24 ноября 2004
4010

Майя Плисецкая: Интервью (24.11.2004)

М. БАГДАСАРЯН - Здравствуйте, сегодня в нашей программе действуют Марина Багдасарян и Майя Михайловна Плисецкая. Майя Михайловна, здравствуйте.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Здравствуйте.

М. БАГДАСАРЯН - Один из поводов для нашей встречи - это презентация книги-альбома "Майя Плисецкая". Это альбом фотографий, презентация которого состоится 29 ноября на сцене в театре "Новая опера". Я специально оговорилась, потому что на сцену выйдут артисты балета Большого театра приветствовать Майю Плисецкую. Майя Михайловна, давайте поговорим об истории этого альбома, о том, что он собой представляет, как возникла идея, как вы отбирали фотографии, кто художник, как складывались творческие взаимоотношения внутри этой группы людей?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Родилась эта идея у Валерия Головицера, который до этого выпустил 2 альбома о танцовщиках. Основа, наверное, была все-таки от Пьера Кардена, который в 1992 году выпустил альбом "Майя Плисецкая". В нем было 200 фотографий из разных лет, из разных ролей - из драматических, из кино, из балета, детство, награждения. В книге была его вступительная статья.

М. БАГДАСАРЯН - Черно-белые фотографии?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Нет, цветные, какие-то черно-белые попали туда, но в основном это цветные, очень красиво оформлены. Он сделал даже вход в книгу- как бы открывающийся занавес, я там стою.

М. БАГДАСАРЯН - Книга объемная?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Большая книга, 200 фотографий это не мало. Но сейчас Головицер сделал 300 фотографий.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, простите, а там отбирал сам Карден или вы принимали участие?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я принимала участие, потому что фотографии были в основном из моего архива, но там было просто написано "такой-то год, такие-то артисты, фамилии". Здесь совершенно другой принцип. Тут почти каждую фотографию я комментировала своим почерком. Что за фотография, когда, где, кто там, почему, даже это все есть. Такого еще не делали. Мне кажется, что для публики, для читателей, для смотрителей этого альбома это будет очень интересно. Более того, они сделали рядом дубль по-английски, чтобы иностранцы могли тоже приобрести и почитать, посмотреть. Я сама не видела этот альбом, я видела его, когда он был в 3-х частях. Теперь все собрали в одну часть. У Головицера была приблизительно тысяча фотографий, и надо было выбирать. Он большую работу проделал, объездив разные страны. Он, например, в Париже достал фотографии, о которых я не имела понятия. Это была репетиция, когда я первый раз приехала в Париж танцевать "Лебединое озеро". Он нашел в библиотеке Гранд-Опера фотографии репетиций. Вот это было очень интересно мне увидеть.

М. БАГДАСАРЯН - Они вошли в альбом?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Они вошли в альбом тоже с моими комментариями. Знаете, я думаю, что такая большая работа, которая проводилась Головицером в течение 2-х лет, должна быть очень интересной. Не всякий альбом интересен, много есть альбомов - лучше, хуже. Потом, знаете, балет тоже так - нога вперед, нога назад и это все, 20 таких фотографий. А тут есть содержание, есть причина, есть время, почему, кто это делал? Вот такие подробности, думаю, будут интересны публике, это почти как книжка.

М. БАГДАСАРЯН - Такая летопись?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, в этом альбоме фотографии цветные или черно-белые?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Там есть и цветные, и черно-белые. Старые, конечно, все черно-белые.

М. БАГДАСАРЯН - А вы какие предпочитаете, когда вы в роли?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я предпочитаю хорошие.

М. БАГДАСАРЯН - Я понимаю.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Мне все равно, какая роль и в какое время это снято, лишь бы это было выразительно. Не просто какой-то портрет или ничего не выражающая поза. Этого мы избегали.

М. БАГДАСАРЯН - Известно, что с вами долгое время сотрудничал Владимир Шахмейстер и сейчас, наверное, он еще продолжает рисовать ваши изображения, да?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да.

М. БАГДАСАРЯН - Но к этому альбому он не имеет отношение?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Имеет. Он принимал активное участие с художниками в отборе фотографий. Там было 2 художника, но есть его рисунки и даже о нем есть, как комментарии к его рисунку.

М. БАГДАСАРЯН - Я думаю, что наши радиослушатели понимают, о ком идет речь. Наверняка видели эти рисунки Владимира Шахмейстера. Давайте напомним, Майя Михайловна, когда возникла эта история?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Во-первых, это был петербургский конкурс балета "Майя". Там было все с его рисунков сделано: эмблема конкурса, эмблема выступлений, они были разные. И в программах тоже были его рисунки.

М. БАГДАСАРЯН - А на обложке книги "Я - Майя Плисецкая", это не его рисунок?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Это не рисунок, это фотография.

М. БАГДАСАРЯН - Фотография?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да, французская, между прочим.

М. БАГДАСАРЯН - В этот вечер, 29 ноября, на сцену "Новой оперы" выйдут солисты балета Большого театра. Вы уже знаете, кто это будет?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Не только Большого.

М. БАГДАСАРЯН - А кто еще?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Из Петербурга тоже будут. Я как-то боюсь, что я кого-то могу не назвать. Я сама программы не видела, мне просто сказали, что будет Фаруз Рузиматов из Петербурга и остальные, но я не уверена, поэтому не рискую сказать.

М. БАГДАСАРЯН - Но я знаю, что от Большого театра будут танцевать, и Нина Анинашвили должна, во всяком случае, и Николай Цискаридзе, Илзе Лиепа собиралась танцевать сцену из балета "Пиковая дама". Вы видели спектакль?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Нет.

М. БАГДАСАРЯН - То есть для вас будет подношение.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Будет сюрприз.

М. БАГДАСАРЯН - Такое подношение Майе Плисецкой. Изначально предполагалось такими сюрпризами сделать эту программу.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Вы знаете, в общем, все сюрприз. В Большом театре сделали к этому вечеру большой фильм, как сейчас положено, - 51 минута. И мне показали его, очень интересно и совершенно для меня неожиданно.

М. БАГДАСАРЯН - А что собой представляет эта картина, это фрагменты из ваших партий или там есть еще ваши интервью?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Моего интервью нет, потому что делалось это без меня, даже без моего ведома, я не знала, что делают такой фильм. Они нашли где-то в архивах, в Красногорск ездили, проделали очень большую работу, и сделали фрагменты, какие-то танцы, которые совершенно неизвестны, даже какие-то и мне были неизвестны, я даже не знала, что это существует из старых балетов. Кроме того, там несколько моих коллег, и старых, и новых, говорят обо мне. Это тоже для меня было неожиданно, все было неожиданно. Но мне кажется, что фильм сделали интересно. Для меня это самое главное в искусстве, когда интересно.

М. БАГДАСАРЯН - Есть довольно много фильмов, сделанных о вас. Какие-то удачные, какие-то неудачные, а еще один фильм, мы с вами как раз до начала нашего эфира, чтобы было понятно радиослушателям, говорили о фильме, который сделал французский документалист Элизабет Капнист. Этот фильм показывался в Москве, в Музее кино, когда Элизабет Капнист привозил сюда, в Москву, свои документальные фильмы. Фильмы разные, но какие-то, может быть, вы назовете, которые вам больше всего кажутся интересными?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я должна сказать, что фильм Капниста - не самый удачный фильм. В Москве делали хорошие телевизионные фильмы. Есть несколько фильмов, которые просто меня полностью устраивают. Сергей Костин сделал очень хороший двухсерийный. Интересно было мне разговаривать с Андреем Карауловым, который снял 3 серии. А вот иностранные - хуже, французские не полностью меня устраивают. Капнист вообще не очень, а Делюш не так интересен, как ценен тем, что там ведущий Бежар. Вот это ценность. Очень хорошо про меня делали фильм японцы. У них есть несколько фильмов, но самый последний, правда, ему уже 4 года, очень хороший, вот он меня устроил полностью.

М. БАГДАСАРЯН - А как это обычно происходит, вы принимаете участие в сценарии?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Нет, я не принимаю участие. Они это делают без меня и потом уже готовую продукцию показывают. Это не важно, нравится мне или нет, уже ничего сделать нельзя.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, у вас с Японией особенные отношения, да?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Особенное отношение к Японии. Я там была 33 раза и собираюсь через несколько месяцев в 34-й раз. В Нагое будет проходить очередной мировой балетный конкурс, где принимают участие танцовщики со всего мира, молодые совсем, до 21 года.

М. БАГДАСАРЯН - Вы председатель жюри?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я председатель жюри. Они меня сейчас опять пригласили на это лето, и это для меня интересно. Потому что на этом конкурсе я вижу сразу все, что сейчас делается в балетном мире. И классические, и модерн танцы, причем модерн изумительный. Это не то, что мы думаем: если не можешь классику, танцуй модерн. Это все неинтересно, скучно, это даже в какой-то степени профанация, плохая реклама для танца модерна. То, что в прошлый конкурс показали корейцы, а в классике показали китайцы, знаете, китайцы заняли первое место, а французы второе. Видите, как уже Азия идет вперед здорово.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, один театральный деятель, не буду называть его имени, совсем недавно высказал такую точку зрения. Он сказал, что ХX век исчерпал все изломы и изгибы, все движения и комбинации, и ХХI ничего нового в этом смысле не может дать и ничего нового не дает, пока, во всяком случае. Вот мы живем уже 4 года в ХХI веке, и ничего нового в танце не происходит.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я в этом не уверена. Всегда можно что-то новое найти. В балете неисчерпаемые возможности. В пластике неисчерпаемые возможности. Я даже хотела бы сказать, что иногда люди путают и даже от моего имени говорят, что я сказала, что балету подвластно все. Нет, балету не подвластно все, даже, наверное, ничего, а вот пластике подвластно все. Пластически можно выразить абсолютно все. Теперешнее время тоже пластикой можно выразить как угодно. Знаете, когда не было звукового кино, когда пластикой просто люди махали уходящему поезду. Как он это сделал, как он помахал, так или так, активно или пассивно, или плача, или смеясь, или радуясь. Это ведь все пластика, и это разная пластика. Я совсем не согласна с людьми, которые считают, что все исчерпано, нет.

М. БАГДАСАРЯН - По легкому движению пальцев можно догадаться о настроении, о желании, выстроить картину, нарисовать образ, наполнить это все содержанием, понять, кто уезжает в этом поезде и все это только по движению. Я говорю, а Майя Михайловна кивает, и мне это очень приятно.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да, все так.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, тем не менее, это не единственный конкурс, на котором вы будете председателем жюри. Есть еще один, римский.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Римский конкурс откроется через несколько дней. Я второй год там председатель жюри, это совсем молодежный конкурс. Там, по-моему, 12-13 лет до 17, совсем молодые дети. Сам конкурс идет всего два дня, потом заключительный концерт.

М. БАГДАСАРЯН - Это международный конкурс?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Нет, это итальянский конкурс. В отличие от японского, который международный, это итальянский конкурс, со всей Италии приезжают дети. Их отбирают заранее и только на последний отборочный тур, на который я приезжаю, остается каких-нибудь 5-7 человек. Вот из них надо выбрать, кто получит первое место. На следующий день состоится заключительный концерт. Затем я отправляюсь обратно в Мюнхен, потому что там состоится Пятый фортепьянный концерт Родиона Щедрина, который исполняет один из самых лучших дирижеров мира Марис Янсонс с Баварским оркестром радио. Это тоже считается высшего класса, играет наш пианист Денис Мацуев.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, мы про Родиона Константиновича обязательно скажем, еще будут вопросы. Но еще один маленький вопросик, касающийся римского конкурса. Что дает потом эта награда молодым артистам. Они как-то отслеживают их судьбу, это денежная премия?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Это денежная премия, и это в основном конкурс балетной школы по возрасту. Конечно, это дает какой-то стимул, что он получил премию и какие-то деньги. Огромного значения для мира это не имеет. Для мира имеет значение японский конкурс.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, наденьте, пожалуйста, наушники, потому что там вопросы от радиослушателей. Представьтесь, пожалуйста, добрый день.

- Здравствуйте, меня зовут Николай, у меня два вопроса к Майе Михайловне. Майя Михайловна, как вы относитесь к творчеству Михаила Барышникова, и второй вопрос - ваши любимые русские поэты ХХ века. Большое спасибо.

М. БАГДАСАРЯН - Спасибо.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - По поводу Барышникова скажу так: он очень талантливый танцовщик. У меня был с ним такой эпизод. На всемирном конкурсе, где высший балл был 12, я ему поставила 13. Он совершенно потрясающе станцевал номер Леонида Якобсона "Вестрис". Я знала, что ему не повышу этим балл, но все-таки мое отношение к этому было такое. Он замечательный танцовщик. А по поводу поэтов, я не знаю. Вы имеете в виду совсем ранних или теперь живущих. Если теперь живущих, то это, наверное, Вознесенский, Ахмадуллина.

М. БАГДАСАРЯН - А если из ранних?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Наверное, это все-таки неподражаемая Цветаева.

М. БАГДАСАРЯН - Если еще есть вопросы, пожалуйста.

- Добрый день, очень приятно слышать голос Майи Михайловны, он такой же чарующий, волшебный, как и ее танец. Но боюсь, что мой вопрос уже задали. Мне интересны литературные пристрастия Майи Михайловна. Что она в данный момент читает и какие у нее предпочтения? Спасибо.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Пушкина никто не превзошел, ничего не поделаешь, это вообще моя незаживающая рана. Я до сих пор переживаю, что его убили. Я вам скажу, что из современников Пушкина, конечно, Гоголь, совершенно невероятный Гоголь. Позже, это Николай Семенович Лесков. Вот такую Россию знала только Россия, и поэтому очень трудно его переводить на иностранные языки. Они даже не понимают, что это значит. Каждый его рассказ - шедевр, это Россия. Когда говорят "русская душа", что подразумевают? Почитайте Лескова и узнаете, что такое русская душа и русский человек. Невозможно сбрасывать со счетов Толстого, Чехова, конечно, а современные? Знаете, я очень люблю историю и очень люблю исторические книги. В прошлом году я прочитала все исторические книги Радзинского, и мне было очень интересно узнать про всех, о ком он написал. Я даже думаю, что я могу посоветовать прочесть, это будет интересно всем, кто интересуется историей.

М. БАГДАСАРЯН - И последнюю читали "Наполеона"?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да.

М. БАГДАСАРЯН - Я хочу попросить ведущую эфира Наталью Виноградову озвучить тот вопрос, который пришел на пейджер. Пожалуйста, если можно, Наташа.

Н. ВИНОГРАДОВА - С удовольствием. Вопрос прислал Антон, он спрашивает Майю Михайловну, как она относится к творчеству Иосифа Бродского.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я не знаю, как вы относитесь, почему вы спрашиваете? Я могу сказать, что это герой не моего романа. Мне не очень он близок. Его трудно запоминать, я даже думаю, что кто читает, ничего не запомнил, может, я ошибаюсь, но это мое мнение. Я повторяю, что я не поклонница его.

М. БАГДАСАРЯН - Есть еще телефонный звонок, если я правильно понимаю, Наташа?

Н. ВИНОГРАДОВА - Да, совершенно верно, Геннадий Алексеевич хочет задать свой вопрос Майе Михайловне, пожалуйста, Геннадий Алексеевич, вы в прямом эфире, прошу вас.

- Добрый день. Майя Михайловна, рад вас слышать безумно. Вопрос у меня такой. Вот сейчас мода пошла осовременивать сюжеты классических балетов. Ну, в частности, примером может являться постановка в Большом, не знаю, видели ли вы или нет "Ромео и Джульетту". Как вы к такому относитесь и есть ли такое на Западе?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я вам должна так сказать, что сейчас это по всему миру, все переделывают классику, совсем всю. Они переделывают Чехова, они переделывают оперы Чайковского, и это все ужасно. Мы с Родионом Константиновичем недавно были в Мюнхене на опере "Пиковая дама". Все то же самое, поют то же самое. Но, например, Герман все акты ходит с неизменным портфелем, и форма милицейская, нашего милиционера. Он даже обнимает Лизу с этим портфелем. Потом они делают какой-то вертеп из танцев. А в конце второго акта царица Екатерина, когда ее приветствуют, выходит и идет по подиуму, как манекенщица. Останавливается посередине этого подиума, расстегивает молнию и остается голая. Это Екатерина. Вот такие вещи устраивают со всеми классическими спектаклями.

М. БАГДАСАРЯН - Как реагирует публика?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Плохо реагирует. Они кричали "Бу". Когда за границей публика кричит "Бу", это значит позор. Знаете, делают это везде. Я даже не знаю, что это за ужас такой, может быть, оттого что нет ничего интересного нового, и они переделывают старое. Мы видели оперу "Борис Годунов". Это невозможно смотреть. В современных костюмах каких-то, серых пиджаках. Причем они не меняют ничего - ни сюжет, ни слова, ни мелодию, ни арии - все то же самое, но вид страшный. Не знаю, что это, до каких пор это будет модно и может ли это долго быть модно.

М. БАГДАСАРЯН - А историю про "Ромео и Джульетту" - новый вариант, который появился в афише Большого театра и сменил балет Лавровского, вы не видели?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я видела несколько кусочков по телевидению. Мне кажется, что это не бездарно.

М. БАГДАСАРЯН - Мне кажется, что это имеет право на существование по одной простой причине - там логически все сделано.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Это немаловажно.

М. БАГДАСАРЯН - Там движения оправданы, и возникает некая история за всеми этими движениями, хотя мне бесконечно жаль балет Лавровского и то, что он не идет. Мне кажется, что одна современная история не может вытеснять каноническую. В идеале они должны были бы существовать на равных.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я не знаю, дело все в том, что балет Лавровского очень хороший, но, может быть, на сегодняшний день он немножко устарел. Я вам должна сказать, что из старых хореографов, даже из совсем старых, не устарел только Петипа. Дальше надо делать уже совсем свое.

М. БАГДАСАРЯН - А чем вы это объясняете?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Чем я это объясняю, наверное, какое-то влияние того, что надо что-то новое. Я думаю так: то, что хорошо, всем понятно. А когда спрашивают, про что это, а что это, хорошо или плохо. Значит, это не хорошо. Мне кажется, что человек должен понимать. Вы знаете, людям всегда интересно знать про что это, не про что-то так, абстрактно совсем, пошел домой, забыл. Когда я танцевала в Индии "Умирающего лебедя", никто не спрашивал про что это. Когда я танцевала "Дон Кихот", спрашивали, а про что это. Правда, про что это? Просто танец про 32 фуэте. Людям абсолютно хочется знать, что это значит, чтобы было понятно. Я тоже люблю, когда мне понятно.

М. БАГДАСАРЯН - Даже не столько сюжетно, сколько содержательно.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Главное, чтобы было интересно смотреть. Мне кажется, не зря существует такой рассказ и даже мнение, что если в картинную галерею привести дикаря, он ткнет пальцем в шедевр.

М. БАГДАСАРЯН - Чтобы каждую секунду было интересно, чтобы тебя взяло сразу же и не отпустило до конца спектакля, фильма, книги и т.д.?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да.

М. БАГДАСАРЯН - Когда ты запоем это делаешь?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Чтобы не было скучно.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, 9 декабря в Мюнхене состоится премьера у Родиона Константиновича?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да, играет Денис Мацуев.

М. БАГДАСАРЯН - А история с Денисом Мацуевым не сейчас возникла, он уже играл сочинения Родиона Константиновича. Это же не случайно, что он приезжает в Мюнхен исполнять этот концерт, да?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да, его пригласили, он уже известный в мире.

М. БАГДАСАРЯН - А это выбор Родиона Константиновича?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Нет, Янсенс его пригласил. Янсенс сейчас огромная звезда на небосклоне дирижирования.

М. БАГДАСАРЯН - Где лучше всего сочиняется Родиону Константиновичу? В Мюнхене, в Трокайе или в Москве?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Я думаю, что в Литве, в Трокайе, потому что там он совершенно изолирован от людей, никто не отвлекает. Для сочинения музыки это важно.

М. БАГДАСАРЯН - А вам где лучше?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Мне в Москве. Танцевать, заниматься в своем театре, в своем зале репетиционном. В Большом театре самая удобная сцена. Я могу это сказать совершенно точно, потому что танцевала почти на всех сценах мира. Она по доскам хорошо сделана, по размеру, по наклону.

М. БАГДАСАРЯН - А что такое "хорошо по доскам сделана", это как?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Доски, амортизирующие доски. Сейчас, конечно, уже накладывается линолеум, на котором очень удобно танцевать, не скользко и можно делать любые трюки, даже на спине вертеться. На досках этого не сделаешь, и очень удобно теперь стало танцевать. Более того, это огромная экономия балетных туфель, ведь на досках 2-3 пары в вечер снашивались, совершенно рвались. Теперь на этом линолеуме можно танцевать месяц в одной паре.

М. БАГДАСАРЯН - Месяц?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да, такая потрясающая экономия.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, разные балерины снашивают за спектакль разное количество обуви, наверное?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Вы знаете, не от балерины зависит, а от постановки. Если огромный балет в 3 акта, где много вариаций, много адажио, все, конечно, это рвется.

М. БАГДАСАРЯН - Я имею в виду один и тот же спектакль, если они танцуют?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Ну, приблизительно одинаково.

М. БАГДАСАРЯН - Хорошо, мы говорили о Родионе Константиновиче. Что еще происходит в его жизни?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Знаете, он очень много написал произведений за последние десять лет. Колоссально много, больше сорока больших произведений. Это просто рекордная цифра, причем я в восторге от одной оперы - нашего любимого Лескова "Очарованный странник". Это опера на полтора часа, без антракта, в концертном исполнении. Там большой хор, большой симфонический оркестр и три солиста. Я бы не только хотела, я бы мечтала, чтобы наши зрители, наши слушатели когда-то услышали эту оперу.

М. БАГДАСАРЯН - Кто уже слышал?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Пока только Нью-Йорк.

М. БАГДАСАРЯН - "Метрополитен"?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да. Это по их заказу было написано. Они хотели.

М. БАГДАСАРЯН - А кто ставил?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Ставил Лорен Мазель, очень знаменитый дирижер, замечательный.

М. БАГДАСАРЯН - Что еще кроме оперы "Очарованный странник"? Вы начали рассказывать о тех произведениях, которые...

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Шесть фортепьянных концертов. Не все в одно время, но последний, пятый, будет исполнять Мацуев, а еще есть шестой, который замечательно исполняет Екатерина Мечетина, молодая замечательная пианистка и тоже уже известная в мире. Потом он сделал много вещей для инструментов. Например, для скрипки, для альта концерты большие. Последний его концерт для альта, трубы и рояля. Такое сочетание вообще первый раз в музыке, и это все исполнялось во Франции на большом фестивале музыки Щедрина. За десять дней двадцать два произведения Щедрина. Некоторые я тоже слышала первый раз. Их исполняли и певцы и даже драматические актеры. Например, "Век мой - зверь мой" написан для Ашкенази. Он - пианист, драматическая актриса читает дневники Анны Ахматовой и певец-тенор, который поет за поэта Мандельштама. Это очень сильная вещь, которая прошла уже в нескольких странах, причем драматическая актриса везде разная.

М. БАГДАСАРЯН - А певец?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Певец один и тот же из Англии, очень хороший певец, который замечательно исполняет на русском языке, и все думают, как он хорошо говорит по-русски, а он ни одного слова не знает. Просто замечательная дикция.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, я знаю, что вы уже были в Большом театре и смотрели "Леди Макбет Мценского уезда", совсем новый спектакль Темура Чхеидзе. Впечатлениями поделитесь?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Мне очень понравилось. Вообще это очень сильная опера Шостаковича, замечательного композитора, великого композитора. Конечно, для того времени, когда он ее написал, это было невероятно. Это была бомба, которая не могла никому понравиться. Особенно для того нашего правительства, которое вообще проповедовало "социалистический реализм". Я до сих пор не понимаю, правда, что это. Но тогда это было просто поперек горла, понимаете, и вот теперь, по прошествии стольких лет, мы начинаем понимать, что это очень сильное музыкальное драматическое произведение. Это ведь был 36-й год.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, есть вопрос от нашей радиослушательницы, ее интересуют ваши взаимоотношения с Галиной Сергеевной, помогала ли она вам в вашей работе?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - С Галиной Сергеевной я много выступала вместе. Мы с ней вместе снимались в кино. В "Бахчисарайском фонтане" она танцевала Марию, я - Зарему. В "Жизели" она были Жизель, я была Мирта. В "Каменном цветке" она была Катерина, я была хозяйка Медной горы. Мы с ней вместе были на сцене. Она была моим репетитором. Но специально, как просто педагог и ученица, нет, такого не было.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, как складывается ваш день? Утром станок, дальше? Я за вас, видите, как-то утро начала.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Вы уже все за меня рассказали. Утром сейчас нет, вы знаете, у меня была очень серьезная травма ноги. Я на прошлом конкурсе в Риме, когда надо было ехать вручать награды, поскользнулась, упала и порвала колено. Мне сделали операцию, и вся зима ушла на реабилитацию, заживление колена. Сейчас уже все в порядке. Но одно есть - я бросила заниматься. Хотя я танцую "Аве Майя". Это номер, который для моего юбилея меня несколько лет назад поставил Бежар, и сейчас я его тоже собираюсь танцевать в "Новой опере". Но специально так, как вы говорите, утром станок, нет. Этого нет.

М. БАГДАСАРЯН - Хорошо, что происходит дальше?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Вы думаете каждый день то же самое?

М. БАГДАСАРЯН - Я думаю, что есть некий заведенный ход событий.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да нет. Родион Константинович с утра, конечно, работает, и я ему не мешаю. Лучше в эту комнату не входить, тем более с ним разговаривать. Хотя всякое бывает. Понимаете, телефонные звонки, особенно в Мюнхене, в Москве, это вообще кошмар, а в Тракайе спокойно. Там никто не мешает.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, еще один звонок был от нашей радиослушательницы, она спрашивает, кто из ваших партнеров произвел на вас самое сильное впечатление, но мы сегодня с вами за эфиром говорили о Сергее Радченко, а кто еще?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Если вы за меня отвечаете, пожалуйста, я не против.

М. БАГДАСАРЯН - Нет, я просто говорю о том, чтобы вы рассказывали о тех артистах, с которыми вам довелось встретиться.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Вы знаете, у меня было очень много партнеров. Потому что была очень долгая сценическая жизнь, и почти в каждом спектакле было много партнеров, особенно в "Лебедином озере", которое я танцевала тридцать лет. Это были и московские, и не московские, и заграничные, и всякие партнеры из разных городов. И каждый раз кто-то был в чем-то лучше. Кто-то лучше держал, кто-то лучше играл. Я не смогу назвать одного. Это даже будет несправедливо. Я перечислила всех партнеров, допустим, в том же "Лебедином озере", в моей книге и, надеюсь, никого не забыла. Но в других спектаклях были партнеры, знаете, несколько партнеров. В "Анне Карениной" у меня было пять партнеров, и каждый в чем-то был интересней, лучше. Я не смогу назвать одного, который был бы лучше всех. Совсем другие партнеры были в "Чайке", в "Даме с собачкой" был замечательный партнер Борис Ефимов, который изумительно держал. Сильный, для балерины это так важно. Знаете, все-таки я не отдам кому-то предпочтение. А вы назвали Радченко. Радченко действительно был очень хороший тореадор, как мы писали в афише, тореро в "Кармен", и он был в Москве у меня единственный.

М. БАГДАСАРЯН - Майя Михайловна, давайте напомним радиослушателям, на какую музыку сделан спектакль Бежара "Аве Майя"?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - "Аве Мария" - это знаменитая изумительная совершенно музыка Баха, Гуно. То есть Гуно немножко переделал ее.

М. БАГДАСАРЯН - То есть в "Аве Майя" осталась та же самая музыкальная канва, какая звучит в "Аве Мария".

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Да, без всяких изменений. Бежар поставил это просто так, спонтанно, на раз. Ему Родион Константинович Щедрин предложил Баха, Гуно. Он взял и станцевал, просто сымпровизировал, и это сняли, осталась пленка.

М. БАГДАСАРЯН - Это первая импровизации, да? Раз и все.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Наверное, да. Потому что Якобсон тоже импровизировал, но потом восстанавливал. Например, "Кармен". Альберт Алонсо что-то запоминал и что-то импровизировал. А вслед за ним импровизировала и я. Даже каких-то семь поз. Известная поза, когда сидит на табуретке Кармен и внимательно смотрит на танцующего тореро. Я сделала эту одну позу и решила, что она впечатляет, потому что остается в глазах. Альберто Алонсо поставил семь поз. Во время танца тореадора она семь раз меняет положение. Нога на ногу, нога вперед, нога назад, положение тела. Семь раз меняет. Я сказала Альберто, что не буду менять. Вот как села, так и буду сидеть. Ведь именно это и производит впечатление, когда человек не мельтешится. Видите, вот так в хореографии тоже бывает.

М. БАГДАСАРЯН - А с Бежаром не было таких историй, когда вот так импровизировалось. Это единственная?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Вы знаете, нет, с Бежаром вообще особо. Для меня было очень легко заучивать то, что он ставил. Я заучивала просто на раз, он показывал, и я это воспроизводила тут же. Проблема была только с "Болеро". Вот это трудно было неслыханно. Я даже была уверена, что не смогу это станцевать. Это было немыслимо запомнить. Я потом спрашивала у других балерин, они говорят то же самое. И на записках все писали и заучивали.

М. БАГДАСАРЯН - То есть это не только с вами?

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Нет, не только со мной. Все, кто учили "Болеро", мучились. Он мне сам все показывал, и я, не отрывая от него глаз, повторяла. А получилось даже лучше, получилось как будто гипноз, я смотрю в одну точку. Такие тоже бывают случаи. Конечно, с классикой такого не бывает. Там уже выучиваешь и только нюансы добавляешь. Для меня самое главное - слушать музыку. Бывает так, что танцует балерина и не слышит музыки. Музыка сама по себе, она сама по себе, и ей это не мешает. Это никуда не годится, надо танцевать так, как написал композитор, как написано в партитуре.

М. БАГДАСАРЯН - В нашем эфире советы от Майи Михайловны Плисецкой. Напомним, что Майя Михайловна Плисецкая приехала в Москву, в том числе и в связи с презентацией альбома из трехсот фотографий, который посвящен ей. Презентация этого альбома состоится 29 ноября в театре "Новая опера". Майя Михайловна Плисецкая выйдет на сцену в самом конце вечера и будет танцевать балет Бежара "Аве Майя". Под занавес. Майя Михайловна, удачи, исполнения желаний.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Большое вам спасибо. Очень хорошо, что я хоть как-то пообщалась с моими дорогими зрителями, не зрительно, но хоть на слух.

М. БАГДАСАРЯН - Замечательно. Мы очень рады вашему приезду и ждем вас снова и снова. И вас, и Родиона Константиновича, и надеемся на встречу. Спасибо вам.

М. ПЛИСЕЦКАЯ - Спасибо, всем большой привет.


24.11.2004

Ведущая - Марина БАГДАСАРЯН
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован