12 октября 2004
2468

Марат БАГЛАЙ: СУВЕРЕНИТЕТ В РЕСПУБЛИКАХ РОССИИ ПОХОЖ НА БОЛЕЗНЬ

Председатель Конституционного суда РФ Марат Баглай отвечает на вопросы `Века`
Марат Викторович, Конституционный суд действует в России десять лет. В масштабах истории - не срок. И тем не менее можно ли за это время создать важнейшую для государства структуру, поставить ее на ноги, утвердиться, заработать авторитет?

- Десять лет, конечно, мало. Но посмотрите, что за эти десять лет произошло с Россией. Мы живем совершенно в другой стране, другом государстве. Когда начинали создавать первый закон о Конституционном суде, больше оглядывались на зарубежный опыт. Взяли модель, а в мире таковых лишь несколько, и попытались применить ее к нашей стране. Ну, скажем, дали функцию проверять действия высших должностных лиц - и через два года попались на этом деле. Что совершенно естественно, потому что десять лет назад, когда история Конституционного суда только начиналась, не было ясных представлений, какой это должен быть орган. Но ведь и не знали, получится ли государство, где права и свободы человека будут на первом месте.

Так вот, на мой взгляд, за прошедшие десять лет сделан колоссальный шаг вперед. Мы отчетливо видим, что наша власть не выходит за рамки Конституции. Мы были свидетелями того, как глава государства подчинялся решению Конституционного суда, - а это и есть правовое государство. Мы увидели, что невозможно избрать на третий срок президента России, если Конституционный суд говорит, что этого нельзя делать. Мы видели, что можно исправить отношения между законодательной и исполнительной властью, если Конституционный суд предлагает необходимое правовое решение. Мы видели, как исправляются недостатки нашего федерализма и многое другое...

Именно поэтому по результатам десятилетней деятельности мы можем сказать: Конституционный суд состоялся. Он признан как независимый орган судебной власти. Поэтому и отмечено для нас минувшее десятилетие печатью большой исторической значимости.

В 1999 году в `Веке` была опубликована ваша `Гостиная`. Но из первого же вопроса, суть которого сводилась к тому, удовлетворены ли вы местом и ролью КС в жизни России, стало ясно: вас многое не устраивает. Изменилось ли что-нибудь за прошедшие полтора года?

- Я руководствовался тогда и руководствуюсь сейчас принципом - нет предела совершенству. Нельзя быть стопроцентно удовлетворенным своей деятельностью. Тем более что жизнь всегда выдвигает новые проблемы и трудности. Через их преодоление, через неудовлетворенность мы идем к совершенству. Так и должно быть. И если сегодня я, как и мои коллеги, удовлетворен тем, каким стал Конституционный суд в целом, то не могу сказать того же об определенных аспектах, напрямую связанных с нашей деятельностью.

Например, есть проблемы с исполнением судебных решений - это не вполне решено нашим законодательством. Немало трудностей создает недостаточное развитие правовой культуры у отечественных государственных деятелей, вследствие чего Конституционный суд нравится многим лишь тогда, когда принимает нужные им решения. А раз это существует, нельзя сказать, что можно быть стропроцентно удовлетворенным своей работой. Но главное в другом: мы имеем в нашем государстве судебный орган, который действительно проявил себя как независимый и как орган, который не позволяет государственной власти выходить за пределы конституционных рамок, который благодаря многим своим решениям стал действенным механизмом защиты прав и свобод россиян.

Первый президент России Борис Ельцин одно время довольно часто обращался с запросами в КС, но затем его интерес к суду иссяк...

- Действительно, запросов в последние годы от Бориса Николаевича поступало крайне мало, хотя в начале его деятельности их было достаточно много, и это, кстати, помогало во многих отношениях выправить ситуацию.

А вам не кажется странным, что нынешний президент, как и правительство, за все время еще не направил в КС ни одного запроса?

- Да, нам хотелось бы видеть больше интереса к использованию такого государственного механизма, как Конституционный суд. Президентом ведется большая работа по воссозданию единого правового поля в стране. А это совпадает с тем, что мы в КС делали еще на заре своего существования.

Раз уж мы заговорили на такую тему... Сейчас ведется много разговоров о судебно-правовой реформе. Мнения расходятся, в том числе и по поводу пакета законопроектов, рассматриваемых в Государственной думе. Кое-что в них относится и к Конституционному суду.

- Реформа в большей мере касается судов общей юрисдикции, поэтому с их стороны действительно одно время шло немало критики в адрес предложений по реформе.

Что касается нас, то, на мой взгляд, мы должны только приветствовать, что в законопроекте, где речь идет о КС, появляется наконец механизм исполнения решений Конституционного суда и устанавливается ответственность за их неисполнение. Ведь сложилась парадоксальная ситуация: мы, в сущности, выносили постановления, которые являются обязательными для всех субъектов Федерации, хотя поводом был запрос лишь по одному из них. Все остальные должны были согласно действующему закону исправлять нормы, аналогичные тем, которые мы признали неконституционными, но не делали этого. Что же получалось? Чтобы исправить положение, нам надо было принять 89 решений? А сейчас создается такой механизм, который заставит законодателей субъектов быть более внимательными к нашим решениям. Усиливается ответственность правительства, Государственной думы.

Кроме того, в предлагаемых поправках к закону `О Конституционном суде` записано, что в случае образования пробелов в законодательстве, конечно, при необходимости нового правового регулирования, Конституционный суд может подсказать направление для изменения закона, а соответствующий орган обязан это учесть.

То есть возможные изменения в законе о КС вас устраивают?

- Пожалуй. Другое дело - проект закона о статусе судей. Там есть спорные моменты, связанные с ответственностью судей. Кто-то посчитал, будто судьи имеют слишком большие гарантии неприкосновенности и независимости. Конечно, определенные формы ответственности моих коллег по судейскому корпусу должны быть введены, но не в ущерб реальному статусу судей.

Параллельно с судебно-правовой реформой в России идет еще и реформа федеративных отношений. В свое время Конституционный суд рассмотрел ряд запросов о соответствии уставов, конституций субъектов Федерации Основному Закону страны. На днях прозвучало заявление замглавы Администрации президента РФ Дмитрия Козака о том, что первый этап этой реформы завершен. Ситуацию, по его словам, с почти повсеместным нарушением в регионах федеральных законов и Конституции России удалось переломить. На ваш взгляд, процесс действительно завершен?

- Я думаю, что процесс еще не завершен, хотя можно только приветствовать то, что он начался так энергично и уже многое сделано. На наших глазах произошло повышение роли Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры. Многие положения местных законов и конституций субъектов Федерации приведены в соответствие с федеральной Конституцией и федеральным законодательством.

Но в то же время, пока исправляются одни положения, появляются другие. Например, суверенитет в республиках России. Он стал похож на болезнь, которая требует длительного лечения. Иначе не объяснишь, почему чрезмерное ощущение своей свободы или этого самого `суверенитета` периодически порождает такие законы, которые надо `приводить в соответствие`.

В ряде республик укоренилось представление, что это не так и важно, какое решение принял Конституционный суд. Искусственно насаждается мнение, будто решения КС очень мешают делу, опять слышны какие-то возражения по поводу нашего постановления от 2000 года по суверенитету республик. Подобные утверждения равносильны признанию в том, что люди, обличенные властью, просто не понимают что записано в Конституции России: закон, признанный неконституционным, утрачивает силу. Следовательно, с момента вынесения постановления Конституционного суда, которое окончательно и не подлежит никакому обжалованию, их несогласие с решением КС никакого юридического значения не имеет. С этого момента дисквалифицированные нормы законов просто исчезают, как бы и кому бы их призрак ни ласкал взгляд. Их просто нет. Тот же, кто не выполняет решение КС, фактически выступает против Конституции РФ. Тексты законов после этого можно даже и не приводить в соответствие.

Но ведь так процесс урегулирования отношений, особенно в правовой сфере, может идти до бесконечности, если не принимать меры...

- Ну, эта бесконечность обязательно должна закончиться чем-то весьма определенным. Или плохим, или нормальным. В стране должен быть конституционный порядок. Конституция ясно указывает - все субъекты Российской Федерации являются ее частями, ничем другим, и никакой самостоятельности, доходящей до суверенитета, статуса независимого государства или субъекта международного права, обладающего правом выхода из Федерации, быть не может. Это нарушение Конституции. Кто должен принимать меры для решения проблемы? Конечно, исполнительная власть, глава государства. В этом отношении, как я полагаю, многое делается, но главным образом в плане разъяснения. Пока - разъяснения.

Сейчас речь идет уже о начале второго этапа реформы федеративных отношений и, насколько можно понять, о пересмотре договоров о разграничении предметов ведения между субъектами Федерации и Центром.

- Что касается договоров между субъектами Федерации, они могут заключаться. Существует 11-я статья Конституции РФ, в которой говорится: вопросы разграничения полномочий между Федерацией и субъектами Федерации решаются в соответствии с Конституцией и договорами.

Другое дело - критерии разграничения. Они тоже указаны в 71-й, 72-й и 73-й статьях Конституции. Если эти положения кому-то неясны, КС может дать им толкование. Можно все отрегулировать с помощью решений Конституционного суда. Не имею права до решения Конституционного суда давать какие-либо оценки, но если все же заглянуть в некоторые договоры, то, конечно, могут возникнуть сомнения в том, соответствуют ли отдельные их положения Конституции в отношении разграничений предметов ведения.

А поток обращений от граждан по-прежнему не уменьшается?

- Ожидания нашего населения превышают нашу компетенцию. В КС приходят тысячи запросов. С одной стороны, нас это очень радует, потому что говорит о доверии к Конституционному суду и стремлении видеть в нем высшего арбитра и защитника от всех неурядиц в стране. А с другой стороны, те, кто может к нам обращаться, этого не делают.

Накануне юбилея какие вы видите перспективы Конституционного суда? Что впереди?

- Впереди прежде всего продолжение большой и серьезной работы, потому что завоевать доверие очень трудно, а потерять его очень легко. На одном деле споткнешься, сделаешь шаг в сторону политики или в сторону изучения фактических обстоятельств - симпатии и доверие к суду будут подорваны. Поэтому каждый раз, в любом деле, буквально каждодневно, мы должны оберегать то доверие, которое завоевали. Это постоянная наша задача, в том числе и на будущее.

Конечно, мы должны хранить свою независимость прежде всего собственной дисциплиной и сознательностью. Следить за тем, чтобы всегда, во всех случаях на первый план мы ставили интересы человека, но не забывали при этом об общественных. Лозунг `Да здравствует юстиция, да погибнет весь мир!` нам не подходит.

Пожалуй, лозунгом или девизом правового государства могут стать такие слова: человек свободен, но его свобода не должна затрагивать и ограничивать свободу других людей. Хотелось бы нам и на будущее удержаться именно в той плоскости.

Беседовал Николай ДОРОФЕЕВ

СПРАВКА `ВЕКА`

С момента образования в Конституционный суд поступило свыше 105 тысяч (ежегодно от 9 до 11 тысяч) обращений граждан, их объединений и государственных органов по вопросам нарушения законом конституционных прав и свобод, соответствия Конституции Российской Федерации нормативных актов федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации, разрешения споров о компетенции между государственными органами, толкования Конституции Российской Федерации, а также по другим вопросам.

В публичных заседаниях Конституционным судом рассмотрено 188 дел. Поводом к их рассмотрению явились свыше 3000 жалоб граждан и 160 запросов и ходатайств государственных органов. Конституционным судом проверено 150 законов и других нормативных актов федерального уровня и 45 нормативных актов субъектов Федерации на предмет их соответствия Конституции Российской Федерации. Из них конституционными признаны полностью или частично лишь 28 федеральных правовых актов и 5 - субъектов Федерации.

В порядке официального толкования Конституции Российской Федерации Конституционный суд изложил в 13 постановлениях свои правовые позиции по 23 ее статьям.

Кроме того, Конституционным судом было принято свыше 1200 определений по обращениям граждан, их объединений и государственных органов, касающимся различных процессуальных аспектов конституционного судопроизводства. Десятки тысяч ответов, разъяснений направлено авторам по другим обращениям.


Век , 26.10.2001http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован