Эксклюзив
08 ноября 2012
30234

Материалы к познанию русской нации, русской мысли. Часть 3.2. Современные авторы

Выступая на Y Всемирном русском народном соборе Рушайло Владимир Борисович - на момент выступления - министр внутренних дел РФ сказал: "Министерство внутренних дел, сотрудники которого, пожалуй, чаще других сталкиваются с самыми низменными, иногда даже чудовищными поступками, сознают ту степень духовно-нравственной деградации определённой части общества, которая является главной причиной многих бед. Анализ преступлений, прежде всего очень тяжких, корыстных, совершённых под действием алкоголя и наркотиков, показывает, что преступниками чаще всего становятся люди, утратившие моральные ценности, идеал, Веру /так в цитируемом источнике - составитель/. Безусловно на криминальной обстановке в стране сказываются и социально экономические факторы. Однако корни растущей преступности лежат во внутренней сущности человека, его мировосприятия. Наиболее точно на наш взгляд, причину нынешнего состояния человеческого общества предвидел Николай Александрович Бердяев, с точки зрения которого, свобода заключает в себе такое тёмное иррациональное начало, которое не даёт внутренней гарантии, что свет победит тьму. Его, на первый взгляд парадоксальное утверждение о том, что самоутверждение человека ведёт к его самоотрицанию, в настоящее время получает подтверждение в диалектике общественного развития, когда человек не признаёт ничего, кроме себя, его личность начинает разлагаться допуская вторжение низших природных стихий. полностью в них растворяясь. квинтэссенция теории Бердяева заключается в выводе, что человек себя утверждает и находит сверхчеловеческую святыню как содержание своей жизни и, наоборот, теряет, если не приобретает ничего кроме замкнутого человеческого мирка. Это учение происхождения такого социального феномена как преступность, и указывает на направление выхода из тупика. В этом отношении речь должна идти о возвращении к морально-нравственным устоям, моральным традициям, которыми всегда была сильна Россия. Говоря о духовности, мы обращаемся к Русской Православной Церкви. Безусловно, она является основным хранителем истинно нравственных ценностей. Однако совершенно очевидно, совершенно очевидно, что мы сегодня не имеем права возложить эту задачу только на Церковь и быть при этом сторонними наблюдателями. Вспомним слова великого русского подвижника Серафима Саровского: "Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи" - мы должны начать с себя, с того как мы исполняем свой профессиональный и гражданский долг, по каким законам живём. "..." Министерство внутренних дел накануне двухтысячелетия Христианства в качестве зримого символа возвращения к истинным духовным ценностям и традициям, которые помогут возродить былую мощь и величие нашей страны, заложило и ведёт строительство храма-часовни в честь Казанской иконы Божией Матери" (Газета "Русь Державная" 1999, N12(67), с.3).

Денисов Виктор Фёдорович, генерал-лейтенант авиации, командующий оперативным-стратегическим объединением военно-траспортной авиации сказал: "Во времена исторических и тяжёлых испытаний (войн, кризисов...) главной силой спасения и возрождения нации всегда выступал его духовный потенциал, глубокая вера и идеалы. Состояние духа народа, его армии, нравственное здоровье, образованность, патриотизм и сплоченность являлись и являются важнейшим стратегическим фактором мощи страны, показателем развития военной организации государства.
"..." Сама жизнь воинских коллективов 61 ВА ВГК (ВТА) показывает, что только при взаимодействии с представителями Русской Православной Церкви, всецело способствующими нам в благородном деле сплочения воинских коллективов, воспитания воинов патриотов проникнутых истинно народным духом, знающих своё героическое историческое прошлое, можно с успехом выполнять стоящие перед нами задачи.
Примером тому служит строительство и открытие первого в Военно-транспортной авиации православного храма в авиагорнизоне Сеща, где дана возможность христолюбивым солдатам и офицерам регулярно исповедоваться и причащаться Святых Христовых Тайн, а не крещённые смогли бы принять Святое Крещение.
"..." Благодаря соглашению о сотрудничестве между Военно-транспортной авиацией и Общероссийским общественным движением "Россия Православная" полностью обеспечена возможность безприпятсвенного военнослужащих и членов их семей к духовному наследию Православной Церкви. В управлении 61 ВА ВГК (ВТА), в отдельных частях уже имеются библиотечки православной духовной литературы. Военнослужащие Военно-транспортной авиации регулярно получают информацию о важнейших событиях в жизни Церкви благодаря печатному рупору "России Православной" - газете "Десятина".
"..." Так постепенно мы воскрешаем православные традиции русской армии" ("Десятина" 2000, N11-12(44-45),с.2).

Солуянов Александр Петрович, генерал-майор, герой Советского Союза, председатель "Союза Архангела Михаила":
"Я глубоко убеждён, что без Православной Веры сейчас наша Армия существовать не может. Та русская национальная идея, о поисках которой так много говорит сегодня наша общественность, давно уже существует. И православная Вера - основа этой идеи. Да, Православие, Самодержавие и Народность. Что значит быть русским, об этом говорил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн: прежде всего быть православным" (Газета "Русь Державная" 1999, "12(67), с.6).

Чурсина Людмила Ал.. "(1941 г.р.) советская актриса, народная артистка СССР" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, стр.1494): "... В общем, всегда, хотя и неосознанно, для меня всегда были притягательны и храм и общение с храмом. Когда я в каких-то ситуациях не находила утешения ни в близких, ни в друзьях, - шла в церковь. Да и с моими подругами переживавшими какие-то свои житейские бури, сложности с детьми тоже часто вместе ходили в храм. Пришло время и мне захотелось узнать молитвы. Потом - читать не светскую, а духовную литературу. Иногда меня просили, а я, неосознавая всей ложившейся на меня ответственности, соглашалась стать крёстной матерью одного, другого ребёнка. Включала их в свои молитвы. записочки о здравии.... И всегда возникает чувство благодарности Господу за то, что он меня, грешницу не оставляет, хранит.
"..." В какой-то момент, особенно когда играла леди Макбет, просила: "Господи, прости, что я буду произносить эти чудовищные слова. Пусть их смысл не войдёт в меня, пусть для тех, кто их услышит, они послужат предостережением, дабы ни на секунду не повредиться страстью мщения, требующей всё больших жертв, крови". И однажды дала себе слово: больше не возьмусь ни за одну роль, в которой хоть что-то будет противно моему сегодняшнему мироощущению, которая будет разрушительна хоть в чём-то. Моё присутствие в актёрской профессии должно быть оправдано тем, что я буду помогать созидать души: искусство должно высветлить их". (Газета "Московский церковный вестник").

Приемыхов Валерий Михайлович. Автор кинофильмов "Пацаны", "Холодное лето 53-го", "Милый, дорогой, любимый, единственный", дважды лауреат Государственной премии Валерий Приемыхов сказал: "Наша религия предполагает веру в чудо. А чуда пока нет. Но для веры сейчас времена благодатные. Может в этом их и смысл, их промыслительность. Чтобы люди, не всегда понимая зачем, не всегда правильно но пришли в церковь, постояли там, помолились. Испытания ведь для того и посылаются, чтобы человек к Богу и самому себе пришёл" (Сохранилась вырезка из неизвестно какой газеты).

Соломин Юрий Мефодьевич - главный режиссер Академического Малого театра: "Я не могу сказать, что ношу в себе Бога. Но в то, что всё в жизни идёт по Библии, по Христу я верю" (Газета "Труд" 28.7.95).
"Я не верующий человек. Но мне очень хочется быть верующим. Верю, что что-то есть. Очень хочется верить, что за добро воздастся, а за зло накажется" ("Независимая газета" 11.7.1998, с.15).

Теличкина Валентина Ивановна.
Актриса Валентина Теличкина, отвечая на вопрос журналиста: "На Ваш взгляд, всё так беспросветно?" сказала: "Отнюдь нет. Появилось немало людей кто обрёл невероятную силу в том, что пришёл к Богу. "..." Это время послано нам для очищения. Убеждена: виток духовного обновления неизбежен. Народ может надеяться только на себя и на волю Божию. Только в этом вижу спасение. Разумеется, говоря о начавшемся духовном возрождении народа, я не о тех кто разглагольствует по этому поводу, прилюдно выставляя свою набожность. Бог им судья. Каждый за своё получит сполна. "..." Думаю, что призыв: "... веруй в Господа Иисуса Христа и спасёшься ты весь дом твой"(Деян. 16,31) - более действенен, нежели те общие воззвания к милосердию, на которые уже совершенно никто не отзывается" (Газета "Сегодня" 24.1.1996).

Михалков Никита Сергеевич, председатель Российского фонда культуры, актёр, кинорежиссер, председатель Союза кинематографистов России беседуя с корреспондентом сказал: "Я убеждён, что ПРАВОСЛАВИЕ - ОСНОВА НАШЕЙ СТРАНЫ. "...>> Я верю в Бога. А значит и в существование дьявола".
Вопрос: "Вас всё чаще спрашивают, собираетесь ли Вы выдвинуть свою кандидатуру в президенты?" Ответ: "...Я власти не жажду. И убеждён, что в России наверняка есть человек достойный этого в о всех отношениях. "...>> Но в любом случае для того чтобы взять на себя этот крест необходимы душевное понимание этого и уверенность, что так думаешь не ты один. Необходимо благословение Синода, ибо я уверен, что это будет человек православный. Наконец он должен осознанно отказаться от строительства своей политики на отрицании предыдущей. Задача того, кто занимает этот пост, - всё время слышать и чувствовать народ. Ехать к людям не тогда когда шахта взорвалась. Триаду: православие, самодержавие, народность не зря придумали. Самодержавие - ответственность богопомазаника, православие - нравственная основа, народность - демократия. То есть когда самодержавие, стоящее на православии, являет собой прямую связь с народом".
Вопрос: "Какой общественный строй Вы считаете лучшим для России?". Михалков: "Самый естественный для России - КОНСТИТУЦИОННАЯ МОНАРХИЯ И ПРОСВЕЩЁННЫЙ КОНСЕРВАТИЗМ". ".."
Корреспондент: "Но посмотрите на эволюцию тех, кто оказывается у власти. Ведь были живые глаза и у Ельцина, и у Чубайса, и у Немцова, у всех на кого возлагались надежды. Но они входили во власть и их как в мясорубку затягивало в тоже русло. И тухли глаза, и они становились неумолимо похожими на предшественников. И что-то происходило между ними и теми, с кем ещё вчера они умели разговаривать. Здесь какая-то жуткая закономерность и неизвестно как её нарушить".
Михалков: "Я знаю. ПРИЧИНА - БЕЗБОЖИЕ. Они не знают внутреннего закона".
Вопрос: "Вы верите в лучшее?"
Ответ: "Да, абсолютно. Уныние и отчаяние для православного человека - грех. Радость веры, надежды, освящённые мудростью, всегда помогали нашему народу выжить в испытаниях" (Газета "Известия" 1.7.1998, с.5).
Доклад председателя Российского Фонда Культуры Н.С.Михалкова на пленарном заседании XIII Международных Рождественских образовательных чтений 24 января 2005 года
"Мы не народ - мы электорат! Мы не страна - мы территория! И до тех пор, пока мы не поймём это, не дойдём до дна и не оттолкнёмся от него, мы будем всё время "лечить" и "обматывать верёвочками сгнившие трубы". Поэтому мне думается, что если мы реально не посмотрим на себя со стороны и не ужаснёмся тому, насколько мы теплохладны и равнодушны к самим себе, нам нечего ждать, чтобы нас уважали другие. Спасибо за внимание.
(Сайт "Седмица.Ru" 02 / 02 / 05)

Свиридов Георгий Васильевич (1915-1998), советский композитор, музыкально-общественный деятель. народный артист СССР (1970), Герой Соц. Труда (1975) " ... " Ленинская премия (1960), Государственная премия СССР (1946, 1968, 1981)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1174).
"Произведение искусства тем значительнее и необходимее, ЧЕМ БОЛЬШЕ ОНО СВЯЗАНО С РЕЛИГИОЗНЫМ СОЗНАНИЕМ. Русское искусство всё замешано на идеях и мирочувствии Православия... СОХРАНЯТЬ ЦЕРКОВЬ ОЗНАЧАЕТ СОХРАНЯТЬ САМУ СУЩНОСТЬ РУССКОГО НАРОДА" (Газета "Московский Церковный вестник" 1990, N9, с.3).
Из дневниковых записей: "Русская культура неотделима от чувства совести. Совесть - вот что Россия принесла в мировое сознание".
"Православие - музыка статична, всё внутри, в душе. Мелодия - хор - гимн. Восторг мира. Выразительность интонации. Идея - свобода. Инструмент - от Бога - голос, жор. ИРРАЦИИОНАЛЬНОЕ. /Выделено в цитируемом источнике - составитель/.
Католицизм - музыка вся движении, в динамике. Активность, воля, борьба, власть над миром. РАЦИОНАЛЬНОЕ. Фуга, мотет, контрапункт, инверсии, т.е. механические, умозрительные перестановки нот. Придуманный, сконструированный инструмент - орган, оркестр.
Измышленная музыка, невыразиительность интонации, - но формообразование. Конструктивизм, драматургия вместо интонации".
"Наша музыка - это пение. Это национальная наша природа: русских, украинцев, белоруссов...>>.
"Занимаясь отбором песен для кинофильма "Десять дней, которые потрясли мир", я выяснил достоверно, что Революция (не только 1917г.) и всё революционное движение на протяжении десятков лет, не создали ни одной своей песни. Все песни революции - это немецкие, французские (Варшавянка, Интернационал) польские и т.д. песни.
Ни одной песни русской... Ни одной своей ноты и, кажется, ни одного русского слова.
Это - не только удивительно. Россия и Революция оказалиись духовно несовместимыми. А сама революция - по выражению Блока - оказалась совершенно "немузыкальным" явлением.
Тексты песен принадлежат, большей частью еврейским авторам. Родоначальником этой поэзии в России оказался Надсон с его нытьём и абсолютным отсутствием поэтического видения мира" (Журнал "Встреча" 2001, N12, с.47-48).
/О Свиридове:
Непомнящий Валентин Семенович заведующий сектором и председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы РАН (ИМЛИ), лауреат Государственной премии в области литературы и искусства, доктор филологических наук. "Само его существование в нашей культуре, в России, в мире поддерживало, вселяло надежду и уверенность, чувство неодиночества. Помните слова Толстого по поводу смерти Достоевского: "Словно какая-то опора отскочила от меня"? Вот эти слова мне вспомнились, когда умер Свиридов, и не я один мог так подумать..." (Сайт "Православие ru).

Кожинов Вадим Валерианович, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института мировой литературы сказал: "... Действительно, поэзия не может жить без религиозной основы, так же как без этой основы не может вообще совершаться человеческое бытие" (Газета "Десятина" 1999, N15-16, с.8).

Моторин
Народный артист России, солист Большого театра Владимир Моторин (интервью):
В: "Как вы относитесь к духовной музыке?":
О: "Из своих 50 лет я только последние несколько лет пою духовную музыку, до этого она была мне неизвестна. Не в смысле, конечно, что я вообще не знал о её существовании, просто внутренний глубокий смысл духовной музыки был для меня скрыт".
В: "А как для вас произошло открытие духовной музыки?"
О: "В Колонном зале был фестиваль духовной музыки, я там участвовал, пел одну молитву хормейстера Соколова. И был потрясён красотою, мощью этого произведения, чем-то необычным, таким чего в оперной музыке не встретишь. Это был 1988 год тысячелетия крещения Руси. Я стал потихоньку собирать пластинки Шаляпина и Христова из духовной музыки. Одну, вторую, третью - и так зацепилось. Более того. Дожил до того, что для меня стали писать композиторы. Мой ровесник Лебедев написал с моими поправками Литургию и Всенощную.
- Как это происходило?
Ну, вот так и так (жестикулирует), пониже мне, гармонию (улыбается). Мои студенты в храмах поют, я их приобщаю, в Загорск ездили. Один у меня верующий в церкви работает, в хоре. Духовная музыка это обязательно, я уже говорил в одном интервью. Вот поёшь спектакль - потом ночью маешься, не спишь, на следующий день будто по тебе танки проехали. Духовную музыку поёшь - утром встанешь, как-будто тебя зарядили, лук натянулся, т.е. отдаёшь, но в тоже время и получаешь. И мои герои стали другими, как я больше окунулся в веру. Сусанин у меня молится перед смертью, а не просто как я раньше..........?..............и радовался, что я герой. (Студенческая православная газета МГУ "Татьянин День"

Эйзен Артур Артурович 1927 г.р., народный артист СССР, с 1956 г. в Большом театре" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1527): "Христос учит нас терпению. Вера должна жить в наших душах. Её нельзя потерять и она есть в душах русского народа. И он ещё скажет своё слово. Об этом свидетельствует великое русское искусство. Обновление будет. Будет у нас свой ренессанс. Обязательно" (Газета "Советская Россия" 15.8.1995).

Шнитке Альфред Гарриевич. В публикации "Продолжение исповеди" читаем: "Известно: Шнитке принял крещение в возрасте 48 лет в одном из католических храмов Вены. Менее известно. что позднее музыкант перешёл в лоно православной церкви, Об этом, о других обстоятельствах духовной жизни композитора рассказал его духовник, клирик церкви св. мученика Иоанна Воина в Москве отец Николай (Ведерников):
Альфред прошёл долгий период исканий, он изучал теософию, антропософию, даже занимался йогой. Но внутреннее чувство истины, что не это его путь к спасению.
Вслед за крещением он ощутил потребность и в следующем шаге - регулярно исповедоваться и причащаться. Альфред утверждал, что находясь в России чувствует, что здесь по-настоящему жива, укоренена именно православная церковь.
Ко мне обратился друг Альфреда композитор Каретников с просьбой стать духовником Шнитке. " "..." Глубина его покаяния сказалась и в творчестве. Любовь к Богу, осознание своего недостоинства и в тоже время жажда получить всеисцеляющее врачевания пронзают оба его хоровых концерта, особенно тот, который написан на русские, покаянные стихи ХYI века. Он понимал, что человек жив не своими успехами, а милостью Божией.
"..." вот, что удивительно: он претерпел многие гонения, но никогда не слышал от него осуждения какого-либо человека. Это очень нравственное, истинно христианское качество.
" ... " Совершенно особым местом был для него храм. Это, говорил он, передний край, где незримо присутствуют ангелы, но совсем рядом - и бесы. "...". (Газета "Труд" 3.8.1999, с.4).

Евгения Ильинична Шевелёва. Певица, заслуженная артистка России, доцент Российской академии музыки им. Гнессиных Евгения Ильинична Шевелёва: "На примере собственной жизни я убедилась, что впечатления детства - истинны, что для меня нет другого пути, кроме как в молитве просить Всевышнего дать мне силы выполнить Его волю. Жизнь наша шумная, но если каждый человек в меру своих сил будет прислушиваться к тихому голосу ангела-хранителя, святых которым молится, то эти моменты внутренней сосредоточенности, молитвы позволят избежать в жизни многих ошибок" (Газета "Православная Москва" 1998, N16-18, с.4).

Федосеев Владимир Иванович. Дирижёр, художественный руководитель Венского симфонического оркестра и Большого симфонического оркестра им. П.И. Чайковского Владимир Федосеев сказал: "Я вспоминаю такого замечательного мыслителя как И.А. Ильина. Недавно вышел в свет десятитомник его трудов, и я бы рекомендовал посмотреть хотя бы основные его работы. Он говорил, что жизнь человека зиждется на трёх китах - это любовь, надежда и ответственность. Как видите на первом месте стоит любовь, поскольку этому учит нас Бог. Без любви к Нему, к человеку, к своей профессии, к семье, без люби к своей земле, к своей культуре - без любви ко всему этому человек не человек, а лишь оболочка... "..." буквально через два месяца мы начинаем полный цикл бетховенских симфоний и завершим его к концу 1999 года. Будет великим подарком Господа если удастся поставить завершающий аккорд в этом проекте исполнением Торжественной мессы Бетховена в ночь перехода в ХХI век. "..." Мы молимся перед старыми иконами, перед которыми до нас молилось несколько поколений, умножив тем самым силу воздействия этих образов на нас, потомков. Такие иконы зовутся в народе намоленными" (Газета "Труд-7" 10.7.1998,с.7).

Кинчев (Панфилов) Константин Евгеньевич. Лидер группы "Алиса" Константин Кинчев. В интервью опубликованном под заглавием "Мы - православные" отвечая на вопрос: "Некоторые православные публицисты считают, что наше пребывание здесь - это каждодневная борьба за реализацию Царства Божия на Земле, согласны ли вы с такой позицией?" сказал: "Я очень осторожно отношусь к таким дерзновениям. Достоин ли ты взять на себя ответственность за устанавливать Царство Божие на Земле? Лично я обуреваем идеей спасения своей собственной души и попыткой сделать её угодной Господу. Как Серафим Саровский говорил: "Вся жизнь заключается в том, что ты должен снискать как можно больше благодати Духа Святого". Это достигается путём искренней и глубокой исповеди (к чему, каюсь, отношусь недостойно), путём глубокой сердечной молитвы, и естественным путём принятия таинств" (Газета "Завтра" 1999, N26, с.7).

Карелин Александр Александрович. Трёхкратный чемпион Олимпийских игр, восьмикратный чемпион мира по борьбе /теперь уже девятикратный - составитель/ Александр Карелин отвечая на вопрос журналиста: "Вы верующий?" сказал: "Да. Бог есть. Стараюсь соблюдать все церковные каноны, а когда спортивный режим позволяет, держу посты. Понимаете, для меня православие - одна из неотъемлемых национальных черт. Чем больше их у тебя, тем яснее ощущаешь себя полноправным гражданином нашей великой страны" (Журнал "Спорт-экспресс" 1998, N10(22), с.72).

Борзовский
"Победитель недавнего кубка Европы и Всемирных юношеских игр в Москве" по лёгкой атлетике Юрий Борзовский: "Молитва перед стартом - дело святое". (Газета "Вечерняя Москва" 29.7. 1999, с.16).

Кириченко Ольга Викторовна, к.и.н., (Институт этнологии и антропологии РАН) доклад "Русская Православная и модернистская культуры в типологии сравнения" на Межд. Научном симпозиуме "Православие и культура этноса" (Москва, 9-13.10.2000г.)":
"Как только Россия вырвалась на свободу от советскости, вектор времени, повернулся в прошлое, наступила эпоха постмодернизма в художественной культуре. Но прошлое, в отличии от дореволюционного времени XYIII - начала XXв., перестало браться и анализироваться в целостности своих периодов. Это привело к вырождению больших стилей. Но заметны и положительные явления. У некоторых деятелей русской культуры постсоветской России обозначилась более чётко духовная связь с православно осознаваемым будущим. Другие же, а таковых ныне большинство, от такового будущего совсем отказались. Немалая часть из них открыто богоборчествует и кощунствует.
Знаменем постсковетской модернистской культуры в её радикально богоборческом варианте стали идеи философа М.М. Бахтина. Он пропел гимн свободе от всяких условностей и закрепощений, обозначив наступление времени вселенского карнавала чувственности, времени гомерического хохота над всем над чем хочется смеяться.
Только церковная традиционная культура ныне свободна от музейности. На глазах происходит возрождение самых разных её сторон. Восстанавливается иконопись в образцах средневекового канона, резьба по дереву, прикладное искусство: медно бронзовое литьё, изделия из керамики, книжность. Но одна она не может дать всему обществу возможность реализовывать свои таланты и способности соответствии с духовно-нравственными ценностями и идеалами. Остро встаёт вопрос о необходимости реабилитации аристократического и народного традиционного искусства и в целом этой культуры. Но этому мешает устоявшееся отношение к ним как к музейному достоянию, которое, дескать, уже не впихнёшь в современную живую жизнь. А между тем от этого прямо зависят успехи воцерковления православной молодёжи и общие процессы воцерковления православных в нашей стране. Вернуть к активной жизни аристократическую и народную традиционные культуры значит вернуть нашему народу самосознание, значит вернуть объективный взгляд на власть, элиту, закон, нравственность. Гарантия тому, что они могут возродиться для активной жизни, есть - живая церковная культура" (Журнал "Исторический вестник" 2001, N2-3, с.83-84).

Филарет (Вахромеев Кирилл Варфоломеевич) митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший экзарх всея Беларуси
На научно-практическая конференция на тему "Современные проблемы воспитания и традиционные духовно-нравственные ценности белорусского народа", посвящённой празднованию 900-летия со дня рождения преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой, 900-летия со дня рождения преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой, (30.2.02): "Открывая работу форума, произнес приветственное слово, в котором подчеркнул, что "только своим твердым стоянием в вере Христовой славянские народы в состоянии вызвать к себе уважительное и почтительное отношение в современном мировом сообществе, а также и в среде так называемого "постхристианского" общества". Митрополит представил формулировку национальной идеи, о которой так много говорят в последние годы, в кратчайшем поучении преподобной Евфросинии, которое доносит ее житие: "Те, кто пошли следом за Христом... тех помнят на земле, их имена написаны на небесах".

Лебедева Наталия Михайловна проф., д-р психологических н-к, зав. Отделом этносоциологии этнопсихологии Института этнологии и антропологии РАН.
Статья "Русский национальный характер": "... Утеряно ли безвозвратно всё то, что описано выше, как исконные черты национального характера? Нет - для кого к счастью, а для кого - и к сожалению. Более того, я склоняюсь к мысли, что "этническая картина мира" или "цивилизационный код" той или иной культуры - величина в каких-то основных, главных параметрах константная и жёсткая. При угрозе утраты этой этнокультурной самотождественности этническая культура мобилизует все свои силы на сопротивление, вплоть до гибели последнего своего носителя. Поэтому изменить "цивилизационный код" России, как мечтает З. Бзежинский, вряд ли удастся.

Итак, на мой взгляд, русский национальный характер в своих базовых основах мало изменился за это страшное столетие - всё та же жажда чуда и страстная готовность послужить идеи всеобщего блага. Самое главное - чем наполнить эту потребность в великой, мессианской идее, ведь русский человек на малое не согласен. Именно на этой идеи - жертвенного служения миру, спасения мира - ярче всего раскрывался русский национальный характер, поднимаясь до высот духовного подвига и самоотречения. На этой черте национального характера страшно и почти органически паразитировал великий соблазн ХХ века - коммунистический тоталитаризм, унёсший не только жизни лучших русских людей, но и запутавший умы и опустошивший души на многие десятилетия. Так что и сейчас многие в России мечтают о его реставрации.
Много ещё можно вспомнить соблазнов и окольных дорог, по которым может повести нас наш такой удивительный и непознанный нами самими национальный характер. Но нет у нас времени на окольные пути и ошибки. Нет и такого количества детей, чтобы отдать их на съедение очередному чудищу. Да и Бог, уча и вразумляя нас, ждёт и от нас движения навстречу, хотя бы минимального труда понимания.

Для нас сейчас главное - быть или не быть? Познать свои этнокультурные особенности во всей их гамме и полноте, принять, полюбить и заставить работать на важные и долговременные цели или шарахаться от показанного в кривом зеркале искажённого собственного облика в страхе и презрении, завидовать другим, богатым и успешным странам, отправлять своих детей на Запад, доживая свои годы в нищете и унынии да в безконечных сепаратистских войнах с пассионарными иноэтническими областями, бегущими от дряхлого и безсильного русского центра?
Мы многому научились. Главное теперь сберечь дыхание на долгую дистанцию, не соблазниться на дешёвые посулы быстрого успеха. Выбрать правителей мудрых и знающих нашу культуру, любящих её, настоящих. Создать условия для свободной творческой, и очень интенсивной работы для молодых. Они к этому готовы. Они хотят реализовываться и хотят жить достойно.
Основная примета нашего времени - ослабление роли государства в определении национального идеала и пути дальнейшего развития России. ...>> (Журнал "Трибуна русской мысли" 2002, N1, с.113-114).

Воробьев Владимир Николаевич, протоиерей, ректор Православного Свято-Тихоновского богословского института, в Предисловии к книге С.И. Фуделя пишет: "Почти полная потеря связи с прежней Россией во всех сферах жизни - вот роковая черта сегодняшней русской действительности. И самым трагичным, конечно является разрыв духовной преемственности. Уже и в Русской Церкви заметно исчезает ощущение непосредственной связи с её недавним прошлым. Ни мучеников, ни их подвига большая часть сегодняшних христиан, не понимает так как не знает их духа и не способна по настоящему оценить его. Знаменательно, что этого никто почти не замечает не в России, ни на Западе" (Фудель С.И. "Записки о Литургии и Церкви" М., 1996, с.5).

МЕФОДИЙ, Митрополит Воронежский и Липецкий.
Доклад на Межд. Конференции "Христианство на пороге нового тысячелетия" (Москва, 20-22.6.2000г.):
"... реформы Петра I, узаконившие вторжение государства в каноническую жизнь Церкви, не только изменили принцип церковно-государственных отношений, но привели к изменению самосознания, если не Церкви в целом, то значительной части её иерархии. Упразднение патриаршества и замена его псевдоколлегиальным управлением - Святейшим Синодом, со штатным сотрудником обер-прокурором, явились скрытым принятием некоего "Акта о верховенстве" государственной власти над Церковью. Церковь была включена как один из департаментов в государственный механизм. А Православие стало одной из составляющих государственной идеологии.
Беда не в том, что Русская Православная Церковь, пережившая трагедию не вступила в открытую борьбу с властью. Это означало бы безусловно новый конфликт, новую трагедию, а может быть и новый раскол в то время. Беда в том, что священноначалие внутренне смирилось с узурпацией государством духовной территории Церкви. Так постепенно размывались в общественном сознании границы государства и Церкви. "Государственная Церковь связала себя с существующей формой политической власти - самодержавной монархией, происходила утрата внутренней дистанции между Церковью и государством, того православного отношения, которое протоиерей Сергий Булгаков называл "аскетическим приятием мира", включая в него все аспекты государствено-общественной жизни. "аскетическое приятие" означает трезвенное хранение изначальной истины о том, что Церковь иноприродна, что её цель - оцерковить мир, а не принимать его государственные правила и установки.
"...>> государство, именуясь христианским, в течение последних пяти веков стало использовать Православие как идеологию, но не предоставило Церкви реальной свободы. Результат общеизвестен: массовый уход религиозно активных людей в раскол в ХYII веке, столь же массовый уход из Церкви представителей всех сословий, не желавших воспринимать христианское учение в качестве формально-обязательной идеологии, в ХIХ веке. Этот трагический, не по вине Церкви произошедший надлом, между нею и миром, сохранился в России и по сей день...>> (Журнал "Исторический Вестник" 2000, N9-10, с.46,44).

Шафаревич Игорь Ростиславович
Интервью:
Вопрос: А как Вы думаете, в будущем есть надежда, что русский народ станет церковным и произойдет возрождение?
Ответ: Откуда мне знать? Я думаю: или - или. Или произойдет - или народ исчезнет. Может быть, народ исчезнет как более или менее значительное явление мировой жизни. Конечно, я уверен, что сильный русский народ может существовать только по принципу: один народ, одна страна, и один Бог, и одна Церковь.
И я думаю если бы была бы полная, укорененная, спокойная, как окончательный выход для себя найденная церковность, вера, пронизывающая всю жизнь народа, то это решило бы и проблему монархического государственного устройства.. Без которого я тоже себе никак не представляю устойчивой и сильной Россию. Потому что как Россия может существовать? При демократии она представляет такой жалкий вид, что даже сердце щемит. Даже не трагичный - хуже... А диктатура - в конце концов лишь жалкая пародия на монархию.
В конце концов, я представляю себе только монархию, которая основана как на фундаменте на религиозном мироощущении. Потому что иначе не понятно, как народ может доверять свою судьбу одному человеку, если эта уверенность откуда-то свыше не подтверждена. Но мне кажется это возможно в каком-то далеком будущем, которое я-то уж точно никак не надеюсь увидеть. Хотя часто все происходит гораздо быстрее, чем мы можем себе это представить..." /Сайт "Православие - ру". Файл "Гость сайта"/.

Шиманов Геннадий Михайлович:
"Национальная идеология есть сумма идей и норм жизни, организующих нацию в единое целое. Национальная идеология отличается от национальной религии тем, что является более широким понятием, которое включает в себя религиозные идеи и нормы жизни в качестве своей сердцевины и дополняет их идеями и нормами, имеющими политический, социальный, культурный и хозяйственный характер. Национальная идеология является главным языком нации. Это не язык слов и словесных конструкций, а язык более сложных понятий, с утратой которого её члены, оказываются неспособными на взаимопомощь и разумные совместные действия.
Народ, утративший свою национальная идеологию, обречён на исчезновение из истории, если не осознает причины своего разрушения и не возродит идеи и нормы, способные заново сплотить уже разрозненных его представителей. Но способен ли на это русский народ в его сегодняшнем состоянии?
Нынешнее безпомощное состояние русского народа ослепляет русских и порождает в них паническое настроение. "...>>
Как давно говорят о возрождении русского народа. Все уши прожужжали. Но, за редчайшим исключением, нет попыток выяснить природу нации и её смысл в Божием мире. Выяснить её строение и, в частности нужность или ненужность в ней иерархии. Значение её элиты. Законы жизни и разрушения народов.

До сих пор не дан православный ответ на материалистические теории нации Данилевского, Леонтьева и Гумилёва. Материалистические по своему духу, т.е. игнорирующие духовные причины заболеваний и разрушений народов. Фаталистические теории, блокирующие поиск действительных причин их возрождений и их гибели.
Спрашивается: как же можно что-то возрождать, не имея даже приблизительного представления о том, что возрождаешь?
Очень показательно для состояния нашего патриотического движения, которое пытается выглядеть движением русским, что после Сталина, давшего когда-то определение нации в рамках марксистской доктрины, оно не почувствовало нужды исправить это определение и дать более глубокое. Или, тем более, создать учение о нации. "...>> Ныне понятие о земле как о неотъемлемой части человека, семьи и нации, как условии их свободы и самоорганизации утрачено полностью. Сейчас земля отчуждена от души человеческой, она обесчеловечена, и потому изуродован сам человек. Тут связь и последствия обоюдные. Ещё Достоевский писал, что связь человека с землёю заключает в себе нечто сакраментальное. Но его мысль, насколько я знаю, не была раскрыта последующими философами и богословами, ни опровергнута ими.
Русскому человеку только русскую землю и можно любить. И жить ради её красы. Чужая земля - она и есть чужая. Но и своя превращается в чужую, если на ней поселяются чужаки и хозяйничают на ней.
Эта тема, разумеется, не проста. Но от неё не уйти, если нация хочет жить. В этом вопросе надо праведно разобраться. А как это сделать, если наши православные мыслители боятся как огня, самых важных для строительства нации тем? А если боятся, то какие же они тогда мыслители? Мыслитель - что воин. Он не должен жалеть себя, добывая правду.
Должно ли хозяйство иметь современный космополитический характер, разрушительный для религии, нации и семьи, или иметь характер национальный? А если национальный, то чем такое хозяйство должно отличаться от теперешнего?
Таких вопросов, раскрывающих с разных сторон национальную проблематику, десятки и сотни. Но это, наверное самые неинтересные для патриотических интеллектуалов вопросы. Потому, что они не только не отвечают на них, даже не ставят. Не беспокоят их и более общие вопросы о том, какой новый тип мировой культуры желателен в качестве альтернативы нынешней коммерческой цивилизации. Не имея такого ориентира, нельзя осмысленно что-то строить. Пренебрежение к теории это показатель безмыслия человека и народа. Никакая теория не может заменить практики, но и практика без зоркой теории подобна плаванию корабля в океане без карт и навигационных приборов. Таким дезориентированным кораблём является наше патриотическое движение в его нынешнем виде" (Шиманов Г.М. "Нужен ли нам социализм?" Самиздат, 2001, с.36-43).

Василенко Ирина Алексеевна, д. политических н., профессор кафедры теоретической политологии философского ф-та МГУ.
Статья "Символический капитал культуры в реалиях глобальной геополитической борьбы": "Кто вернёт веру и достоинство русскому человеку? Это сегодня главный геополитический вопрос в России. Пока русских воинов и русских пахарей одолевают сомнения, русское пространство будет продолжать сжиматься, как шагренева кожа. В ХХIв., в эпоху информационной революции победу в борьбе за пространства определяют не военные, а культурно-информационные технологии.
Само пространство в информационном обществе - понятие прежде всего информационное: тот кто контролирует источники информации на данной территории - тот контролирует и саму территорию.
Это главный геополитический закон ХХI в., и потому символический капитал в геополитике приобретает значение решающего ноосферного оружия: тот, кто обладает символическим капиталом культуры, обладает решающими преимуществами в информационном пространстве, а значит и на геополитической карте мира.
Символический капитал русской культуры наделён огромной притягательной силой: в этом исторический и геополитический шанс России в эпоху информационной революции. Дайте же слово русской культуре!" (Журнал "Трибуна русской мысли" 2002, N1, с.91).
ru).

Непомнящий Валентин Семенович заведующий сектором и председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы РАН (ИМЛИ), лауреат Государственной премии в области литературы и искусства, доктор филологических наук.
Интервью. Вопрос: "Валентин Семенович, не только современная литература переживает кризис. В кино, в театре, в живописи, в музыке дела обстоят не лучше?"
Ответ: "Дела обстоят так не только у нас, а во всей мировой культуре. Культуру - а она всегда основывается на идеалах - теснит и вытесняет цивилизация, всегда основывающаяся на интересах. Всевластие рынка таково, что порой приходит мысль: а не исчерпало ли искусство свои возможности? способно ли к рождению шедевров? не кончилось ли? Насколько я знаю, что-то подобное утверждает композитор Владимир Мартынов; вспомним, кстати, и "Игру в бисер" Германа Гессе... Если так - не по себе становится. Если так, значит, человек по существу отказался от дарованного ему Богом дара творчества. Уточняю: не от творчества вообще, а от творческой работы над самим собой (в этом и заключается сущность культуры), - отказался ради сытости, комфорта и прочих удобств в дальнейшем потреблении данного ему Богом мира. Но это - гибель, конец человечества. Все мы знаем, что конец истории рано или поздно наступит, и не от этого не по себе, а... от того, что конец этот может быть для человечества позорным. Позорным по причине потери человечеством своего достоинства. Хочется надеяться, что до этого всё-таки не дойдет, что хоть малое стадо да сохранится - в том числе и в области мирской культуры. Тут главная надежда на Россию. Думаю, наше душевное устройство, наш духовный генотип, наши, если хотите, культурные "атавизмы" окажутся достаточно стойкими, чтобы не поддаться духовной американизации, этого соблазна совместного целеустремленного бега к пропасти. Вспомним петровскую эпоху: все сбрили бороды, надели камзолы, закурили табак, заговорили не по-русски, а по-иностранному. Казалось, с Русью кончено, возникает новая нация, динамичная, прагматичная, "цивилизованная": уже не Русь с ее высокими - может быть, слишком высокими, но именно потому животворными идеалами. Казалось... но как раз в этот момент является Пушкин, в деятельности которого Россия преодолела всё разрушительное, что было в "революции Петра" (кстати, это выражение Пушкина), и поставила себе на службу всё, что было в ней созидательного. Наша эпоха, я не раз это говорил, пародийно, трагифарсово похожа на петровскую. И хочется верить, что на этот вызов Россия сможет ответить, как двести лет назад. Основная коллизия современного мира - вовсе не в противостоянии государств, этносов, социальных групп, религий, а во всемирном, тотальном противостоянии корысти и совести; такой коллизии в человеческой истории еще не было. Сохранить наш духовный строй, наше национальное, человеческое достоинство, наши идеалы - то есть возродить и продолжить русскую традицию, русскую культуру - значит выстоять и победить". (Сайт "Православие ru).

Прохоров Гелиан Михайлович, д.филол.н., поф., лауреат Государственной премии: "Перестройка сняла все нравственные табу. Господствует Миг - насладись! Наступила нахальная эпоха Мига, денег. Народ, не думающий о небе, недостоин жить на земле. Это не я сказал, а мудрые старцы. Мы же должны неустанно напоминать людям, что за нами и перед нами стоит самая реальная Вечность, связь с ней нельзя терять ни в коем случае. "...>> Спасение России только в возвращении к вере. Из Евангелия мы знаем, что Церковь достоит до конца света, а вот доживёт ли государство - неизвестно. Умное государство должно держаться Церкви, чтобы подольше ехать на корабле веры" (Газета "Радонеж" 2004, N9, с.11).

Ципко Александр в рецензии на книгу "Слово пастыря. Бог и человек. История спасения" митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла пишет: "Автор книги убедил меня, что в нынешней ситуации только широкое, массовое хождение людей, прежде всего молодёжи, в церковь, воцерковление как можно большего количества людей может обеспечить перелом, дать надежду на спасение русской нации. Тот, кто считает себя русским, должен всячески содействовать возрождению РПЦ, способствовать её влиянию в обществе. Есть надежда, что воцерковление приведёт не только к осознанию себя частицей русского православного мира, но и к пробуждению чувства личной ответственности за его судьбу. Так поступали все нации, которые оказывались в ситуации, подобной нашей, в ситуации ускоренного увядания. Иудаизм спас еврейскую нацию. Католицизм спас польскую нацию. Может быть, и у нас, что-нибудь получится?" ("Литературная газета" 16-22.3.2005, N10, с.12).

Перевезенцев Сергей В. доктор исторических наук, секретарь Правления Союза писателей России.
Статья "О русском знании": "Впервые само понятие, сам термин "русская идея" мы встречаем у Ф.М. Достоевского в "Объявлении о подписке на журнал "Время" на 1861 год": "...Русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях; что, может быть, все враждебное в этих идеях найдет свое применение и дальнейшее развитие в русской народности". И далее: "Мы убедились, наконец, что мы тоже отдельная национальность, и что наша задача - создать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взятую из народного духа и из народных начал".
"...>> Русское знание, как и знание любого иного народа, имеет свои черты и особенности, уходящие своими корнями в самые глубины истории. Имеет оно и свои тайны, и свои противоречия. Так, одной из главных тайн русского знания является теснейшее переплетение собственно знания с православной верой.
Но важнейшая тайна русского знания заключена в том, что для отечественных мыслителей главным вопросом всегда был один - что такое "русскость"? Наши предки хотели понять самих себя, потому в продолжение этого вопроса перед ними вставали и другие вопросы - чем русский народ отличается от других? в чем его сильные и слабые стороны? в чем состоит миссия русского народа на Земле? Размышления на эту тему и приводили отечественных мыслителей к пониманию места и роли России и русского народа в мире. Так на Руси было изначально, так остается и поныне. Самым показательным примером в этом отношении может служить знаменитая "русская идея".
"Русская идея" - это образное именование совокупности понятий, выражающих своеобразие и особое призвание России и русского народа. Размышления о тайнах русского знания вполне естественно приводят к одной важной теме - осмыслению внутренних противоречий "русской идеи", как некого феномена русской общественной мысли. Эту внутреннюю противоречивость "русской идеи" понимать необходимо, ибо тогда мы и саму "русскую идею" будем лучше себе представлять.
Сегодня много и верно говорится о том, что "русская идея" является плодом религиозно-философских раздумий отечественных мыслителей. В самом деле "русская идея" - это попытка дать религиозно-философский ответ на вопрос о том, какое место занимает Россия в мире. Но и нынешние дискуссии показывают - ответов-то множество.
"...>> Если задуматься о причинах появления "русской идеи", то и здесь мы не избежим разговора о противоречиях. В самом деле, ведь не случайно понятие "русская идея" возникает именно во второй половине XIX века, а не ранее. "Русская идея", как явление национального сознания - это реакция отечественной общественной мысли на вхождение России в западноевропейскую, индустриально-технологическую цивилизацию. Вот и встал вопрос - сохранять ли России свое лицо или же становиться "одной из...". И в этом смысле "русская идея" олицетворяла собой процесс самоосознания русского народа в новых исторических условиях.
История показала, что взаимоотношения с Западной Европой были для России очень болезненными. И реакция на них - такой же, ибо была двойственной. С одной стороны - гордость и ощущение некой Высшей миссии, возложенной на русский народ. С другой стороны - констатация отсталости и даже "дикости" России. И тогда русский народ начинали тащить в "цивилизацию", призывали становиться такими же, как и западноевропейские "цивилизованные" соседи.
Столь болезненная реакция тоже не случайна. Когда страна была сильна, когда народ духовно был един - не было потребности в "русской идее", не нужно было о ней говорить, ее конструировать. Были иные понятия - православной веры, Русской Земли, Отечества. И они жили в душе каждого русского человека столь же естественно, как жил сам человек.
А вот рождение особой "русской идеи" - это показатель духовного кризиса, который охватил Россию в конце XIX века. Этот кризис был связан с распространением рационалистического (a la Западная Европа) мышления и с тем, что большая часть интеллигенции начала отходить или уже отошла от традиционного православного миросозерцания. Интеллигенция, видящая Россию только Европой, вообще ориентировалась исключительно на западноевропейские образцы - материализм и марксизм, как его крайняя форма. А религиозно мыслящая интеллигенция увидела выход в "русской идее". И попыталась совместить в ней, в принципе, несовместимое - иррациональное, часто мистическое, христианско-православное миросозерцание стремились выразить в научных, рационалистических понятиях. Иначе говоря - алгеброй проверить гармонию. Ведь именно эту задачу поставила перед собой русская философия в начале XX века. И не зря большинство мыслителей этого времени очень своеобразно трактовали православие, ибо они оценивали его с позиций рационалистической науки.
Этот очень своеобразный и очень русский синтез веры и разума тоже принес свои положительные плоды, особенно в области философии. Но он же был и одним из этапов разрушения традиционного русско-православного миросозерцания. И это, кстати, еще одно внутреннее противоречие "русской идеи" - нацеленная на благое дело, она служила и силам зла.
Сегодня мы находимся в еще более тяжелой ситуации - экономической, политической, экологической, социальной, духовной - нежели 100 лет назад. Но, как ни странно, и нынче мы вязнем в тех же противоречиях, что и наши предки.
К примеру, противоречие, выраженное Достоевским и Соловьевым, до сих пор не преодолено. Мы тоже ведь никак не можем найти общее для всех решение дилеммы: христианство или национальная идеология? русское или всемирное? Это противоречие существует реально, вокруг него ведутся бесконечные споры-разговоры. Впрочем, также обстоит дело и с другими противоречиями, присущими "русской идее".
Вот вековечное русское желание построить рай на земле, русская вера в Царствие Небесное на земле. Они ведь существуют, они есть. Но есть и другое - довольно четкое, логически обоснованное, понимание невозможности такого "земного рая", ибо мир конечен. Причем сегодня мир реально конечен - в ближайшем обозримом будущем. То же происходит и с русской жаждой "правды на земле", "правды для всех". Сколько раз обманывался русский народ, поманенный очередной идеей "торжества правды"! Так ведь до сих пор ничему не научились.
Или еще одно противоречие. Сегодня много говорят о том, что нужно возрождать истинные, незамутненные православные идеалы, православную веру. И те же, кто призывает к религиозному возрождению, требуют создания мощного национального государства. Но ведь православие - это любовь, добро. А государство всегда несет в себе тот или иной элемент зла, ибо государство не может существовать без насилия, без подавления.
Кроме того, любое современное государство невозможно без использования самых новейших технологий, начиная с компьютеризации и заканчивая вооружениями. Но ведь большинство православно мыслящих людей относятся к нынешнему научному прогрессу, как к источнику зла и во многом это верно. Однако без новых технологий мощного государства не построишь. А мы не решили еще этого противоречия, не решили, прежде всего, внутри себя, ибо, понимая необходимость новых технологий, понимаем и многую их пагубность".
"... Мне представляется, что важнейшая задача современности - разработка православной методологии науки и образования. В частности, эта задача стоит и перед исторической наукой - нам необходимо понять и разработать принципы православного понимания истории.
Начну с некоторых общих положений, без которых невозможно понять дальнейшего изложения. Итак, напомню, что наука - это рациональное изучение действительности, т.е. познание с помощью человеческого разума так называемых естественных законов, добывание того самого "объективного знания". Казалось бы, наука не имеет ничего общего с верой, которая, прежде всего, утверждает истинность Божественного и Сверхъестественного.
На самом деле, главное противоречие между наукой и верой лежит в иной плоскости - это противостояние двух форм религиозного сознания. Ведь наука - это тоже вера, т.е. форма религиозного сознания. Только это вера в человека, в его разум, в его способности. Иначе говоря, наука - это часть всеобщей религии человекобожия, созданной еще в Эпоху Возрождения. Вообще, всякое знание, как результат научной деятельности, имеет в своей основе веру в истинность этого знания, веру в истинность рациональных доказательств. Именно поэтому, кстати, в науке существует столько различных, противоречащих друг другу теорий и концепций. Наука (т.е. рациональное знание) есть совокупность концепций. Но приверженность к той или иной концепции определяется верой в ее истинность.
Для человека, исповедующего традиционную религию, в частности, для православного человека, понятно: если Господь попустил возникновение науки, значит Он вложил в это какой-то смысл. И если сегодня наука - это вполне реальная и актуальная сила, то наша задача состоит в том, чтобы вернуть науку в лоно истинной, традиционной религии, туда, откуда она, собственно говоря, и вышла. Поэтому можно более образно сказать, что сейчас стоит задача воцерковления науки, как и, кстати, воцерковления образования.
Признание первенства религиозных истин, не означает огульного отрицания науки. Следовательно, необходимо соединение науки и традиционной веры.
"... Исходя из этих общих положений, и можно предложить некоторые возможные принципы православного понимания истории.
Первый принцип: история есть воплощение Божественного Промысла. Следовательно, история имеет смысл и цель своего развития, а также законы развития, определяемые Божественным Промыслом.
Второй принцип: закономерности исторического развития проявляются в ходе исторической деятельности людей. Историческая деятельность людей зависит от их сознания и воли. Но всякое сознание - есть религиозное сознание, имеющее разные формы выражения. Следовательно, религиозное сознание является действенным катализатором исторического развития, оказывает реальное и непосредственное влияние на развитие конкретных исторических событий.
Третий принцип: историю необходимо понимать как реализацию в действительности Божественного Промысла, в виде сложного, диалектического процесса взаимодействия сознания и бытия, и общественного сознания и общественного бытия. При этом необходимо видеть ведущую роль именно сознания и, прежде всего, религиозного сознания в истории. Иначе говоря, деятельность человека определяется его сознанием. Поэтому необходимо осуществлять поиск смыслового содержания исторической деятельности людей, т.е. отвечать не только на вопросы "как?" и "почему?", но и на главный вопрос - "зачем?". Исходя из ответов на этот вопрос - "зачем?" - мы и можем осмысливать закономерности развития, как частные, так и общие.
Конечно же, перечисленные выше положения - это именно принципы, т.е. некие общие методологические подходы. И настоящее раскрытие этих принципов возможно только в ходе конкретных исторических исследований, конкретном осмыслении исторических событий. Но тем не менее, как представляется, осознание этих принципов необходимо.
Как необходимо осознание и еще одного принципа. Он совсем не четвертый, как, вроде бы, получается по счету. Наверное, этот принцип следует назвать базисным:
- православие обеспечивает человеку вообще, и ученому, в частности, мощнейшую нравственную основу, без которой наука превращается из орудия познания в орудие уничтожения.
"...>>И сегодня, по большому счету, русский выбор однозначен - быть или не быть русским" /Интернет. Сайт "Русское воскресение"/.

Нарочницкая Наталия Алексеевна, доктор исторических наук доклад "Латинский Запад и Православный Восток: Два пути апостасии - один драматический итог на пороге Третьего Тысячелетия" на V Конгрессе "Cultura Europea"окт. 1998, Памплона, Испания
"У Европы на ее пути были свои грехи, у России на своем - свои. Западный человек свое сомнение обратил в скепсис и нигилизм в отношении к Богу и Божьему. Русский и вообще православный человек страстно веруя в Бога, также родил сомнение и скепсис, даже нигилизм. Но это нигилизм в отношении всего, что творит человек в этом земном мире. "Мы русские, апокалиптики или нигилисты" - писал именно в этом смысле Н.Бердяев в своей "Русской идее". К сожалению, такой скепсис также есть порождение гордыни, которая не может смириться с собственным несовершенством и теряет стимул к деятельности в области несовершенного и обреченного. "Уверенность в будущем обожении обеспложивает настоящее" в отношении к любой деятельности у русского, точно подметил Л.П.Карсавин. "...>>
Революция была порождением западного мышления. Сама идея революции, моментального насильственного переворота всех устоев могла родиться только в христианском мире на пути апостасии - отступления от Христа, а не в буддизме, в мире пантеистических представлений о бесконечном круговороте. Это чудовище, порожденное сном разума (Гойя) - порождение человеческого ума, потерявшего связь с Богом и в силу своей гордыни не терпящего собственного и всеобщего несовершенства - всего лишь иной тип нигилизма. Чем сильнее апокалипсическая вера в моментальное уничтожение всех грехов - тем разрушительнее в самопровозглашенной роли высшего судии и творца новой эры по собственным человеческим критериям... Ко времени, когда марксизм довел идею революции до уровня науки, Европой уже слишком овладели скепсис, она уже была теплохладной и неспособной на революцию, стоившую слишком дорого. Революцию подхватила Россия.
"...>>Когда ради совладычества над миром Европа провозглашает теперь устами своего атлантического пресвитера единое "постхристианское общество", Европа тем самым отрекается уже от себя самой, от собственного великого прошлого и его исполинской культуры. Ее героика, идеал, романтизм и подвиг, даже Декартово сомнение, само "безумство гибельной свободы", - все было задано христианским духом. Либерализм со своими добрыми намерениями лишь вымостил дорогу к "закату Европы" к шпенглеровскому "Untergang des Abendlandes". Но на этом витке истории замена Священной Римской империи на Pax Americana - была эсхатологически неизбежна - он лучше служит ростовщику и его земному успеху. Велика плата за царство человеческое
Утраченный смысл исторического бытия для России и для Европы можно обрести лишь на пути нового осмысления вселенской истории как соперничества двух идей - искания Царства Божия и строительство царства человеческого, в котором трон не окажется пуст.
Черты и проявления этого мира уже слишком очевидны - "гражданское общество" неких "Homo globalis" - индивидов, утративших связь с высшими ценностями веры, нации, семьи и живущих идеалом "ubi bene ibi patria" - "Где хорошо, там и отечество" - то есть "хлебом единым".
"...>>Только нация, которая не утратила Дары Святого Духа, может в качестве метафизического Рима противостоять злу. Такие нации имели великую историю. Они не были простой численной массой. Подлинная нация - это преемственно живущее целое, связанное духом, миросозерцанием, общими представлениями о добре и зле, общими историческими переживаниями. Они составляют единый мир как гармонию многообразия и всеединства, где каждый индивидуальный и национальный опыт, даже отрицательный для воплощения Христовой истины имеет всемирно-историческое значение, где свободный выбор между добром и злом будет определять итог.
Наше будущее в основе своей зависит не столько от успешных экономических реформ или удачных международных соглашений. Пример России весьма назидателен: ни громадная территория, ни внушительная экономика, ни даже ядерное оружие не спасают от упадка и унижения. Ибо материя без духа не творит историю.
(Сайт ПРАВОСЛАВИЕ РУ).
Из выступления на круглом столе Союза писателей России `Русская политическая традиция: история и современность`, 8 июня 2006 г.
"Собственно, весь мой национализм заключается лишь в том, чтобы русские, спокойно и не задумываясь, продолжали себя в истории русскими. И тогда все флаги в гости будут к нам, и будет имперская нация. И если выживет, сохранит себя, как явление мировой истории и культуры, как носитель духа русский народ, тогда расцветут на этом древе все другие народы, которые в свое время осознанно соединили с русскими свою судьбу и сохраняют им верность. Если русский народ сам себя презирает, если он утратил цели и ценности бытия, то он не нужен, он становится помехой или материалом для исторического проекта других" (Kreml.org 20.06.2006)
Выступая на Секции "Общественные движения: мировоззрение, идеология, информация" Международных Рождественских чтений 2003 года доктор исторических наук Н.А. Нарочницкая сказала: "... нация - это, безусловно, не совокупность индивидов. Вот пока мы являемся просто народонаселением, и Россию уже называют евразийским пространством, с нами и происходит то, что происходит. Но если мы становимся нацией с единством мировоззрения, с общими представлениями о добре и зле, естественно, с общим чувством долга, любви к своему Отечеству... - это совершенно не исключает, естественно, критического отношения к тем или иным аспектам жизни государства, потому что Отечество и государство - понятия не тождественные. Государство - это политический институт, он всегда греховный и несовершенный, это мы в своей гордыне думаем, что можем его сделать идеальным, но оно всегда отражает греховное и человеческое, это мир самых явных житейских попечений, там всегда максимальный грех. Но Отечество - это дар Божий, которое вручается нам для постоянного исторического делания, и на этом пути есть и падения, и заблуждения, и взлеты. Православный человек пишет слово "Отечество" всегда с большой буквы, совершенно интуитивно, потому что "Преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое Отечество на Небесах и на земле" (Еф. 3,14-15). И при переводах этого апостольского послания на другие языки никогда не употребляется слово "государство", а только - "земля", Отечество как земля. Человек с истинным, подлинным, освященным верой национальным самосознанием никогда не отречется от своего Отечества, как бы он ни был разочарован в собственном государстве, как бы ни критиковал его, потому что для его сознания типично жгучее чувство сопричастности не только к сегодняшнему дню Отечества, но и ко всем предыдущим этапам его истории, и к его будущему".

Гиренок Федор Иванович, д. философских н., проф. МГУ.
Интервью:
Вопрос: "Философ постигает мир через мыслительные логические построения. А позвольте поинтересоваться Вашим отношением к религиозному сознанию, к христианству. Каково Ваше личное отношение к православию и к Русской Православной Церкви.
Ответ: "По моим понятиям, что касается мировых религий, они все больше превращаются в некую декорацию. Христианские народы и государства перестали быть христианскими. Партии, которые называются "христианскими", перестали быть таковыми. По этому поводу есть замечательные пассажи у Н. Данилевского, у К. Леонтьева, у А. Хомякова. Брак перестал быть христианским, и мы сейчас - как скотопроизводители.
Что случилось с христианством. Когда-то крестьяне очень сопротивлялись принятию христианства, они были язычниками. И потребовалось не одно столетие, чтобы как-то ассимилировать языческие навыки крестьянина. Но после того как народ принял христианство, он стал христианским. А теперь, после разрушения деревни и распыления народа держать христианство стало некому. Городской житель не держит христианство. Оно является слишком тяжелой для города, слишком интенсивной верой.
После исчезновения народа - а в Европе народы давно исчезли - опора ушла, и вся конструкция рухнула. И христианство там превратилось в ширму, в театр, в спектакль, в некую культурную привычку. Мы христиане по привычке. Я могу сказать, что и я - христианин по привычке, потому что у меня мать и дед - христиане. Я культурный христианин.
Но я догматический христианин. Я совершенно доверяю Русской Православной Церкви. Я длю традицию, я не обсуждаю. Не требую никакой реформации. Я хочу, чтобы Русская Православная Церковь была такой, какой она была и сто лет назад, и двести лет назад. Я хочу, чтобы она была едина с заграничной православной церковью. Я не сторонник экуменизма. Никакого экуменизма! Диалог с католиками? - Ну, давайте поговорим. Но католики отпали от православия в свое время. Я совершенно разделяю мысль, что православие было хранителем истины. Мы варвары, но мы хранители этой религиозной истины. Они - хранители разума. А мы - истинной веры!
Как нам объединиться? Не знаю. Но не за счет той истины, которую наша Церковь хранила.
И, тем не менее, я утверждаю, что церковь сейчас - культура. Я говорю это с горечью. У нас сейчас есть какое-то количество верующих, и я думаю - истинно верующих. Но велика масса "культурных христиан", которые своей массой раздавят верующих.
Мы живем в мире в тот момент, когда доминирует "новое язычество". Новые язычники - люди, которые смешивают веры, элементы православия - с католицизмом, христианства - с буддизмом, индуизм - с мусульманством, с иудейством, - все перемешали.
При всей моей любви к Даниилу Андрееву, должен признать, что этим вот смешением и упрощением занимался и он.
Время ждет веры.
При всем мною сказанном, повторю: я - православный. Никакого выбора у меня нет. Этот выбор сделан моими предками. Те христиане, которых я наблюдаю, больше язычники, чем христиане. Люди увлекаются теософией, антропософией, йогой - быт перемешан. Язычники сейчас правят миром, доминируют в нем.
Истово верующим очень трудно. Наверное, им тяжко слышать даже то, что я говорю. Но у меня работа такая. Я должен говорить правду. Даже если она оскорбляет чувства верующих. Я должен это делать. Что это оскорбляет политиков - так Бог с ними. Но оскорбляет верующих... а что я могу поделать?!
Конечно, я православный. Но я сожалею о том, что я "культурный православный".
Мы живем в языческом мире. Прошло 2000 лет христианства. Где та вера? Где вера, о которой говорил Тертуллиан: "Верую, ибо нелепо"? /выделено в цитируемом источнике - составитель/. Разве мы верим потому, что нелепо? Мы же ждем оснований. Мы хотим слов, причин. Разве это вера?

"...>> Смешиваются цивилизации и упрощаются, что ведет к их смерти. То, что Леонтьев называл смешением и вторичным упрощением, ныне называется "общечеловеком" и "общечеловеческими ценностями". То, что Леонтьев называет смертью цивилизаций, теперь называется "общечеловеческой цивилизацией".
"...>> Самое страшное состоит в том, что ведь ныне русского народа, наверное, и нет. В том смысле, что он позволил себя уничтожить в течение последних полутора столетий, начиная с 1861 года. "Процесс пошел" еще с того времени. Та же столыпинская реформа, коллективизация, индустриализация. А позже - перестройка с приватизацией.
Грубо говоря, народ жил по деревням. Там есть писаное право и неписаное, разного рода обряды, легенды, мифы. Мифы разрушаются, обряды разрушаются. Изгоняют народ из его традиционных социальных ячеек. Вот это и называется - столыпинские реформы, коллективизация и т.д.
Когда народ покидает эти социальные ячейки, он превращается в "массу", из которой можно штамповать социальные структуры. Для этого нужны идеологии. Начинается время идеологий. Сделали социальную структуру под названием "капитализм". Сделали так омерзительно, что я не соглашусь с существованием этой структуры, ее нужно будет переделывать.
Появляются слова: "масса", "публика", "население", "электорат". А говорить о народе вроде уже нехорошо. Но народ всегда сопротивлялся этому. Когда разночинцы, революционеры приходили в деревню, агитировали против царя, их просто выгоняли. Революционеры считали: вот, мол, косные люди не понимают своего счастья, мы их к лучшему зовем, а они идиоты. Для народа же это была нормальная, естественная защита. Революционер пресекал миф. Миф - это не сказка, это то, что делает мир обжитым и обживаемым, понятным.
И стало вместо народа - население. Без идентификации. Кто русский? Правда, у русских вообще проблема с идентификацией. Мы никогда не были нацией. Теперь мы потеряли остатки идентификации. Превратились в невесть что, в пыль. Какие-то жалкие остатки народа.
И теперь, когда все это произошло, носителем всех идей становится маленькая часть интеллигенции.
Есть еще надежда на то, что касанием земли, может быть, - для этого не видно причин - мистически может возродиться душа народа.
Не в том дело, что произошло "на молекулярном уровне", а совершилось исчезновение, распыление, аннигиляция того, что называлось когда-то народом. Вот что страшно. "...>>
Вопрос: Мы живем во время идеологии. Так какой же Вам видится новая русская идеология начала XXI века?
Ответ: Обыкновенная, та же самая, первая. В России - это идея империи, была, есть и будет. Русские - имперский народ. Должно быть сформировано имперское сознание.
Мы очень свободные люди. Русские по природе своей страшные антигосударственники. Но поскольку у нас с волей плоховато, поскольку у нас еще есть остатки былой души, постольку эти наши недостатки увеличивают роль государства. Поскольку русские сами по себе лишены воли к власти или воли к воле, то это выдвигает на первый план государство. Так что мы должны быть государственниками. Это естественно. Но это должно быть не государство на европейский манер, а государство имперского народа, государство, которое водительствует.
Итак, империя, государство, имперское сознание, свобода - вот идеи" /Интернет. Сайт "Религия в России" 25.1.2002/.

Савельев Юрий Петрович, ректор "Военмеха", ныне носящего название "Балтийский государственный технический университет".
Интервью:
"... Любовь к Отечеству даёт нам твёрдую уверенность в том, что мы - патриоты России - сумеем объединить всё лучшее, что произвела на свет пытливая русская мысль, в дееспособную и эффективную формулу современной "русской идеи". Сумеем воплотить эту формулу в слово и дело, в чертежи и металл великих строек, в дерзновенные проекты научных лабораторий, в фантастические проекты сложнейших постиндустриальных технологий, в священный пафос созерцательного религиозного подвижничества.
Жизнь показала, что без ясного образа будущего, без чётких мировоззренческих ориентиров, без конструктивной созидательной национальной идеологии мы обречены на дальнейшее прозябание и ожесточённую, но безплодную политическую войну "всех против всех". В новом столетии развитие России невозможно без Великой Идеи, без Святой Цели, без всесторонне разработанного Большого Проекта. "...>>
Необходим дух жизни, дух борьбы и самопожертвования. Только он может вдохнуть жизнь в идею. Нужен жгучий сплав этих элементов с современными политическими технологиями и многовековым историческим опытом русский социализм том России. Именно он, в конце концов, должен влиться в мировоззренческую формулу "русского социализма. Формулу, включающую в себя совокупность наших самобытных национальных представлений о том как следует обустроить российскую жизнь во всех её проявлениях: государственном и общественном, политическом и духовном, семейном и личном.
Именно русский социализм должен дать ответ на злободневные проблемы современности и на вызовы грядущего тысячелетия.
"...>> Учитывая тяжёлое богоборческое наследие предыдущей эпохи, эта проблема весьма болезненна. Поэтому необходимо в кратчайшие сроки наметить пути её преодоления, показать как в рамках формулы русского социализма можно гармонически соединить религиозный поиск и технотронный прорыв, традиционные православные добродетели и общественные идеалы, веру и разум, труд и молитву, аскетическое подвижничество и гражданскую добродетель. Т.е. русский социализм должен иметь своё, так сказать "конфессиональное лицо" (Газета "Русь Православная" 2002, N9-10, с.3).

Бородин Леонид Иванович.
Интервью сайту "Православие Ру"
- То есть возрождение Православия является непременным условием возрождения России?
- Возрождение возможно в разных вариантах. Но без Православия это будет уже не Россия.
- Незадолго до своей кончины Вадим Валерианович Кожинов говорил о том, что прежде, чем говорить о восстановлении монархии, нужно думать о восстановлении религиозного сознания народа.
- Полностью согласен. Монархия - не форма правления, а форма бытия народа, отражающая особенности его сознания. В нерелигиозном обществе возможна только пародия на монархию. Фактически будет не царь, а президент без права переизбрания.
- Судя по Вашим произведениям, Ваш путь к Богу продолжается до сих пор?
- Я принадлежу к той части моего поколения, которая до конца воцерковиться не сможет. Хотя уже в семидесятые годы, когда началась активизация православного сознания, я в статьях многих неофитов безошибочно распознавал ересь. То есть православную логику, логику Благой Вести я освоил. Но по-настоящему воцерковленным человеком так и не стал. Хожу в церковь, исповедуюсь, причащаюсь, но нерегулярно.
- То есть у Вас интеллектуальное преобладает над сердечным?
- Надеюсь все-таки, что не над сердечным. Скорее мне не хватает взаимодействия души и ума. Но я понимаю, что очень опасно подменять веру идеологией. Проблема миссионерства сегодня актуальна как никогда.

Белов Василий Иванович. Интервью:
Белов: За то, что так получилось. Поверь мне, Володя, на самом деле стыдно иногда перед людьми. За то ли я взялся в своей жизни? Я учился на столяра в ФЗО. И стал столяром. Плотником тоже стал. Я многие профессии освоил. И все равно за писательство стыдно. Я еще у Федора Тютчева читал о стыдливости страданий русского человека. Верно он подметил эту черту и даже назвал ее Божественной. Русский человек стыдлив. А я - русский человек и на самом деле много стыжусь. Слишком много нагрешил в своей жизни. А меня объявляют учителем, приходится выступать в роли учителя, это опасное дело.
Бондаренко: Тогда уж расскажи, как пришел к Богу.
Белов: Это и мучает меня, что я очень уж долгое время был атеистом. Причем воинственным атеистом. Мне и сейчас, конечно, далеко до полноты христианского понимания и всепрощения, но стремлюсь к православной вере. Через ту же тютчевскую Божественную стыдливость стараюсь понять самого себя. Вера - это серьезное дело... И ее никакими знаниями не обретешь. Может, даже наоборот. О ней и говорить много нельзя. Но только придя к ней, начинаешь многого стыдиться в своем прошлом. Стыдиться иных поступков и даже собственных произведений, пусть даже их и прочитали миллионы людей. То ли я написал, что надо человеку? Что надо народу? Вот это меня и мучает. А пока наш народ не обретет Бога в душе своей, до тех пор не вернется и наш русский лад. А как трудно пробуждаться после атеистического холода, как тянет многих в фальшь сектантства или еще куда...
Бондаренко: Конечно, ты прав. Стыдливость всегда была присуща русскому сознанию, также как и терпение, сострадание.
Белов: Все русские люди с этим чувством ходят. И вот, приходя к своему нынешнему возрасту, начинаешь понимать, что сделал много ошибок, которых уже не исправить.
"...>>
Бондаренко: Что, на твой взгляд, главное в русской душе?
Белов: Совестливость. И религиозность. Иначе не распознаешь Его. Христианство - это и есть совестливость.
Бондаренко: Что же случилось с русской душой, когда почти весь народ стал атеистом, причем воинствующим?
Белов: Вот за это и страдаем мы до сих пор. Кара Господня. Не простил Он нам этот атеизм. И если не вернем свою душу, так и погибнем.
- "...>>
Бондаренко: Ты думаешь, христианство способно нынче спасти Россию?
Белов: Не только способно, но и обязано спасти - христианство в душах наших. Значит, мы сами обязаны... История России продолжается и сегодня. И литература наша русская продолжается. И нам надо делать сообща наше русское дело.

Кураев Андрей, диакон.
/Составитель: Штрих к современному состоянию русского национального характера/.
"Предисловие" к книге: "В сентябре 1998г. в Воронеже была у меня встреча с преподавателями местного университета. "...>> И тогда уже я обратился к людям со своим вопросом: "Коллеги! Вы - русская интеллигенция. За два часа нашего общения я сказал немало горьких слов о положении в Русской Церкви, о том, что вообще происходит с народом. И никто из вас не счёл нужным возмутиться. Но стоило только мне упомянуть лишь фразой о евреях - как вы сочли своим долгом воспрянуть и дать мне гневный отпор. Почему вы разрешили убедить себя, что в истории и верованиях любого народа, особенно русского, можно вскрывать недостатки, но о евреях можно говорить лишь положительно? Кто из нас националист? Кто превозносит один народ над другими? Почему вы не считаете своим нравственным долгом защищать русскую культуру и русских, но считаете своей непременнейшей обязанностью всякий раз вставать на защиту евреев? Как же вы позволили так воспитать, так выдрессировать себя?" (Диакон Андрей Кураев "Как делают антисемитом" М., 1998, с.18-20).

Алексеев Валерий Аркадьевич, доктор исторических наук, председатель "Фонда Единства Православных Народов"
"ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС" (Очерк "Глобальный кризис" подготовлен на основе доклада президента Международного фонда единства православных народов В.А.Алексеева, сделанного в январе сего года на Международной конференции в Одессе):
"...>> Происходящий процесс развития индустриального общества к постиндустриальному имеет все ту же логику, которая завела мир в тупики и ловушки потребительской модели цивилизации. Во-первых, наступили пределы росту развития, истощена ресурсная база, среда обитания находится на той грани, за которой она уже не сможет выдержать дальнейшее присутствие человека с его сегодняшним образом жизни.
Во-вторых, дальнейшее развитие постиндустриального общества в парадигме потребительских стандартов бытия чревато имманентным провоцированием противоречий и конфликтов как внутри самого этого общества, так и на его периферии, а также межцивилизационными осложнениями.
"...>> Для начала ответим, что никто из ныне живущих людей на земле такими правами не обладает. Высшая власть всегда принадлежит Богу, и только от Бога она может путем высшей, сакральной легитимации в каком-то объеме быть передана в руки Помазаннику Божьему в тот час, когда придет его время. Один из тех, кому Господь в свое время вручил высшую власть над своим народом, - ветхозаветный царь Давид, преисполнившись Духом Божиим, говорил: "Господом утверждаются стопы такого человека, и Он благоволит к пути его" (Пс. 36, 23): "Ибо Господне есть Царство, и Он - Владыка над народами" (Пс. 21, 29).
"...>>. Таким образом, вероятно, Сам Господь положил порог пределам людской власти.
"...>> Конструктивный же ответ на угрозу глобальной катастрофы видится только один - радикальная смена доминирующих в современном мире технологий общественной жизни и развития, - считает российский исследователь Олег Доброчеев. - Относительные преимущества в новых условиях, - смогут получить те страны и народы, которые лишь сохранят ключевые составляющие своего природного потенциала - население, среду обитания, культурную и научную базу". То есть все то, что можно в максимальной степени сохранить лишь привлекая государственные системы контроля и управления.
Таким образом, самым вероятным сценарием развития будущего перед угрозой усугубляющегося всеобщего кризиса, как считают многие специалисты, например упоминавшиеся уже российские исследователи С.Забелин и А.Шубин, будет "глубокая деглобализация индустриальной экономики. Если кризис случится в ближайшее время, следует ожидать стремительного восстановления и укрепления всех межгосударственных границ и барьеров, усиления властных структур над подопечными территориями, то есть обратного распада мира на множество замкнутых экономических систем с разной степенью самообеспечения и политического плюрализма".
"...>>
Итак, подводя некоторые итоги, отметим, что существует и усиливается тенденция, которая направлена против политики глобализации, ведущая на повышение роли национально-государственного элемента в мировом развитии. Есть основания полагать, что эта тенденция могла бы иметь потенциал роста при известных условиях, прежде всего при наличии волевого ресурса национально-патриотически ориентированных политиков, видящих главную угрозу своим странам со стороны политики глобализации.
Следовательно, в предстоящий период, если мы хотим сохранить свою цивилизацию, обеспечить выживаемость, культуру и самобытность наших православных народов, мы должны во что бы то ни стало сохранить сами наши государства от распада. ...
Мы должны при этом особо позаботиться об укреплении духовного единства народов нашего общего восточнохристианского пространства, о развитии нашей общей культуры, покоящейся на принципе христоцентричности, восприятии мира как удела Божия, где должны главенствовать высшие законы справедливости, торжествовать правда Господня.
"...>>
Напротив, христианство примирило бессмертную человеческую душу со временем, обесценив его земную магическую силу, ибо Иисус Христос, Господь и Спаситель наш, позвал нас с низменной земли на высокое Небо.
Поэтому наш путь - не преобразование окружающего материального мира в целях получения все нового комфорта, а духовное совершенствование человека, сотворенного по образу и подобию Божиему, умаление своей алчбы, своекорыстия, стяжательства, отказ от жажды повелевать, и при этом стремлении желание сохранять, по слову святого апостола, "единство духа в союзе мира" (Еф. 4, 3).
Сегодня всякого рода строители нового мирового порядка отвергают Православие, боятся его, ибо оно не дает погибнуть миру в грехе. Но для нас Православная Церковь - это тот камень, который является основанием нашим и опорой. "Камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла... и тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит" (Мф. 21, 42 - 44). Да будет так. Аминь!
Мы должны особо позаботиться об укреплении духовного единства народов нашего общего восточнохристианского пространства, о развитии нашей общей культуры, покоящейся на принципе христоцентричности, восприятии мира как удела Божия, где должны главенствовать высшие законы справедливости, торжествовать правда Господня".

*****
ПРИЛОЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ (ПОЛИС)
http://www.politstudies.ru/
Виктор Куличенко, Александр Куличенко. О духовно-культурных основаниях модернизации России (N2, 2003)
В своих рассуждениях авторы исходят из того постулата, что факторы духовного и культурного порядка оказывают решающее воздействие на модернизацию общества. "Игнорирование данных факторов ведёт к радикальному упрощению проблемы, искажению реальной картины сложных и неоднозначных социальных процессов. Примером подобного упрощения является сведение политической модернизации в России к вестернизации, то есть простому заимствованию западных моделей политического развития". Причину первой волны модернизации западных стран авторы видят в веберовской идее влияния духовно-культурных факторов на капиталистическое развитие. "Основания капиталистической общественной организации раскрыты им (Вебером. - Ф.Щ.) в процессе анализа мирской аскезы как особой формы религиозности, с которой учёный связывал рождение "духа" капитализма". Однако по мере укрепления капитализм перестал нуждаться в религиозно-этической опоре, отмечают авторы. Модернизация западного типа губительна как для России, так и для всего мира в целом, считают они, видя российский вариант модернизации в принципе соборности. "Собор - одновременно и духовный, и юридический акт. Собор не может принять легитимное решение, поправ при этом мнение сколько угодно незначительного меньшинства несогласных. [...] Общество в целом будет готово к единению тогда, когда к достижению согласия будет стремиться каждый его член. [...] Данный принцип был стержнем духовной и государственной жизни России на протяжении тысячи лет. [...] Поэтому прочное устроение российской государственности и общественной жизни возможно лишь на традиционной духовно-культурной основе русско-православной цивилизации", - заключают авторы.

Колобов Евгений Владимирович, дирижёр: "Я бы пошёл в ту оппозицию, на знамёнах которой будет написано: "Встать раньше, помолиться и работать" (Газета "Россiя" 17.6.2003, с.20).

Дунаев Михаил Михайлович
"Обозревая историю нашу, мы можем назвать много случаев, когда народ русский, хотя бы в части своей, изменял своей предназначенности, забывал собственную национальную идею. Промыслом Божиим мы были не раз наставляемы на истинном пути - и явлением великих чудес, и словом и делами великих святых наших, и тяжкими испытаниями. И важно: тогда народ победно выходил из бедствий, ниспослан-ных ему, когда, пренебрегая всеми суетными стремлениями, он возносил над всеми ими сокровище дарованной ему веры, Православие. Недаром Достоевский называл русским решением вопроса необходимость и возможность поставить правду выше собственной корысти. "Правда выше России", - писал он, разумея правду Христову. То есть: Божие выше кесарева.
Служение Православию, сохранение его полноты, смирение перед Истиной - вот русская национальная идея. Ибо ничто иное не соединяет человека с вечностью. Осмысляя историческую предназначенность русского народа, Достоевский выразил это идеально ёмко и точно:
"Не в Православии ли одном сохранился Божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа рус-ского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот Божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придёт время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои!"
Вот национальная идея народа русского.
Всё остальное - историческая суета, на путях которой мы не преуспеем, будем блуждать, пасомые тайной беззакония, слепо служа её вожделениям. Да это уже и не абстрактное гадание, а отчасти живая практика последних лет русской истории.
Назначение России - нести в себе удерживающее начало и противостоять тайне беззакония. Ибо в том решаются судьбы мира"
"...>>"Не желай, чтоб всё делалось так, как ты хочешь; но желай, чтоб оно было так, как будет, и таким образом будешь мирен со всеми. И веруй, что всё, случающееся с нами, до самого малейшего, бывает по Промыслу Божию, и тогда ты без смущения будешь переносить всё, находящее на тебя".
Конечно, сама Церковь, связующая мир земной с миром Горним посредством благодати, являющей себя в таинствах, будет исполнять предназначенное ей до скончания времён, но сознание церковного народа может и ослабляться и умаляться. "Но Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле?" (Лк.18,8). Мы, чада церковные, увлекаясь золочением куполов, не забываем ли подчас: главное социальное предназначение Церкви - свидетельствовать, что Зверь не всевластен и в земном мире.
Так это нужно человеку - знать, что есть среди всеобщего одичания хотя бы небольшой уголок, где нет корысти и злобы, где тебя встретят добротою, будут строги к твоим грехам, но и милосердны. Где не обругают, если сделал в храме что-то не так, потому что ты это не по злому умыслу, а по незнанию, - и поэтому мягко подскажут, как надо. Где не казённо и сухо отнесутся к твоей беде, где поступятся своим удобством, когда тебе потребуется помощь. Пусть там не будет блеска золота, а священник выйдет в потёртой рясе, потому что там тоже небогаты, но зато там можно найти сокровище небесное, укрепляющее среди всех наших земных скорбей и испытаний.
И если это угаснет, тайна беззакония, то есть апостасия крайняя, войдёт в свои права. Да, беззаконные будут уничтожены дыханием уст Христовых, так что они, творя свои дела, лишь приближают собственную погибель (и не понимают того, ибо веры не имеют), но ведь и зло их стараниями умножается. Умножается богоотступничество. Не состоит ли русская национальная идея именно в том, чтобы противостоять с Божьей помощью такому губительному умножению? Когда же такая идея окажется поверженной, это будет означать: мир вступил в состояние агонии.
Нужно следовать воле Промысла, а не ставить собственную волю превыше всего. Вот и вся национальная идея. Так ведь просто.
(Сайт Радио "Радонеж" Эфир 15.05.03 г.).

Тарасов Борис Николаевич, ректор Литинститута
"Христианское мышление, сосредоточенное на различении добра и зла, судящее не по словам, а по делам, всматривающееся во "внутренний" мир, а не только "внешние" достижения человека открывало в душевной сердцевине цивилизованного индивида явный перевес "неправильных" источников и целей жизнедеятельности на "правильными". Еще в книге "Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского", жившего в XVII веке, говорится: "Около 1900 года, к середине 20 столетия, народ того времени начнет становиться неузнаваемым. Когда время начнет приближаться к пришествию Антихриста, разум людей помрачится от страстей плотских, и все более будет усиливаться нечестие и беззаконие. Мир тогда станет неузнаваемым, изменятся облики людей и нельзя будет ясно различать мужчин от женщин, благодаря бесстыдству в одежде и форме волос головы. Эти люди одичают и будут жестокими, подобно зверям, из-за соблазнов Антихриста. Не будет уважения к родителям и старшим, любовь исчезнет. Пастыри же христианские, епископы и священники, станут мужами тщеславными, совершенно не различающими правого пути от левого. Тогда нравы и предания христиан и Церкви изменятся. Скромность и целомудрие исчезнут у людей и будут царить блуд и распущенность. Ложь и сребролюбие достигнут высшего предела, и горе накопляющим сокровища. Блуд, прелюбодеяние, мужеложество, тайные дела, кражи и убийства станут господствовать в обществе.
В то будущее время, благодаря силе величайшей преступности и распутства, люди лишатся благодати Святого Духа, которую они получили во святом крещении, а равно потеряют и угрызения совести. Церкви Божии лишатся богобоязненных и благочестивых пастырей, которые совершенно будут терять веру, потому что лишены будут возможности от кого бы то ни было узреть свет познания. Тогда они будут уединяться от мира в святые убежища в поисках облегчения душевных страданий, но везде они будут встречать препятствия и стеснения. И все это будет следствием того, что Антихрист пожелает господствовать над всем и стать управителем всей вселенной и будет производить чудеса и фантастические знамения. Он также даст порочную мудрость несчастному человеку, так что он сделает такие открытия, чтобы один человек с другим могли вести беседу с одного конца земли до другого. Также тогда будут летать по воздуху, как птицы, и рассекать дно моря, как рыбы. И всего этого достигнув, несчастные люди будут в комфорте проводить свою жизнь, не зная бедные, что это - обман Антихриста. И, нечестивец, он так будет совершенствовать науку с тщеславием, что это собьет с пути и приведет людей к неверию в бытие Триипостасного Бога. Тогда всеблагий Бог, видя гибель человеческого рода, сократит дни, ради тех немногих спасающихся, потому что тот хотел ввести в соблазн, если возможно, и избранных... Тогда внезапно явится карающий меч и убьет совратителя и слуг его".
В пророчестве преподобного Нила подчеркивается связь между апокалиптическим состоянием мира, с одной стороны, а с другой - тесно соотнесенными друг с другом "чудесами" высоких технологий, увеличением материального комфорта и нравственной деградацией человека. О качественном наполнении человеческие душ в "последние дни" говорится и в Священном Писании: "Знай же, что в последние дни... люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны: неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, сами же его отрекшиеся..." (2 Тим. 3, 1 - 5).
Конечно же, гадание о конкретных временах и сроках "последних дней" не только бесполезно, но и вредно, их реальное определение не под силу никакому человеческому уму. Однако нельзя не учитывать тех общих тенденций современного мира, в рамках которых происходящие в человеческих душах процессы вполне соотносятся с апокалиптическими предсказаниями Евангелия и наиболее проницательных из русских мыслителей и писателей. "Мысль Апокалипсиса, - подчеркивал, например, П.Я. Чаадаев, - есть беспредельный урок, применяющийся к каждой минуте вечного бытия, ко всему, что происходит около нас. Эти ужасающие голоса, оттуда взывающие, их надобно слушать ежедневно; эти чудовища, там являющиеся, - на них надобно смотреть каждый день; этот треск машины мира, там раздающийся, - мы слышим его беспрестанно". И, может быть, есть смысл почутче вслушаться в "треск машины мира" и повнимательнее отнестись к "беспредельному уроку", а не устремляться так завистливо и жадно, как нас призывают очередные реформаторы (поменявшие одну "короткую" идею на другую) в "цивилизованное общество"? (Православие ру 17/04/2002)

Л.А. Климкова: "В любом языке есть этнически значимые единицы, отражающие мировоззрение, жизненные установки этноса, саму суть его бытия. В русском языке к числу таковых относится слово бог/здесь и ниже так выделено в цитируемом источнике - составитель/
(и Бог), являющееся воистину концептом, объединяющим собой систему понятий, связанных с отражением значительного пласта бытия русского народа, его культуры, возглавляющим объёмный фрагмент русской языковой картины мира, под которой понимается отраженная в языке система знаний человека об объективной действительности, об объективно существующим мире. "...>>
Современное русское языковое сознание соотносит с лексемой бог значение христианского (православного) Бога.
"...>> Даже забывшие Бога, активно использовали фразеологизмы, междометия типа боже, о боже, боже мой, бог мой, бог подаст, господи, о господи, пресвятая богородица, бог ему судья, ей-богу и многие другие. И таким образом, связь с сакральной сферой проявлялась, хотя, может быть, на подсознательном, ассоциативном уровне, но сохраняющая даже в виде своеобразного отголоска христианские, православные основы этнического бытия" ("Православие и русская литература. Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Православие и русская литература. Вузовский и школьный аспект изучения" Арзамас 22-24 мая 2003г." Арзамас 2004, с.239, 246)

* Л. Шебаршин: "Идём из ниоткуда в никуда и умудряемся плутать по дороге" (Цитата по книге: Алексей Подберёзкин "Русский путь: сделай шаг" М., 1998, с.6).

* А.Л. Доброхотов в комментариях к составленной им "хрестоматии": "Некоторые особенности отношения к власти в русском обществе легко обнаружить даже при самом общем обзоре отечественной истории. Характерно отчуждение индивидуума и общества от структур власти. Вплоть до сегодняшнего дня власть для русского человека это - "они", это - кто-то, распоряжающейся его жизнью и свободой. Причастность к политическим решениям плохо осознавалась даже тогда, когда не было непосредственных препятствий к социальной активности. В результате социум распадался на пассивную плохо организованную массу и практически неконтролируемую группу обладателей власти. Социальный пассив тяготел к общинной неполитической организации, к коллективизму, который не столько воспитывал чувство братской солидарности, сколько чувство рабской зависимости от власти и от общины. В этих условиях почти невозможно было зарождение гражданского общества, которое на Западе стало со временем основным субъектом социального проекта. С другой стороны социальный актив, правящие группы тяготели к бюрократической организации, которая, в конечном счёте, направляла свою энергию на осуществление собственных интересов, зачастую парализуя реформаторскую волю правящей верхушки. В народном сознании эта ситуация отразилась в восприятии власти как социально нечистой силы, несущей на себе печать проклятия. Власть или принимали как злое средство для хороших целей, или отвергали как источник греха. Греховность власти - одна из фундаментальных, хотя и не всегда явных интуиций русской культуры. Попытки выйти за её пределы приводили обычно к поляризации на установки, отличающиеся политической направленностью, но сходные своей социальной безплодностью. "...>>
Русское политическое сознание отличается так же пренебрежением к формально-юридической стороне социальной жизни, и это - одна из самых устойчивых его черт вплоть до сегодняшних дней. Негативная реакция на попытки установить формальные гарантии прав была столь же сильной в "низах", как и в "верхах", что говорит о каких то серьёзных основаниях этого сопротивления" ("Белый Царь: "Метафизика власти в русской мысли. Хрестоматия" М., 2001, с.518-519).

Волгин Игорь Леонидович, писатель, историк: "Что касается Достоевского, то его жизнь вместила в себя едва ли не весь спектр наших духовных исканий. Он сам есть наш национальный архетип. Вообще, биография творца - выразителя национальных культурных доминант - есть событие "большой" истории. Судьба России без биографии её гениев - это уже история другой страны. А в "сценарности" их трагического финала можно усмотреть типологическое сходство - это попытка любыми средствами "переменить участь". Дуэль /здесь и ниже выделено в цитируемом источнике - составитель/ Пушкина в этом смысле равнозначна уходу Толстого, ибо после всё должно быть иным. Сюда же можно отнести и Семёновский плац Достоевского - подсознательное стремление к смертному опыту, к перемене судьбы. Он сам есть то "зерно", которое, умерев (а он фактически пережил свою смерть), "принесёт много плода" ("Литературная газета" 18-24.7.2007, N29, с.5).

Хренников Тихон Николаевич. Хренников, отчасти разочаровавшийся в нынешней реальности, как-то сказал: "Мы - русский народ - народ в себе уверенный, уверенный в своем будущем, очень терпеливый народ, очень любвеобильный народ". И для него эта искренняя преданность народу и стране была главной ("НГ" 15.8.07 статья "сын своей страны").
Декан социологического факультета МГУ Владимир Иванович Добреньков: "Сущность человека не определяется только преходящими вещами, увлеченность которыми, наоборот, вытравливает все человеческое. Религия же помогает восстановить сущность человека. "...>> Сковывает ведь не религия, а политические условия. Религия наоборот очищает и возвышает душу человека, помогает человеку открыть для себя ценности человеческого бытия и не прельщаться преходящими вещами, религия помогает человеку приобрести духовную опору, чтобы он мог творить и действовать. Кроме того, религия помогает сформировать ученому свод этических правил своей научной деятельности. "...>>
Я не мыслю России без православия. Знаете, мы проводили исследование. И оказалось, что люди идентифицируют себя с православием, даже если не посещают церковь. И тому есть объяснение. Вся духовная жизнь России на протяжении многих поколений базировалась на ценностях православия, и мне представляется, что и на современном этапе развития нашего общества православие играет огромную роль. Ведь сейчас нет ни одной системы ценностей, которая могла бы заменить традиционную" (Студенческая православная газета МГУ "Татьянин день" http://www.taday.ru/text/82371.html).
"Конечно, для того, что бы это утверждение стало доподлинно научным фактом, требуется провести конкретное социологическое исследование, но в том, что сейчас происходит ренессанс Православия, вызванный потребностью людей в традиционных ценностях, которые базируются исключительно на религиозной культуре. Я уверен, что российская цивилизация вступает в фазу, когда чувственные ценности, ценности материального успеха, индивидуализм, отступают на задний план, а на первый план выдвигаются ценности религиозные. А потому, именно сейчас перед Россией и русским народом открывается перспектива возвращения к своей исторической миссии, к тому, чтобы стать для других стран и народов примером возвращения к духовной жизни. Конечно, эти процессы не одномоментные, я фиксирую лишь некие тенденции, развитие которых будет зависеть от целого ряда обстоятельств. Но то, что такая тенденция на сегодняшний день есть - я абсолютно убежден", - сказал В.Добреньков." (Сайт РЛ Сводка новостей от 30.01.2008).
viperson.ru

Персоны (35)

Показать все

Скрыть

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован