08 ноября 2006
5564

МАРИНА АНИСИНА: `Я ДОЛЖНА ДАРИТЬ ЛЮДЯМ РАДОСТЬ!`

Марина Анисина начинала заниматься спортивными танцами на льду в группе Людмилы Пахомовой. Выступала в паре с Сергеем Сахновским, затем с Ильей Авербухом, с которым стала чемпионкой мира среди юниоров в 1990 и 1992 годах. Затем Анисина переехала во Францию и начала кататься с французским фигуристом Гвендалем Пейзера. Пара эта представляла Францию, и достижения у нее замечательные: Марина и Гвендаль - бронзовые призеры Олимпиады-98 в Нагано и чемпионы Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити. Кроме того, они чемпионы мира (2000), двукратные чемпионы Европы (2000 и 2002), победители Чемпионской серии Гран-при сезона 1999/2000, а также пятикратные чемпионы Франции.

"Yтро": Марина, Ваши родители - известные в прошлом спортсмены. Ирина Черняева - чемпионка Советского Союза по фигурному катанию, Вячеслав Анисин - знаменитый хоккеист, чемпион СССР, Европы и мира. В такой спортивной семье ребенка обычно рано приучают к спорту?

Марина Анисина: Я первые свои шаги на льду сделала очень рано, мне было где-то два с половиной года. Причем мои родители не хотели, чтобы я становилась профессиональной спортсменкой, потому что оба знали, как это тяжело. Но так сложилось, что заболела бабушка, и маме пришлось водить меня с собой на тренировки. Так я и начала кататься.

Как и все фигуристы в России, я начинала с одиночного катания. Во Франции, к примеру, мой партнер Гвендаль начал сразу с танцев. А у нас, что я считаю правильным, маленькие дети не могут сразу кататься в паре. Подразумевается, что пара - это отношения мужчины и женщины, и детям это очень сложно понять. Так вот и я прокаталась до девяти лет в одиночном катании. Мне и самой очень нравились спортивные танцы, поскольку это был очень популярный вид спорта, очень театральный. Но окончательное решение приняла мама, потому что у нее была серьезная травма, и она совершенно не хотела, чтобы я пошла либо в парное, либо в одиночное катание.

"Y": С кем из партнеров Вам было интереснее всего работать?

М.А.: Я начинала с Сергеем Сахновским - сейчас он выступает за Израиль. Потом с Ильей Авербухом - он представляет Россию. А Гвендаль Пейзера - француз. Представьте, все три моих партнера участвовали в Играх в Солт-Лейк-Сити! Конечно, у них совершенно разная психология, разный подход к тренировкам и вообще к спорту. Что касается русских партнеров - мы воспитывались в более жестких условиях, у нас больше дисциплины. У французов все это немножко по-другому. У них все начинается с хобби. И для моего партнера Гвендаля фигурное катание стало серьезным занятием только после того, как мы стали бронзовыми призерами в Нагано. Для меня это было все, это была моя жизнь, я многим пожертвовала для спорта. А для него это было хобби!

"Y": Напомните, пожалуйста, историю Вашего переезда во Францию.

М.А.: Илья Авербух принял решение кататься со своей будущей женой - Ириной Лобачевой. Я осталась без партнера и не смогла найти в России человека, с которым хотела бы продолжать кататься, партнера хорошего уровня. Пришлось искать за границей. Но в то время это было не принято! Мало кто уезжал в другую страну, и мало кто верил, что у меня что-то получился. И, может быть, поэтому меня спокойно отпустили. Мама уже много лет живет со мной здесь, во Франции, а папа - в России. Они разведены, у папы другая семья. Есть у меня и брат, который занимается хоккеем и играет в ЦСКА.

"Y": Насколько я знаю, Вы писали письма, предлагали сотрудничество?

М.А.: Да, я написала два письма - канадцу Виктору Краатцу и французу Гвендалю Пейзера, который мне ответил. Я мечтала, чтобы мы катались и в России, и во Франции, но это было невозможно.

Изначально мне было очень сложно: чужая страна, чужие люди, я не знала ни слова по-французски. Начинать нужно было практически с нуля - и доказывать, самоутверждаться. Была конкуренция, были свои, французские пары, и мне нужно было пробиться, став сначала чемпионкой Франции, а потом уже продвигаться на международной арене. Со временем, конечно, французы меня признали. Я думаю, сейчас они относятся ко мне как к своей. Я очень люблю эту страну, ведь она дала мне возможность заниматься любимым делом.

"Y": Приехать в чужую страну в 17 лет - серьезный поступок. Могу представить себе чувства Гвендаля: человек живет во Франции, у него есть хобби, к которому он соответственно и относится. И вдруг приезжает русская девушка - целенаправленная, целеустремленная, привычная к дисциплине... У вас не было конфликтов на этой почве?

М.А.: Конечно, было много конфликтов - все же два разных человека, к тому же я иностранка. Я совершенно не говорила на французском, общаться мы начинали по-английски. И мне пришлось очень многое изменить во французском клубе. Было очень трудно. Но было и огромное желание. А вот выхода другого попросту не было!

"Y": Вы согласны с точкой зрения, что советская, а теперь и российская школа фигурного катания - одна из самых сильных в мире? Как же так получилось, что в России не оказалось для Вас подходящего партнера?

М.А.: Вообще, найти партнера в танцах - это сложный вопрос, потому что много критериев, которые должны совпадать: возраст, рост, уровень подготовленности спортсменов. Конечно, у меня был выбор в России, но хотелось найти партнера, с которым я почувствовала бы, что могу добиться какого-то результата. Гвендаль, когда мы катались с Ильей, был нашим соперником в юниорском спорте и даже нас побеждал. Перед тем как писать письма, я просмотрела множество видеокассет с иностранными фигуристами. И сразу выбрала Гвендаля и Виктора (Краатц потом тоже участвовал в олимпиаде в Солт-Лейк-Сити).

"Y": Кем Вы себя ощущаете: француженкой, россиянкой или еще кем-то, скажем, гражданкой единой Европы?..

М.А.: В душе я ощущаю себя русской, потому что родилась в России и много общаюсь с русскими во Франции. Но 14 лет проживания во Франции - это огромная часть моей жизни, я свободно говорю на французском, он стал мне практически родным.

"Y": У Вас гражданство российское или французское?

М.А.: И российское и французское. Чтобы выступать на Олимпийских играх, мне обязательно нужно было быть гражданкой Франции.

"Y": В стране, когда появляется олимпийский чемпион, всегда бывает вспышка интереса к этому виду спорта, дети иногда идут заниматься, ориентируясь на своих чемпионов. Ваша победа и более ранние выступления брата и сестры Дюшене способствовали повышению интереса к фигурному катанию во Франции, вы это ощущали?

М.А.: Безусловно, да. После нашей победы на Олимпиаде, и даже до этого, я видела, как много детей пришло в наш клуб. Моему тренеру пришлось брать больше ассистентов, город нам выделил больше льда, потому что желающих появилось очень много.

"Y": Кто из ваших предшественников в спортивных танцах наиболее близок вам по стилю, по духу?

М.А.: Из российских спортсменов моими кумирами были Наталья Бестемьянова и Андрей Букин. Я уже много раз говорила, что они мне были очень интересны - темпераментом Наташи и галантностью Андрея. И еще одна пара, которые были для меня кумирами и которые занимались со мной и с Гвендалем, - английский дуэт Джейн Торвилл и Кристофер Дин.

"Y": А Людмилу Пахомову и Александра Горшкова Вы не застали? По времени, конечно, нет, но наверняка видели их танцы в записи?

М.А.: Я ведь кататься начинала у Людмилы Алексеевны Пахомовой! Мне удалось потренироваться при ее жизни всего полтора года, но я считаю, что она мне очень много дала, это было очень хорошее начало.

"Y": Позади целый этап жизни, связанный с соревнованиями - чемпионатами мира, Олимпиадами. Сейчас новый этап - ледовые шоу. А дальше что? Каким Вы представляете свое будущее? Насколько мне известно, Вы мечтали получить сертификат тренера?

М.А.: Да, я уже получила диплом тренера во Франции. И даже попробовала себя в качестве хореографа. В этом году я ставила программы трехкратному чемпиону Америки Джонни Уэйру, который участвовал в туринской Олимпиаде. В ноябре этого года он приезжает на международные соревнования в Москву, и я надеюсь, что буду его поддерживать. Это действительно что-то новое для меня. Раньше я не думала, что буду когда-нибудь тренировать, стану хореографом. Но мне это очень понравилось и, мне кажется, получилось.

"Y": Вам предлагали вернуться в Москву, предлагали какую-то работу?

М.А.: Пока о конкретном говорить очень сложно. Мне хотелось бы приезжать в Россию почаще. У меня есть какие-то проекты на будущее, есть желание, силы, идеи. И если бы у меня что-то получилось в России, я бы с удовольствием это сделала.



Автор:
Алексей МАРЧЕНКО
8 ноября 2006

http://www.utro.ru/articles/2006/11/08/599197.shtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован