31 июля 2003
1155

Максим Кавджарадзе: Национальная безопасность страны

Максим Кавджарадзе - заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике

Национальная безопасность страны

зависит и от куриного "окорочка"

Не хочешь кормить свою страну, будешь кормить чужую

Недавно в Швейцарии завершился очередной раунд переговоров о вступлении России во Всемирную торговую организацию, которые должны закончиться в следующем году. Наиболее сложной переговорной темой, наряду с валютным регулированием и энергетикой, была и остается проблема с господдержкой сельского хозяйства и импортными квотами на продукты сельского хозяйства. Однако, несмотря на все желание поскорее присоединиться к торговому клубу наиболее развитых стран мира, думается, было бы огромной ошибкой идти на компромисс по "сельской" проблеме и сдавать свои принципиальные государственные позиции. В конце концов, речь идет о продовольственной безопасности России, потеряв которую страна окажется перед серьезной угрозой и национальной безопасности. Таким образом, вступительный билет в ВТО для России может весьма дорого стоить.

Без всякого сомнения, мы должны вступать в ВТО. Хотя бы потому, что это открывает для России большие возможности. В том числе и для экономического роста. Однако делать это без четко оговоренных условий не только безответственно, но и опасно. Причем необходимо учитывать объективные факторы. И прежде всего - существенное различие в уровнях развития экономики России и той же Европы. Например, в сельском хозяйстве.

Нынешнее сложное положение российского агрария фактически может привести нас к утрате продовольственной независимости. Кризисную ситуацию с продовольственной безопасностью констатировали и на недавнем Совете законодателей. Не зря же в его итоговом документе парламенту было предложено срочно разработать законопроект о сельскохозяйственном развитии, а федеральному бюджету взять на себя расходы по выполнению целевой программы "Социальное развитие села до 2010 года". Подобная озабоченность звучала и в обращении Совета Федерации к президенту России, который как раз и готовил наш агропродовольственный комитет. Сегодня на 40 миллионов работающих в российском АПК из федерального бюджета выделяется всего полтора процента всех средств, что в десятки раз меньше, чем в США или государствах Евросоюза. Все это - при нашем жестком и слабо прогнозируемом (тут есть свои проблемы) климате - делает конкурентную борьбу со странами ВТО заведомо проигрышной... А требования отдельных членов ВТО отказаться от "протекционистской политики" по отношению к российскому селу - чистые двойные стандарты.

К слову, недавно я в составе делегации Минсельхоза России в США участвовал в переговорах с американскими коллегами. И можно только поучиться у них целеустремленности и напористости в отстаивании своих позиций. В частности, по пресловутым куриным окорочкам, именуемым в народе "ножками Буша". Продовольственный комплекс США относится к самым протекционистски защищенным. Для этого приняты специальные нормативные акты, направленные на обеспечение стабильного продовольственного снабжения за счет поддержки собственного сельского хозяйства и сохранения его природных ресурсов. В том числе и закон о продовольственной безопасности, принятый в США еще в 1979 году. Он предусматривает не только закупку зерна в государственный резерв, но и оказание продовольственной помощи другим странам, что позволяет эффективно воздействовать на их внешнюю и внутреннюю политику.

У нас же о продовольственной безопасности активно заговорили лишь в конце 90-х, когда стали очевидны промахи горбачевского правления: потребительский продовольственный рынок был разбалансирован бессрочным замораживанием государственных розничных цен на продукты питания, что привело к пустым прилавкам и появлению теневой экономики. В 1998 году общая калорийность питания опустилась до 2200 килокалорий в день с 3350 в 90-м, что оказалось даже ниже, чем в среднем по странам Африки.

При этом стоит напомнить, что исходный английский термин "food security" переводится двояко: как "продовольственная безопасность" и как "продовольственная обеспеченность". Причем второй вариант гораздо точнее отражает смысл понятия, определяющего обеспечение гарантированной физической и экономической доступности продуктов питания для населения.

Так вот именно с "обеспеченностью" у нас сегодня весьма серьезные проблемы. Тем более что некоторые политики и экономисты пытаются подменить вопрос продовольственной безопасности вопросом количества продовольствия и его доступности, забывая почему-то не только проблему продовольственного импорта, но и вопросы его качества и безопасности для здоровья.

Тем временем нашу страну просто заполонили некачественные (или недостаточно качественные) зарубежные продукты, импорт которых в последнее время приобретает размеры настоящей экспансии. И если его средний показатель по стране составляет 40-50%, то в тех же Москве, Питере и Екатеринбурге он зашкаливает за 80! А ведь продовольственная безопасность государства возможна лишь тогда, когда годовое производство (подчеркну - именно производство, а не ввоз) жизненно важных продуктов питания составляет не менее 80% годовой потребности населения. В то же время в регионах ЦФО производят продукты питания в два-три раза дешевле импортных, а по уровню их качества население России давно уже сделало однозначный выбор в пользу отечественных.

При этом надо помнить и известный доклад Римского клуба, и результаты конференции ООН по народонаселению и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году, где констатируется, что несущая способность планеты может определяться на уровне около двух миллиардов человек. В отличие от шести нынешних, один миллиард из которых - так называемый золотой - проживает в промышленно развитых странах. При этом заложенный еще в СССР неприкосновенный продовольственный запас нами был проеден уже в 1992 году, а в 1999-м - по отдельным публикациям в прессе со ссылкой на заявления правительства - Россия располагала продовольственными запасами всего на 2-3 недели для одной трети населения.

Поэтому проблема продовольственной безопасности для нас - это прежде всего проблема продовольственной независимости как составной части национальной безопасности и национальной независимости. Особенно в свете мероприятий, предпринимаемых другими странами. Так, например, арабские страны - экспортеры нефти, располагающие почти половиной всех мировых запасов нефти с самыми низкими издержками добычи, предпринимают серьезнейшие усилия для обеспечения своей продовольственной безопасности. Например, в Кувейте, у которого валютные поступления от нефтяного экспорта составляли в 1998 году более 6 миллиардов долларов, действует долгосрочный план развития сельского хозяйства на 1995-2015 годы. Этот эмират намерен добиться полной продовольственной независимости и достичь за двадцать лет уровня самообеспеченности по основным жизненно важным видам продовольствия в 60-75%.

Сегодня Россия стоит перед малоприятным выбором, где есть только две альтернативы. Либо полная утрата продовольственной независимости вместе с другими составляющими национальной независимости и пополнение группы слаборазвитых стран, хронически зависимых от импортной продовольственной помощи, таких, как Эфиопия, Мозамбик, Гватемала или Бангладеш. Либо решительный разворот в сторону целенаправленной государственной политики по развитию и поддержке отечественного АПК, в том числе и введение тарифных квот на импорт. Стоит подчеркнуть, что речь идет не о запретительных мерах, а именно о регулирующих. Ежегодные закупки зарубежной сельхозпродукции обходятся нам примерно в 8 миллиардов долларов. Думаю, что стоило бы переориентировать эти огромные финансовые потоки на российские нивы.

31.07.2003
http://kavdjaradze.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=26&Itemid=34
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован