот на федеральному уровне - рано. Я ее не люблю, но давайте реально смотреть на вещи. Обратили внимание, что никаких проблем сейчас с прохождением бюджета нет? А помните, с каким трудом проводили все-таки тот бюджет, который хотело правительство. Как он сейчас проходит через парламент?

- Легко.

- Но мы же стремились к тому, чтобы партия власти была партией президента. Ну вот мы ее и получили. Мы получили закон о гражданстве, который, слава богу, коснулся очень малого числа людей, потому что по этому закону просто жить нельзя. И закон о монетизации. Сейчас будет закон о ЖКХ, местном самоуправлении. Набор большой.

Беседовал Алексей Диевский

http://www.kreml.org/interview/82869665

01.04.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован